Клад

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск


1[править]

Струйки сигаретного дыма извивались в воздухе и, образуя причудливые узоры, поднимались под самый потолок, сливаясь в плотную завесу. За кухонным столом сидели трое и вели неторопливую беседу.

- Ну что, еще по маленькой? – спросил солидный рослый мужчина лет сорока.

- С превеликим нашим удовольствием, Витяня! – тут же отозвался один из его собеседников и протянул синюю от наколок руку к початой бутылке «Арарата».

Мгновение спустя, татуированный уже разливал коньяк по стопкам, после чего произнес лаконичное:

- Ну, будем!

Все трое выпили, и погрузились в свои мысли. На какое-то время в помещении повисла тишина.

- Продолжай, Мишаня! – произнес, наконец, тот, кого звали Виктором.

- Ну, вот я и говорю, – отозвался татуированный Мишаня. – Прадед-то наш с тобой никаким крестьянином и не был, в натуре! Ты же помнишь, что когда менты мне на хвост сели, то я у нашей бабки в деревне зашкерился. Аккурат за пару месяцев до того, как она преставилась. Вот и шепнула мне бабуля перед самой смертью, что предок наш был дворянского происхождения. Кто он там по масти – барон или граф – я не шарю. Но точно знаю, что из дворян!

Виктор ненадолго задумался, осмысливая услышанное.

- Ну, допустим… И что? Хочешь дворянскую грамоту теперь получить? Чтоб к тебе обращались «Ваше превосходительство»? Дворянин… Третья ходка в лагеря уже у тебя за плечами. За это титул тебе точно не пожалуют!

- А может, наследство получить желаешь? – вмешался в беседу третий, слегка усмехнувшись.

- Сечешь, Серый! – тут же оживился Мишаня. – У прадеда-то нашего чуйка, видать, путевая была. Перед революцией самой, он добрище свое все пораспродал, да бабло в сундучок сложил и заныкал у себя на заимке. Видать, в Париж лыжи навострил. Или, в Баден-Баден. Да только лоханулся малость. Подвела его чуйка. Пришли к нему большевики, да и начали на бабки ставить. Предок-то наш духовитый был. Послал их куда подальше. Большевики разобиделись, да тут же его и приговорили к высшей мере социальной защиты. Там же в логу и расстреляли. А вот где он сокровища свои заховал – успел сообщить только своей дочери мелкой. Нашей бабуле, то есть. А вот она мне перед самой смертью и маякнула.

- И что? – вновь задал вопрос Виктор. – Ты хочешь сказать, что где-то там сундук с сокровищами валяется почти сто лет, и никто его не откопал?

- В елочку толкуешь, братуха! Никто его не откопал. А я откопал!

Виктор недоуменно взглянул на Мишаню:

- Ну-ка, поясни!

- Так за пару дней до того, как меня взяли, я метнулся на заимку со своим кентом. Прошмонали мы то местечко, за которое бабка говорила, и нарыли там сундучок. Только заперт он был на замок огромадный. Чтоб его отворить, инструмент слесарный нужен был. Ну, мы порешали, что этот сейф у кента на хате ломанем, как только он инструмент надыбает, да и запрятали сундук у него в амбаре. Только вот несрастушка вышла. Бабка-то наша на следующий день померла. Вот мне и пришлось по деревне посуетиться малость. А там, по ходу, кто-то фейс мой срисовал, да стуканул в ментовку. А к вечеру уже менты мне ласты и завернули…

Виктор в очередной раз с удивлением взглянул на младшего брата.

- Подожди… То есть, ты хочешь сказать, что нашел наши семейные драгоценности, и сейчас они спрятаны у дома у какого-то твоего знакомого? А почему ты меня не позвал? Вместе бы клад и добыли!

- Так толкую же: земля у меня под ногами тогда горела! Все по-резкому делать надо было, а ты тогда по командировкам мотался. Вот и задумал я клад сбыть по-тихому, да и за кордон рвануть. Если б все выгорело, то потом бы я тебе оттуда и цинканул, что так мол и так – разбогатели мы с тобой! Отвечаю, братуха! Но подельник мне по-любому нужен был. Клад-то на заимке! Не на горбушке же его таранить в деревню? А кореш мой тогда на мотоцикле катался. Предложил я ему вдвоем пойти на дело, и доляшку пообещал десять процентов… Вот только, чуется мне, что давно уже мой кент сундучок тот оприходовал, да и толкнул барахлишко барыгам, и сейчас гулеванит вовсю на наши филки! Потому как, за тот семерик, что я на зоне чалился, он ни одной малявы мне не заслал! В одну харю решил все добрище себе прикарманить! Да вот я и смекаю: а чего бы нам к нему визит вежливости не нанести, а? В должниках он у меня. Вот и тряханем его малость. Я б и сам это дельце провернул, но ты бы, братко, подсобил мне! У тебя вот и тачка есть, и стволы, по ходу, имеются! А когда наследство покоцаем – твоя доляшка тебе причитается!

Виктор задумчиво потер подбородок.

- Ты, вот что, Миш… Сбегал бы в магазин, пока он не закрылся, да прикупил бы еще коньячку. А то вон, совсем на донышке осталось.

Миша охотно подскочил из-за стола.

- Да без базара! Все оформим в лучшем виде!

- Вот-вот… - Виктор открыл портмоне и протянул Мише две тысячерублевые купюры, – пару бутылочек прикупи. И на закуску чего-нибудь… Вечер длинный будет. Сунув купюры в карман, Мишаня с радостной улыбкой исчез за дверью.

- Ну, что ты думаешь? – спросил Сергей, вынимая из пачки очередную сигарету.

- Не знаю… - Виктор выглядел несколько растерянным. – Не особо мне верится в эту байку. Хотя… Братишка мой, хоть и непутевым был всю жизнь, но у бабушки он всегда был любимым внуком. Не удивлюсь, если именно ему она и решила доверить семейную тайну.

- А что делать планируешь?

- Да надо бы помочь Мише… А если там и впрямь цацки драгоценные запрятаны? Мы ведь право на наследство имеем! Да и брательнику деньги не лишними будут. Вдруг, да и завяжет со своей непутевой жизнью. Деловой человек из него вряд ли получится, а вот если клад там стоящий, то до конца жизни ему точно хватит. По зонам, может, мотаться перестанет…

- Ты серьезно? Вить, ты же взрослый человек, бизнес у тебя серьезный. Какие, к черту, сокровища? В кладоискатели заделаться решил? В детстве не наигрался?

- Я понимаю твой скептицизм. Но Миша – мой брат все-таки. А потому, помочь ему я просто обязан. Тем более, что дел-то – съездить в деревню, да дурачка местного разыскать. Если там действительно этот сундук был, то выяснить, куда он девал драгоценности, и долю свою стребовать. Как там эта деревня называлась, кстати?

- Звягино, кажется… Точно, Мишаня говорил - Звягино!

- Вот-вот… Кстати, припоминаю, что у бабки нашей фамилия была девичья именно Звягнина. Значит, прадед наш тоже Звягин был. Понимаешь, что это значит?

- И что же?

- А то, что деревни раньше часто носили названия по фамилии местных дворян или помещиков. А значит, не исключено, что не треплет наш Мишаня, а правду говорит! Короче, проверить надо бы. Ты вот что: завязывай-ка на сегодня с коньячком и езжай домой. Завтра за руль сядешь. Поедем.

- Оружие брать?

- «Сайгу» прихвати. Так, на всякий случай. В глухомань поедем, все-таки. Ну, и ножей охотничьих парочку.

- Ладно, понял тебя, - Сергей поднялся и начал собираться. – Во сколько выдвигаемся?

- Часов в девять утра. Мы с брательником поспим с утра. Чувствую, сегодня еще долго будем отмечать его освобождение.

Входная дверь отворилась, и на пороге появился Мишаня.

- О, Серый, а ты отчаливаешь уже? А за мою откидку употребить не желаешь?

- Не, Мишань. Как-нибудь в другой раз. За руль завтра с утра садиться.

- Ну, бывай…

- Серега нас завтра с утра в деревню к другану твоему повезет, - вмешался в диалог Виктор. – Сокровища твои разыскивать поедем. Дорогу-то помнишь? Покажешь? - Не, Витяня… Я ж к бабке-то нашей всегда на электричке ездил… Как туда на тачке добраться, я вообще не в курсях…

- Ладно, - махнул рукой Виктор. – Карта есть – по ней маршрут и проложим.

- Вот это толковая тема! – суетился радостный Мишаня. – а ну-ка подставляй стопарь, брательник!..

Застолье продолжалось. Братья обсуждали завтрашнюю поездку, и обговаривали детали предстоящего мероприятия. Уже ближе к полуночи, погружаясь в сладкую полудрему, Виктор едва улавливал бессвязную речь брата:

- Бабка говорила… Клад проклят… Кто захочет его присвоить, в крови утонет… Фуфло это все! Байки деревенские!..

Угасающим сознанием он пытался осознать то, что говорит ему брат, но алкоголь и усталость сделали свое дело. Пару минут спустя Виктор провалился в сладкую пустоту…

2[править]

Внедорожник резво бежал по автостраде.

- Долго нам еще? – спросил Виктор, потягивая минералку из запотевшей бутылки.

- Если карта не врет, то осталось километров пятьдесят. А может, и чуть меньше. – Ответил сидевший за рулем Сергей.

- Хорошо бы, если так… А то солнце сегодня жарит. Через часок будет в зените…

- Думаю, к этому времени мы уже приедем в деревню.

3[править]

Примерно в то же самое время, как «Лексус» новоявленных кладоискателей приближался к Звягино, в близлежащем поселке разворачивались драматические события. Компания местной молодежи, разъяренная нахальным поведением сверстников из соседней деревни, решила поставить последние точки над «и», и раз и навсегда дать понять «иноземцам», что вылазки на чужую территорию чреваты суровыми последствиями.

Натянутые отношения между жителями двух близлежащих деревень имели давнюю историю, и уходили корнями вглубь веков. Однако кульминацией конфликта стало вчерашнее побоище в местном клубе, затеянное по совершенно случайному и нелепому поводу.

Несмотря на то, что драки между враждующими сторонами случались довольно часто, в этот раз все было более чем серьезно. Помимо традиционной кулачной драки, кто-то из пришлых пустил в ход нож, и двое местных жителей получили серьезные ранения.

Разумно рассудив, что подобное поведение выходит за рамки допустимого, инициативная группа из пяти человек вооружилась самодельными битами и коваными цепями, после чего, усевшись в дедовскую «Ниву», карательный отряд выдвинулся в направлении автострады. До трагической встречи оставалось несколько минут…

4[править]

- Ну что там, Серега? – спросил Виктор, откупоривая очередную бутылку минералки.

- Почти прибыли. Совсем немного осталось.

- Тогда не гони. Притормози немного. Еще гаишников нам не хватало. С оружием едем, нам лишние вопросы ни к чему.

Прислушавшись к просьбе друга, Сергей сбросил скорость на подъезде к перекрестку. Этот маневр оказался роковым.

Пару мгновений спустя, поднимая клубы пыли, с прилегающей грунтовой дороги на автостраду на полном ходу вырвалась видавшая виды «Нива». Сергей едва успел среагировать и увел автомобиль на встречную полосу, задев, тем не менее, «Ниву» боковым зеркалом.

- Нет, ну ты видел, а! Что творят, козлы! Витянь, они нам зеркало повредили!

- Да черт с ними! В сервисе покрасят. Гаишников точно ждать не будем. Серега, у меня ствол «паленый» с собой. Нам менты совсем ни к чему!

- Как скажешь… - ответил Сергей и прибавил газу.

Ситуация имела все шансы на мирный исход, но экипаж «Нивы» был категорически не согласен с таким исходом событий.

- Косой, смотри! Они нам тачку поцарапали! – кричал один из пассажиров. – Меня дед теперь убьет! Ну-ка, догони их!

Подогретая свеженьким первачком молодежь жаждала крови.

- Догоняй, догоняй! – кричали парни в хмельном кураже.

… Виктор лениво созерцал проносящиеся за окном пейзажи. Внезапно, в пассажирском окне показалась все та же «Нива». Автомобиль деревенских жителей поравнялся с внедорожником. Один из парней опустив стекло, высунул биту и нанес удар по «Лексусу».

- Нет, ну вот это уже беспредел! Серега, тормози! Я машину вкруговую красить не собираюсь!

Оба автомобиля, сбросив скорость, припарковались на обочине.

5[править]

- Вы что творите, негодяи? - обратился Сергей к пятерым бритым парням, выстроившимся полукругом.

- Вы нам тачку поцарапали! – пытался парировать один из деревенских. – Если из города приехали – то все можно, да?

- Вы правила учили, нет? – лениво поинтересовался Виктор. - Ваша дорога второстепенная. Вы должны были нас пропустить, а не лететь, как угорелые. Куда опаздывали, хлопцы?

- Вот я тебе сейчас уступлю… - сдали нервы у хозяина «Нивы».

Дальнейшие события развивались стремительно и стали полной неожиданностью для обеих сторон.

Бритый парень подскочил к Виктору, и наотмашь ударил его в живот намотанной на кулак цепью. От нестерпимой боли Виктор присел на корточки, судорожно хватая ртом воздух.

На мгновение все замерли, а через пару секунд дверь «Лексуса» распахнулась, и на улицу выскочил Мишаня, сжимающий в руках карабин.

- Миша… Не вздумай!.. – едва успел прохрипеть брат, но тут же над окрестностями один за другим прозвучали пять глухих выстрелов.

Карабин отработал штатно, лязгая затвором и выбрасывая стреляные гильзы. Пять тел лежали на обочине в неестественных позах…

6[править]

Виктор изо всех сил теребил Мишаню за ворот рубашки:

- Ты что натворил, идиот?!!

- Братуха, так эти же фраера на тебя кинулись! Они ж порешить тебя хотели…

- Недоумок хренов! Ты хоть понимаешь, что за этих недорослей тебе пожизненное дадут?!!

- Так я… Это…

- Короче, Серега, падаем в тачку и валим отсюда! Пока менты не понаехали, и нас никто не видел!

- К-куда?.. – промямлил Серега, пребывающий в шоке от увиденного.

- Да хоть к чертовой бабушке! Только не в город! На ближайшую проселочную дорогу сворачивай! Там разберемся…

7[править]

- И что делать будем? – поинтересовался Сергей, слегка придя в себя после произошедшего.

- Не знаю пока, - ответил Виктор. – Ты рули до ближайшего поселка. Остановимся там у кого-нибудь из местных. Комнату на ночь снимем. До утра отсидимся, и подумаем, как быть дальше. Места здесь глухие, а тачку нашу, надеюсь, никто не видел. Может, и удастся скрыться.

- А клад? - не унимался Мишаня.

- Иди ты нахер со своим кладом! – взорвался Виктор. – Тебе мало, что на тебе уже висят пять трупов? Ты должен думать, как тебе голову теперь сносить! Я тебе помогу, конечно, но я тоже не всемогущий!

- Заберем бабло – и я слиняю. А вот пустым на рывок уходить - вообще без резона!

- Хрен с тобой… - отрешенно махнул рукой Виктор. – Поедем в твое Звягино. Терять все равно теперь нечего. Но сначала - в ближайшую деревню.

8[править]

Извилистая дорога пролегала через густой сосновый бор. Собственно, никакой дороги уже и не было, а виднелись лишь две накатанные колеи, заросшие высокой травой. По всему было видно, что транспорт здесь ходил редко.

- Ну, и куда ты нас везешь? – поинтересовался с заднего сиденья Виктор.

- Куда ты пальцем ткнул – туда и везу! – огрызнулся уставший Серега. – Если есть дорога, значит, есть и люди!

- Только вот что-то не видать их… - ответил Виктор, и тут же осекся.

Неожиданно деревья расступились, и неподалеку впереди показались старые накренившиеся заборы и крыши ветхих домишек.

- Ну вот и цивилизация, - угрюмо сообщил Мишаня. – А вон и аборигены. Сейчас поинтересуемся, как нам добраться до места назначении.

По дороге брела женщина преклонного возраста. Виктор опустил стекло и обратился к местной жительнице:

- Доброго здравия, мать!

- И вам не хворать, мил человек, – бойко отозвалась старушка.

- А как называется ваше поселение?

- Это? - старушка протянула руку в сторону деревенских построек. – А оно и не поселение вовсе. С десяток дворов тут наберется. Народ зовет Медвежьим Хутором. А вы нешто заплутали, милые?

- Да есть немного. Вот, дорогу на Звягино ищем.

Старушка тут же изменилась в лице.

- Это вам обратно на магистраль возвращаться надобно. А здесь дороги нет!

- Постой, мать! Так по карте здесь до Звягино совсем недалеко, если напрямую. А через автомагистраль нам теперь крюк огромный делать придется! Неужели никакой дороги нет?

- Дорога-то есть… - вздохнула старушка, – вот только не стоило бы вам по ней ехать… Места там проклятые. Чертовой Пустошью в народе кличут. Кто идет той дорогой – редко возвращается.

«Давай, еще ты покаркай, бабка! – выругался про себя Виктор. – Да что ж за день сегодня?». Но вслух произнес совсем другое:

- Скажи мать, а у кого на вашем хуторе можно комнатку арендовать? Нам бы на ночь. До утра вздремнуть бы где-нибудь.

- Так у меня и можно. Дети-то уж давно уехали в город. А мужа третьего года как схоронила. Сама одну комнату занимаю, а дом пустует. Милости прошу, люди добрые! Ежели еще дровишек наколете – то и будет вам банька на сон грядущий. А вот в Чертову Пустошь вам лучше бы не ехать. Немало людей там сгинуло. Вы такие молодые ишшо…

- Утром разберемся! Садись, мать, в машину, да показывай, где твоя изба…

9[править]

Сергей плеснул на печку воды из ковшика, и парилка вмиг наполнилась клубами горячего пара.

- Ну что, Витяня, какие мысли по поводу дальнейших действий?

- Подумать надо… - Виктор уже отошел от шока и пытался собраться с мыслями и трезво оценить обстановку. – Ты гильзы стреляные забрал?

- Конечно. Пока ты брательника своего в чувство приводил, я по-быстрому разыскал их. В кармане у меня лежат.

- Молодец. Уничтожь!

- Сделаю…

- А карабин-то чем заряжен был?

- Дробью.

- Уже лучше… - продолжал размышлять Виктор. – Сложнее будет идентифицировать оружие. А следы колес на обочине остались?

- Откуда? Там же трава высоченная.

- Ну, тогда у нас даже есть шансы, что нас не найдут к завтрашнему утру. Тем более, что стрелявшие могли направиться в какую угодно сторону.

- Тут ты прав, Витя. Машину нашу никто не видел, надеюсь. Автострада пустая была.

- Повезло нам, Серега, что воскресенье. В будние дни на междугородних магистралях обычно оживленно бывает. А сегодня затишье. Ладно! Тачку нашу не видели, но и мы терять бдительность не будем. Район в любом случае будут шерстить вдоль и поперек. Не каждый день на трассе по пять человек за раз убивают. Значит, машину припрячем в лесу и прикроем камуфляжным брезентом. У меня лежал там в багажнике. А в Звягино пойдем пешочком…

- В Звягино? Вить, ты извини меня конечно, но ты совсем сбрендил? На пару с Мишаней, что ли с катушек съехать решили? Ты что, тоже бредить этим кладом начал?

- Да тихо ты, не суетись! Подумай сам: убиты пятеро. Силовики это дело так не оставят. Рано или поздно всех найдут. И тебя, и меня, и Мишаню. Ну, его-то я за границу переправлю как-нибудь. А нам-то с тобой куда прятаться? Бизнес наш бросить и в бега рвануть предлагаешь? В лесу, в шалаше прятаться? Вот то-то! С адвокатами мне в городе переговорить надо. А как это сделать? Мобильники здесь не ловят – сам уже видел, наверное. У бабульки этой телефона отродясь не было, я спрашивал уже. Вот по всему и выходит, что самый удобный вариант – это направиться в Звягино к другу мишаниному, да от него и связаться с городом. К тому же, если прадедовские цацки действительно у него, то нам они тоже сейчас не помешают. Вдруг на дно залечь придется? А у меня денег в кошельке – кот наплакал… Вникаешь?

После короткого раздумья Сергей утвердительно кивнул головой.

- Ты прав. Звягино для нас сейчас – самый лучший вариант. Когда выдвигаемся? Утром?

- Да. Только надо бы выяснить, что там бабулька плела про эти Чертовы Пустоши… Как ее зовут, кстати, ты узнал?

- Да. Авдотья Никифоровна она. А про Пустоши чушь какая-нибудь рассказывала, скорее всего. Байку местную. Но выяснить стоит!

- Вот и пойдем, - Виктор опрокинул на себя тазик холодной воды. – Хотя, Мишаня там все уже выведал, наверное. Его бабуля угостить самогонкой обещала, так он даже в баню идти отказался. Сидит, наверное, сейчас и беседы застольные ведет…

10[править]

- С легким паром, внучки! – Авдотья Никифоровна подала на стол ароматный чай, разлитый из старинного самовара.

- Спасибо, мать! – отвечал Виктор, с удовольствием потягивая горячий чай из блюдечка. – А расскажите-ка нам поподробнее про эти ваши пустоши.

- А чего рассказывать-то?.. – помрачнела старушка, - с давних пор эти места считаются проклятыми. Прежде там село стояло. Не сказать, чтоб сильно оно велико было, но церковь своя имелась. Да вот только когда пришли революционеры, то церковь они разграбили, а служителей всех там же и казнили на заднем дворе. Образа и книги поразграбили да порастащили. И колокола сбросили, на обозы погрузили, да увезли невесть куда. А как осквернили лиходеи святое место, так с тех пор и начала всякая нечисть в село наведываться.

- Какая еще нечисть? – скептически ухмыльнулся Сергей. – Лешие с домовыми разбуянились?

Старушка с укоризной взглянула на гостя, и улыбка исчезла с его лица.

- Молодой ты ишшо. Потому и не веришь. Пожил бы с мое, так и не хохотал бы… Не было там ни леших, ни домовых! А вот селяне ушли оттуда. Потому как стал по ночам кто-то по селу бродить, да в окна заглядывать. Кто таков – неведомо. Зверь, али человек… Но ходил он на двух ногах, да и заглядывал в избы. И кто видел его, сказывали, что лицо у него человечье, да только в шерсти все, да оскал у него наподобие звериного. А опосля и совсем разбуянился. В двери начал стучать, да по крышам прыгать. И люди пропадать начали. Сначала ночью, а потом и среди бела дня… Чур меня, чур! Не к ночи помин! – перекрестилась старушка.

- Ну а дальше-то что было?

- Ничего! – неожиданно громко произнесла Авдотья Никифоровна. – Не хочу про те места говорить. Сто лет без малого там никто не живет! И не просто так. Многие отчаянные туда попасть пытались, да вот только никто не вернулся. Отец мой, разве что, побывал там однажды. На охоте был, да забрел по незнанию. Вернулся седой весь, как старик древний. Что там видел – о том никому и никогда не сказывал. Вот только заклинал всех не ходить никогда в эти места проклятые. Вот и вам там делать нечего!

Над столом повисла неловкая тишина.

- А все же подсказали бы вы нам, как через эти Пустоши в Звягино пробраться… - осторожно начал Виктор, – уж очень сильно нам надо туда, причем именно по той дороге.

Старушка печально посмотрела на Виктора и его спутников. Затем печально вдохнула, и, видимо поняв, что спорить бесполезно, вполголоса произнесла:

- Через нашу заимку одна дорога всего идет. К тем самым Пустошам. Вот по ней вам и надобно следовать. Через поселок, мимо креста деревянного, что стоит за околицей, и прямо, прямо, не сворачивая. А там уж и не ошибетесь. Только дорога та заросла уже давно, наверное, но заприметить ее можно. Здесь когда-то царский тракт пролегал, по которому обозы ходили. Потом эту дорогу даже замостить хотели, но бросили с тех пор, как из лесов нечисть приходить повадилась… Езжайте, коли такие отчаянные!

- Да ладно, мать! Мы засветло отправимся! – попытался разрядить обстановку Виктор. – Днем-то нечисть не озорует?

- Нет там ни дня, ни ночи! – отмахнулась Авдотья Никифоровна.

- Это как понимать, простите?

- Никак. Поздно уже! Спать пора. Тем паче, что путь вам завтра предстоит тяжелый.

- Тогда спокойной ночи вам!

- И вам спокойной…

11[править]

Поутру все трое уже были готовы продолжить путь. Сердобольная Авдотья Никифоровна наполнила водой пару небольших фляжек, хранившихся в автомобиле на всякий случай (пригодились-таки!) и, несмотря на упорные отказы, все-таки вручила путникам шмат домашней вяленой телятины, завернутый в старую газету, и краюху черного ржаного хлеба.

- Последний раз прошу, сынки, окститесь! Не ходите в места гиблые!

- Не переживайте! – пытался приободрить старушку Виктор. – Мы еще на обратном пути к вам заглянем!

- Нет… Ужо не заглянете. Ну да храни вас святые угодники! – с этими словами Авдотья Никифоровна перекрестила всю троицу и не спеша побрела к себе в избу.

12[править]

- Ну вот, дорога кончилась. Дальше не проедем. – Сказал Сергей, заглушив двигатель.

- Что там? – спросил Виктор, выглядывая с заднего сиденья.

- Приехали, говорю. Там впереди даже двухколейки нет. Деревья сплошные и тропа между ними. Автомобиль не пройдет.

- Хорошо. Оставим машину здесь. Мишаня, хватит заниматься ерундой. Достань лучше тент из багажника.

Шустрый Мишаня, как выяснилось, уже прошел на несколько метров вперед и сосредоточенно что-то рассматривал у себя под ногами.

- Секи сюда, пацаны! – Мишаня поддел носком кроссовка какой-то камушек с земли и подбросил его в воздух. – Бабуля-то нам не фуфло толкала! Эту тропку в натуре мостили когда-то!

- Слушай, археолог, ну-ка иди сюда, и помогай натягивать тент! – слегка раздраженно окликнул брата Виктор.

- Да топаю уже, топаю… - недовольно пробурчал Мишаня, возвращаясь к автомобилю. – Только за каким он сдался, этот тент? Местные сюда все равно не лукаются…

- Местные – нет! А вот если силовики вертолет запросят, то нам вообще некстати, чтоб наше авто сверху увидели!

- Верняк! А я то и не вкупился сходу…

Минут пять все трое старательно маскировали транспортное средство, прикрывая его камуфляжем и закидывая свежими еловыми ветками.

- Кажется все, - сказал Виктор, старательно оценив результат работы, - перекурим – и можно идти дальше.

После непродолжительного перекура все трое двинулись по едва различимой, заросшей высокой травой, тропинке. Сергей и Виктор шли молча. Мишаня едва слышно напевал себе под нос старую лагерную песню:

-… Пятьсот километров тайгааа… В тайге бродят дииикие звериии…

- Слушай, тебе весело, как я погляжу? – одернул Мишаню Виктор. – Ты не забыл, случаем, что натворил вчера?

- Не забыл… Только я это не от веселухи… Что-то на душе у меня беспонтово. А если бабка не лукавила? Вдруг там реально черти бродят?

- Миш, тебе лет сколько? Ты слышал, что она несла вчера? Нечисть ходит, в окна заглядывает… Да в любой деревне тебе таких историй с десяток расскажут! Да и пострашнее еще!

- Базара нет… Ладушки, хиляем дальше.

13[править]

Несмотря на то, что никто из этих троих не был человеком суеверным, или склонным к мистике, но история злосчастной деревни, поведанная накануне Авдотьей Никифоровной, оставила в душе неприятный осадок. А потому путники шли в полном молчании, внимательно прислушиваясь к звукам окружавшего их леса, и периодически настороженно оглядывались по сторонам. Каждый подспудно был готов к встрече с чем-то таинственным и опасным. Сергей перезарядил карабин, и нес его на плече, готовый в любую минуту открыть огонь. Виктор тоже привел свой пистолет в полную боевую готовность, и засунул его под ремень брюк. Мишане вручили охотничий нож, который он тут же разместил у себя на поясе.

Однако, несмотря на все опасения, путь до заброшенной деревни прошел без каких-либо происшествий. Спустя полтора часа, Мишаня неожиданно воскликнул:

- Смотрите, пацаны! Лес кончается!

- Действительно, сосны редеют. Через пару минут выйдем к Пустоши…

Миновав последние деревья, все трое остановились.

- Кажется, здесь… - сказал Виктор, вглядываясь вдаль.

- Точно здесь! Вон, видишь? Тропа уходит в низину, а вон там какие-то бревна валяются, что ли? – спросил Сергей, напрягая зрение.

- Это избы рухнувшие. Точнее то, что от них осталось. Хотя, вон и несколько целехоньких сохранилось…

- Ну, пойдем, посмотрим, что там…

По мере приближения к бывшему поселку, шедший чуть впереди Мишаня заметно оживился:

- Не, ну зацените, пацаны! Солнышко светит, птички поют! Курорт, в натуре! А где черти-то? Нет их тут, по ходу!.. Эй! А это что?

Мишаня замер как вкопанный.

- Чего там у тебя? – окликнул брата Виктор.

- Да ты сам дыбани! Жмурик тут отдохнуть прилег!

Пару мгновений спустя, Сергей и Виктор стояли рядом с Мишаней и задумчиво смотрели на жуткую находку. В траве, буквально в паре метров от них, виднелся труп, облаченный в темно-синюю суконную форму.

- Это что, моряк какой-то, что ли? – задумчиво произнес Мишаня.

- Нет, Мишаня, - напряженно ответил Виктор, - я не специалист в истории, но точно тебе могу сказать, что это – форма сотрудника НКВД тридцатых годов.

- И что это значит?

- А то, что этому, как ты выразился жмурику, уже не меньше шестидесяти лет… Но мне сильно не нравится, что выглядит он так, как будто его убили буквально вчера!..

- И…

- И еще мне не нравится, что в руке у него наган. И сжимает он его, как будто собирался отстреливался от кого-то!..

- Или чего-то… - упавшим голосом добавил Сергей, перехватив карабин.

- Короче, братва! – вмешался в разговор Мишаня. – Кончаем бухтеть! Когти рвать отсюда надо. Что-то мне больше не нравится этот вояж.

Как по команде все трое развернулись и двинулись по тропе, ведущей к противоположному концу деревни. Замыкавший процессию Виктор, обернулся и бросил взгляд на то самое место, где лежал труп офицера госбезопасности. От увиденного его сердце на мгновение замерло, и упало куда-то вниз. Положение тела покойника немного изменилось. Теперь труп уже не был скрыт травой, а как будто выглядывал из зарослей осоки. Глаза мертвеца были открыты, а их холодный взгляд обращен прямо в спину уходящим путникам. Виктор резко отвернулся и ускорил шаг.

- Да фуфло это! – рассуждал на ходу Мишаня. – Не может быть, чтоб тут реальный чекист очутился!

- А какие у тебя имеются версии? – вяло парировал Сергей.

- Ну, есть же всякие малолетки, которые любят форму старую напяливать, да в войнушку играться. Как их там кличут?..

- Реконструкторы, – подсказал Виктор,- это те, которые различные исторические эпохи воссоздают.

- Во-во, они самые! – подхватил Мишаня. – Придурки, короче. Вот один из их кодлы, наверное.

- А чего же он тогда там мертвый лежит?

- Это ты у кого-нибудь другого интереснись. Может, самогонки тухлой на радостях перебрал, да там же ласты и склеил.

- Может быть… - задумчиво отозвался Сергей, – Хотя не похож он на малолетнего…

- Все, прекращайте! – неожиданно резко рявкнул Виктор. – В деревню заходим.

14[править]

Процессия следовала по центральной улице поселка. Хотя, назвать ее улицей мог только человек с очень богатым воображением. Видимо, когда-то здесь действительно была мощеная дорога, потому что под ногами явственно чувствовалась утрамбованная почва и остатки брусчатого камня. Но время не пощадило мостовую, и сейчас от главной улицы осталась лишь узенькая тропинка, заросшая густой травой.

По обеим сторонам улицы встречались остовы домов. Многие избы не выдержали суровой борьбы со временем, и сейчас об их существовании напоминали лишь едва заметные остатки фундамента и кое-где сохранившиеся каменные печи.

- Жрать охота, - мечтательно произнес Мишаня. – Там где-то у нас хавчик бабулин оставался.

- Не сейчас! – отрезал Виктор. – Выйдем из поселка, тогда и перекусим.

- Что-то мы долго чапаем… - не унимался Мишаня.

- Витянь, а он прав! – задумчиво произнес Сергей. – Деревня-то не такая уж и большая. Мы когда из лесу вышли – она вся, как на ладони была. Я тогда еще прикинул, что тут минут на десять ходьбы…

- Ага! – вновь беспардонно вмешался Мишаня. – А мы как с трупом чекиста поздоровались, так полчаса без малого маршируем!

Виктор остановился и взглянул на часы.

- Твою ж мать!..

- Ну что там? – в один голос произнесли Мишаня и Сергей.

- Когда мы вышли из леса, был полдень… А сейчас четыре часа дня!

- У тебя часы точно не врут?

- А ты на солнце взгляни!

Все разом обратили свои взгляды в сторону светила. Огненный диск висел в небесной синеве, но вот только находился он отнюдь не в зените, а заметно сместился в сторону горизонта.

Повисла напряженная тишина. Не было слышно ни стрекота насекомых, ни пения птиц, ни завывания ветра в старых печных трубах. Лишь один-единственный звук нарушал эту безмолвную идиллию. Неподалеку раздался едва заметный шорох. Три человека насторожились и повернулись в ту сторону, откуда слышались подозрительные звуки. Шорох повторился, но уже значительно ближе. Кто-то двигался в траве. Кто-то приближался к ним…

Сергей судорожно вскинул карабин, и едва не нажал на спусковой крючок, когда на дорогу выскочила маленькая собачонка.

- Да чтоб тебя!.. –вздохнул Серега с облегчением.

Собачонка приветливо махала хвостом, и чуть склонив голову, смотрела на людей добрыми карими глазами.

- Напугала, зараза! – заорал на собаку вышедший из оцепенения Мишаня. – Пошла к черту, уродина!

Подхватив с земли небольшой камушек, Мишаня швырнул его в сторону животного.

Собачонка ловко увернулась от запущенного в нее снаряда, и, отскочив на пару метров, громко произнесла:

- Сам иди к черту, урод! – после чего залилась звонким мелодичным смехом, постепенно переходящим в противный злобный хохот.

Мишаня так и замер с занесенной для очередного броска рукой. Вся троица, словно завороженная наблюдала за тем, как жуткое существо резвится, улыбаясь неестественной для собак улыбкой и обнажив два ряда длинных тонких зубов.

- Валим отсюда… - сдавленным голосом прошептал Сергей.

Никого долго упрашивать не пришлось. В мгновение ока вся троица развернулась и рванула прочь.

Несколько минут спустя, когда хриплый смех адской собаки наконец затих, беглецы позволили себе остановиться и передохнуть.

- Это что было? – тяжело дыша, спросил Мишаня. – Глюков я наловил, что ли?

- Галлюцинации не бывают коллективными, - ответил Виктор.

- А я уж думал, мы на солнышке перегрелись… - вытирая пот со лба, продолжил Мишаня.

- Да ты погляди, где это солнышко…

Все разом обернулись. Огненный шар уже почти скатился за горизонт и заливал окрестности багряным светом, отчего окружающий пейзаж казался еще более зловещим.

- А я с этой шавкой вообще обо всем позабыл! – пробормотал Мишаня. – Да как может быть, чтоб уже вечер наступил?

- Никак, Миша… Мы здесь находимся не дольше часа. Сейчас должен быть полдень. Ну, или обеденное время… Но никак не поздний вечер!

- А у нас тут вечер. По спецзаказу! Вот, и луну получить извольте!

Сергей и Виктор вновь обернулись, но на этот раз в сторону востока. Над кромкой далекого леса поднималась огромная кровавая луна. Несмотря на весь ужас происходящего, зрелище завораживало.

Внезапно, на фоне луны промелькнул темный силуэт.

- Вы это видели? Что это было?

- Надеюсь, что летучая мышь…

И тут же силуэт промелькнул снова. На этот раз он как будто бы увеличился в размерах. И, хотя загадочное существо появилось лишь на пару секунд, этого было достаточно для того, чтобы понять, что это вовсе не летучая мышь, и не какой-нибудь другой безобидный ночной житель, а нечто совершенно иное.

- Права была бабка! Неладное здесь творится! – прошептал Виктор.

- Так чего мы торчим здесь, как три тополя… - едва успел произнести Сергей.

И в этот самый миг загадочная тень вновь взмыла на фоне луны. На этот раз существо находилось настолько близко, что можно было уже разглядеть его очертания.

Издалека оно напоминало человека, но человека очень странного. Длинные ноги, с коленями, развернутыми как у птицы, в обратную сторону. Короткие руки, на которых отчетливо виднелись изогнутые хищные когти. Горбатая спина, покрытая чем-то наподобие шипов или колючек. Довершала образ массивная голова с торчащими на макушке ушами.

- Оно не летит, оно скачет! Оно скачет к нам!!!

- Так какого хрена замерли?! – казалось, Мишаня был единственным, кому удалось сохранить самообладание в этой ситуации. – Рвем когти, в темпе!

Грубый окрик брата как будто бы вывел Виктора из ступора. Он рванул за плечо Сергея, и едва ли не волоком потащил его по тропе.

- Давай, давай! – орал Виктор. – Немного осталось! Вон, уже и околица видна!

Повинуясь словам друга, Сергей, наконец, перешел на бег.

- Беги! – продолжал кричать Виктор. – За теми домами деревня кончается! Мы уже близко!

Беглецы почти достигли окраины, как вдруг раздался возглас Мишани:

- Кирдык, нам пацаны!..

Виктор на ходу обернулся и увидел как неведомое существо, совершив очередной невероятный скачок, приземлилось на тропинку шагах в двадцати у них за спиной. Повертев своей уродливой башкой, оно пригнулось на своих не то ногах, не то лапах, готовясь к очередному прыжку.

- Там свет! – коротко крикнул Мишаня.

Подробных пояснений не требовалось. Виктор резко свернул в сторону, и, потянув за собой Сергея, в считанные секунды достиг крыльца одного из немногих уцелевших домов. В окнах избушки горел свет.

В тот момент Виктора совершенно не беспокоила мысль о том, что в заброшенной проклятой деревне вдруг обнаружилось обитаемое жилище. Он повиновался древнему инстинкту: где огонь – там жизнь, там спасение. Рванув на себя дверь, оказавшуюся к счастью не запертой, Виктор с силой впихнул друга в дом, после чего, позволив проскочить Мишане, сам забежал в сени и захлопнул дверь, на которую тут же обрушился удар со стороны улицы.

- Засова нет…

- Держи крепче!..

- Может, уйдет?..

Трудно сказать, как долго это жуткое создание бродило вокруг дома, нанося могучие удары по двери, топчась по крыше и, судя по звуку, стучась в окна. Быть может, всего пару минут, а может быть, и несколько часов. Тем более что понятие времени в этом странном месте утратило свое традиционное значение и превратилось во что-то абстрактное и непредсказуемое. Наконец звуки стихли.

- Ушел? – в полголоса спросил Виктор.

- Да хрен его знает! Может, в засаду сел, гнида хитрая!

Оба тут же напрягли слух, пытаясь услышать какие-нибудь подозрительные звуки в почти звенящей тишине, нарушаемой только тяжелым дыханием. Сергей, который все это время безучастно стоял в стороне и с отвлеченным видом смотрел в одну точку.

- Похоже, его там нет, - все тем же глухим шепотом произнес Виктор.

- Его там нет! – неожиданно прозвучал женский голос из глубины дома.

Братья подскочили, словно ошпаренные. Удерживая входную дверь от натиска, они совершенно забыли, что спрятались в обитаемом доме.

- Похоже, тут все-таки кто-то есть!

- Ну-ка, давай позырим!

Внутреннее убранство избы было традиционным для крестьянских домов начала прошлого столетия. Деревянный стол и стулья, пара резных кроватей, большая русская печь. Все на своих местах, ничего странного или необычного… За исключением того, что за столом друг напротив друга сидели мужчина и женщина. Их глаза были закрыты, а руки сложены в молитвенном жесте.

- Простите, это вы сказали нам, что зверь ушел, - обратился Виктор к хозяйке дома.

- Да. Он ушел, - ответила женщина тусклым безжизненным голосом. – Но вам не спастись. Придут другие! И заберут вас! Так же, как забрали нас!

С этими словами женщина резко повернулась к беглецам и распахнула веки. От неожиданности Виктор едва не вскрикнул. Вместо глаз у нее была черная пустота.

- Никого не отпустит это место! – низким басом произнес мужчина и тоже повернулся к беглецам, уставившись на них пустыми глазницами. – Так же, как не отпускает оно и нас.

- Пока не напьется крови, - вновь произнесла женщина, вставая из-за стола. – А за вами уже идут другие…

- Какие другие? Что ты несешь? – внезапно взорвался Виктор. Видимо, он уже просто настолько устал бояться за сегодняшний день, что принимал как должное и зияющие чернотой глазницы мертвых обитателей дома, и копыта, торчащие из-под подола сарафана хозяйки. Видимо, его настроение передалось и Мишане. Окончательно сорвавшись, он заорал:

- Слышь, фраера! По теме базарьте! Кто там еще нарисоваться должен?

Вместо ответа хозяйка протянула руку в сторону входной двери. В сенях раздавался шорох и тяжелые шаркающие шаги. В избу один за другим заходили парни, которых Мишаня расстрелял вчера на трассе. Нелепо дергаясь, судорожно потрясая цепями и битами, они неуклюже выстроились полукругом.

- Ну, вашу мать!.. – злобно сквозь зубы прошипел Мишаня, и выхватил нож.

Дальнейшие события развивались невероятно стремительно.

Сергей, прежде стоявший с отрешенным видом, внезапно оживился и впал в истерику. Повернувшись к Мишане, он заорал:

- Тыыыы! Из-за тебя нас всех убьют! А я не хочу умирать! – с этими словами он передернул затвор карабина.

- Серега, нет! – вскрикнул Виктор и рванул вперед, пытаясь отвести ствол карабина в сторону.

Грянул выстрел. Мишаня охнул и схватился за левую руку, однако в следующее же мгновение совершил молниеносный рывок вперед, и вонзил нож в грудную клетку Сергея.

Виктор ошеломленно наблюдал, как его друг, выронив карабин, упал и забился в конвульсиях, заливая пол багровой кровью.

Сию же секунду керосиновая лампа на столе вспыхнула, а затем огонь перекинулся на тела прежних хозяев дома, и живых покойников, явившихся восстанавливать справедливость. На несколько мгновений огонь охватил все пространство избы, но так же стремительно угас.

Морок рассеялся.

Виктор и Мишаня стояли посреди пустого заброшенного дома, в котором царили разруха и запустение. Они здесь были совершенно одни, за исключением тела покойного друга, который лежал на полу с остекленевшыми глазами.

- Зачем ты его убил? – устало спросил Виктор, опускаясь на пол.

- Братуха! Да ты же сам все видел! Он же с катушек съехал! Да он бы всех нас перемокрил здесь!

Виктор прикрыл веки покойному и едва слышно произнес:

- Прощай друг! Покойся с миром! – затем повернулся к брату и сказал. – Идем, Миш… Надо уходить отсюда.

- Ты че? Там же черти!

- Никого там больше нет. Думаю, это место получило достаточно крови. Оно нас отпускает.

15[править]

Братья покинули дом и не спеша направились к окраине проклятой деревни.

Первым прервал молчание Мишаня:

- Секи, Витек! Там, кажись, навстречу к нам кто-то таранится!

Виктор напряженно посмотрел вперед и увидел, что со стороны леса к ним действительно двигались два человека.

- Ну-ка, подай фонарик!

- А может, нафиг? Тебе не хватило еще этих беспонтовых рандеву на сегодня?

- Нет, Миш. Они идут со стороны Звягино. Это люди.

Нехотя Мишаня протянул фонарик брату. Виктор щелкнул переключателем и сделал несколько круговых движений рукой. Один из темных силуэтов впереди помахал фонарем в ответ.

- Они нас видят. Идем!

Однако чем ближе становились фигуры, тем больше крепла неуверенность в душе Виктора. Что-то в них было не так

Когда до встречи с незнакомцами оставалось всего лишь с десяток шагов, Мишаня вдруг резко одернул брата:

- Витек, тормози!

Силуэты впереди тоже остановились.

- Ты заметил?

- Да…

- Они повторяют наши движения…

- Что делать будем?

- Да плевать уже! Идем!

Братья вновь двинулись вперед. Через несколько шагов они встретились лицом к лицу с теми, кто шел им навстречу. Это были… они сами.

- И что дальше? – равнодушно спросил Виктор.

Его зеркальное отражение оскалилось в ответ:

- Вам не уйти! Смерть настигнет вас! Это место никого и никогда не отпускает!

И тут же лица двойников начали искажаться. Челюсти вытянулись и превратились в звериные пасти, а глаза вспыхнули призрачным красным огнем.

- Да идите вы нахер, фраера позорные! – рявкнул Мишаня и полосонул ножом по своему двойнику.

Тут же раздался звон, и призраки разлетелись на тысячу осколков, как будто кто-то разбил огромное зеркало.

Виктор достал чудом уцелевшую пачку сигарет и протянул брату, после чего закурил сам.

- Три часа ночи… - задумчиво произнес он, - к рассвету будем в Звягино.

16[править]

На рассвете двое грязных и перепачканных кровью людей появились на опушке леса.

- Как в таком виде-то пойдем к твоему другу? – поинтересовался Виктор. – Хоть и ранний час, но народ-то уже не спит. Заметить могут!

- Да не суетись, Витяня! Его хата на самом отшибе. Огородами проберемся!

Продираясь через кустарники, двигаясь на полусогнутых, а иногда и по-пластунски, братья, наконец, достигли своей цели. Они стояли перед воротами добротного двухэтажного коттеджа, огражденного высоким глухим забором.

Мишаня присвистнул:

- Когда я здесь был в последний раз перед отсидкой, Беломор жил поскромнее.

- Беломор – это и есть твой друг, надо понимать?

- Ага! Он самый! В халупе трухлявой всю жизнь обитал. А сейчас - олигарх, в натуре! Чую, на наши с тобой бабки он себе резиденцию отгрохал.

Мишаня подошел к воротам и несколько раз надавил на кнопку звонка.

Минут через десять за воротами раздались шаги и недовольный голос спросил:

- Кого там черт принес в такую рань?

- Открывай, Беломор! Свои пришли!

Гулко лязгнул засов, и ворота распахнулись. На пороге стоял мужчина в домашнем халате с желтушным пропитым лицом. Он с недоумением и опаской взирал на незваных гостей.

- Неплохо устроился, Беломор! – протянул Мишаня. – Дела в гору поперли?

- Миха Снегирь? Ты? – промямлил Беломор.

- Он самый! Ну чего ж ты дорогих гостей не привечаешь?

- Да пойдемте, пойдемте, конечно! – засуетился хозяин дома. – Сейчас в баньку у меня сходите! А потом и по сто грамм на стол сообразим!

- Да не, Беломор, - мягко, но настойчиво перебил Мишаня. – Давай-ка прежде мы с тобой утрясем наши делишки, а затем и мою откидку отметим.

- Ну что ж… Если ты так хочешь, то пойдем…

Войдя в дом, Мишаня сразу перешел к делу:

- Короче, Беломор, встрял я в ситуацию нехорошую. Ногами в жир попал по неприятности. Некогда мне с тобой тут церемонии разводить. Выкатывай мою доляшку – и расходимся, как в море корабли. Я у тебя не был, ты меня не видел! Сечешь?

- Да без проблем, друган! Я ведь сундук-то вскрыл, да все добрище и пересчитал. Свою долю толкнул барыгам, а твоя - тебя дожидается.

- Ну так и где ж она?

- Да в подвале же!

Мишаня вопросительно посмотрел на Беломора.

- Да сейф у меня там, - натянуто улыбнулся хозяин. – Не под матрасом же хранить?

Беломор вскинул руку в приветственном жесте и пошел отпирать дверь, которая, по всей видимости, вела в тот самый подвал.

17[править]

Ключ дважды лязгнул, оповещая о том, что замок открыт. Беломор повернул запорную рукоятку и отворил дверцу сейфа.

- Вот, все в целости и сохранности.

Мишаня протянул руку и вынул небольшой холщовый мешок.

- И это все?

- Да ты погляди, что там внутри!

Повозившись с узелком, и плюнув на это бесполезное занятие, Мишаня вынул нож и вспорол мешочек, высыпав на ладонь его содержимое. Даже в тусклом свете лампы, бриллиантовая россыпь ослепительно сверкала, переливаясь всеми цветами радуги.

- Это сколько ж бабла-то? – ликовал Мишаня. – Братуха, прикинь: я теперь тоже миллионер!..

Совсем рядом раздался сухой металлический щелчок.

- Грабли в гору! – вскрикнул Беломор. – Перо на землю!

Мишаня и Виктор обернулись и уставились на Беломора, сжимавшего в руках двуствольное ружье.

- Ты че, оборзел, в натуре? – сквозь зубы прошипел Мишаня.

- Давай, давай! Бросай свою пику на землю! – Беломор продолжал размахивать двустволкой. – Ты что, думал я вот так просто возьму и отдам тебе эти цацки?

- И что? – Мишаня ехидно ухмыльнулся. – Ты нас завалишь здесь? Да у тебя духу не хватит!

- А мне и не надо! Я когда прознал, что у нас в районе пятерых застрелили, то сразу понял, что это ты по мою душу идешь. Тем более, что ты аккурат в эти дни освободиться должен был. Вот я и предупредил полицию, что ко мне в дом грабители залезть могут. А потому – сидите и ждите…

- Ах ты мразь! – не дослушав откровения бывшего друга, Мишаня метнулся к Беломору, размахивая ножом. - Порешу крысу!..

Один за другим прогремели два выстрела. Мишаня удивленно взглянул, как пятно свежей крови растекается у него на груди, после чего рухнул на пол.

Беломор трясущимися руками попытался перезарядить ружье, но, взглянув на Виктора, отбросил его в сторону и поднял руки. Прямо в лицо ему смотрел черный зрачок пистолетного дула.

- Не надо… Не убивай… Договоримся… - бормотал побледневший Беломор.

- За брата! - коротко бросил Виктор, и выпустил одну за другой пять пуль в тело хозяина дома, после чего сунул пистолет за пазуху и направился к выходу.

18[править]

… Он уже был у самых ворот, когда услышал вой сирен.

- Внимание! Дом окружен! Выходите с поднятыми руками! Повторяю! Дом окружен! Выходите с поднятыми руками!

Виктор равнодушно толкнул створку ворот. Перед домом стояло несколько полицейских автомобилей, за которыми скрывались сотрудники группы захвата, держащие оружие наизготовку.

- Повторяю! Бросайте оружие и поднимите руки! – кричал один из них в громкоговоритель.

Изможденный событиями последних двух дней, Виктор слабо осознавал, что он делает. Он понимал, что дом окружен полицейскими, и что у него за пазухой лежит пистолет, который прямо сейчас надо бросить на землю. Вот только вытащить бы его для начала…

Виктор сунул руку за пазуху, и вынул оружие. В следующую же секунду он почувствовал удар в грудь. Затем еще один, и еще… Оказывается, это совсем не больно. Вовсе не так, как он это себе всегда представлял. Надо просто прилечь на землю. Надо немного отдохнуть…

А потом вспыхнул свет.

19[править]

...Свет был настолько ярким, что пробивался даже сквозь закрытые веки. Приложив огромные усилия, Виктор с трудом разлепил глаза. Над ним склонялся человек в белом халате.

- Ну вот, голубчик! Мои вам поздравления! После такого не каждый способен выжить! Мы за вашу жизнь два дня боролись! Ну, если вы пришли в сознание, то теперь пойдете на поправку.

- Где я? – прошептал Виктор.

- Вы в третьей клинической больнице, уважаемый. Неужто совсем ничего не помните?

- Нет…

- Позавчера, на двухсотом километре трассы, вы попали в страшную аварию. Когда ваш водитель пытался избежать столкновения с другим автомобилем… «Нивой», кажется, то не справился с управлением. Ваш джип вынесло на обочину, после чего он перевернулся пять раз. И если б не парни, которые ехали в той самой «Ниве», то и не знаю даже, удалось ли бы нам вас спасти. Их благодарите за то, что они вовремя «скорую» вызвали.

- А Сергей… Михаил… Они где?

- В другом отделении лежат. Они ж ремнями пристегнуты были, потому и отделались легкими травмами. А вот вы, как я понимаю, на заднем сиденье никогда не пристегиваетесь? Вот вам и досталось больше всех. Ну все, достаточно на сегодня. Скоро вы с ними увидитесь. А пока отдыхайте. Вам надо срочно восстанавливать силы.

20[править]

Полтора месяца спустя ранним воскресным утром в село Звягино заехал черный автомобиль. Попетляв немного по улицам и переулкам, он остановился у ворот старого, просевшего в землю дома. Из машины вышли трое.

- Так, значит, здесь твой друг обитает? – обратился Виктор к Мишане.

- Да… туточки… – задумчиво произнес брат.

- Что-то не похоже, чтоб он разжился твоими сокровищами.

- А вот мы сейчас и прознаем!

Отворив калитку, Мишаня по-хозяйски прошел через огород и постучал в двери.

- Беломор, открывай! Свои приехали!

Через минуту на пороге появился щупленький мужчина в старой заношенной майке и потертых спортивных штанах. От него веяло перегаром.

Виктор с любопытством осматривал «того самого» Беломора. Нет, этот типчик не имел ничего общего с тем, которого он видел в своем сне. Этот совершенно не был похож на владельца несметных сокровищ, ни по своему внешнему виду, ни по выражению замученного жизнью лица.

- Миха Снегирь? Ты?

- Он самый! И догадайся, по какому дельцу я к тебе прибыл?

- Да понял уже… Миша, слушай, я сундук твой не трогал! Как мы его тогда забрали, так и лежит он целехонький! Твоего возвращения ждет. Я даже замок тот амбарный спилить не пытался! Как есть, зарыл его у себя в сарайке!

- Тогда пойдем откапывать!

21[править]

- Ну вот! – радостно сказал Мишаня, похлопав ладонью по крышке старинного сундука. – Вот он родненький! Тащи отмычки! Вскрывать будем.

Беломор удалился, и через некоторое время вернулся, держа в руках слесарный инструмент. Пять минут спустя, старинный замок был взломан. С замиранием сердца Мишаня приподнял крышку, и…

- Вот херня-то! Это что ваще?

- Ну, что там у тебя? – спросил Виктор, заглядывая через плечо брата.

- А где цацки, брюлики, золото? – недоуменно возмущался Мишаня. – Это что, в натуре!

Сергей и Виктор оттеснили Мишаню и взглянули внутрь. По самую крышку сундук был набит дореволюционными ассигнациями.

Виктор протянул руку и взял одну из пачек. От времени и сырости купюры истлели и рассыпались от малейшего прикосновения.

- Мишаня, ты же сам говорил, что прадед перед смертью все распродал? Вот он и припрятал сундучок с деньгами на черный день.

- И что мне делать с этой гнилой макулатурой?

- Вот именно, что ничего! Нет никакого сокровища, понимаешь? От него осталась одна труха!

Мишаня стоял с обескураженным видом.

- И… что? Что мне делать дальше-то?

Виктор подошел к брату и хлопнул его по плечу:

- Не переживай. У меня сейчас бизнес расширяется. К себе на работу возьму. А клады… Да ну их к черту!

Мишаня еще немного постоял с мрачным видом, а потом вдруг расхохотался:

- Зато я теперь точно знаю, что я дворянин!

Виктор слегка улыбнулся и сказал:

- Поехали домой, дворянин! – а потом, отвернувшись в сторону, прошептал чуть слышно. –Главное, что все живы…


Автор: Dimon_SH Источник: Ssikatno.com

См. также[править]


Текущий рейтинг: 79/100 (На основе 24 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать