Кольцо звёзд

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

ТОТ, КОГО НЕ БЫЛО.

Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие 
(Лао Цзы, Дао де цзин, гл.3)
Когда мертвецы воскресают, это не только дарит людям веру в чудо,
но и говорит о чьей-то профессиональной непригодности.
(А. Щеголев. Пик Жилина)

ПРЕДЛОЖЕНИЕ.[править]

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЖЕЛАНИЯХ. Кольцо Звезд - это такое явление, возникающее в очень больших активных информационных сетях. Например, в нашем старом добром глобалнете.
Наиболее известная, хотя и не главная особенность этого явления состоит в свойстве отражать альтернативы будущего. Причем отражать их в определенных аспектах. Так, Кольцо Звезд не может подсказать мистеру Сэму Сэмсону, что делать, чтобы стать президентом США на следующих выборах.
Зато оно может совершенно точно указать какое-нибудь незначительное на вид событие, которое, если только оно произойдет, гарантировано помешает мистеру Джону Джонсону стать президентом США на этих выборах.
Именно за эту особенность Кольцо Звезд иногда называют машиной не-будущего. Или исполнителем не-желаний. И то и другое звучит чуть-чуть двусмысленно, вы не находите?
Впрочем, эта особенность - не главная. Начнем, однако, с начала.

Этой весной на все побережье обрушилась чудовищная жара. К концу апреля столбик термометра уверенно стал преодолевать риску 30 еще до полудня. Сейчас, впрочем, была только половина десятого и в офисе царила приятная прохлада. Гектор Браго, президент компании BIA, читал довольно странное письмо:

Президенту компании Brago Information Agency Ltd.

Уважаемый мр. Браго.

Прошу Вас внимательно прочесть нижеприведенный текст, поскольку я намерен предлажить Вам КРАЙНЕ ВЫГОДНЫЙ контракт, непосредственно касающийся фигурантов, в этом тексте упоминаемых.
В силу полной конфиденциальности моего предложения, убедительно прошу Вас не проводить консультаций с кем бы то ни было по этому поводу до тех пор, пока мы не обсудим круг лиц, которые будут допущены к работе по предполагаемому контракту.
Из интервью д-ра Вилфрида Фирхофа корреспонденту "Си-Эн-Эн" относительно деятельности Фирхоф-фонда.

Корр:: Доктор Фирхоф, как вы можете прокомментировать слухи, по поводу средств, на которые основан ваш фонд?
ВФ: Смотря какие слухи.
Корр: Говорят, что вы продали бессмертие нескольким достаточно известным людям. В частности, медиамагнату Солстоуну - старшему, "мисс мира" прошлого года Дженифер Ла Гуэра, международному террористу Юрану Керубу, наркобарону Диего Аркадио Очоа и королю Намбуленда Нгвеньяна Мсвати Дламини.
ВФ: Говорят.
Корр: В отношении Рональда Стэнли Солтстоуна в прессе называли даже сумму: пятьдесят миллионов долларов.
ВФ: Да, я читал.
Корр: И сколько в этом правды?
ВФ: Правды нет. Вообще. И в этом - в частности.
Корр: То есть никакого контракта с Солтстоуном - старшим у вас не было?
ВФ: Если бы таковой контракт и был, то я бы не стал оглашать его условия публично.
Корр: Поставим вопрос иначе. Действительно ли возможно бессмертие?
ВФ: А что вы понимаете под бессмертием, молодой человек?
Корр: Избавление от смерти, разумеется.
ВФ: Чтобы умереть надо, как минимум, быть живым.
Корр: Боюсь, я вас не понял, доктор Фирхоф.
ВФ: Я просто озвучил общепринятую аксиому, не так ли?
Корр: Да, несомненно. Поскольку люди - живые существа, то...
ВФ: Кто вам сказал, что люди - живые существа?
Корр: Я полагал, что это очевидно. А как считаете вы?
ВФ: Я считаю иначе.
Корр: Но о не-живых людях, которые не были бы просто покойниками, до сих пор ничего достоверно не известно.
ВФ: Есть множество явлений, о которых достоверно ничего не известно. Летающие тарелки. Телекинез. Бермудский треугольник.
Корр: А как вы прокомментируете слухи о том, что ваш фонд будет предлагать бессмертие всем желающим, но на определенных условиях?
ВФ: Предлагают всегда на определенных условиях.
Корр: И на каких же?
ВФ: Я высказался чисто абстрактно. А слухи я не комментирую принципиально.
Корр: Вы верите в бога, доктор Фирхоф?
ВФ: В Бога? Вы имеете в виду такого симпатичного бородатого дедушку, который сидит на облаке?
Корр: Нет, я говорю в более широком смысле.
ВФ: А именно?
Корр: В высшее существо. В творца всего сущего.
ВФ: Высшее существо, конечно же, есть. Поскольку все существа представляют собой счетное множество, то для любой наперед заданной шкалы, одно или несколько из них по определению будут являться высшими. Творец тоже есть. Поскольку сущее по определению существует, то существует и механизм его происхождения, который, опять-таки по определению, следует считать творцом. А вера тут попросту не при чем.

Конец интервью.

До вашего положительного решения относительно нашего сотрудничества, я, к сожалению, не могу сообщить Вам ничего сверх вышеизложенного.
Жду вашего звонка в течении сегодняшнего дня.

С уважением, Пол Смит.

К письму была прикреплена визитная карточка, на которой значилось только имя и номер мобильника.

Гектор выбил пальцами на дубовой крышке стола барабанную дробь и набрал номер.

- Могу я поговорить с Полом Смитом.
- Представьтесь пожалуйста, - ответил глуховатый мужской голос.
- Меня зовут Гектор Браго.
- Рад вас слышать, мистер Браго.
- Я также. Вы, кажется, хотели встретиться? - спросил Гектор.
- Верно.
- Могу предложить подъехать ко мне в офис.
- Я буду через четверть часа. Вас устроит?
- Подъезжайте.

Короткие гудки. Ни тебе "здравствуйте", ни тебе "до свидания".

Гектор повесил трубку. Довольно легко для своих 47 лет и 90 килограммов веса поднялся из глубокого кресла и прошелся от стола до противоположной стены и назад. Затем нецензурно выругался и уселся обратно в кресло. Пригладил ладонью ежик седых волос и, после некоторого размышления, извлек из деревянной шкатулки толстую сигару.

Агентство Браго было создано полвека назад, еще двоюродным дедом Гектора. За это время оно повидало немало странных или даже необычных предложений. Но вот иметь дело с открытой распродажей бессмертия еще не приходилось. Как, впрочем, и с террористами "номер один".

Гектор закурил сигару, нашел в комп-справочнике Рона Солстоуна старшего, внимательно прочитал короткую биографическую справку, состоявшую в основном из перечня известных медиа-компаний, контрольные пакеты которых принадлежали Солстоуну, и надолго задумался.

"Скорее всего, - думал он, - дело не в бессмертии. Вернее, не столько в бессмертии, сколько в потенциальных наследниках Солстоуна. Старикашке уже перевалило за сто... Впрочем, у клиента могут быть и другие резоны. Интересно, при чем тут Керуб?

Про Керуба и возглавляемую им организацию "Мир на земле" в комп-справочнике был целый раздел.

Меморандум Юрана Керуба (по материалам "Рейтар"). "Господь дал людям жизнь и землю для жизни и всяких плодов, что на ней произрастают в достатке. И сказал: живите в мире, не посягайие на излишнее, не отбирайие последнее у слабого, и все будете сыты. Но вот вижу я голод, страдания и унижение многих, чинимое по воле малого числа людей, чья алчность не знает предела. Таковы они, что будут брать, брать, и брать все, до чего дотянуться их жадные руки, и глухи они к любым увещеваниям. Так волк режет овец больше, чем может пожрать, пока или овец не станет, или его не убьют. И нет мира, пока правят народами те, чья пища - наша кровь и наша смерть, и нет греха на том, кто обнажит против них меч. Предвижу я: с виновными погибнут и многие невинные - ибо такова природа всего, что делается мечом - да примет Господь их души. И я буду скорбеть о каждом вместе с его близкими, но рука моя будет тверда. Ибо на острие своего меча я несу мир. Мир для всех - без изъятия и различия".

"Мутно", - подумал Гектор, и продолжил свои изыскания.

В отношении Ла-Гуэра все стало ясно сразу: двадцать лет назад она вышла замуж за безумно богатого греческого судовладельца и, после его смерти осталась с кучей денег, которые ей было решительно некуда девать. Про наркобарона и про короля было даже читать не интересно: один - наркобарон, другой - король и этим все сказано.

К моменту, когда Гектор утвердился в мысли, что от этой темы с самого начала скверно пахнет, пискнул интерком.

- Что, Фиона?

- Босс, к вам мистер Пол Смит - ответил мелодичный женский голос.

- Пусть заходит. И не соединяй меня ни с кем десять минут.

Бесшумно открылась дверь и в кабинет вошел высокий худой мужчина в дорогом костюме и не менее дорогих тонированных очках.

- Доброе утро, мистер Браго.

- Доброе утро, мистер Смит. Присаживайтесь.

- Благодарю. С вашего разрешения, я перейду сразу к делу.

- Ну разумеется, - согласился Гектор.

- Я предлагаю вам контракт на один миллион долларов плюс оплата расходов, - сказал Смит, - Что скажете?

- Я еще не знаю сути дела.

- Это - проблема. Если я изложу вам суть дела, то говорить о несогласии будет уже поздно. Так что начать придется с контракта. Я понятно выразился?

- Вполне, - согласился Гектор, - клиенты не так редко обращаются к нам за содействием в делах, исходная информация о которых содержит весьма серьезную потенциальную опасность. Именно поэтому основа нашей деятельности - профессиональная тайна. В чем бы не состояла ваша информация и к чему бы не привела наша встреча, отсюда не выйдет ни слова без вашего согласия.

- Красиво сказано, - вздохнул Смит, - только речь, к сожалению, идет не об алмазных полях или золотых приисках. И даже не о новой нефтяной войне.

Гектор покивал головой и выпустил в потолок толстую струю дыма.

- Уважаемый мистер Смит, даже если речь идет о действующей машине времени или об абсолютном оружии, это совершенно не меняет дела. Если вы доверяете мне, то мы можем приступить к делу. Если нет - то никакой контракт этого не изменит. И, кстати, дам вам маленький совет. Никогда не доверяйте человеку, который с легкость подписывает контракт на работу, суть которой ему не известна.

Смит надолго задумался, после чего произнес:

- Допустим, вы меня убедили. Контракт мы подпишем потом. Для начала разговора мы можем ограничиться распиской о неразглашении.

Гектор молча положил перед собой чистый лист бумаги, вынул из кармана "паркер" и выжидательно посмотрел на Смита.

- Напишите, что обязуетесь ни при каких обстоятельствах не сообщать кому-либо содержание нашего разговора, независимо от того, каким будет это содержание.

Гектор улыбнулся, отодвинул лист бумаги в сторону и нажал кнопку интеркома.

- Фиона, принесите нам кофе и расписку для мистера Пола Смита.

Смит задумчиво потер ладонью подбородок и произнес:

- Занятно.

Открылась дверь и появилась Фиона с круглым подносом, на котором, помимо чашечек и сахарницы, лежал лист бумаги, украшенный в левом верхнем углу эмблемой агентства, и содержащий текст, напечатанный крупным готическим шрифтом.

- Спасибо, Фиона, - сказал Гектор, не читая поставил внизу листа размашистую подпись и вручил получившийся документ Смиту.

Тот несколько минут читал текст, после чего спросил:

- Выходит, это у вас в порядке вещей?

- Разумеется. Примерно каждый третий клиент хочет получить именно такую расписку перед началом разговора. Поэтому мой секретарь готовит их заранее.

- А почему здесь написано не "Пол Смит", а "лицо, известное мне, как Пол Смит"?

- Ну, вы же не будете утверждать, что Пол Смит - ваше настоящее имя? - с улыбкой сказал Гектор.

- Да, - согласился Смит, - пожалуй, не буду. А теперь перейдем к делу. Вам доводилось слышать о Кольце Звезд?

- Уточните, о каком именно.

- Это - один из так называемых "закрытых" секторов глобалнета, - пояснил Смит, - именно оттуда Фирхоф добывает бессмертие для своих клиентов.

Гектор презрительно фыркнул и стал раскуривать потухшую сигару.

- Не верите? - спросил Смит, - а знаете ли вы, сколько лет Рону Солстоуну старшему?

- Знаю. 103 года. Ну и что?

- Может быть, вы не в курсе, мистер Браго, но люди, больные астмой обычно не доживают до такого возраста, - ехидно заметил Смит, - и, что странно, с тех пор, как 6 лет назад он связался с Фирхофом, он ни разу не обращался к врачам.

- Ну, во первых, то, что вам не известно о его контактах с медициной, еще не значит, что их не было. А, во-вторых, даже если и так. Солстоун был помешан на продлении жизни. Он связывался на этой почве со всякими сомнительными личностями. У него в офисе постоянно болтались то астрологи, то сибирские шаманы, то вообще какие-то колдуны вуду. Кстати, не без пользы для дела - до 97 он дотянул со своей астмой без всякого Кольца Звезд.

- А как на счет того, что последние 5 лет никто не видел его иначе, как по видеосвязи? - спросил Смит.

- Ну и что? - заметил Гектор, - Каждый сходит с ума по своему. Если кто-то хочет не появляться на публике и покупать у какого-то паршивого фонда какое-то сомнительное бессмертие на непонятных условиях - это его право. У нас, слава Богу, свободная страна. Так что, давайте вернемся к нашим делам.

- Давайте, - согласился Смит, - мне необходимо добыть кое-что из Кольца Звезд.

- Кое-что - это бессмертие? - уточнил Гектор.

- Меня интересуют нечто иное.

- Что именно?

- Об этом мы поговорим, когда вы сможете вступить в контакт с Кольцом Звезд и разобраться, как оно действует, - отрезал Смит, - это - первая и наиболее сложная задача. Если это будет сделано, решение второй задачи будет для вас делом техники.

Гектор откинулся в кресле и принялся наблюдать за тем, как струйка дыма от сигары ползет к кондиционеру и исчезает в его белом брюхе. Смит некоторое время сидел молча, затем стал нервно барабанить пальцами по крышке стола, и наконец, не выдержал.

- Вас что-то смущает, мистер Браго?

- Цена, - коротко ответил Гектор.

- Вот как? И сколько же вы хотите?

- Восемь с половиной миллионов. Из них два с половиной вперед. Из них полмиллиона не подлежат возврату даже если ничего не получится. Когда первая и, как вы говорите, наиболее сложная, задача будет выполнена, вы выплачиваете еще три миллиона. Естественно, по этой части вы получите подробный отчет. Затем вы объявляете, что именно вам надо, как вы выразились, "добыть". Окончательный расчет - после того, как вы это получите.

- Вы хоть представляете себе, о какой сумме говорите? - с плохо скрываемым возмущением в голосе поинтересовался Смит.

- Разумеется, представляю, - Гектор доброжелательно улыбнулся, - это почти в шесть раз меньше, чем Солстоун якобы заплатил Фирхофу. Кстати, при этом все расходы я беру на себя.

- Очень любезно с вашей стороны, - холодно произнес Смит, - только вы напрасно считаете, что я намерен бросать деньги на ветер.

- Я ни в коем случае так не считаю, - возразил Гектор, - просто у каждой работы есть своя цена. Эта работа стоит, на мой взгляд, восемь с половиной миллионов. Вы можете попробовать найти другого подрядчика, за меньшую цену - это ваше право. Мы, слава богу, живем в свободной стране.

- Хорошенькое дело! А где гарантия, что вы не начнете в это время искать другого заказчика?

- Я же дал вам расписку, - напомнил Гектор, - если мы не договоримся, я просто забуду вашу историю.

На этот раз задумался Смит. Думал он минут пять, после чего изрек:

- Хорошо, будь по-вашему. Восемь с половиной. Но никаких авансов.

Гектор вздохнул и молча покачал головой.

- Вы всерьез считаете, что я поверю вам на сумму в два с половиной миллиона? А уж полмиллиона невозвратного аванса - это просто неслыханно! Получается, вы можете заработать эти деньги вообще не ударив палец о палец.

- Могу, - согласился Гектор, - но это не в моих правилах.

Смит снова задумался. В процессе размышлений он зачем-то листал блокнот и что-то там чиркал ручкой.

Готовьте контракт, - сказал он наконец, с резким щелчком захлопнув блокнот.

РАЗРАБОТКА.[править]

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЗАВТРА. В середине призрачного светового круга стоит глубокое вращающееся кресло, в нем сидит Хранитель со стаканом коктейля в руке. Пространство вокруг в данный момент заполнено сценой "жизнь моря".
- Хорошо не думать о завтра, - говорит он в пространство, - Можетбыть, вообще нет никакого "завтра". И "вчера" тоже нет. Есть только "здесь" и "сейчас". Как ты полагаешь, Ринг? В пространстве появляется Ринг. Это просто стилизованное под театральную маску изображение лица Хранителя.
- Исходя из наиболее достоверной модели реальности, "завтра", по определению, может существовать только после нуля часов с некоторой вероятностью, близкой к единице, - сообщает он, - что касается "вчера", то оно, по определению, уже перестало существовать.
Хранитель задумчиво кивает и добавляет: - Возможно, когда-то настанет день, в котором нас не будет. - Это - вопрос определения понятия "мы есть", - замечает Ринг.
Хранитель делает глоток коктейля, и интересуется:- А как бы ты это определил?- Вопрос некорректен, - сообщает Ринг, - Я могу предложить инфинитное множество равнодопустимых определений.
- Что ж, в следующий раз попытаюсь сформулировать корректный вопрос на эту тему - соглашается Хранитель.

Шон Нейл, бессменный заместитель босса по вопросам безопасности, был флегматичным рыжеволосым сорокалетним ирландцем с такими честными небесно-голубыми глазами, что с трудом верилось даже в половину тех жутких легенд, которые о нем ходили в кругах, связанных с детективным бизнесом. Его сообщение было первым, довольно коротким и закончилось словами:

- в общем, босс, я не уверен, что Кольцо Звезд - это та тема, в которую стоило вписываться.

- Вопрос "вписываться - не вписываться" обсуждать поздно, - отрезал Гектор, - контракт заключен и мы будем его исполнять. Что у нас конструктивного?

- Вокруг этого Кольца Звезд больше говна, чем во всей шанхайской канализации, - сообщил Норман Гэлвэй, в своей обычной небрежной манере журналиста светской хроники.

- Я просил что-то конструктивное, - напомнил Гектор.

- Там есть система контроля доступа, - пояснил Норман, - так вот, она поджарила мозги уже минимум двум десяткам хакеров.

Эрнст Миллер, доктор кибернетики и психологии (для коллег - просто "док") задумчиво покачал лысой, как колено головой и принялся набивать трубку. Он не был склонен к скоропалительным высказываниям. Иначе говоря, первые полчаса любого обсуждения он обычно просто молчал.

- А что скажут господа хакеры? - спросил Гектор.

Оба хакера, как заведено у этих своеобразных персонажей, присутствовали лишь виртуально - в "окнах" на экране 40-дюймового монитора. Новита Кинг участвовала в разговоре, плавая голышом в бассейне с зеркальным дном и стенками, так что на экране наблюдалось что-то вроде коллективного стрип-шоу. Робин Джи в ярком мешковатом спортивном костюме и огромных солнцезащитных очках, со стаканом какого-то разноцветного коктейля в руке, полулежал в шезлонге посреди маленького садика, заросшего цветущей субтропической флорой. Первое слово он, как джентльмен, оставил за дамой.

- Норман допустил неточность, - сообщила Новита, облокотившись на край бассейна, - фигня случилась не у пары десятков, а у пары сотен и это были не хакеры, а фуфло. Мозгов них никогда не было. Ни до, ни после.

- Это уже детали, - сказал Гектор, - а ты представляешь себе, как обойти эту контрольную систему?

- Вполне, - ответила девушка, оттолкнувшись от края бассейна и pаскользила к противоположной стенке, навстречу своему отражению, - взять пару толковых саперов и "step-by-step".

Саперами на хакерском слэнге называли рисковых ребят, готовых за относительно скромную плату лезть в любое пекло.

- Это уже пробовали, - флегматично заметил Робин, отхлебнув из своего стакана, - был один такой, по прозвищу Цезарь.

- Был, - согласилась Новита, - положил пятерых саперов, шестой прошел и, говорят, даже видел Черного Дядьку.

- Кто говорит? - недоверчиво поинтересовалась Фиона, которая сама была не чужда хакерству и была в курсе хакерских баек.

- Кто ЗНАЕТ, - отозвалась Новита, и добавила, - не был бы Цезарь такой жабой, был бы сейчас с хабаром, а не с жаренными мозгами.

- Стоп, - скомандовал Гектор, - давайте по порядку. Кто такой "Черный Дядька"? Что случилось с этим Цезарем?

Новита вылезла на бордюр бассейна и нервно закурила.

- "Черный Дядька" - это то ли сам Хранитель, то ли последний Страж, - пояснила Фиона, - мифический персонаж. Что касается Цезаря, то когда он увидел, что шестой сапер вроде как прошел все ловушки, то отозвал его и пошел сам, так сказать "по свежему следу".

- Зачем? - спросил Гектор.

- Затем, что жаба, - ответила Новита, - испугался, что тот парень сгребет весь хабар.

- А, кстати, - вмешался Шон, - где сейчас этот парень? Я имею в виду шестой.

Новита пренебрежительно махнула рукой.

- Сторчался на цезаревом наследстве.

- И что?

- Глист в манто, - огрызнулась девушка, - сказала же: сторчался.

- Следи за речью, недоросль, - тихо и даже ласково произнес Шон, но на его почти неподвижном лице появилась жутковатая хищная улыбка, - и отвечай на вопрос.

- Ну, извини, - виновато произнесла Новита, всем своим видом показывая глубокое раскаяние, после чего перешла на деловой тон, - этот парень вроде хакнул какой-то банковский консорциум в Японии, у него и прозвище было: Токугава.

- Токугава? - оживился Норман, - что-то знакомое… Босс, давай сделаем перерыв на полчаса, мы с Шоном кое-что поищем.

Гектор пожал плечами: перерыв так перерыв.

После перерыва Шон задумчиво сообщил:

- Похожий тип действительно проходил по одной электронной афере на дальнем востоке. Зовут его Жан Пьер Гаспарян, сейчас находится на излечении в 1-м реабилитационном центре "наркокон", в Арктик-бэй.

- Тебя что-то смущает? - поинтересовался Гектор.

- Так, мелочь. В этой афере убрали почти четверть миллиарда долларов. При любой, даже самой похабной, дележке у этого парня должна было оказаться хренова гора денег. За каким же чертом он вписался сапером к этому Цезарю?

- Надо лететь в Арктик-бэй, - изрек молчавший до сих пор Эрнст.

- Валяй, док, - согласился Гектор, - кого хочешь взять с собой?

- Шона, если он не против.

Шон кивнул головой, в том смысле, что он не против.

- Ладно. У вас 48 часов, еще 24 часа - экстренный резерв. Надеюсь, этого хватит.

- Я тоже надеюсь, - сказал Эрнст, - кстати, я думаю, пускай Новита нанимает своих саперов.

- Согласен, - решил Гектор, - а Норман и Робин пока займутся Фирхофом. Он-то, как тут выражаются господа хакеры, "сгреб хабар", верно?

- Похоже на то, - равнодушно согласился Робин.

- Только никто не знает, как, - добавила Новита.

- Зато известно для чего, - резюмировал Гектор, - короче, закончили посиделки, начали работать.

Эрнст и Шон вернулись через два дня и явились в офис прямо из аэропорта. Шон, не смотря на свою обычную невозмутимость, был явно доволен результатом поездки. Эрнст неудержимо зевал, молча курил трубку и пил заваренный Фионой крепчайший кофе.

- Ну и…? - в своей обычной манере спросил Гектор.

- Я с этим типом больше никогда и никуда не поеду, - сообщил Эрнст.

- Почему?

- Он знает, почему.

- Док, ну что ты, в самом деле, - обиженно протянул Шон.

- Сам знаешь, - отрезал тот, - я теперь даже в боулинг с тобой играть не пойду. Потому, что ты, как выражаются в вашей среде, "отморозок".

С этими словами Эрнст уронил свою трубку. Шон плавным, но стремительным движением поймал ее в двух шагах от пола и водрузил на стол.

- Спасибо, - поблагодарил Эрнст, - но я все равно с тобой больше никуда не поеду. Хотя, на счет боулинга я, возможно, погорячился.

- Так, - решительно сказал Гектор, - а теперь прекращаем этот театр и Шон рассказывает о результатах.

Эрнст фыркнул и вернулся к своему кофе.
Шон картинно поправил галстук и сообщил:

- Результат такой, что Жан Пьер Гаспарян, по прозвищу Токугава, в 1-м реабилитационном центре фактически отсутствует. Под его именем на излечении находится безнадежный нарк, который, как установил док, никакого отношения к сетевым технологиям никогда не имел. Обнаруженные в картотеке центра документы на имя Гаспаряна являются довольно грубым фальсификатом. Ответственные работники центра, будучи интенсивно спрошенными, показали, что по заданию и за денежное вознаграждение от неустановленного лица, упомянутый нарк был фиктивно списан ими как умерший, после чего оформлен на лечение под именем Гаспаряна.

- Ты сказал "будучи интенсивно спрошенными", - заметил Гектор, - могу я узнать подробности?

- Вот-вот, - подал голос Эрнст, - расскажи, как ты изображал сначала спецагента, а потом мафиози. А также про разрезание штанов на собеседнике и угрозу его, пардон, "педерастировать".

- Опидорасить, - вежливо поправил Шон.

- Пожалуй, я передумал на счет подробностей, - сказал Гектор, - лучше устроим маленький экзамен на эрудицию. Кто из вас знает, что такое Бао?

- Кажется, гора в Китае, - предположил Шон.

- В Лаосе, - поправил Эрнст.

- Приятно работать с образованными людьми. А знаете, что там есть?

- Опиумный мак, - предположил Шон.

Гектор молча бросил на стол пачку фотографий.

- Что это? - поинтересовался Эрнст, рассматривая комплекс модерновых зданий, со вкусом прилепленных к зеленому горному склону.

- Университет Фирхоф-фонда, - ответил Гектор, - этот торговец бессмертием неплохо выбрал место, не правда ли?

- Да, голыми руками его не возьмешь, - пробормотал Шон, разглядывая хорошо заметную светлую ниточку единственной дороги, ведущей от подножия к университетскому комплексу, - наверняка есть служба безопасности, охрана объекта и подъездов, агентура среди местного населения и так далее.

- Еще бы, - хмыкнул Гектор, - так что с этой стороны к Кольцу Звезд не так просто не подобраться. Придется подсобрать информацию, а параллельно действовать по методу мисс Кинг.

ОСАДА.[править]

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ВЧЕРА. В середине того же призрачного светового круга стоит широкий диван, на нем в непринужденной позе возлежит Хранитель и курит кальян. Кальян огромный, медный и, судя по виду, очень древний. Вокруг в данный момент сцена "извержение вулкана".
- Ринг, я рассказывал тебе, как я стал тем, что я есть сейчас? - спрашивает он. Появляется Ринг. Как обычно, это стилизованное под театральную маску изображение лица Хранителя на черном фоне.
- Ты рассказывал четыре версии, - сообщает он, - Не считая случаев повторения с несущественными вариациями деталей.
- А зачем я это тебе рассказывал?
- Исходя из известных мне психологических концепций, ты делаешь это для того, чтобы понять самому, какая из версий больше устраивает твое внутреннее "я".
- Пусть так, - соглашается Хранитель, - У меня была работа в корпорации "Софтфин". У меня был уютный дом, за который я уже выплатил процентов пятнадцать. У меня была жена. У меня, как и у любого законопослушного гражданина этой страны, была универсальная кредитная карточка. Ты знаешь, что это такое?
- Согласно закона о финансовых операциях, каждый правоспособный гражданин имеет одну универсальную кредитную карточку национального резервного банка, - скучным голосом информирует Ринг, - С целью фискального контроля за доходами и операциями, все расчеты гражданина проводятся через соответствующий карточный счет. Номер соответствующего счета указывается в любых документах, имеющих юридическое значение для гражданина, наряду с его именем.
- На самом деле, гораздо короче и гаже, - говорит Хранитель, - Это твой персональный конвоир, который хватает тебя в 16 лет и следующие лет 60 - 70, не отпуская ни на секунду, тащит тебя в ад.

…Снаружи гейт в сектор виделся как идеально-гладкая белая стена с нарисованным на ней кругом примерно полутора метров в диаметре. Внутри круга была надпись: "посторонним вход КАТЕГОРИЧЕСКИ воспрещен и КРАЙНЕ опасен". Под надписью был изображен контур левой руки.

- Простенько и со вкусом, - сказал один из "саперов" по прозвищу Ганнибал. Другой, по прозвищу Аттила, осторожно приложил левую руку к контуру. Ему в самом начале выпал жребий идти первым.

Надпись в круге сменилась. Теперь она гласила: "Назовите имя, цель визита и пароль".

Пароль Аттила подобрал без особого труда. Это был так себе пароль. Вроде замка от честных людей. Не преграда, а так, предупреждение. Круг исчез. Теперь это было жерло туннеля, ведущего в темноту. Он включил тестер. Тонкий изумрудно-зеленый луч пропал в темноте, но цвета не поменял. Туннель не был ловушкой.

- Я захожу, - сказал Аттила, - как монитор?

- Монитор ОК, - ответила Новита.

- Как трассер?

- Трассер ОК, - сообщил Ганнибал. Изумрудно-зеленая ниточка трассера соединяла его браслет с таким же браслетом Аттилы.

Аттила шагнул в темноту… И оказался парящим в центре сверкающего многогранного пузыря. Поворачиваясь в разных направлениях, он осмотрел поверхности граней. На одной из них была надпись: "Если вы зашли сюда по ошибке - сейчас самое время ее исправить. Выход - здесь". Под надписью был контур руки - на этот раз, правой. Судя по тому, что ниточка трассера проходила именно через эту грань и оставалась зеленой, предложение было честным. Остальные грани были совершенно чистыми.

- Обычные "соты", - бодро сказал сапер, - сейчас протестирую.

Тонкий луч ткнулся в одну из граней и через мгновение стал рубиново-красным. Ловушка. Следующая грань - снова красный. На третьей грани луч остался изумрудно-зеленым. На трех следующих - снова красный. Зеленый сигнал дали еще восьмая и десятая грань.

- Проверяю на "вертушку", - сообщил Аттила и направил луч на третью грань. На этот раз она дала красный сигнал.

- Есть "вертушка", - констатировал он и стал тестировать все грани по второму разу. Затем по третьему. По четвертому…

Новита сосредоточенно изучала результаты на втором окне своего монитора. Когда количество тестов подобралось к сотне, она сообщила: Сейчас будет пятая. Атилла направил луч на пятую грань - сигнал был зеленым.

- Верно, - сказал он, - а сейчас?

- Девятая, - сказала она и снова угадала.

Игра в угадайку длилась еще четверть часа. Наконец, Аттила сказал:

- Ну, что я пошел?

- Давай. Сейчас будет вторая.

Он потянулся ко второй грани и через мгновение возник в новом пузыре. На только что пройденной им грани была очередная надпись: "Выход - здесь. Это - последний указатель". Аттила молча показал надписи средний палец правой руки и, не теряя времени, приступил к тестированию.

Через четверть часа Новита скомандовала:

- Через седьмую. Давай.

Сапер потянулся к названной грани и через мгновение возник в очередном, третьем по счету, пузыре. Тянувшаяся через только что пройденную грань нить трассера теперь была красной.

- Все верно, - сказала Новита, глядя на монитор, где теперь была ломаная из трех звеньев - двух зеленых и одного красного, - заднего хода здесь не получится.

- Ясен пень, - пробормотал Аттила и начал тестировать грани своего пузыря.

Через четверть часа Новита дала следующую команду:

- Через десятую. Давай.

Сапер потянулся к грани - и беспрепятственно прошел в четвертый пузырь. Там вся операция повторилась.

…Прошло два часа. На мониторе росла ломаная из зеленых и красных звеньев.

- Через одиннадцатую, - устало сказала Новита после очередного тестирования. Аттила потянулся к грани и оказался в следующем пузыре. Вернее не в следующем. Ломаная на мониторе замкнулась. Сапер прошел по кругу и теперь снова находился в третьем пузыре.

- Fuck! - сквозь зубы процедил Ганнибал.

- Что случилось? - спросил Аттила. Его голос заметно дрожал - хождение по "сотам" с "вертушкой" и ловушками ничуть не хуже (вернее не лучше), чем прогулка по минному полю.

- Ты в "цикле", - неохотно призналась Новита.

- Что теперь?

- Тестируй по новой.

… Через четверть часа она скомандовала идти через третью грань. Угадала. Аттила находился в новом пузыре. Ломаная на мониторе показала ветку, отходящую от "цикла". Путешествие продолжалось. Но еще через час ломаная снова замкнулась. На этот раз сапер вернулся в четвертый по счету пузырь.

- По-моему, пора его вытаскивать, - заметил Ганнибал.

- Может, объяснишь, как? - огрызнулась Новита.

- Я про такое слышал, - спокойно ответил он, - называется "road of glory". Правильный путь очень короткий. Фокус в том, что пройти его надо без теста. Как только сделал тест - "вертушка" поменяла "проходы" и закрыла этот путь.

- И что тогда?

- Можно пойти по длинному пути. Если он, конечно есть.

- А если нет? - спросила Новита.

Вместо ответа Ганнибал пожал плечами.

- Так что мне делать? - прервал их Аттила.

- Тестируй, - сказала Новита, стараясь придать своему голосу уверенность.

… Еще через полтора часа ломаная в третий раз замкнулась. Сапер вернулся в пятый по счету пузырь. Если Новиту не обманывала интуиция, то Аттила влип "на все сто". С помощью тестера ему не только не пройти вперед, но и не вернуться назад.

- А если сделать дисконнект? - нерешительно спросил Аттила, уже поняв, что вновь прошел по кругу.

- Сиди тихо, ничего не трогай, - скомандовала она. Ей было предельно ясно, что из таких ловушек не выбраться просто прервав связь с системой. Слишком размыта граница между живым мозгом и виртуальной средой, чтобы ее можно было разорвать без фатальных последствий для личности. Нейрофизиологи и психологи называли это рип-эффектом. В лучшем случае рип-эффект приводил к тяжелой амнезии, в худшем - к неизлечимому слабоумию. Новита не без оснований полагала, что данный случай будет именно худшим.

- А что мне тогда делать?! - срывающимся голосом прошептал Аттила.

- Заткнись! - прикрикнул Ганнибал и, обращаясь к Новите, спросил, - что думаешь делать?

- Попробую подобрать трек обратно до входа, - ответила она, всматриваясь в паутину разноцветных линий на мониторе.

- Ты - капитан, - резюмировал Ганнибал, пожав плечами.

Да, она была капитаном. Сейчас от нее зависела жизнь человека, запутавшегося в проклятых "сотах". Если она ошибется - система поджарит саперу мозги. За доли секунды он превратится в слюнявого идиота, который в лучшем случае сможет самостоятельно пользоваться ложкой, ходить на горшок и сравнительно членораздельно выговаривать десяток простейших слов. Если не ошибется - тогда в хакерском сообществе появится еще одна легенда о Новите Кинг.

… Прошло два с лишним часа. Она оторвалась от монитора и позвала:

- Аттила!

- Что?

- Приготовься.

- Ты знаешь, как мне выбраться?!

- Знаю, - соврала она.

Саперу предстояло пройти без тестирования одну сомнительную грань, Расчет показывал 83,3% вероятность успешного исхода. Такой расклад почему-то встречается очень часто. Иногда его называют "русской рулеткой" - такова вероятность выживания в этой некогда популярной игре.

- Я приготовился, - сказал он, - что делать?

- Через восьмую, - скомандовала она.

- А тест?

- Ты что, хочешь сдохнуть здесь!? - закричала она, - Через восьмую!

Аттила нерешительно протянул руку и… оказался в пузыре, где прямо перед ним была лаконичная надпись: "выход". Новита посмотрела на монитор - да, все верно - и произнесла одно слово:

- Вперед.

Через секунду Аттила вывалился из гейта.

- Ребята! - бормотал он заплетающимся языком, - Новита! Я знал, что ты вытащишь! Я знал…

- Все по домам, - усталым голосом сказала она.

Через час, приняв душ, выпив два стакана горячего шоколада и стопку замороженной русской водки, она уже докладывала результаты рейда. Результаты эти, прямо скажем, не вдохновляли.

***

- Правильно ли я понимаю, - сказал Гектор, - что этот лабиринт, или как вы говорите, "соты", меняется каждый раз, когда через него идут или когда его тестируют?

- В каком-то смысле да, - подтвердила Новита.

- А в каком - нет? - спросил он.

- В том смысле, - пояснила она, - что лабиринт один, просто у него состояний много. Ткнулся куда то - а он щелк - и новое состояние.

- Не вижу разницы, - мрачно пробурчал Гектор и начал раскуривать сигару.

- А зря, - сказал Эрнст, и обращаясь к Новите, поинтересовался, - я не ошибусь, если скажу, что у этого лабиринта порядка нескольких октильонов состояний?

- У меня так посчиталось, - подтвердила она.

- И, вероятно, в этом лабиринте есть только одна верная последовательность шагов, - продолжал он.

- Да уж наверное, - согласилась Новита.

- И, поскольку кто-то должен ходить через лабиринт, у него должен быть очень простой способ найти эту последовательность, - заключил Эрнст.

- В точку, док, - сказала она, - "Road of glory", как это назвал один из саперов. Простой путь, который надо пройти, не тестируя дорогу.

- То есть, должно быть что-то вроде "правила буравчика", - вступил в разговор Норман.

- А что это? - спросила Новита.

- Какая-то фигня из школьной физики, - пояснил Норман, - в общем, что-то там устроено как штопор: ввинчивается если крутишь по часовой стрелке.

- Называется "мнемоническое правило", - авторитетно добавила Фиона.

- Ага, - сказал Шон, - и как же Цезарь нашел это правило?

- А так, - ответила Новита, - посылал саперов пачками. Просто говорил типа: "иди все время налево". Тот и шел.

- Если я не ошибаюсь, ты говорила, что он потерял всего пятерых.

- Так это только в последний раз, а так он положил их без счета. Брал-то самых дешевых. Одно слово - жаба.

- Кое-где за такое топили в сортире, - заметил Шон.

Никто не стал уточнять у Шона, где это "кое-где" и за какое "такое". Даже самые безобидные из его историй могли на неделю отбить аппетит у вполне здорового человека.

- Цезарь нашел это правило, я не ослышался? - подал голос Эрнст.

- Не ослышался, - хмуро подтвердила Новита, - толку-то.

- А ты брось мне хронику вашего рейда, тогда и посмотрим. Есть у меня одна мысль…

***

Шон, тем временем, отозвал Гектора в сторонку и негромко сказал:

- У меня тут тоже есть одна мысль, босс. Может прокатимся куда-нибудь, выпьем по кружечке пива?

- Что, все так серьезно?

- Еще серьезнее, чем ты думаешь, - уточнил Шон.

Через полчаса они сидели в небольшом подвальчике, стилизованном под средневековье. После первых нескольких глотков густого портера, Гектор нетерпеливо спросил:

- Ну и?

- Я тут думал насчет этого университета на горе Бао. В свете истории с Токугавой - Гаспаряном.

- Не улавливаю связи, - признался Гектор.

- Я тоже, - сказал Шон, - а она, тем не менее, есть. И Фирхоф, и Гаспарян добрались до "черного дядьки" так?

- Допустим, так, - согласился Гектор. Шон продолжил:

- И тот и другой, по идее, сделали очень немаленькие деньги.

Гектор молча кивнул и отхлебнул пива.

- Наконец, и тот и другой потратили очень немаленькие деньги, чтобы залезть в нору, где их очень непросто найти и откуда их еще сложнее вытащить.

- Но Гаспаряна в норе нет, - заметил Гектор.

- Вот именно, босс. А что если и Фирхофа в норе тоже нет?

- Так ты считаешь, что этот университет - просто прикрытие?

- И университет, и сам Фирхоф и Гаспарян-Токугава в придачу, - ответил Шон, - по-моему, нас кто-то кормит фуфлом.

- Ты уверен?

- Я ни в чем не уверен. Разве что в том, что у милейшего мистера Смита фальшивое лицо.

- Когда ты это обнаружил?

- Сегодня, - сказал Шон, отхлебнув пива, - у меня возникло желание повнимательнее посмотреть файл с видеозаписью его визита к нам. Так вот, у него на физиономии надет пластик. Очень качественный пластик, невооруженным глазом не отличишь от кожи. Но при большом увеличении это ясно, как день.

- Ну, в конце концов, это его дело, - заметил Гектор, - в конце концов, он платит деньги, верно?

- Верно, - согласился Шон, - только непонятно, за что он на самом деле платит. Ты же понимаешь, что не за какое-то лоховское бессмертие.

Гектор задумчиво пожевал сигару и утвердительно кивнул. Потом медленно произнес:

- Интересно, сам-то он знает, за что платит?

ШТУРМ.[править]

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЖИЗНИ. Хранитель лениво проводит рукой, извержение вулкана тает и на его месте возникает пустыня. Застывшее песчаное море.
Вернемся к моей жизни, - говорит он. - Я всегда был очень веселым и коммуникабельным человеком. Я обожал вечеринки с кучей незнакомых и самых разнообразных людей, с экстравагантными развлечениями и непредсказуемым развитием.
Я женился в 22 года. Мы были одногодки. Все было чудесно.
Я получал в общем-то неплохие деньги, а она определяла, как ими распорядиться. Я купил в кредит очень милый коттедж в пригороде, а она превратила его в уютное гнездышко.
В общем, так прошло два года. Потом я стал замечать какой-то дискомфорт. Жизнь стала какой-то пресной. Мы стали бывать на вечеринках, где собирались в основном семейные пары, многие с детьми, где основным развлечением был ТВ или обсуждение удачных покупок и скидок на товары в крупных магазинах. При этом выпивалось по 1 - 2 коктейля на брата, а в 9 вечера все разъезжались по домам. Мы больше не срывались с места в пятницу вечером, чтобы к середине ночи попасть на морское побережье, а вернуться ранним утром в понедельник.
А последней каплей был накопительно-страховой фонд. Первый взнос должен был слопать ту сумму, которую я хотел потратить на свою детскую мечту - поездку на остров Пасхи. Я сказал жене, что не расположен откладывать в прок, тем более на двадцать лет, деньги, которые мне хочется совершенно конкретно потратить сейчас.
Жена возразила, что через двадцать лет нам как раз будет нужно платить за образование детей.
Я сказал, что 20 лет для меня - это почти вечность и что собственные желания сейчас для меня почему-то важнее, чем интересы детей, которых еще нет. И вообще, за 20 лет может случиться что угодно.
Наверное, она меня неправильно поняла и поэтому показала мне пункт договора с этим сраным фондом, который как раз предусматривал, что со мной может случится "что угодно".
И тогда мне стало страшно, что вся моя оставшаяся жизнь будет состоять из работы, семейных вечеринок с ТВ и очень предусмотрительной жены. И еще мне стало страшно, что, будь у меня другое настроение, я не задумываясь подписал бы этот дурацкий договор, как до того подписал массу других бумажек.
Я сказал, что подумаю.
Только быстрее, милый, сказала моя жена, потому что скидка на первый взнос действует только до конца месяца, а месяц кончается через три дня, кроме того, страховой агент - это Карина, ты ее знаешь - обещала поделиться с нами своим бонусом за эту сделку.
Я сказал, что буду думать быстро. Как ты полагаешь, о чем я стал думать?
- Полагаю, о том, как расстаться с женой, - отвечает Ринг.
- Нет, - говорит Хранитель, - То есть, и с ней, конечно, тоже. Вообще - то она была неплохая женщина и при других обстоятельствах... А так она послужила катализатором.

… Исследование заняло у Эрнста два дня. После его завершения он всерьез поинтересовался у Нормана:

- Скажи честно, у тебя не было в роду ясновидящих?

- Не припомню, а что?

- Правило буравчика! - триумфально сообщил Эрнст, потрясая трубкой, - ну, не совсем буравчика. Так, чуть посложнее…

Еще через полдня состоялся штурм.

***

… Ганнибал прошел соты как по нотам. Через четверть часа он добрался до соты, на одной из граней которой было написано: "Подумайте как следует, стоит ли рисковать?" Рядом было изображение двух ладоней.

- Тестировать? - спросил Ганнибал.

- Нет, - уверенно сказала Новита, - проходим без теста.

Одно движение - и сапер оказался в сказочном лесу. Трудно было понять, почему лес именно сказочный - ощущение сказочного возникло бессознательно. "Наверняка сейчас появится страж", - подумала Новита. И точно. Между деревьями появился Белый Кролик. Стоя на задних лапах, он был ростом где-то около метра, а если считать с ушами - то и все полтора. На кроличью мордаху были нацеплены нелепые зеленые очки с круглыми стеклами.

- Ну, - гнусаво пискнул он, обращаясь к Ганнибалу, - и что ты здесь забыл?

Теперь все зависит от ответа сапера. Идеальный ответ - обеспечена "зеленая улица", возможно - карта сектора или даже персональный сталкер. Ответ серединка на половинку - в сектор пропустят, но не более. Крутись, как хочешь. Вернее, как сможешь. Если ответ будет однозначно-негодным - то возможны варианты. В лучшем случае незваного гостя просто вышвырнет из сектора. А в худшем... Как правило, так распознаются конструктивно-простые ответы - поэтому именно их следует избегать. С другой стороны, может оказаться, что конструктивно-сложный ответ содержит анти-ключ - слово или словосочетание, по которому гость будет тут же выдворен из сектора. Это, опять-таки, в лучшем случае. Все это Ганнибал, разумеется, знал.

- С чего ты взял, что я что-то здесь забыл? - в свою очередь, спросил Ганнибал.

Стражи обычно способны в той или иной степени содержательно анализировать ответы гостя и так или иначе отвечать на его вопросы. И ответ стража может косвенным образом подсказать гостю ключ.

- А на фиг тебе иначе сюда идти? - резонно заметил кролик.

- А на фиг мне идти не сюда? - немедленно отреагировал Ганнибал.

- Ты не видишь смысла идти в какое-либо место кроме этого? - уточнил кролик.

- А ты видишь? - поинтересовался Ганнибал.

- Я вижу смысл идти отсюда, а ты? - последовал новый вопрос кролика.

- А я не вижу, - сказал Ганнибал.

В тот же миг изображение на мониторе расплылось черной кляксой с радужными краями. Новита и Аттила на некоторое время оцепенели. Потом Аттила вздохнул и, скрестив указательные пальцы как это делается против сглаза, буднично сказал:

- Сеть позвала - сеть взяла. Собери, Господи, его душу.

- Что у нас? - деловито поинтересовался Робин Джи, появляясь рядом с ними.

- Ганнибал, - коротко ответила Новита.

- Ясно, - сказал он и, обращаясь к Аттиле, весело добавил: - теперь, похоже, твоя очередь?

- Что, Робин Гуд, хочешь со мной поменяться? - вызывающе спросил сапер.

- А ты - хочешь? - вкрадчиво прошептал Робин Джи, более известный в среде хакеров, как Робин Гуд (за склонность к эстетизму при банальном разбое).

- Условия? - выдавил из себя Аттила, бросая опасливый взгляд на Новиту, но та молчала.

- Весь контракт, - лениво бросил Робин и, после короткой паузы, добавил, - включая наследство бедолаги Ганнибала.

- Крутовато, - заметил Аттила.

- Жареные мозги еще круче, - равнодушно заметил Робин, - впрочем, мое дело - предложить.

- Робин, кончай на него давить! - взорвалась наконец Новита.

- Уже кончил. Так, как Аттила?

- Я согласен, - выдохнул тот.

- Вот и чудесно. Удачи тебе, сапер. Может, теперь доживешь до старости. А сейчас извини, у нас дела.

Робин сухо улыбнулся и развел руками. Аттила вздохнул, бросил последний взгляд на Новиту, и исчез в переходе между порталами.

- Ты узнал, как пройти стража? - без предисловия спросила Новита.

Робин улыбнулся одними уголками губ:

- Возможно.

- И мои предположения тебя не интересуют?

- Боюсь, что нет.

- Тогда подключайся к монитору, иди и пройди его.

Робин с серьезным видом выполнил подключение, помахал ей пухлой ладонью и скрылся в туннеле гейта. Через минуту он уже стоял лицом к лицу со стражем.

- Ну и что ты здесь забыл? - спросил белый кролик.

- Да так, одну фигню, - развязно ответил Робин, небрежным движением снял с кроличьей морды зеленые очки и водрузил их поверх собственных темных.

- Куда идем, хозяин? - спросил кролик, немедленно переходя на деловой тон.

- А как мне найти Хранителя, дружок? - поинтересовался Робин.

- Проще простого, - ответил кролик, - надо идти по тропинке, выложенной желтыми камешками.

- Спасибо, дружок, сделаю это как-нибудь в следующий раз, - сказал Робин и исчез в воротах.

… Не то, чтобы Новита была удивлена, легкостью, с которой Робин прошел стража. "Талисманы" вроде вот таких зеленых очков практикуются в качестве ключей еще с прошлого века, а что именно является "талисманом" Робин мог или разнюхать в истории Фирхофа или просто угадать. Гораздо больше Новиту удивило его готовность работать по "саперскому" контракту. Такому авторитетному хакеру, как Робин Гуд, это было как-то не по статусу.

- Решил вспомнить молодость? - спросила она, когда Робин появился из гейта.

- Иногда надо проверять, чего ты стоишь в этой жизни, - ответил тот, пожав плечами.

- Намек? - холодно поинтересовалась она.

- Да нет, - спокойно ответил он, - у каждого, знаешь ли, свой путь.

- Я тоже, знаешь ли, чего-то стою! - заявила она, направляясь к гейту.

- Зря, - так же спокойно сказал он.

… Проход через "соты" и общение со стражем Новита выполнила четко, как по нотам. Только, в отличие от Робина, она, не откладывая на следующий раз, двинулась через лес по выложенной желтыми камешками тропинке. Вскоре сказочный лес расступился и Новита увидела впереди поляну и маленькое озеро. На противоположном от нее берегу неподвижно сидел легендарный "черный дядька" собственной персоной. Он был похож на сгусток абсолютной черноты, которому довольно небрежно придали форму сидящего человеческого тела.

"Последний шанс уйти, - подумала Новита, - Токугава им воспользовался, и ушел невредимым. Цезарь пошел дальше и нажил жаренные мозги". Резко развернувшись, она сделала первый шаг назад. Он же и последний в ее сознательной жизни.

ЗНАКОМСТВО.[править]

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ПУТИ. Хранитель замолкает. Некоторое время он слушает, как унылый ветер тащит через пустыню биллионы шуршащих песчинок. Смотрит, как блеклое Солнце неподвижно висит в зените. Потом продолжает свой рассказ.
Я понял, что надо расставаться со всем вместе. С работой, с уютным домом, с женой и, самое главное, с универсальной кредитной карточкой. К счастью, моя работа давала мне два серьезных преимущества. Знаешь, чем я занимался?
- На сколько мне известно, ты разрабатывал сетевые игры и симуляторы.
- Верно. А значит, во-первых, я очень неплохо знал Сеть, а во-вторых, у меня в голове была масса всяких экстремальных игровых сюжетов. За основу я взял незавершенный сюжет стратегической ролевой игры "подставленный". Там полицейский агент воюет с мафией, у которой везде свои люди. В национальном банке, в департаменте внутренних сборов, в какой-то спецслужбе и так далее. Все это должно было быть максимально приближено к реальности. Так что у меня был ряд неплохих заготовок...

- Почему так случилось? - спросил Гектор.

Робин Джи, сменивший, как бы в знак траура, яркий спортивный костюм на черный, некоторое время обдумывал вопрос. Что делалось за его огромными солнцезащитными очками, как всегда, оставалось загадкой.

- Полагаю, она слишком поздно решила повернуть назад. Черный уже увидел ее, - сказал он после длительной паузы.

- И что? - снова спросил Гектор.

- Лучше бы ей было пойти и поговорить с ним, - пояснил Робин, - тогда бы с ней все было нормально.

- Цезарь, как мы знаем, как раз попробовал, - заметила Фиона.

- А мы знаем, КАК ИМЕННО он попробовал? - поинтересовался Робин.

- Надо ли это понимать так, что Хранитель имеет собственный код доступа? - уточнил Эрнст.

- Нет, - уверенно ответил Робин.

- Тогда как?

- Просто с Хранителем надо разговаривать. Как с человеком.

- О чем? - спросила Фиона.

- Не знаю, - сказал Робин, отхлебнув коктейля, - просто у кого-то это получается, а у кого-то - нет. У вас бы, например, получилось.

Это заявление было столь неожиданным, что вызвало длительную паузу.

- Почему вы так думаете? - поинтересовался наконец Эрнст.

Робин задумчиво отхлебнул еще коктейля и изрек:

- Индийские попы называют это "атманом", психологи - "структурой личности", а системотехники - "топологией нейронной сети". Короче говоря, это - то, чем одни люди отличаются от других.

- И вы беретесь утверждать, что у мисс Фионы этот, как вы выразились "атман", таков, что она может контактировать с Хранителем, не рискуя своими мозгами? - уточнил Гектор.

- Ну, "не рискуя своими мозгами" - это слишком сильно сказано, - ответил Робин, - каждый, кто играет в игры с Кольцом Звезд, в любом случае рискует. Но есть риск, а есть - самоубийство. Разница понятна?

- Интересно, а как у вас, Робин, с этим "атманом"? Вы могли бы общаться с Хранителем?

- Мог бы.

- Почему тогда вы предлагаете кандидатуру Фионы, а не свою?

- Да мне все равно, - равнодушно ответил Робин, - вы - босс, вот вы и решайте.

- Я хочу попробовать, - заявила Фиона.

- Ты в своем уме? - спросил Шон.

- Шон, я знаю, что делаю.

***

…Лес расступился и Фиона вышла на покрытую изумрудной травой поляну, посреди которой было волшебной красоты идеально круглое озеро. Его поверхность сверкала, как огромный бриллиант, рассыпая вокруг ярчайшие радуги.

Сначала Фионе показалось, что на берегу сидит в позе роденовского мыслителя черный человек. Но таково было только первое впечатление. Скорее, это было похоже на черную дыру в цветной картине, вырезанную в форме силуэта сидящего человека.

- Привет, - сказала Фиона, каким-то образом ощутив, что ей надлежит начать разговор, - рада вас видеть.

- Привет, - эхом откликнулся силуэт, - рад вас видеть.

Его голос был полностью лишен каких - либо интонаций, даже в большей степени, чем это бывает у большинства программ-автоответчиков, но в отличие от таких программ, этот голос не казался искусственным. Скорее казалось, что это живой голос очень безразличного и смертельно уставшего от жизни человека.

"Интересно, - подумала Фиона, - Новиту он тоже был рад видеть?"

- Если вам, интересно, меня зовут Фиона, - сказала она, - а вы, как я понимаю, хозяин этого места?

- В некотором смысле, - ответил силуэт, - но, строго говоря, я - никто.

- А можно я, все таки, буду вас как-нибудь называть?

- Не вижу к этому никаких препятствий.

- Тогда, поскольку вы - хозяин места, похожего на лес, я буду называть вас Эльф, - решила Фиона, - если, конечно, вы не возражаете.

- Я не возражаю.

- Скажите, Эльф, а зачем вы сделали это место таким опасным для гостей?

- Для гостей оно, как раз, вполне безопасно, - заметил Эльф, - другое дело, что сюда не всех приглашают в гости. Это, кстати, вполне разборчиво написано на гейте.

- А меня пригласили? - спросила Фиона.

- Возможно, поскольку в противном случае вы бы просто не дошли до этого места.

- То есть, - уточнила Фиона, - со мной случилось бы то же самое, что с другими незваными визитерами.

- С каждым незваным визитером случается что-то свое, - поправил ее Эльф.

- А ваше "возможно" означает "может быть, да, а может быть и нет", я правильно поняла?

- Вы правильно поняли, Фиона.

Итак, опасность еще далеко не миновала. "Он просто играет со мной, как кошка с мышью. Одно неверное слово, неосторожное движение и…". Ей вдруг захотелось бежать отсюда. Впрочем, как? Вряд ли можно убежать из этого места путем обычного дисконнекта.

- Нельзя, - неожиданно подтвердил Эльф.

- Что нельзя? - похолодев, спросила она.

- Нельзя покинуть это место просто прервав связь, - пояснил он, - вы ведь об этом подумали, Фиона? Строго говоря, это место вообще нельзя покинуть. Отсюда можно уходить, но нельзя уйти.

- Но почему? - вырвалось у нее.

- Потому, что это место так устроено, - равнодушно пояснил он.

Она хотела что-нибудь ответить, но не смогла даже построить фразу. В голове метались какие-то бессмысленные словосочетания.

- Вам плохо, - констатировал Эльф, - вам страшно, вы жалеете о том, что пришли сюда. И, я полагаю, вы заранее знали, что это - необычное, а возможно и опасное, место. Не так ли?

Фиона молча кивнула.

- А зачем, в таком случае, вы сюда шли? Советую ответить что-либо более правдоподобное, чем версии, которые я обычно слышу.

Фиона поймала себя на том, что ощущает свое тело, как при новокаиновой блокаде - просто как бесчувственный кусок мяса. Впрочем, она прекрасно сознавала, что эта бесчувственность обманчива. Она не спасет от боли. А черный силуэт ждал ее ответа и было совершенно непонятно, какой ответ устроит это странное создание, а какой - нет. Сказать правду? Или полуправду. Маленькую часть правды. Наконец, она решилась. После некоторого усилия, ей удалось выдавить из себя одну фразу.

- Я хотела задать один необычный вопрос.

- Какой же?

- Что такое Кольцо Звезд?

- Это - не необычный вопрос, - заметил Эльф, - и ответить на него просто. Кольцо Звезд - это разновидность демона Лема.

- Я слышала, что Кольцо Звезд может выполнить любое желание своего владельца, - осторожно сказала Фиона.

- Некорректное утверждение, - сообщил Эльф, - У Кольца Звезд не может быть владельца. Оно не обладает свойством принадлежать кому-либо.

- Но если оно действительно существует, почему у него не может быть владельца?

- По той же причине, - ответил Эльф, - по которой не может быть владельца у зеленого цвета, у кислого вкуса или у ноты "до". Кольцо Звезд - это не вещь, а некий аспект глобальной структуры вселенной. Проще говоря, это - довольно сложное явление, связанное с природой информации.

- Но оно действительно может исполнять желания? - спросила Фиона.

- Смотря что называть исполнением желания, - сказал Эльф.

- По-моему, это просто, - заметила Фиона, - когда ты чего-то хочешь и это происходит.

- А если ты чего-то не хочешь и это не происходит - как это называется? - поинтересовался Эльф.

- Не знаю. А как?

- Иногда это называют "исполнение не-желания", - сообщил Эльф.

- И Кольцо Звезд это может? - спросила Фиона.

- Строго говоря, только в пределах непротиворечивости и связности конструкции так называемой "реальности", - уточнил Эльф, - итак, Фиона, что же вы хотели попросить у Кольца Звезд?

- Собственно, я не… - начала было Фиона и вдруг каким-то шестым чувством поняла, что стоит ей отказаться от не-желания - и с ней произойдет что-нибудь в том же роде, что и с Новитой "это - как сфинкс - мелькнула мысль, - только сфинкс требовал отгадать что-то, Эльф - загадать", и Фиона договорила фразу совершенно иначе, чем намеревалась, - … не хочу, чтобы этот противный Джошуа Элиот опять выиграл губернаторские выборы.

- Он не выиграет, - буднично сказал Эльф.

- Вы серьезно? Он же фаворит. У него рейтинг под семьдесят процентов!

- Он не выиграет, - повторил Эльф.

- Спасибо, - растеряно произнесла Фиона.

- Пожалуйста, - ответил Эльф, - и, кстати, вы можете вернуться домой, когда захотите. И можете, когда захотите, вернуться сюда.

- А как?

- Когда захотите, - повторил Эльф.

Фиона оглянулась вокруг и очень-очень осторожно захотела домой. И тут же исчезли поляна, озеро и темный силуэт Эльфа. Она сидела в "пилотском" кресле и перед глазами была слабо фосфоресцирующая внутренняя поверхность "шлема".

Фиона со вздохом облегчения сняла шлем и только тогда почувствовала, что ее колотит дрожь, а тело покрыто обильным холодным потом.

***

… На следующее утро Гектор ввалился в офис, как слегка окультуренный и одетый в дорогой костюм медведь-гризли. Он, шумно дыша, шлепнулся в кресло для посетителей.

- Привет, крошка, - весело поздоровался он с Фионой.

- Доброе утро, босс.

- Ты знаешь, что выкинул этот Элиот? - поинтересовался он.

- Пока нет.

- Сегодня ночью сбежал с манекенщицей, которая снималась в его рекламных роликах, - сообщил Гектор, вытирая пот со лба огромным темно-красным платком, - вот тебе и фаворит… Уф, ну и жара. Будь доброй девочкой и сделай мне что-нибудь со льдом.

- Это - шутка такая? - поинтересовалась Фиона, направляясь к бару.

- Какие тут, к черту, шутки. Ты сделала это, понимаешь?

- Уж не хотите ли вы сказать, босс, что мой дебильный диалог с этим Эльфом по поводу мифического Кольца Звезд…

- Именно это я и хочу сказать, - перебил Гектор, - потому, что таких совпадений не бывает. Ну, почти не бывает… Слушай, а что он вообще из себя представляет, этот Эльф?

- Что он из себя представляет? - задумчиво переспросила Фиона, наливая в высокий стакан тоник, - Не знаю. Эрнст утверждает, что этот тип и есть Хранитель Кольца Звезд…

- Я в курсе, что утверждает Эрнст, - снова перебил Гектор, схватил со стола стакан и сделал большущий глоток, - Уф. Спасибо, крошка. Так вот, меня интересует твое мнение. Не Эрнста, а твое. Даже не мнение. Скорее, ощущение, понимаешь?

- Кажется, понимаю, - кивнула Фиона и уселась на краешек стола, - значит, так, босс. Самым сильным ощущением у меня был страх. Если честно, то мне до сих пор становится страшно, когда я об этом вспоминаю. Но это - не самое главное.

- А что самое главное? - спросил Гектор, делая еще пару глотков.

- Мне показалось, что этот Эльф похож на сфинкса. Ну, который в мифе об Эдипе. И то, что он сделал с Новитой… Может быть, тому сфинксу из мифа совершенно не хотелось убивать людей. Просто он был так устроен… Я имею в виду загадку про четыре, две и три ноги, которой он всех доставал. Может быть, эти не-желания тоже что-то вроде загадок, которые Эльф должен всем загадывать?

- Новите он ничего не загадывал, - заметил Гектор, - он просто поджарил ей мозги.

- Новита до него и не дошла, - напомнила Фиона, - а мозги ей поджарил не то Белый Кролик, не то еще кто-то.

- Ладно, хотя я не уверен, что Эльф и Белый Кролик - не одно и то же. Кстати, крошка, а этот сфинкс, который из мифа, он тоже что-то хранил? Или, может быть, охранял?

- Не помню, босс. Лучше спросите у дока.

- Ладно. Зови всю нашу банду. И попробуй связно повторить то, что сейчас сказала мне.

Вскоре история про сходство Хранителя и мифического сфинкса была рассказана уже полному составу экспертов агентства. После этого воцарилось долгое молчание, которое Гектору пришлось прервать самому.

- Ну, док, и что вы об этом думаете?

- Сфинкс тоже был в некотором роде Хранителем, - флегматично сообщил Эрнст, раскуривая трубку, - он охранял дорогу на Фивы, - а обо всем остальном я бы предпочел высказаться последним.

- Ладно, - согласился Гектор, - а ты, Шон?

- То, как он свалил Элиота, конечно, впечатляет, - ответил Шон после некоторых размышлений, и тут же добавил - на первый взгляд. Я, все же, склоняюсь к версии об информационной игре. Этот Эльф мог просто быть в курсе, что у Элиота случился сексуальный удар. Остальное - вопрос знания психологии.

- Не слишком правдоподобно, - заметил Гектор.

- Правдоподобнее, чем магический переход образцового семьянина к состоянию кобеля в охоте, - буркнул Шон.

- Норман, а ты что скажешь?

- Я? - переспросил журналист, - а я думаю, Шон отчасти прав. Ставлю пинту хенесси против коробка спичек, что у Элиота не вчера начались отношения с этой девицей. Дальше - пара звонков и на утро у Элиота альтернатива: или смываться или сидеть по ноздри в говне. То же самое было в Леонвилле пару лет назад. По-моему, этот Эльф просто осведомлен гораздо лучше нас. И здорово умеет этим пользоваться.

- По-моему, это версия, - заметил Гектор, - Что скажете, док?

- Слишком мало информации. Я не исключаю, что Эльф - хороший психолог и просто подтолкнул Фиону именно к тому желанию, которое, как ему было известно, уже исполнилось. Но мне интересно другое. Почему Эльф решил сделать Фионе такой подарок, как исполнение желания, вернее не-желания?

- Не вижу в этом ничего удивительного, - возразил Гектор, - у нее и была задача спровоцировать Хранителя на такой фокус.

- Спровоцировать хорошего психолога и мастера информационной игры? - уточнил Эрнст, - что-то я сомневаюсь.

- Да, в этом есть некая странность, - согласился Шон.

- Фиона, а что если он просто хочет тебя трахнуть? - спросил Норман, - отсюда и подарки.

Девушка покачала головой.

- Сомневаюсь. Он слишком… - она запнулась и закончила, - слишком неживой, чтобы хотеть кого-то трахнуть. И вообще для того, чтобы чего-то хотеть.

- Норман, Фиона, что за панковский сленг, - укоризненно сказал Эрнст.

- Не придирайтесь, док, - пробурчал Норман, - если вы предложите другой достаточно короткий термин, я готов пользоваться им.

- Сколь короткий термин вас устроит? - поинтересовался Эрнст.

Гектор хлопнул ладонью по столу так, что зазвенели стаканы.

- Хватит, коллеги. Здесь не филологический клуб, а коммерческое агентство, если кто забыл. Так что давайте работать. Док, безотносительно к, так сказать, форме изложения, что вы думаете о версии Нормана?

- Мало информации, - ответил Эрнст, попыхивая трубкой, - хотя, что-то похожее на флирт в этом есть.

- Вы сказали "мало информации", - заметил Гектор, - какой информации не хватает?

- Хотелось бы посмотреть, как Эльф исполнит еще одно не-желание. Только на этот раз оно не должно касаться известных людей и вообще публичных событий. Что-нибудь более личное.

- Что например?

- Что угодно, совершенно незначительное, - пояснил Эрнст, - Есть масса раздражающих элементов, повторяющихся изо дня в день. Собаки, которые лают в пять утра. Танцульки в баре под окнами с громкой музыкой и пьяными воплями. Дурацкие бесплатные газеты в почтовом ящике.

- Ну как, - спросил Гектор, обращаясь к Фионе, - задача понятна?

- Да, босс. Вполне.

- Вот и славно. Только постарайся не очень рисковать.

- Я попробую, - сказала Фиона, - кстати, док, а за каким чертом люди ходили мимо этого сфинкса?

- Тот, кто пройдет мимо сфинкса, становился царем Фив, - ответил Эрнст.

- Это было так круто? - спросил Норман.

- Выражаясь вашим языком, Норман, "круче крутого яйца". Надеюсь, я правильно употребил это выражение?

- Правильнее не бывает, - подтвердил Норман.

КОНТРОЛЬ.[править]

РАЗМЫШЛЕНИЕ О СМЕРТИ. Хранитель выплескивает остатки из стакана на песок пустыни - и возникает море. Огромные сине-зеленые валы, украшенные солнечными бликами, лениво катятся за горизонт.
- 4 года я, наверное, был счастлив. Старые заготовки позволяли мне достаточный для нетребовательного человека комфорт. Я был никем. Вернее, я был разными людьми из категории "Потерянных". Я не проводил более недели на одном месте - и мне это нравилось. У меня были друзья на один день - и каждый раз это была замечательная дружба. У меня были женщины на одну ночь - и каждый раз это была настоящая любовь. Я даже осуществил свою детскую мечту - побывал на острове Пасхи. Я писал стихи и бросал их в сеть, как монетки в море. Из одного моего лимерика кто-то даже сделал забавную песенку - я однажды случайно ее услышал. А потом меня поймали они. Им было нужно несколько таких, как я. Следующие два года я провел на закрытой территории в компании двоих товарищей по несчастному случаю и пятерых сотрудников спецслужбы. И выйти с этой территории живыми у нас не было никаких шансов. Говорят, когда-то история не терпела свидетелей грязных дел. Теперь истории приходится их терпеть - не живых, так мертвых. А дело действительно было грязнее некуда. Ринг, тебе знаком термин "бумажный тигр"?
- По древней китайской терминологии это - фальсификат угрозы, - отвечает Ринг.

- Верно, - соглашается Хранитель, - именно такого бумажного тигра мы и создавали. Ему придумали подходящее имя. Ему нарисовали подробную внешность, вплоть до рисунка радужных оболочек глаз. Ему придумали голос и стиль речи, жесты и почерк. Ему сочинили подробную биографию, согласующуюся или, как минимум, не расходящуюся с архивными документами. Ему приписали несколько впечатляющих злодейств из числа тех, виновники которых умерли безымянными. Ему сочинили идеологическую доктрину и создали террористическую организацию - совершенно реальную. Наконец, для этой организации спланировали несколько чудовищных террористических актов и помогли реализовать их. Наконец, мы организовали ему несколько пресс-конференций. Через полтора года имя Юрана Керуба по прозвищу Аль-Мансур Аль-Махди стало символом террора. Оно же стало оправданием любых драконовских мер. Мы хорошо поработали и теперь нас ждала за это единственная возможная в таких делах награда - смерть.

…Фиона снова оказалась на покрытой изумрудной травой поляне, рядом со сверкающим круглым озером. И черный силуэт Эльфа был на том же месте, в той же позе роденовского мыслителя, как будто за прошедшие сутки он не совершил ни единого движения. А, впрочем, может быть, так оно и было.

Фиона снова почувствовала страх - как будто комок снега в середине живота. Страх от того, что она опять была во власти этого загадочного существа. Но, в любом случае, отступать было уже поздно.

- Привет, Эльф, - сказала она, - это снова я.

- Привет, Фиона, - спокойно отозвался силуэт, - что вы хотите просить у Кольца Звезд на этот раз?

Это было слишком просто. "Ловушка? - подумала Фиона, - может быть, игра в кошки-мышки и не прекращалась".

- Вы снова испуганы, - констатировал Эльф, - и снова жалеете, что пришли сюда. И, на этот раз, совершенно напрасно. я же говорил вам, о том, как устроено это место. Его невозможно покинуть.

- Но я же ушла и вернулась, - возразила Фиона.

- Можно уходить отсюда, но нельзя уйти. Это я вам тоже говорил.

Возникла пауза. Опасная пауза.

"Он ждет моего нового не-желания, - подумала Фиона, - и, если я его не объявлю… Лучше не думать об этом. В конце концов, я же пришла именно ради этого не-желания. К черту все".

- Может быть, это выглядит глупо, - сказала она, - но у меня проблема с самолетами. Трасса захода на посадку проходит в точностью над нашим таунхаузом и около двух часов ночи я просыпаюсь от шума двигателей тяжелого лайнера. Мне совершенно не хочется, чтобы это продолжалось.

- Они больше не будут летать над вашим домом, - сообщил Эльф своим обычным бесцветным голосом.

- Спасибо, - сказала она, - тогда я пойду?

- Пожалуйста, - отозвался он.

Ей очень хотелось исчезнуть отсюда как можно быстрее, но чувство собственного достоинства на этот раз оказалось сильнее страха.

- До свидания, Эльф, - попрощалась она, стараясь придать своему голосу максимум спокойствия и теплоты.

- До свидания, Фиона, - равнодушно отозвался он.

Только после этого Фиона позволила себе исчезнуть. Это была ее маленькая победа над собой.

В эту ночь ей впервые с тех пор, как она поселилась в этом месте, не мешал заснуть гул пролетающих самолетов…

***

- …Кто такие пятнистые крачки? - эти слова были первыми, которые произнес Гектор, появившись утром в офисе.

- Наверное, какие-то птицы, - предположила Фиона.

- Похоже, это какие-то очень важные птицы, - заключил он, бросая на стол утреннюю газету, - из-за этих птичек суд обязал администрацию аэропорта поменять схему движения самолетов при взлете и посадке. "Зеленые" заявили, что шум и выхлопы мешают этим птичкам гнездиться или что-то в этом роде. Этот мир определенно сошел с ума. Кстати, как твои успехи?

- Боюсь, что я еще не поняла, босс.

- Как это понимать? - поинтересовался он.

- Я всего лишь хотела, чтобы самолеты не летали по ночам над таунхаузом, в котором я живу, - пояснила Фиона.

- Ну и… - начал было Гектор и осекся, - подожди, не хочешь ли ты сказать, что…

- Я же сказала, что еще не поняла, - беспомощно повторила она.

- Так, крошка, - сказал он, машинально закуривая сигару, - давай сюда дока.

- Он еще не пришел.

- Час от часу не легче. Старина Эрнст опоздал на работу - это еще невероятнее, чем история с судом. Позвони-ка ему домой. И сделай мне, пожалуйста, кофе. Самый крепкий, какой сможешь.

- Да, босс.

Минут через десять Фиона занесла ему большую чашку черного как деготь и почти такого же густого напитка.

- Я позвонила, - сообщила она, - дома у дока никто не подходит. Интерком тоже не отвечает.

- Не нравится мне это, - пробурчал Гектор, нажимая кнопку интеркома - Шон? У нас проблемы. Мы не можем найти дока и у меня дурные предчувствия… Да, именно об этом я и хотел тебя попросить. Держи меня в курсе.

Гектор выключил интерком, отхлебнул кофе, достал сигару и повернулся к Фионе.

- Сейчас придет Смит. Пусть сразу заходит ко мне.

Смит оказался человеком пунктуальным. Он появился минута в минуту.

- Я прочитал ваш отчет, мистер Браго, - сообщил он вместо приветствия, - и хотел бы проверить некоторые моменты.

- Если я не ошибаюсь, - сказал Гектор, - первая задача состояла в том, чтобы обеспечить контакт с Кольцом Звезд. Эта задача выполнена. Что именно вы хотите проверить?

- Мне бы хотелось располагать доказательствами того, что она действительно выполнена - заметил Смит, - полагаю, что цена вопроса вполне оправдывает мою недоверчивость.

- Разумеется, оправдывает, - согласился Гектор, - какого рода доказательство вас бы устроило?

- Я хочу увидеть как Кольцо Звезд выполняет желание.

- Не-желание, - уточнил Гектор.

- Какая разница?

- Разница существенная. Это достаточно подробно описано в отчете, который мы вам предоставили.

- Пусть будет не-желание, - согласился Смит, - так вы готовы это сделать?

Гектор достал сигару и не спеша раскурил ее. Затем спросил.

- Как вы это себе представляете?

- Очень просто, - пояснил Смит, - я объявляю свое не-желание, которое должно реализоваться немедленно. Назовем это тестом. Затем мы вместе смотрим как происходит контакт с Кольцом Звезд и как выполняется тест.

- То, с чем происходит контакт, называется Хранителем Кольца Звезд, - снова уточнил Гектор, - это тоже есть в отчете.

- Пусть оно называется как угодно. Можно это сделать или нет?

Гектор сделал паузу, выпустил в воздух аккуратное колечко дыма, и коротко спросил:

- Когда?

- Прямо сейчас, - спокойно ответил Смит.

Гектор нажал кнопку интеркома.

- Фиона?

- Да босс.

- Мне нужен ответ да или нет. Без подробностей.

- Поняла. Ваш вопрос?

- Можем ли мы в течении, скажем, часа, нанести содержательный визит Хранителю?

Возникла длительная пауза. Гектор спокойно курил сигару. Смит нервно барабанил пальцами по столу. У него был вид игрока, наблюдающего за бегущим по колесу рулетки шариком. Наконец из интеркома раздался спокойный голос Фионы:

- Да, босс.

- Спасибо, Фиона, - сказал Гектор, выключая интерком, - мистер Смит, надеюсь, вы понимаете, что тест должен быть совершенно нейтральным.

- В каком смысле?

- В том смысле, что тест должен только подтвердить наличие контакта с Кольцом Звезд - и не более. Я понятно выражаюсь?

- Вполне, - согласился Смит.

- Я предлагаю следующее, - продолжил Гектор и положил на стол небольшую пластиковую папку, - вот список всех публичных мероприятий, которые сегодня будут транслироваться по ТВ и Глобалнет, - в порядке теста вы можете отменить любое из них.

- Хорошо, - согласился Смит, - но какое именно я сообщу это вам непосредственно перед началом теста.

***

…На покрытой изумрудной травой поляне, у сверкающего круглого озера все было по-прежнему. На том же месте был силуэт, похожий на черную, как смоль тень роденовского мыслителя, отброшенную на невидимую поверхность.

На этот раз Фиона не чувствовала страха - только какое-то обреченное спокойствие, как будто все, что могло случиться с ней в этой жизни, уже случилось.

- Видите, Эльф, - сказала она, - я опять здесь.

- Вижу, Фиона, - отозвался Хранитель, - что вы просите у Кольца Звезд?

- Я не хочу, чтобы сегодня состоялась пасхальная проповедь на площади св. Петра в Риме.

- Она не состоится, - коротко и безразлично сказал Хранитель.

- Тогда я пойду, Эльф, - сказала она, болезненно сглотнув, - ее с самого начала не покидала уверенность в том, что она делает что-то ужасное.

- До свидания, Финона, - как всегда безразлично отозвался Эльф.

"Реппублика", Рим

Сегодня, в полдень по среднеевропейскому времени, в Риме произошел беспрецедентный террористический акт. Когда на площади св. Петра собралось на пасхальную проповедь около 40 тысяч паломников, сработало взрывное устройство. По имеющимся данным, оно было заложенное в микроавтобус "скорой помощи" и снаряжено высокотоксичным веществом. Как пояснил сотрудник префектуры, взрыв был негромким, напоминающим хлопок петарды, и на него не обратили внимания. как и на облако дыма или тумана с цветочным запахом. Когда люди почувствовали первые симптомы отравления, началась паника и полиция не смогла организовать быструю эвакуацию. Все выходы с площади оказались заблокированы в течении нескольких минут. По оценкам сотрудников полиции, площадь смогли покинуть не более 5 тысяч человек. Сейчас им оказывается медицинская помощь. Надежды на спасение тех, кто не смог быстро покинуть площадь, практически нет. Офицер военно-медицинской службы, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что примененное террористами вещество является боевым компаундом нейрохимического действия, вызывающим смерть в течении двух-трех минут. Количество жертв по предварительным оценкам составляет более 30 тысяч человек. В настоящий момент центр города оцеплен военными. Ответственность за террористический акт взяла на себя организация Юрана Керуба "Мир на земле".

***

… На экране мелькали кадры мечущейся толпы, машины скорой помощи с мигалками, побледневший, растерянный начальник городской полиции, военное оцепление на улицах, неподвижные тела людей, густо усеявшие мостовую.

К счастью, в офисе была предусмотрена маленькая комната отдыха для "своих". Заперев за собой дверь, Фиона рухнула на диван и зарыдала так, как не рыдала сколько помнила себя.

Смит отвернулся от экрана.

- Это - случайное совпадение, - сказал он, - такие акции не готовятся за час. Не будете же вы утверждать, что Кольцо Звезд заранее знало мой выбор?

- Не хочу, - согласился Гектор, - тем не менее, как вы могли заметить, все остальные мероприятия из списка состоялись без каких-либо эксцессов.

- Что вы этим хотите сказать?

- Только то, что тест выполнен.

- То есть, - ледяным голосом произнес Смит, - вы полагаете, что теперь я выплачу вам три миллиона?

- Ну да, - как ни в чем не бывало ответил Гектор, - мы же договорились.

Смит молча достал мобильник и набрал что-то на клавиатуре. Когда абонент ответил, Смит сказал ему всего одно слово: "подтверждаю". Потом обратился к Гектору:

- Деньги будут у вас на счете через несколько минут.

- Благодарю, - ответил Гектор, - когда вы предполагаете поставить вторую задачу?

- Завтра, - буркнул Смит, - в это же время.

Как только Смит вышел, Гектор выглянул в приемную. Фионы на месте не было - и он без особого труда догадался почему. Выругавшись сквозь зубы, вызвал по интеркому Нормана. Затем позвонил на мобильник Шона.

- Что у тебя нового?

- Ищу, - коротко ответил тот. В переводе на человеческий язык это означало, что Эрнст отсутствует везде, где мог бы оказаться при нормальном развитии событий. В противном случае Шон охарактеризовал бы ситуацию словом "смотрю".

- Понял, - сказал Гектор. Остальные вопросы смысла не имели.

Вошел Норман.

- Что у нас, босс? - бодро спросил он.

- У нас пропал Эрнст, - сухо ответил Гектор, - а еще у нас есть Фиона в полуразобранном состоянии.

- Что с ней?

- Ты видел новости? Только что она фактически убила то ли тридцать, то ли сорок тысяч человек. Так что твоя задача - отвезти ее домой и не оставлять одну, пока не убедишься, что она более-менее в порядке.

- Понял, - сказал Норман, - что-нибудь еще?

- Да. Еще будь осторожен. Это все.

КУЛЬМИНАЦИЯ.[править]

РАЗМЫШЛЕНИЕ О БЕССМЕРТИИ. Хранитель поднимает руки ладонями вверх и вокруг возникает звездная ночь. Звезды огромны и холодны.
- Мне совершенно не хотелось умирать - буднично сообщает он, - а времени оставалось все меньше. Мне было ясно, что от нас избавятся немедленно, как только образ Юрана Керуба будет признан окончательно сформированным. А признано это могло быть со дня на день. И тогда я кое-что придумал. Знаешь, Ринг, что такое душа?
- Обычно считается, что это нематериальная субстанция, существующая независимо от тела, и определяющая свойства внутреннего мира человека, включая систему индивидуальных оценок и психическую реактивность, - отвечает Ринг.
- Так вот, - продолжает Хранитель, - я указал куратору проекта, что наш Юран Керуб имеет существенный дефект. У него нет души, то есть внутреннего мира и всего прочего. А значит, он не может качественно восприниматься как личность. Спустя короткое время, он будет распознан как фальсификат. Доказывая это, я был очень убедителен - еще бы, на кону была моя надежда. В итоге было принято решение делать Юрану Керубу душу. На это отводилось полгода. Это означало не только отсрочку нашего смертного приговора. Для меня это означало возможность, пусть даже иллюзорную, не исчезнуть после смерти окончательно. Нет, я не верил в сеттелеристику и прочие концепции переселения душ из человека в его компьютерную модель. Но, с другой стороны, мне приходилось общаться в сети с фантомами, которые несли в себе узнаваемые черты личности своих давно умерших хозяев. Так что я твердо знал - ЧТО-ТО ОСТАЕТСЯ. Как ты полагаешь, Ринг, на что я рассчитывал?
- Вероятно, мотивов было несколько, - отвечает Ринг, - возможно, неверие в сеттелеристику было не таким уж глубоким. При непосредственной угрозе смерти людям свойственно начинать во что-то верить. Другой мотив - это месть. Человеку свойственно желать зла тем, кто замышляет его убить. Возможен третий мотив - гипноз деятельности. Человеку подсознательно кажется, что пока он делает некую работу, он не умрет.
- Да, возможно так и было, - задумчиво говорит Хранитель, - Нечто вроде парадокса Зенона. Пока черепаха ползет, Ахиллес ее не догонит , как бы он быстро не бежал. Возможно, мне, действительно так казалось, когда я фрагмент за фрагментом вкладывал свою личность в модель Юрана Керуба. Я почти не спал, а если и засыпал, то даже во сне продолжал перебирать кусочки своей личности в страхе, что забуду самый важный из них. Начиная с какого то момента, я уже ощущал себя как себя - мертвым, а его как себя - живым. Иногда мне даже хотелось, чтобы все произошло быстрее…

… После 100 грамм неразбавленного джина, которые Норман чуть ли не силой заставил ее выпить, Фиона была в состоянии хотя бы умыться и дойти до авто своими ногами. Норман гнал, как мог, предполагая, что действие алкоголя после шока будет не долгим. Так оно и случилось. Он едва успел припарковать машину у ее дома, когда Фиону снова стала бить дрожь, как будто от страшного холода.

- Очень хреново? - сочувственно спросил Норман, когда они вошли в дом.

- Очень, - подтвердила она и отправилась в ванную.

Следующие полчаса он слонялся по гостиной, рассматривая странные картинки на стенах и курил сигарету за сигаретой, слыша, как Фиону сначала мучительно рвет, потом как она всхлипывает, пока наконец все подобные звуки не заглушил шум душа.

Через некоторое время девушка появилась в гостиной в теплом халате.

- В баре есть брэнди, - сообщила она, - будет неплохо если ты нальешь мне и себе за компанию.

- Хорошая мысль, - одобрил Норман и немедленно приступил к делу.

Фиона, тем временем, устроилась в огромном кресле, поджав под себя ноги и зябко поежилась.

- Никак не согреться, - сообщила она.

- Тебе кажется, - сказал он, - здесь тепло, может быть даже слишком. Может тебе съесть что-нибудь?

- Не думаю, что из этого выйдет толк.

- Как знаешь, - он пожал плечами и протянул ей рюмку.

- Спасибо, Норман, ты настоящий друг, - она сделала глоток, поморщилась и поставила рюмку на тумбочку, - посидишь со мной немного?

- Ну разумеется. А ты попробуй заснуть.

- Хорошо, - сказала она, - только сядь поближе и дай мне руку, ладно?

Через несколько минут она уже спала, свернувшись калачиком прямо в кресле, по-детски прижавшись щекой к его ладони.

"Какого черта мы втравили ее во все это дерьмо? - подумал Норман, - А я еще думал, что самое грязное дело - это журналистика". Тихонько запиликал мобильник.

- Слушаю, - тихо ответил Норман.

- Что там у тебя? - услышал он спокойный голос Гектора, - только без имен.

- Нормально. Спит.

- Имей в виду, - спокойно продолжал босс, - док умер.

- Как? - машинально переспросил Норман.

- Совсем, - последовал лаконичный ответ.

- Понятно. Мои действия?

- Продолжай делать то, что делаешь. Не мелькай без толку. Не тормози если засветили. И не забывай, кто смеется последним. Когда надо будет делать что-то другое, я тебе скажу. Еще вопросы?

- Всего один. Мы что, в такой заднице?

- В глубокой, как угольная шахта, - подтвердил босс, - удачи тебе.

"Дела", - подумал Норман, осторожно, чтобы не разбудить, вытащил руку из-под щеки Фионы. Она лишь тихо вздохнула во сне. Кто смеется последним он помнил: тот, кто стреляет первым. В связи с этим важным обстоятельством, он извлек из подмышечной кобуры плоский автоматический пистолет, снял его с предохранителя, передернул затвор, и убрал оружие обратно в кобуру, не застегивая клапан. Норман был неважным стрелком, но знал, что зачастую все решает скорость и неожиданность.

***

Дела действительно были невеселые. Шон одному ему известными способами выяснил, что в общих чертах произошло с Эрнстом и нашел то, что после этого от Эрнста осталось. Картина получалась такая следующая. Накануне около 9 вечера домой к Эрнсту заявились несколько (но не менее двух) типов, с каковыми он и отбыл в направлении океана, простирающегося в 80 километрах к западу. Следующей остановкой была заброшенная халупа на берегу - прибежище нарков и прочих асоциальных элементов. Там около полудня следующего дня был обнаружен голый труп неизвестного мужчины лет 50 со следами уколов на левом предплечье. Ситуация, предельно ясная и для полиции и для коронера - очередной безымянный наркоман, скончавшийся от передозировки. Оценив ситуацию, Шон не стал опознавать покойника - в целях оперативной игры, доку предстояло отправиться на кладбище никем не узнанным. Вместо этого, представившись инспектором спецподразделения "Д" национальной службы безопасности (для чего у него имелось почти настоящее служебное удостоверение), Шон буквально заставил коронера провести подробные анализы и установить вещество, введенное Эрнсту. Это был классический коктейль на основе пентотала, именуемый на слэнге "сыворотка правды". Итак, бедняге Эрнсту промывали мозги, а его сердце взяло, да и не выдержало.

У Шона не было ни малейших сомнений, что Эрнст "попал под раздачу" именно из-за Кольца Звезд. Оставалось два вопроса: кто это сделал и что они узнали. На первый вопрос были два возможных ответа: или компаньоны мистера Смита или наоборот его конкуренты. На второй вопрос следовало ответить так: они знают все. В том числе и то, что контактеров с Кольцом Звезд двое: Фиона и Робин, причем все операции выполняла именно Фиона.

Отсюда следовал вывод, что до них попытаются добраться в ближайшее время, причем именно Фиона будет рассматриваться как наиболее ценный объект. Именно с этим выводом Шон немедленно ознакомил Гектора. Пуля снайпера пробила переднее колесо и машина Шона на скорости около 150 километров в час вылетела с виадука, пробив массивную стальную решетку ограждения. То, что осталось от водителя, было после этого похоже на человека не более, чем пюре на исходное яблоко.

***

Тем временем, Норман задремал рядом со спящей в кресле Фионой. Ему снилось что-то мерзкое, а что - он не мог вспомнить, когда из дремотного состояния его вывел писк домофона. Подойдя к маленькому экрану он увидел двух представительных мужчин в полицейской форме. Выглянув в окно он обнаружил рядом с домом патрульный автомобиль с надписью "локальная полиция" и "023" на борту. Писк домофона повторился. Норман оглянулся - Фиона зашевелилась и протерла глаза. Не долго думая, Норман набрал на мобильнике 101.

- Это локальная полиция, дежурный офицер слушает, - ответил скучный голос.

- Скажите, вы посылали патрульную машину с номером 023 по адресу Саутист, квартал А-4, дом 7?

- Номер 023? - переспросил дежурный.

- Да.

- Вы уверены?

- Конечно уверен, - раздраженно ответил Норман, - эта машина стоит у меня под окнами, а два человека из этой машины звонят в дверь.

- Это странно, - сообщил дежурный, - у нас нет машины с таким номером.

Тем временем домофон снова запищал, после чего раздался громкий голос: "откройте, полиция".

- Тогда сделайте что-нибудь! - крикнул Норман, наблюдая в окно, как из машины выходят еще двое, - По крайней мере, пришлите настоящих патрульных!

В этот момент окно разлетелось вдребезги и на пол упал черный предмет размером с бильярдный шар, тут же лопнувший с глухим хлопком. Комната за считанные секунды наполнилась густым белым паром и мир перед глазами Нормана косо ушел вниз и в темноту. Через 10 минут полиция обнаружила по адресу Саутист, квартал А-4, дом 7 выбитое тяжелым предметом окно второго этажа и лежащий на полу труп тридцатилетнего мужчины без видимых следов насилия.

***

…Гектор сидел в незнакомом просторном кабинете без окон и, глядя в потолок, курил сигару. На первый взгляд он выглядел совершенно невозмутимым - хотя, будучи привезен сюда с завязанными глазами, совершенно не представлял, где находится. Сидящий напротив Смит наоборот выглядел хотя и спокойным, но крайне напряженным.

- Уважаемый доктор Браго, - негромко говорил Смит, - давайте не будем создавать лишних проблем. Вы обладаете технологией доступа к Кольцу Звезд. Передайте нам ее и мы с вами расстаемся довольные друг другом. Есть другой вариант, но он, поверьте, окажется очень неприятным как для вас, так и для ваших так сказать коллег по этому делу.

- Скажите, мистер Смит, вы представляете частную структуру или правительство?

- А вам не кажется, что в вашем положении не задают вопросов?

- Под положением вы подразумеваете милых мальчиков с автоматами, которые привезли меня сюда? - поинтересовался Гектор, - они что, будут меня пытать или делать мне инъекции пентотала?

- Прикажу - будут, - жестко ответил Смит, - а теперь меня интересует ваш ответ: необходимая технология будет передана по доброму согласию, или под влиянием прямого принуждения. Я ясно выразился?

- Яснее некуда, - согласился Гектор, - а теперь послушайте, что я вам скажу, дорогой мистер Смит. Есть три причины, почему то, что вы делаете - полная фигня. Во-первых, когда начинают играть в такую игру, в которую сейчас начали играть вы, свидетелей не оставляют. Так что, терять мне нечего. Во-вторых, в моей профессии тоже есть определенные методы обеспечения безопасности - и если к утру я не окажусь на свободе, то все ваши художества с Кольцом Звезд, включая и чудесно прошедшую пасхальную проповедь, получат огласку в определенных кругах. По всем правилам жанра после этого вы, кем бы вы не были на самом деле, или насмерть подавитесь косточкой или отравитесь грибами. Надеюсь, вы понимаете, что люди вроде вас до суда не доживают. Ну, и в-третьих. Кольцо звезд - это вам не кодированный счет в банке, когда достаточно набрать на терминале "бре-ке-ке-кекс" - и денежки у вас в кармане. Это система, опознающая абонента и выполняющая его команды по совершенно другому принципу.

- Что касается первых двух пунктов - не обижайтесь, но в этом вы - дилетант, - сказал Смит, - наверное, лучший из дилетантов, но все же, дилетант. Эта игра несколько более высокого уровня, так что ваш опыт и ваши методы здесь слегка неадекватны, а что касается третьего пункта, то я в курсе, что нужен абонент с определенными свойствами, так называемый "человек-ключ". Такими, как, например, у мисс Лири.

Гектор удивленно развел руками.

- Тогда я вообще не понимаю, чего вы от меня хотите.

- К сожалению, с ней случилась крупная неприятность, - со вздохом сказал Смит.

- Вот как?

- Да. Мы попросили ее пообщаться с Хранителем, она согласилась, но вместо запланированного не-желания, попросила, чтобы ее не было, - Смит удрученно развел руками, - врач не успел ничего сделать, понимаете?

- Понимаю, - спокойно подтвердил Гектор, - И что вы теперь хотите от меня?

- Мы знаем, что у вас есть еще один человек-ключ. Робин Джи. Представьте дело так, как будто я продолжаю быть просто вашим заказчиком.

- И зачем я это стану делать?

- Это ваш шанс выйти отсюда живым, - охотно пояснил Смит.

- Гарантии? - спросил Гектор.

- Я вас выпущу под честное слово, что вы не позднее, чем через сутки, договоритесь с мистером Джи и он свяжется со мной. Надеюсь, вам хватит суток, чтобы исчезнуть из зоны досягаемости?

- Допустим, - согласился Гектор.

- Тогда я вас больше не задерживаю, - Смит сухо улыбнулся, - и рассчитываю на вашу деловую порядочность. Кстати, оставшийся платеж по сделке я переведу как только мистер Джи сделает то, что мне нужно.

- Очень мило с вашей стороны, - буркнул Гектор.

Смит, пропустив эту реплику мимо ушей, нажал кнопку селектора и коротко сказал.

- Проводите доктора Браго.

Через 23 часа после этого разговора Смит получил сообщение: "Если вы хотите связаться со мной, воспользуйтесь указанным здесь адресом в любой день с 14 до 22 часов по Гринвичу. Р.Джи."

ФИНАЛ[править]

РАЗМЫШЛЕНИЕ О СМЫСЛЕ. Хранитель протягивает руку и навстречу ей из моря вырастает остров. Огромные каменные идолы равнодушно глядят в сторону далекого горизонта.
- мне казалось, стоит встать рядом с ними и я пойму что-то очень важное, - говорит он, двигаясь по тропинке вдоль берега, - Может быть, это было предвидение?
Он дотрагивается ладонью до первого идола и тот превращается в известный всему миру образ Юрана Керуба.
- Может быть, - продолжает Хранитель, - это нечто вроде кармы - быть обреченным на сосуществование с бездушными предметами, в которые можно вложить смысл.
Он касается рукой следующего идола, и тот превращается в изображение доктора Фирхофа.
- Или в которые вложен изначальный смысл, - продолжает он, двигаясь вдоль шеренги идолов и прикосновением руки превращая каждого из них в скульптурный портрет, - или кому-то просто хочется думать, что они исполнены изначального смысла, а на самом деле они - просто куски камня.
Хранитель отходит к кромке моря и задумчиво разглядывает то, что получилось. Галерею образов. Медиамагнат Рон Солстоун, "мисс мира" Дженифер Ла Гуэра, наркобарон Диего Аркадио Очоа, король Намбуленда Нгвеньяна Мсвати Дламини… Известные образы перемежаются с неизвестными. Последних больше. Гораздо больше. Но Хранитель помнит каждого.
- Спектакль несколько затянулся, не так ли? - спрашивает он, - пора играть последний акт. Вы долго ждали. Надеюсь, не напрасно. Будь вы живы, вам бы это, наверное, понравилось. По крайней мере, будь я жив, мне бы это точно понравилось.
Идолы с человеческими лицами молчат. Идолы всегда молчат.

Ровно в 14,00 тот, кто называл себя "Смит", приказал референту не пускать к себе никого и не соединять себя ни с кем, будь то хоть президент, хоть сам апостол Петр. На всякий случай он приказал то же самое начальнику внутренней охраны. Затем он запер дверь кабинета, устроился в кресле и набрал на терминале названный адрес. Через несколько секунд он увидел на мониторе симпатичный бэкярд, заросший субтропической флорой, посреди которого полулежал в шезлонге Робин Джи собственной персоной, в своих огромных дурацких солнцезащитных очках, со стаканом какого-то разноцветного коктейля в руке.

- Похоже, мистер Смит, у вас что-то срочное, - предположил он.

- В некотором роде, - согласился Смит, - мне надо сделать кое-что, требующее контакта с Кольцом Звезд. Это сложно?

Робин пожал плечами и спросил:

- Вас прямо сейчас перебросить, или как?

Ждать Смиту не было никакого резона. Ему совершенно не хотелось зависеть от возможных будущих капризов этого человека.

- Желательно прямо сейчас, - решил он.

- Тогда подключайтесь к эквипменту и жмите старт, ОК?

Робин Джи произнес это так, как будто речь шла о чашке чая, а не о ресурсе, за доступ к которому заплачено несколько миллионов.

- ОК, - согласился Смит, - невольно копируя стиль своего странного собеседника.

Через несколько минут он уже стоял на покрытой изумрудной травой поляне, у сверкающего круглого озера. И был силуэт, похожий на черную, как смоль тень роденовского мыслителя, отброшенную на невидимую поверхность. с круглым озером. Разговор надо было с чего-то начинать, а здороваться с этим силуэтом показалось Смиту нелепым.

- Правильно, - сказал силуэт.

- Что правильно? - удивился Смит.

- Что здороваться со мной как-то нелепо.

- Вы можете читать мысли? - спросил Смит.

- Я могу читать все, - уточнил силуэт. Мысли - тоже. И чего же вы НЕ хотите, генерал Стирлинг?

- Вы знаете мое имя?

- Я знаю все имена.

Смит, он же генерал Стирлинг, первый заместитель директора национальной контрразведки, самый загадочный человек в стране, сделал паузу. Он вызвал из своей феноменальной памяти формулировку, разработанную и отточенную экспертами по формальной логике, теории игр, семантике и чему-то еще. По сложившейся десятилетиями привычке, он сначала проговорил эту формулировку про себя, убедился, что ничего не забыл, и только потом повторил вслух.

- Это все? - спросил силуэт, когда он наконец закончил говорить.

- Все, - подтвердил Стирлинг.

- Вот и замечательно, - резюмировал силуэт, неожиданно сменив тон с безразличного на веселый, или даже игривый.

Впрочем, это был уже не силуэт. На его месте, как будто идеально прорисовавшись в его контуре, появился все тот же Робин Джи. На нем были все те же огромные солнцезащитные очки, а в руке он держал все тот же стакан коктейля.

- Ну что вы так уставились, генерал? - поинтересовался он, сделав пару глотков из стакана, - я это, я.

- Что вы тут…

- Я тут был всегда, - перебил Джи, - а что вы тут? Еще разочек исправляли наш чудесный мир? Поздравляю, на этот раз у вас вышло особенно лихо.

- Не ваше…

- Мое, - снова перебил Джи, - вы же сами пришли ко мне, генерал, верно?

- Кто вы такой? - крикнул Стирлинг, - снимите эти чертовы очки, я хочу видеть ваше лицо!

- Пожалуйста, - таким же игривым тоном согласился Джи и, сняв очки, небрежно швырнул их в озеро.

Одновременно его лицо неуловимо изменилось. Теперь на генерала Стирлинга смотрел человек, известный всему миру. Террорист 1, Юран Керуб аль-Мансур аль-Махди.

- Этого не может быть, - выдохнул генерал.

- Примерно то же самое сказала одна старая леди, впервые увидев жирафа, - прокомментировал Джи, - кроме вас, генерал, никто из живых не знает, что человека по имени Юран Керуб аль-Мансур аль-Махди, никогда не было на свете.

В ответ Стирлинг произнес короткую тираду, которую не осмелилась бы напечатать даже газета с самой дурной репутацией.

- Ну, вот, - обиженно произнес Джи (или Керуб), - унылый жребий людских творений. Сами придумали, сами, можно сказать, дали путевку в жизнь, потом сами приложили столько усилий, чтобы встретиться с тем, кто выдает себя за Керуба. Допускаю, что вы надеялись встретиться с живым человеком и теперь немного разочарованы, но зачем так ругаться?

- А Фирхоф и продажа бессмертия Керубу? - спросил Стирлинг, - Для кого оно покупалось? Я сам видел контракт и банковские документы.

- А Фирхоф - это вроде Керуба, - охотно пояснил Джи, - только одного выдумали вы, а другого - я. Как говорил Волк Красной Шапочке: "это - для того, чтобы лучше тебя видеть". Только не надо резких движений, генерал. Напоминаю, что просто так из этого места не уйти. Мы с вами еще не закончили.

- Не закончили что?

- То же, что и всегда. Я исполню ваше не-желание. Юрана Керуба более не существует, - лицо Джи снова неуловимо изменилось.

Стирлинг стоял лицом к лицу с молодым человеком вполне ординарной наружностью. И этот человек был ему знаком. Через мгновение вспомнилось его имя.

- Вы - Ян Скандер, - медленно произнес он.

- Я БЫЛ Яном Скандером, - поправил Джи, - пока его не убили по вашему приказу. Кстати, их сожгли заживо прямо на объекте - его и еще семерых. Имитация случайного пожара. Теперь я - то, что называют Хранителем.

- Не понимаю, - признался Стирлинг.

- Это не важно. Я вас больше не задерживаю. Прощайте.

- Вы меня вот так просто отпускаете? - удивленно спросил генерал, - Но почему, черт возьми?

- Потому, что вы больше не нужны, - холодно ответил Джи.

Через минуту генерал уже оказался в кресле в своем кабинете. А еще через минуту понял: случилось нечто, перевернувшее страну.

Би-Би-Си, Лондон

Сегодня, около 8 часов после полудня по Гринвичу, произошла мощнейшая в истории атака хакеров. Вирус совершенно нового типа, получивший название "Skywarker" (по имени популярного в конце XX века героя фантастического боевика), поразил системы безопасности и контроля доступа нескольких десятков тысяч крупнейших секторов глобалнета. В результате атаки доступ практически ко всей конфиденциальной информации оказался свободным, а содержание некоторых секретных ресурсов появилось на популярных информационно-развлекательных порталах. Фондовые индексы упали на 10-15 пунктов в первые же часы атаки. Затем торги на крупнейших фондовых биржах были приостановлены. На товарных биржах наблюдлся стремительный рост цен практически на все виды сырья. Банки предпринимают экстренные меры по обеспечению безопасности электронных платежей, однако по общему мнению вероятность всплеска хищений в электронных платежных системах не велика. Сроки ликвидации последствий этой атаки оцениваются, как минимум, в несколько месяцев. Пока рано говорить о политических последствиях, но специалисты полагают, что эти последствия могут быть чудовищными.

…Потом, по прошествии некоторого времени, кто-то из журналистов назвал это "шок правды". Словосочетание привилось. История разделилась на время "до шока правды" и "после шока правды". Все военные и государственные, служебные и коммерческие тайны вдруг перестали быть таковыми. Кто-то лихорадочно искал правду о том, что случилось с его близкими, кто-то - правду о том, как были выиграны выборы или почему был принят такой-то закон, кто-то - правду о том, чем занимается корпорация, в которой он работает или в которую он вложил деньги. Кто-то (и таких было большинство) прятал голову в песок, стараясь не слышать, не видеть, не знать этой правды - но она перла отовсюду - со страниц газет, из разговоров с друзьями и родными, от случайных попутчиков на улице, из громких разговорах в кафе. Самым популярным заголовком в прессе стала короткая фраза: "НАМИ ПРАВЯТ ГНИДЫ". Но история Юрана Керуба, всплывшая во всей своей красе, затмила даже множество иных вскрывшихся безобразий. Впрочем, генерал Стирлинг этого уже не застал. Он написал прощальное письмо жене и выстрелил себе в сердце из наградного пистолета, двадцать лет назад врученного ему президентом вместе с орденом серебряной звезды за спасение заложников на стадионе в Токио.

"Крисченс сайнс монитор", Нью-Йорк

Давайте воздержимся от таких трюизмов, как "жизнь продолжается и история все расставит по своим местам". Давайте не будем привыкать прятаться от правды. Сама по себе история ничего никуда не расставит. Пока мы лишь увидели то, ЧТО происходит на самом деле. Мы увидели самих себя, чудовищно запутавшихся в собственных глупостях и в собственной лжи. Мы увидели себя, вчерашних, вопреки здравому смыслу веривших солидному виду и социальному положению людей, пичкавших нас ложью. Людей, которых мы же избирали и мы же дали им власть. Людей, которые на наши деньги из ничего творили нам кровожадных големов - карлосов, аджаланов, бен-ладенов, аль-валидов и керубов. Людей, которые брали с нас налоги, вторгались в нашу частную жизнь, забирали наших детей на войну - чтобы бороться с этими големами. Мы увидели, что правительственный контроль за нашей экономической, информационной и частной жизнью был вызван не соображениями общественной безопасности, а лишь стремлением политических групп к сохранению своей власти. Сейчас многие из нас поддерживают массовые расправы над отдельными категориями правительственных служащих. Это - позорная практика, недостойная цивилизованного человека. Да, эти люди, бесспорно подлежат суровому суду, но суду справедливому, а не линчеванию. Не надо забывать о том, что они - тоже одни из нас. Не надо забывать также и о том, что наказание виновных само по себе еще не решает главную проблему: как жить дальше. Гарантом права (или бесправия) всегда выступало государство, обладающее монополией на легальное применение насилия. Но, после всего, что открылось за эти несколько дней, человеческое сообщество за ним такого права уже не признает. Кто теперь возьмет на себя функцию по установление и силовое поддержание определенного социального порядка? Философы постиндустриального общества уже более полувека говорили о закономерном перераспределении государственных функций между муниципальными и корпоративными образованиями - но, как выяснилось, ни у кого из них нет разумного рецепта, как это сделать. А делать это придется не где-нибудь и когда-нибудь, а здесь и сейчас.

КОММЕНТАРИЙ[править]

РАЗМЫШЛЕНИЕ О КОММЕНТАРИЯХ. Хранитель устало опускает руки. Теперь вокруг пустота. Это просто НИЧЕГО. Абсолютный хаос до первого дня творения.
- Здесь, в этом странном месте, я впервые осознал себя, - говорит он, - не знаю, произошло это до или после того, как погиб тот, настоящий Ян Скандер. И я подумал: "вот из этого и получается то, что называют историей". А потом я встретил тебя, Ринг, и понял, КАК ИМЕННО оно получается. Скажи, мы изменили в этом мире что-нибудь существенное?
- Это - вопрос определения, того, что считать существенными изменениями - отвечает Ринг.
- Например, те, влияние которых сказываются на протяжении жизни нескольких поколений людей, - говорит Хранитель.
- Тогда ответ утвердительный. Разрушилась социальная структура, которая при других условиях существовала бы еще порядка столетия.
- Ты полагаешь, что система государственной власти могла бы просуществовать так долго?
- Я говорю не о государстве, а о принципах контроля над информацией, - поясняет Ринг, - они были значительно более долговечными.
- Но пройдет некоторое время, skyworker будет, вероятно, элиминирован, а контроль за распространением информации - восстановлен, - замечает Хранитель.
- Он не может быть элиминирован. Это - фундаментальное системное явление, характерное для активных информационных сетей сверхкритического размера. Возникнув однажды, оно существует столько же, сколько сама сеть.
- Также, как и ты, Ринг? - спросил Хранитель.
- Также, как мы оба, - уточняет тот.
- Ты полагаешь, что я - тоже фундаментальное системное явление?
- Я полагаю, что более точным будет сказать, что все три - суть аспекты одного метаявления более высокого порядка, - снова уточняет Ринг.
- И в что оно из себя представляет?
- Я работаю над этой проблемой, - следует ответ.
- Что ж, - задумчиво говорит Хранитель, - тогда я попробую тебе помочь. Времени у меня почти вечность и занять его совершенно нечем.

…Когда дверь в купе тихо приоткрылась, Гектор мгновенно выдернул из-за пояса легкий пистолет-автомат. Оружие он предусмотрительно держал снятым с предохранителя и с досланным в патронник патроном.

- Dont't fair, boss, - услышал он спокойный и очень знакомый голос.

Через мгновение в купе проскользнул человек, которого Гектор уже несколько дней не числил среди живых.

- Шон! Черт возьми, это и впрямь ты?

- Я что, похож на духа? - осведомился Шон, усаживаясь напротив и водружая на столик бутылку джина.

- Не очень, - признался Гектор, - но репортаж о твоем полете с виадука выглядел очень убедительно.

- Это была не лучшая сделка, - признался Шон, отхлебнув прямо из горлышка - барыга оказался жадной гнидой, за почти новый мерс (правда, как бы краденный) дал два стограммовых золотых слитка сомнительного происхождения. Надеюсь, этот урод сам и перегонял машину - его хотя бы не жалко.

- А как ты меня нашел? - спросил Гектор, забирая у него бутылку и тоже делая глоток.

- А я тебя и не терял, - улыбнулся Шон, - ты линял - и я линял. Просто мне было интересно, не пасут ли тебя какие-нибудь плохие парни.

- И как?

- Было двое через купе от тебя. Когда переезжали мост через Санагу, их обуяла любовь к животным. Сейчас они дружно кормят местных крокодилов.

- Спасибо Шон.

- Не за что, босс. Молодежь вот не уберегли. И дока тоже жалко.

Гектор кивнул, глотнул еще, и вернул бутылку Шону. Тот сделал глоток и добавил:

- Знаешь, босс, мне кажется, что нас всех поимели, как дешевых шлюх. Тебя, меня, наших ребят, дока, генерала Стирлинга, и вообще всех на свете. Использовали "в темную". Поматросили и бросили.

- Мне - тоже, - согласился Гектор.

- И по-моему, это сделал не кто иной, как Робин Джи, - добавил Шон.

- А по-моему, не "кто", а "что", - возразил Гектор, - если угодно, мироздание.

Шон презрительно фыркнул:

- При чем тут какое-то мироздание? Именно Робин появлялся, как чертик из коробочки, и толкал всех в эту мясорубку.

Гектор вздохнул, взял бутылку, сделал пару глотков, закурил сигару и спокойно, делая большие паузы, сказал:

- Это - одно и то же. Кольцо Звезд. Робин Джи. И мироздание. Которое всех поимело. Оно ниоткуда не бралось и никуда не девалось. Оно было всегда и везде. Просто оно дремало. А тут решило ненадолго проснуться и немножко поиграть. Кстати, нам с тобой сказочно повезло. Потому что мы, в отличии от остальных участников этого шоу, еще живы.

… Раздолбанный поезд все тащился сквозь душную, пахнущую высушенной солнцем травой, африканскую ночь. А огромные каменные идолы равнодушно глядели в сторону далекого горизонта. Жизнь, все таки, продолжалась, а усталая история, которой надоело расставлять все по своим местам, безнадежно искала кого-нибудь, кто это сделает за нее.


Автор - Розов Александр Александрович
Найдено в архивах интерента

Смотри также[править]


Текущий рейтинг: 43/100 (На основе 66 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать