Китайские городские легенды

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Сбритые волосы[править]

Когда я была маленькой, моя бабушка говорила мне, что девочка никогда не должна полностью сбривать волосы с головы, иначе за ней придёт дух. Когда я немного подросла, мне стало казаться, что это просто глупое суеверие, потому что как же тогда живут все бритоголовые монахини? Но, будучи в средней школе, я своими глазами увидела страшное подтверждение этому «суеверию».

Я единственный ребёнок в семье. Родители отдали меня в частную школу для девочек. Но все люди в ней были злыми и уродливыми. Вы думаете, все девочки нежные и милые? Ничего подобного! Это всего лишь фикция, игра, в которую они играют перед мальчиками. На самом деле, собравшиеся вместе девочки напоминают тигров, оказавшихся вместе. Они будут бесконечно бороться и состязаться друг с другом, часто – самыми подлыми методами. Школа, в которую я поступила, была именно такой клеткой, но мы все были тиграми, лишёнными когтей. Чтобы попасть в эту школу, нужна была куча денег, поэтому девочки из менее зажиточных семей, особенно если они не отличались красотой или хорошей учёбой, становились в класе изгоями. Если к тому же руководитель этого класса не обладал достаточно твёрдым характером и не мог справиться с ситуацией, жизнь такой девочки становилась действительно горькой. Я слышала, что одна такая девочка, И Цзюнь, не выдержав прессинга и травли, бросилась с крыши главного здания затылком вниз, и когда её голова раскололась как спелый кокос, на плитах двора, кожа лица осталось целой, и глаза смотрели в небо. Администрация школы тогда так хорошо постаралась скрыть этот жуткий случай, что наружу просочились только многократно приукрашенные слухи, например, о том, что когда скорая приехала, врачи увидели, что кожа с лица трупа странным образом исчезла, ну и всё такое...

К несчастью, в моём классе тоже сложилась такая ситуация. Девочка по имени Хуэй Тин, не очень-то богатая, но красивая и легкомысленная, отличная ученица, всегда окружённая стайкой подружек, таких как Сяоцзе и Ая, её ближайшие помощницы, её «правая и левая» руки, выбрали мишенью для своих издевательств посредственную ученицу, скромную, да ещё и не очень богатую Шуюань.

Они частенько выбрасывали её домашние задания, устраивали бардак на её столе или в сумке, не давали ей участвовать в различных групповых мероприятиях, а однажды даже перенесли её стол поближе к мусорному ведру. Но больше всего меня задевало то, что учителя не пытались даже вмешиваться в эту ситуацию. Они понимали, что у них не получится обвинить и приструнить эту «верхушку» класса, потому что в общем-то, они были хорошими ученицами, да и происходили из состоятельных семей, что само по себе ни коим образом не развязывало учителям руки.

Однажды, когда выходки мучителей зашли слишком далеко, Шуюань не выдержала и тоже побежала на крышу. Девчонки, вместо того, чтобы попытаться отговорить её, побежали за ней и продолжали издеваться и подшучивать. Тогда Шуюань действительно прыгнула. Но, поскольку прошло достаточно времени с момента, когда Шуюань побежала на крышу, учителя уже успели приготовить тент, на который Шуюань и упала, отделавшись довольно лёгкими травмами.

Странное дело, но с этого момента я частенько стала замечать, что после уроков или на выходных Шуюань бродит по тому месту под главным зданием, куда должна была упасть, иногда, как собака припадая к земле, как будто что-то искала. Возможно, это была месть. Через некоторое время после этого, Хуэй Тин бросил её парень. В день, когда распространилась по школе эта новость, Хуэй Тин пришла с обритой налысо головой. Я тут же вспомнила слова моей бабушки: «Девушка никогда не должна обривать налысо голову, иначе к ней придёт дух». Эти слова действительно скоро сбылись – однажды Хуэй Тин не появилась на занятиях. Она так и не вернулась, поэтому ходили слухи, что её похитили, но кто-то говорил, что она просто неожиданно исчезла.

Но исчезновение Хуэй Тин не облегчило жизни Шуюань. Сяоцзе и Ая приняли эстафету. Всё продолжалось до того времени, пока к нам в класс не пришла новенькая ученица, на которую и девочки и нацелили свои острые язычки. Новенькую звали Цзюнь И, и она была ещё более некрасивой, чем Шуюань. Вдобавок, у неё были целых два горба, она была поэтому похожей на верблюда, её движения были медленные и странные; её прозвали «Франкенштейн». Я иногда не понимала, как родители могут отдавать такого ребёнка в нашу аристократическую школу? Неужели они не понимали, что обрекут её на насмешки и страдания? Чего я ещё больше не понимала, так это того, что совсем недавно сама подвергавшаяся насмешкам Шуюань вошла в группу постоянно обижавших Цзюнь И, да к тому же часто бывала гораздо более жестокой, чем остальные девочки. В конце концов, стол Цзюнь И окончательно переехал к мусорному ведру, и ей никогда не позволяли участвовать в классных мероприятиях.

Вообще-то она действительно была противной. Все её движения были какими-то нелепыми, даже ходила или держала ручку она как-то странно, да вдобавок постоянно издавала жуткие звуки, как будто хлюпала носом. Волосы были вечно нечёсанными и грязными, действительно, кто её видел, не мог избавиться от чувства брезгливости. В конце концов Сяоцзе, Ая и примкнувшая к ним Шуюань загнали её на крышу. Я видела, как целая толпа народу со смехом и шутками следовала за ними. Девочки гнались за ней с мётлами, Цзюнь И отступала назад шаг за шагом, хрюкая носом всё громче и громче, только этот звук, казалось, исходил не из носа, а от её волос.

В этот момент несколько девочек из толпы тоже поднялись на крышу посмотреть на эту сцену и вдруг кто-то крикнул: «И Цзюнь! Господи, И Цзюнь! Дух... дух! Она жа умерла!» И Цзюнь? Это же имя той девочки, которая раньше покончила с собой прыгнув с крыши! Тут я увидела, как на лице Цзюнь И появилась странная улыбка, и она прыгнула с крыши. Упала она вниз лицом.. Тут я, набравшись храбрости, выскочила вперёд потому что услышала... крик Хуэй Тин. Потом увидела, как волосы Цзюнь И под своей тяжестью распались на затылке на две стороны и обнаружили под собой... лицо Хуэй Тин! Её рот был как будто раньше зашит, а теперь с силой разорван, вот он и издавал эти странные хрюкающие звуки. Её горбы были совсем не горбами... Руки и ноги двигались так странно потому что... Лицо давно умершей И Цзюнь было приклеено к налысо выбритому затылку Хуэй Тин, парик прикрывал её лицо, а сама она была перевёрнута наоборот – спиной вперёд, руки и ноги вывернуты наружу.

Самое странное – лицо И Цзюнь так никогда и не нашли. Шуюань тоже больше никто никогда не видел.

Новая учительница[править]

Эта школа, хоть и не старая, но довольно известная. Из неё вышло много знаменитых людей. Например Су Хуэй. Су Хуэй известная личность, хоть она и стала известной только после своей смерти - спасаясь от издевательств учителей, она покончила самоубийством. Ученики этой школы обязаны носить форму, это традиционная школьная одежда: зелёный пиджак и зелёные брюки. Вид этой формы не обновлялся с основания этой школы. Поэтому, увидев ученика в зелёной форме на улице, можно с уверенностью сказать, что он из этой школы.

Линьцзы – недавно окончившая заграничный педагогический университет студентка. Ей было нелегко устроиться в эту школу учителем. Но для неё, девушки с нешироким кругозором, с очень маленьким опытом работы, действительно было неожиданностью, что ей дадут один из старших классов. Этот класс был как раз тем, в котором раньше училась Су Хуэй. В этом классе учителя постоянно менялись, и вовсе не потому, что они были плохими учителями. Все эти учителя как раз после экзаменов в середине семестра... что, впрочем, Линьцзы не знала, да никто ей и не рассказывал. Линьцзы, тем не менее, не теряла присутствия духа...

В первый день занятий, Линьцзы очень нервничала. В учительской она всё утро готовилась к урокам. В конце концов, ей сильно захотелось в туалет. Резко выскочив из кабинета, она в дверях столкнулась с одной ученицей. У той были длинные чёрные волосы и прелестное белое лицо, она была прехорошенькой. Ученица рассыпалась в извинениях, которые Линьцзы с улыбкой отклонила. Она не могла уже терпеть, поэтому побежала быстро в туалет, но на полпути ей захотелось узнать имя приветливой ученицы. Обернувшись же, она её уже не увидела.

После обеда на перекличке Линьцзы увидела в списке имя «Су Хуэй», но она понятия не имела о том, что такой ученицы больше нет. Услышав это имя, ученики как один побледнели, но Линьцзы не заметила этой перемены, она просто подняла голову от списка и сказала: «А, хорошо». Ученики промолчали, ничего не говоря, но у них был такой вид, будто они что-то знали.

Экзамен в середине семестра ни один из класса не сдал хорошо. К тому же в классе на уроках ученики не проявляли никакой активности, сидели как немые. Линьцзы сидела одна в учительской и плакала, уверенная в том, что низкая успеваемость учеников – результат того, что они не приняли её как учителя. В какой-то момент, она упала на стол головой и заснула. Проснулась она, когда за окном было уже темно. Линьцзы глянула на телефон: «Ноябрь, 2е число, 11.30». Линьцзы удивилась – почему никто не разбудил её? Недолго думая, она выбежала из учительской. Коридоры школы были темны, и Линьцзы почувствовала страх. Внезапно сзади кто-то постучал по её спине. Линьцзы вскрикнула. «Учительница, что случилось?» - это была та самая длинноволосая девочка. Линьцзы перевела дух: «Уже так поздно, почему ты не идёшь домой?» На лице девочки отразилась задумчивость: «Я забыла в школе свои вещи».

Линьцзы, похлопав её по плечу, сказала: «Ну, это ничего, иди поищи, а я буду в своём кабинете». Девочка улыбнулась и скрылась в тёмном коридоре.

Прошло довольно много времени.

- Ха-ха, ура, учительница, я нашла! – смеющийся голос девочки послышался из конца коридора.

Линьцзы пошла на голос. В конце коридора луна освещала половину тела девочки и два чёрных пакета в её руках. «Я сперва ошиблась, не то взяла, это ваше!»

Линьцзы закричала и потеряла сознание. Те два пакета были вовсе не пакетами. Это были две головы: одна принадлежала девочке, а вторая... Линьцзы! Безголовое тело девочки медленно приближалось, неся головы за волосы, отчего их можно было принять за чёрные пакеты.

На следующий день директор школы обнаружил в туалете тело Линьцзы, втиснутое в маленькую для него школьную форму, на сотовом, который лежал рядом с её телом, стояла дата: «Ноябрь, 4е число, 12.00».

Все ученики, между прочим, знали, что в первый день, когда она, назвав имя умершей девочки, подняла голову от списка и сказала «А, хорошо», она говорила вовсе не с ними.

Встреча в метро[править]

Сяоцзе приехала на станцию Цзянгомэнь к месту пересадки с первой линии на вторую.

Уже три года как она приходила на эту станцию, каждый год в одно и то же время, на это самое место. Она приходила ждать.

Она не знала, дождётся ли, но всё равно ждала.

В этот день она, как обычно, пришла на станцию в бледно-красном газовом шарфе и прислонилась к колонне. Опустив глаза, она не смотрела на людей. Она знала, что если он придёт, то подбежит к ней и возьмёт за руку. Если же он не придёт, то в следующем году она будет ждать опять.

Поезда проходили один за другим, грохоча и сверкая, на станции становилось всё меньше и меньше людей.

Сяоцзе тихо стояла и думала о прошлом.

Те события настойчиво пролезали в её мысли, и она не могла сопротивляться им.

Три года назад, в День Влюблённых, Сяоцзе была студенткой, только-только готовящейся к практике. День Влюблённых она, одиночка, тогда не отмечала. Она была обычной девушкой, скромной и нерешительной, не поднимавшей на парней глаз. Не было парня, который бы дарил ей цветы, но она особо не заботилась об этом. Кто знал, в какой день счастье свалится ей на голову?

Сяоцзе одна зашла в большой книжный магазин Сидань, купила несколько романов, погуляла вокруг и обнаружила, что уже скоро 11 часов. Она тут же побежала к метро.

В метро она некоторое время раздумывала. Ей нужно было добраться до Юнхэгун, где же сделать пересадку, чтобы вышло побыстрее? Сперва она решила сделать пересадку на Фусинмэнь, но внезапно передумала, решив ехать до Цзянгомэнь. Сверившись по карте, она увидела, что расстояние что так, что этак, выходило примерно одинаковым.

Станция Цзянгомэнь.

Чтобы перейти со второго уровня первой линии на первый уровень второй кольцевой линии, нужно было пройти длинным туннелем, сделав полукруг длиной практически в 200 м. Там было два туннеля: правый и левый, вместе они образовывали замкнутое кольцо, это было сделано для рассредоточения людского потока.

Каким путём идти ближе, опять задумалась девушка.

Это было необычным для неё поведением. Она, вообще-то, была довольно решительной девушкой, привыкла всё делать самостоятельно и принимать решения быстро.

Но сегодня она уже два раза задумывалась над какими-то пустяками.

Большие часы показали, что уже 11 вечера.

Сперва Сяоцзе уловила какой-то тонкий аромат. Ей показалось, что это сандал. Потом она увидела высокого парня в тёмно синей куртке, прошедшего рядом. Она успела только заметить, что у него чёрные волосы.

В это время в метро было уже малолюдно, поэтому парень, высокий и хорошо сложенный к тому же, обращал на себя внимание.

Он прошёл слева и ушёл в глубину туннеля.

Сяоцзе ушла в правый туннель. Она не привыкла ходить рядом с незнакомыми мужчинами.

Они одновременно подошли к центру станции верхнего уровня кольцевой ветки.

Опять же, нежный аромат сандала привлёк внимание Сяоцзе, и она, неожиданно для самой себя подошла поближе.

Теперь она могла разглядеть его лицо.

Его лицо было молодым, в неестественном освещении метро казалось бледным, его глаза были очень красивы.

Он чуть улыбнулся ей, как будто знал её когда-то раньше.

Но Сяоцзе сомневалась. Она была уверена, что никогда прежде не видела этого человека.

Сяоцзе невольно засмотрелась на парня. Его походка тоже была красивой: плавной и лёгкой.

Чтобы скрыть неловкость, Сяоцзе подошла к киоску.

- Дайте мне... эээ... – она, правда, даже не знала, что собиралась покупать.

- Шоколадку? Сегодня День Влюблённых, вот этот шоколад все покупают, - доброжелательно посоветовала продавщица.

- Ээээ... почему? – тупо спросила Сяоцзе.

- А потому что у них реклама: «Только для самых любимых».

- Ааа, ну хорошо, дайте мне одну... маленькую.

Прислонившись к колонне, Сяоцзе мяла в руках шоколадку. Ей не хотелось снимать обёртку. Она вообще купила её только для того, чтобы было куда смотреть и чем занять руки.

Трепет...

Она впервые ощутила в сердце трепет и смятение.

Порыв ветра вырвался из глубины туннеля, шоколадка выпала из её руки. Сяоцзе нагнулась, чтобы поднять её, её тело оказалось практически за безопасной линией...

Через мгновение её уже держали чьи-то руки.

Это он... в последний момент успел схватить её.

- Простите, - сказала она.

- Что «простите»? – спросил он.

- Эмм... я должна поблагодарить Вас, - сказала она.

- Да ладно... – сказал он.

Сяоцзе улыбнулась.

Он не ответил на улыбку, стоял какой-то мрачный, пялился на шоколадку в её руке и даже когда поезд тронулся, не произнёс ни звука.

- Это... это вам, - протянула она ему шоколадку, с одной стороны имея в виду скрытый смысл её рекламы, а с другой ощущая неловкость. Он неуверенно принял её: «Я никогда таких не ел... это вкусно?»

- Я слышала, что это самый вкусный шоколад.

Сяоцзе посмотрела на него. Это и есть счастье?

Он взял шоколадку, посмотрел на Сяоцзе и вздохнул.

- Меня зовут Сяоцзе.

- Я... моя фамилия Юй.

- Редкая фамилия...

- Ага... нам по пути?

- Я думаю, да...

∗ ∗ ∗

Вот так всё и было, точно... вот так они и познакомились.

Потом они часто встречались, всегда в метро, а потом гуляли ночами. Он много работал, днём никак не мог выкроить время для встреч. На следующий год они договорились встретиться в День Влюблённых на том самом месте, где познакомились. В 11 часов. Около перехода с первой на вторую линию.

Он так же был одет в тёмно-синюю куртку, на ней был бледно-красный шарф.

Он обнял её, прошептал на ухо:

- Теперь пойдём, ты справа, а я слева, посмотрим, кто быстрее доберётся до той стороны.

- Ну уж нет, я с тобой не расстанусь ни на минуту, мне не хочется идти одной.

- Ну давай же... кто придёт первым, должен подождать второго, а второй должен будет его найти, - он крепко обнял её.

- Ну ладно, только чур не бежать, я бегаю медленнее, чем ты, так что не беги.

- Хорошо, буду идти как обычно, пошли!

Они разомкнули руки и пошли каждый по своей стороне круга.

Прошло некоторое время, он всё ещё не появился.

Он не мог идти так медленно, думала Сяоцзе. К тому же, она не знала, пришла она первой и значит, должна ждать, или второй – и значит должна отыскеть его на этой большой станции.

Сперва подождать...

Потом она не вытерпела и несколько раз оббежала всю станцию. Его нигде не было.

Она торчала на станции, пока не подошёл последний поезд.

Ей было больно и горько, она выползла со станции и будто услышала над ухом его голос: «Я первый пришёл...»

Она резко обернулась – никого... никого нет.

Он сказал, он первый пришёл, но куда же он пришёл?

Он так и не объявился, исчез из её поля зрения, из её жизни.

Станция Цзянгомэнь стала местом, где разбилось её сердце.

Она не верила, что он просто так её оставил. Это же был полный круг, почти завершив его, куда он мог уйти?

Сяоцзе похоронила эту историю в своём сердце.

Она помнила его слова: «...кто придёт первым, должен подождать второго, а второй должен будет его найти...»

Если он пришёл первым, он обязательно должен был дождаться её.

После того раза, Сяоцзе каждый День Влюблённых приходила на ту станцию искать его.

И сейчас метро уже закрывалось.

Сяоцзе наобум села в последний поезд, идущий по первой ветке на восток до станции Сыхуэй.

Она не хотела как обычно по кольцевой возвращаться домой, у кольцевой нет конечной станции, а она хотела доехать по самой глубокой ветке до самого-самого конца.

А потом вернуться домой.

В этот раз она села в первый вагон, где двери примыкают к кабине машиниста.

Через пару станций из вагона вышли все пассажиры, Сяоцзе осталась одна. Стало жутковато. Она подошла к передней двери и сквозь стекло стала смотреть вперёд в чёрный туннель.

Она впервые видела такую картину.

Поезд уверенно мчался в темноту, его фары далеко вперёд освещали туннель.

То ли поезд ехал так медленно, то ли этот перегон был таким большим, но следующая станция никак не показывалась, рельсы уходили во тьму.

Внезапно парень в синей куртке возник прямо перед поездом в пучке света, стоя прямо на рельсах. Сяоцзе до смерти перепугалась.

Это он? Она хотела присмотреться, но поезд уже пересёк его силуэт.

«Я первый пришёл...» - Сяоцзе услышала его голос очень отчётливо.

Она обернулась – в вагоне не было ни одного человека.

Голос послышался ещё раз, ещё более чётко: «Я первый...»

Сяоцзе посмотрела на машиниста. Одетый в тёмно-синюю куртку человек медленно повернулся... плавно взмахнул ресницами... медленно улыбнулся.

Поезд рванулся вперёд, свет в вагоне погас. Постепенно нежный сладкий сандаловый запах заполнил его.

Вскоре свет опять вспыхнул.

Поезд наконец-то прибыл на станцию.

Двери открылись.

Сяоцзе вылетела наружу. Какая-то незнакомая станция... Вот, табличка с её названием. Три больших иероглифа. Она знала это место, это недалеко от Цзянгомэнь... только вот... на первой линии, насколько она помнила, не было станции с таким названием. После Дня Влюблённых в газетах появилась малюсенькая заметочка в самом углу, наверное, помещённая там, чтобы не портить людям настроение перед праздником Юаньсяо*, даже шрифт был самым мелким. Заголовок гласил: «На станции Цзянгомэнь девушка упала на рельсы».

Если ехать от станции Цзянгомэнь на восток, есть одно место, которое называли Могила князя Юй.


*первое полнолуние Нового Года

Красная лента[править]

Около полуночи, один доктор, только что закончив дежурство в приёмной «скорой помощи», собирался домой. Подойдя к дверям лифта, он увидел около него молодую медсестру. Они сели в один лифт и вместе стали спускаться, но доехав до первого этажа лифт не остановился, а продолжал двигаться. Когда лифт добрался до этажа B3, и открылись двери, врач с медсестрой увидели маленькую девочку, которая, опустив голову, сказала, что хочет войти в лифт. Доктор, услышав это, тут же закрыл двери лифта. Медсестра удивлённо спросил, почему он не дал девочке войти в лифт. Врач ответил: «На этаже В3 в нашей больнице расположен морг. У нас принято каждому телу на правую руку завязывать красную ленту. У этой девочки на руке... у неё была красная лента!..» Медсестра, выслушав, медленно подняла правую руку и усмехнулась: «Вы имеете в виду эту ленту?»

См. также: Браслет

Соседка[править]

Всегда мечтавший посмотреть мир парень, однажды на каникулах исполнил своё желание, уехав путешествовать. Так как у него не было с собой много денег, он останавливался ночевать в дешёвых постоялых дворах.

Один день выдался пасмурным, поэтому в 6 часов уже стемнело.

Парень быстро отыскал хоть и выглядевшую немного мрачновато, но чистую и довольно уютную ночлежку. Хозяином её был мужчина около 60 лет. Кроме комнаты хозяина в доме были ещё 3 гостевых комнаты. Хозяин сказал, что в последней комнате уже есть постоялец, так что парню можно выбрать себе одну из двух оставшихся. Парень осмотрел обе комнаты и выбрал среднюю, более опрятную.

Умывшись, парень обнаружил, что уже девять. Уставший за целый день, он заснул, только положив голову на подушку. Но проспав недолго, он был разбужен каким-то странным шумом. Парень постучал по деревянной перегородке, крикнув: «Сосед, давай потише!» - но это, казалось, не дало результата. Тут он обнаружил в перегородке дыру, проеденную муравьями, она была довольно большой. Заглянув в неё, он увидел стоявшую к нему спиной девушку, которая танцевала и что-то напевала.

Он некоторое время наблюдал, потом понял, что она собирается повернуться, и спрятался, но подумал: «Она всё равно не увидит, что я за ней наблюдаю» - и опять прильнул к отверстию. Но в отверстии было что-то красное. Парень подумал: «Наверное, она меня обнаружила, поэтому закрыла дыру какой-то красной одеждой». Он ещё раз глянул в отверстие, но красная одежда была на месте, поэтому он оставил своё намерение и вернулся ко сну.

Утром, проснувшись как только рассвело, парень умылся и побежал к хозяину. Спросив его: «Уехала ли уже та девушка, что жила в соседней со мной комнате?», он получил ответ: «Она? Это моя дочь. Но она покончила самоубийством уже как три года назад. Правда она хорошая, никогда не делала вреда людям». Парень, услышав это, перепугался до смерти, но потом рассудил, что если девушка никому не причинила вреда, то и без разницы. Затем он спросил хозяина: «Почему она покончила с собой?» Хозяин ответил: «Она не выдержала... Она была самой красивой девушкой в деревне, но у неё был один недостаток, который очень унижал её, поэтому она не выдержала...».

«Что за недостаток?» - спросил парень. "У неё были красные глаза" - ответил ему хозяин.

См. также: Красные глаза

Вся семья вместе - и душа на месте[править]

В прошлом году, одной дождливой ночью, я остановил автобус по дороге в Чунцин. Сейчас я припоминаю, что это был очень старый, разбитый автобус. В нём было довольно свободно. На заднем сиденье сидела молодая девушка; рядом с ней было свободное место. Я спросил, можно ли мне занять его, она улыбнулась и кивнула. Она была очень красивой, настолько красивой, что это изумляло. Она была одета в длинное фиолетовое платье. Потом я заговорил с ней. Мы поболтали о всякой ерунде, я рассказал ей кое-что о своей жизни, она слушала очень внимательно, потом и её коробочка со словами открылась: «Мне в этом году 22. Детство у меня не было весёлым. В день моего пятилетия, мой отец сказал мне: «Завтра твоя мать уйдёт от нас, ты только не плачь». Я была ещё мала и ничего не понимала. На следующий день, проснувшись, я узнала о смерти матери. Когда я вопросительно посмотрела на отца, он ничего не сказал, а только лукаво усмехнулся. Так мы остались втроём: я, отец и младший брат. Вечером моего десятого дня рождения, папа, плача, подошёл ко мне и сказал: «Завтра твой братик тоже уйдёт от нас». Я спросила: «Куда пойдёт братик?» Он ответил: «К маме». На этот раз я опять ничего не поняла.

На следующий день братик умер по совершенно непонятной причине. Мне стало страшно, и я пошла к отцу с вопросом. Отец холодно посмотрел на меня и не произнёс ни слова. Следующие несколько лет мы жили довольно хорошо, но утром моего пятнадцатого дня рождения папа тщательно убрал весь дом, а отпраздновав мой праздник, сказал мне: «Дочка, завтра твой отец тоже покинет тебя, пообещай мне, что с тобой всё будет в порядке». Потом он дал мне конверт и сказал: «Открой его в день твоего двадцатилетия, это даст ответ на все-все вопросы». На следующий день тело отца нашли на берегу реки».

Она перевела дыхание и продолжала: «Вот так я осталась совсем одна, сиротой. Прошло три года, когда в моей жизни появился Аган. Я полюбила его очень, мы стали жить вместе. Так прошёл ещё год. Вдруг в один день я не нашла Агана. Я искала его везде, но нигде его не было. Моё сердце было разбито. Так я страдала, пока мне не исполнилось 20 лет. Вечером моего дня рождения, я открыла письмо, которое дал мне отец. В письме этом было вот что: «Лянь, я знаю, все эти годы будут тяжёлыми для тебя. Но в 18 лет ты встретишь одного мужчину, с которым будешь счастлива. Правда год спустя он покинет тебя. Не нужно искать его, потому что ты точно его не найдёшь. Завтра вся наша семья сможет собраться вместе».

Дослушав до этого места её рассказа, я задрожал от страха и ещё раз спросил её: «Сколько тебе сейчас лет?» «Мне 22 в этом году, сейчас в моей семье всё отлично».

Всё моё тело покрылось холодным потом. Я только сейчас понял, что за всё это время, ко мне никто не подошёл проверить билет. Я осмотрелся вокруг и обнаружил, что лица сидевших рядом людей нет никаких выражений. Я попробовал выглянуть из окна, но дождь был настолько сильным, что полностью закрывал обзор. Я громко спросил: «Где мы сейчас едем?», но шофёр не отозвался. Казалось, он не замечает моего присутствия. Я резко обернулся к девушке, но её не было. Я снова оглянулся по сторонам – она уже сидела с другой стороны от меня.

«Тормози машину!!!» - заорал я. Автобус остановился. Я в панике выскочил из автобуса, оступился и шлёпнулся в лужу. Я тут же утратил все чувства, кроме смутного ощущения парения.

На следующий день меня подобрала с обочины какая-то машина. Очнувшись, я вцепился в человека и спросил: «Я ещё живой?!». Он посмотрел на меня каким-то странным взглядом...

Мясная каша[править]

Вечер, 11:00.

Я несколько раздражённо посмотрел в окно. Финансовый отчёт был готов только на три четверти, но было уже так поздно! Я сложил бумаги в пакет, намереваясь закончить работу дома.

Я погладил урчащий от голода живот, тяжело вздохнул. Дома жена, наверное, уже легла спать. Нужно будет по дороге заехать в какую-нибудь круглосуточную закусочную.

Я схватил ключи от мопеда и быстро вышел в темноту.

Я быстро гнал своего железного коня по ночным улицам. Их вид почему-то вызывал у меня тоску.

Чтобы срезать путь, я решил проехать через небольшое полузаброшенное поселение.

Въезд в посёлок.

Манящий запах пищи пощекотал мои ноздри, и пустой живот издал громкий звук.

Я остановил мопед и принялся оглядываться по сторонам.

Хоть у меня и очень хорошее зрение, но мне потребовалось хорошенько постараться, чтобы разглядеть почти сливавшуюся с ночной темнотой маленькую жаровню.

Я завёл мопед и поехал к ней. Чем ближе я подъезжал, тем сильнее становился запах, и тем голоднее себя чувствовал я. Я был настолько голоден, что смог бы, наверное, сожрать быка целиком.

Я кашлянул два раза и спросил: «Чем вы торгуете?»

Голос лоточницы был глухим и грубым, невнятным, совершенно не похожим на голос молодой девушки: «Мясной кашей».

В нетерпении я сел за столик и заказал одну чашку.

У лоточницы, по-видимому, была уже готовая каша, и она тут же подала мне заказ. Хоть она и повернулась ко мне лицом, но я по-прежнему не разглядел её лица, но мне показалось, что в её глазах было что-то... потустороннее.

Но в тот момент мысль о пище заняла всю мою голову, я отбросил пустые рассуждения, взял пару одноразовых палочек и поспешно начал есть.

Какая ароматная! Во рту я ощутил восхитительный вкус. Не удержавшись, я спросил: «Хозяйка, из какого мяса это сварено?»

Безразличным голосом лоточница ответила: «Свинина».

Невероятно! Даже я знаю, что варёная свинина никогда не даст такого вкуса!

Я не стал переспрашивать, а просто отдался наслаждению блюдом.

Закончив есть, я положил под чашку пять юаней, решив вернуться сюда ещё и завтра. Я уже забыл, какой крюк мне пришлось сделать, чтобы набрести на этот лоток.

Вдруг лоточница встала прямо передо мной. Она медленно произнесла: «Кажется, вы поправились». Я весело ответил: «Наверное! Вы меня так вкусно накормили!»

В этот момент я отчётливо заметил блеснувшую в её глазах алчность. Она смотрела на меня как-то пугающе. «Что... что вы делаете?» Она выхватила из-за спины большой нож, в его холодно сверкнувшем лезвии отразилось моё бледное лицо.

Я ещё отчётливо услышал хруст ломающихся костей и хлюпанье срезаемого с них мяса.

...Чёрной ночью, такой чёрной, что не видно было кончиков пальцев, Сяован, трясясь от холода и пугливо озираясь шёл по дороге. Его остановил манящий запах пищи и глухой голос сказал из темноты: «Мясная каша, пять юаней, мясная каша».

Месть ученика[править]

- Неслыханно! Эти ученики! Никакого уважения, никаких рамок! – маленький свинорылый завуч орал на всю учительскую, его лысина полыхала как огонь.

Остальные учителя толпой суетились вокруг него: «Что произошло, господин Юй почему вы так гневаетесь? Что такого натворили эти дети?»

- Гляньте, вы поглядите только на эти тесты! Ну это же откровенное мошенничество! – Юй припечатал к столу толстым пальцем кипу экзаменационных листов.

Несколько учителей подтянули к себе листы и внимательно их разглядели. Действительно, на нескольких листах были исправлены оценки. 58 баллов превратились в 88, 19 – в 79. Исправления были сделаны очень заметно, видно было, что мошенник не постарался особо скрыть свои следы и сделал свою работу «на авось» - вдруг сойдёт.

- Ничего себе! Этими студентами нужно хорошенько заняться, - согласились учителя.

- Хуже то, что неизвестный совершил ещё один проступок. На сданном листе с невыполненным тестом было подписано имя «Кэ Сяонань», но я проверил списки учеников, там такого не значится.

- Кэ Сяонань? – сидевший сбоку учитель Шэнь резко вскочил с кресла, его лицо моментально побледнело, он трясся всем телом, а губы, дрожа, повторяли эти три слога.

- Учитель Шэнь, что с вами? – завуч Юй, увидев перемену, произошедшую с учителем Шэнем, страшно перепугался, - Вы знаете этого Кэ Сяонаня?

- Нет, нет, нет, я не знаю... я только... я думаю, поведение этого ученика действительно ужасно!

- Ах, вот как? Ну, что касается этого ученика, то его поведение не сойдёт ему с рук, - гневно сказал завуч и ушёл на урок.

Учитель Шэнь опустился на своё место, глаза тупо смотрели прямо вперёд. Он почти вспомнил, что это за Кэ Сяонань и как он связан с ним, учителем Шэнем. Тот случай, казалось, уже все забыли, одного Шэня он всегда беспокоил...

15 лет назад.

- Кэ Сяонань, как ты мог? Не только провалил экзамен, но и исправил оценки на экзаменационных листах! Обманул своего классного руководителя! Разве так можно?

- Ты опять пользовался шпаргалкой? Да ты не умеешь даже скрыть своё мошенничество! Когда ты пользуешься шпаргалками, все это видят, ты идиот!

- Ты опять провалил экзамен? Да ты недостоин называться учеником. Ты меня краснеть за тебя заставляешь. Ты вообще можешь идти и сдохнуть, никто не заметит, зачем ты нужен в этом мире, лентяй, тупица! – учитель Шэнь сказал эти слова и тут же пожалел о них. Тогда он был слишком молод, и его слова часто выходили за рамки.

В тот вечер он получил письмо:

«Учитель Шэнь, Вы правы, я действительно полный идиот и тупица. Хотя я и занимаюсь так старательно, как только могу, я ещё ни разу не выдержал экзамена. Я часто делаю шпаргалки, но их каждый раз обнаруживают. Я больше недостоин жить в этом мире, мне правда лучше умереть. Мне очень стыдно перед Вами, пожалуйста, забудьте, что Вы когда-либо учили меня. Кэ Сяонань».

Как только учитель Шэнь получил это письмо, он понял, что это предсмертная записка. Он тут же побежал разыскивать Сяонаня, но когда нашёл его в роще позади школы, было уже поздно. На одном из деревьев висел человек, его ноги окоченели и тело болталось на ветру как маятник часов, вот только эти часы уже остановились. Лицо Сяонаня было бледным, его выкатившиеся из орбит глаза смотрели на учителя Шэня с обидой и сожалением. Его язык вывалился наружу и с его конца медленно капала на землю кровь. Тихий и безмолвный труп без сомнения принадлежал Кэ Сяонаню.

С того дня учитель Шэнь каждый день мучился угрызениями совести – ведь это его неосторожные слова привели к трагедии. Он не мог простить себя, перед глазами всегда стояла страшная картина: труп Кэ Сяонаня, болтающийся на дереве.

...Сегодняшее дело было и впрямь странным. Завуч Юй действуя где посулами, где угрозами, вылазил вон из кожи, чтобы найти зачинщика, но его усилия ни к чему не привели. Глядя на невинные детские лица, Юй в конце концов отступился.

В эту ночь учитель Шэнь должен был дежурить в ночь – на завтра был назначен государственный экзамен. Пришли экзаменационные листы, и завуч Юй неоднократно напоминал учителю Шэню, что нужно несколько раз проверить надёжность кабинета, в котором они хранились, чтобы избежать желающих смошенничать учеников, которые могут попытаться выкрасть задания, потому что этот экзамен действительно очень важен и должен пройти без эксцессов. Передав дела, завуч Юй покинул школу.

Постепенно спустилась ночь. Учителю Шэню было неспокойно. Он накинул куртку и вышел из комнаты дежурного. «В этой школе всё чересчур! Зачем так охранять, кто сюда полезет ночью?» - недовольно сказал он.

Снаружи осенний ветер дул порывисто, кружа по земле листья. Листья плясали на ветру как траурные флажки на могильных плитах. Ночь была тёмной, и эта темнота пугала. На небе только что прорезавшийся молодой месяц был окружён жёлтым ореолом, бессильно испуская неверный свет. Несколько звёзд испускали сероватый, как глаза умирающего свет. Вдалеке время от времени ухала сова. Ещё какие-то странные звуки, то ли небесные, то ли адские, возникали периодически вокруг, заставляя сердце человека уходить в пятки.

Учитель Шэнь задрожал, не зная, то ли осенний ветер леденит его тело, то ли его собственный внутренний страх. Сегодняшяя ночь была очень похожа на ту, пятнадцать лет назад. В тот вечер разве не стояла такая же мрачная погода?

«Кэ Сяонань, где бы ты ни был, прости меня!»

Шэнь плотнее укутался в куртку. Прямо перед ним находилось хранилище, где лежали экзаменационные листы.

В ночной темноте хранилище выглядело тёмным серым бастионом. Чёрная рука внезапно высунулась из двери хранилища и схватила Шэня за воротник. В дверном проёме показалось искажённое ненавистью лицо с высунутым наружу языком, с которого капала кровь...

- А!... Нет!... – Шэнь очнулся от видения. Ему было страшно, тело дрожало, как ошмётки ваты на ветру, но он трясущимися руками отпер дверь хранилища.

Слабый луч луны осветил стоящий у окна стол. Ветер перелистывал лежавшие на столе бумаги. «Дьявол, кому-то руки надо оторвать по самую майку, даже окно забыли закрыть, охраннички» - выругался Шэнь и включил свет. Окно было плотно закрыто. Бумаги на столе перестали переворачиваться. «Чёрт, что такое? Неужели мне опять померещилось?» - в сердце Шэня закрался страх и неуверенность. Учитель направил свой взгляд на шкаф, где хранились экзаменационные листы. Конечно же он был приоткрыт. Как открыли замок? Учитель Шэнь набрал полные лёгкие холодного воздуха и подскочил к шкафу. Верхний конверт с заданиями был вскрыт. Как и предсказывал завуч Юй, кто-то украл задания. «Что делать? Почему это случилось именно в моё дежурство?» - Шэнь был в панике. В этой школе, Шэнь прекрасно знал, чем это происшествие было для него чревато. С ужасом он схватил вскрытый конверт и пересчитал листы. Его удивлению не было предела – не пропал ни один!

«Наверное, вор испугался быть обнаруженным и просто запомнил задания, а потом положил их на прежнее место. Вот и хорошо. Но не нужно, чтобы кто-то это обнаружил, надо запечатать конверт. Если я не проболтаюсь, никто и не узнает, даже если содержание заданий станет известным. Если листы не пропадут, никто меня не заподозрит. С неизвестно откуда взявшейся смелостью, Шэнь нашёл в хранилище клей и хорошенько запечатал конверт. «Если не приглядываться, никто и не разглядит, что конверт вскрывали» - Шэнь удовлетворённо осмотрел конверт, положил его на прежнее место, запер шкаф, и утёр выступивший на лбу пот. Присел на стоявший в хранилище стул и перевёл дыхание.

- Ахххх, - услышал он вздох, который перепугал его так, что он побледнел, а руки и ноги свело судорогой. Проследив за направлением звука, Шэнь увидел возле стола человека, стоявшего спиной.

Он повернул голову и у Шэня вырвался нервный смешок. Лицо его было без кровинки, язык высунут наружу и с него стекали капли крови. Призрак повешенного!

- А? Кэ Сяонань... – Шэнь от испуга потерял сознание.

Когда он пришёл в себя, всё выглядело как обычно, будто ничего и не случилось. «Это была жуткая галлюцинация!» - пробормотал Шэнь в смятении. Он на четвереньках добрался до двери, наспех запер её и рванул прочь как от собственной смерти.

На следующий день во время экзамена был обнаружен пустой лист, подписанный «Кэ Сяонань». Конечно, проступок учителя Шэня тут же был раскрыт.

Когда Шэнь, собрав свои вещи, выходил из ворот школы, он прямо над ухом услышал насмешливый голос: «Ты не умеешь даже скрыть своё мошенничество! Ты вообще можешь идти и сдохнуть, зачем ты нужен в этом мире!"

Шэнь вымученно ухмыльнулся и повернул к роще, видневшейся за школой...

Чудесная целительница[править]

Она работает в этой деревне врачом.

На первый взгляд, она на врача совсем не похожа: одета в потрёпанную серо-синюю куртку, вид измождённый и усталый, говорит тихо, голова всегда опущена и взгляд прячет, как женщина, жившая несколько десятков лет назад.

Тем не менее, она – врач.

Только она не такой врач, который в больнице носит белый халат. Она знахарка.

Нет разницы, чем ты страдаешь: насморком ли или тяжёлой формой рака – стоит тебе войти в её провонявшую кислятиной тёмную каморку, сесть (или лечь) перед ней, позволить ей взмахнуть над тобой руками, твоя болезнь тут же улетучится как по волшебству.

Это может показаться смешным, но эти её уникальные способности пришли к ней только после смерти её мужа.

Около пяти лет назад её муж внезапно смертельно заболел. Доктора не могли определить, что это была за болезнь. Женщина оплакивала его смерть долго, очень долго, и когда наконец слёзы её кончились, проснулась способность излечивать, «отхватывать» болезнь.

Сперва она «отхватила» болезнь соседа её мужа по палате, потом его свекровь... Люди, которым она помогла, решили приложить усилия и помочь ей открыть клинику в городе, но ей не терпелось вернуться в родную деревню.

Слава о ней чем дальше, тем больше росла, пациентов было всё больше и больше.

Поначалу она была очень аккуратной и внимательной. Каждому излеченному пациенту она советовала заботиться о себе, если что – обращаться к докторам. С течением времени, когда пациентов стало больше, она чаще стала повышать голос, да ещё и заказала табличку «Чудесный целитель» и развернула небольшой бизнес.

Однаждый к ней привели девушку с очень большим животом, настолько большим, что он выглядел пугающе. Это не была беременность, но неизвестно так же, была ли это опухоль.

Девушка вошла в каморку, и женщина начала лечение.

Провела рукой раз...

Другой...

Третий...

Такого не случалось никогда. Женщина чувствовала, что в животе у девушки что-то тяжёлое, но никак не могла «ухватить» это... Женщина разозлилась. Она резко провела рукой около живота девушки. В этот раз что-то «ухватилось».

Очень крепко «ухватилось».

Только это не целительница схватила... а то, что было в животе у девушки, схватило целительницу.

Целительница изменилась в лице, показав испуг. Ещё больше её напугало то, что «это» начало тянуть её внутрь девушкиного живота. Целительница глянула на свою руку. Она медленно втягивалась в огромный живот девушки. Вот исчезли в нём кончики пальцев, ладонь... скоро уже её правая рука погрузилась в девушку по самое плечо.

Целительница взглянула на девушку. Та смотрела на свой живот и странно улыбалась...

См. также SCP-231. Особые требования к персоналу, Terriblejames.mp3, Кирюша-бес

Телефон предсказаний[править]

Какой-то человек, поспешно выбегая из автобуса, не заметил, как его сотовый выпал из кармана брюк.

Парень, не проронив ни звука, украдкой подпинал телефон к себе и зажал между двумя ступнями. Хозяин сотового, ничего не заметив, выскочил из автобуса. Тогда парень оглянулся вокруг. Никто не смотрел на него. Он тоже сделал вид, что ничего не произошло, даже засвистел какой-то мотивчик. В следующий момент, когда автобус тронулся, он, воспользовавшись книгой как прикрытием, быстро подобрал сотовый и положил в свой карман.

Вернувшись в общежитие, он нетерпеливо вынул сотовый и внимательно осмотрел его, прикинул стоимость. Функции стандартные, свойства вполне хорошие. Парень довольно улыбнулся. Он открыл телефонную книгу и стал просматривать незнакомые имена, воображая людей, которых они обозначали. «Ши Фэйи – наверное, красивая девушка... Сяо Цюбин – странное имя... Розничный отдел – хм, да этот растяпа, наверное, из «белых воротничков», внешняя справочная, 44414974 – какой жуткий номер!

Он решил позвонить по этому номеру ради интереса, хоть и существовала опасность быть раскрытым, но любопытство пересилило.

«Бип... бип... бип... Здравствуйте, вы позвонили в отдел внешней справки. Приятный и удобный сервис – это наша главная цель. Связь с умершими родственниками теперь удобнее...». Парню надоело это слушать и он на время отодвинул трубку от уха. «Чтобы обратиться к поиску по живым и умершим, пожалуйста, нажмите 4, чтобы проверить оставшееся время жизни, пожалуйста, нажмите 5, для экспресс-справки нажмите 6», - блин, эта странная «справочная служба» что-то явно перебирает с жутью! Он нервно нажал «6». «Чтобы узнать дату смерти постороннего человека, нажмите 1, чтобы узнать свою дату смерти, нажмите 2» Он нажал 1. «Пожалуйста, назовите имя человека, дату смерти которого вы хотели бы узнать». Он наобум назвал имя одного известного певца. «Дата смерти для ХХХ: 20ХХ, 1 месяц, 20е число, после обеда, 7:35:19... для перехода на следующий уровень нажмите 1, для нового запроса нажмите звёздочку». Парень сбросил звонок, подумав, что шутка зашла слишком далеко. Он глянул на часы – было уже 7 часов. Он знал, что тот певец сегодня даёт концерт в этом городе.

Внезапно он соскочил с кровати и выбежал из комнаты. Он не понимал, что с ним, но сердце почему-то стучало как паровоз. За полчаса он добрался до места, где тот певец должен был давать концерт. Его сердце забилось ещё быстрее, когда певец вышел из дверей концертного зала.

Парень сам не понял, как это получилось, но он одним большим шагом перелетел в толпу фанатов, пытающихся прикоснуться к своему кумиру, и, дотянувшись до звезды, толкнул его. Со стороны это выглядело так же, как действия остальных поклонников, хлопающих звезду по плечу и спине, но этот парень-то не был его поклонником. От его толчка певец оступился и упал затылком на твёрдый асфальт, хлынула кровь, улыбка певца застыла на его лице. Выскользнувший из его руки сотовый показывал время: 19:35. Парень не знал, сколько там было секунд, но он мог бы держать пари, что их было 19...

Дух ребёнка[править]

Один парень по пьяни изнасиловал девушку. Девушка забеременела и, не выдержав позора, повесилась. Через несколько месяцев парень увидел во сне, что она родила ребёнка. Испуганный, он ночью пошёл на могилу девушки и раскопал её. Он увидел, что живот девушки надут как большой барабан. Абсолютно случайно получилось так, что он ударил его лопатой, и живот лопнул. Из него вытек чёрный дым, сложившийся в фигуру ребёнка. Он вытащил глаза парня, и тот от страха и боли сошёл с ума.

Ужасы ночной школы[править]

Почти в каждой школе есть свои страшилки.

В одной, говорили, 15 числа каждого лунного месяца, творились странные вещи.

Например, говорили, что у статуи напротив входа, вращаются глаза. Во всём здании отключается электричество. Число ступенек в пролётах изменяется с 13 до 14. В лабораториях из кранов начинает течь кровь. А если в тот момент кто-то осмелится войти в самый крайний туалет на первом этаже, этого человека больше никто не увидит.

Однажды группа ребят решила проверить, правду ли говорят, или это просто байка.

Они собрались 15 числа лунного месяца ночью и ровно в полночь подошли к школе.

Глаза статуи смотрели влево, ребята специально обратили на это внимание, чтобы потом не забыть от испуга, если вдруг что. Подождав некоторое время, они убедилсь, что глаза не сдвинулись ни на миллиметр.

Войдя в школу, они щёлкнули выключателем. Ах, гляньте, свет загорелся!

- Сказки это всё, - сказал один из мальчиков.

- Давайте ещё посмотрим.

Подошли к лестнице. 1,2,3... 13 ступеней. Правильно, разве их не должно быть 13? Все подтвердили это.

Потом ребята прошли в лабораторию. Открыли один из кранов, и из него хлынула чистая прозрачная вода.

- Совсем неинтересно! Напрасно пришли! – страх ребят окончательно развеялся, и они решили, уже просто так, проверить крайний туалет на первом этаже.

Правда перед дверью ребята немного напряглись. Хоть они и говорили наперебой, что ничему уже не верят, войти никто не торопился.

Наконец один мальчик, Сяоян, резко сказал, что он не боится ничего, открыл дверь и вошёл.

Глянули на часы. Ровно час ночи.

Через две минуты мальчик вышел из туалета:

- Ничего, всё это сказки!

Ребята пошли прочь с досадой. Выходя из школы, они громко ругались, что им взбрело в голову тащиться в школу ночью. Потом они разбежались по домам.

Один мальчик из компании, Сяосинь, перед уходом ещё раз взглянул на статую у входа. Её глаза всё так же смотрели влево.

- Сказки! – недовольно прошептал он и направился домой.

Наутро ему позвонила мама Сяояна:

- Послушай, вчера Сяоян был вечером с вами? Он до сих пор не вернулся домой.

Его и на уроках не было.

Ребята почувствовали неладное.

В конце концов, они решили рассказать взрослым: родителям и учителям, об их «эксперименте» прошлым вечером. Вместе со взрослыми они пошли в здание школы.

- Что? У нашей статуи глаза смотрят вправо, - услышав рассказ ребят, изумлённо сказал директор школы.

- Но вчера мы специально заметили, что они смотрели влево!

Войдя в ворота, они увидели, что глаза действительно смотрят вправо.

- Но вчера во всём здании горел свет!

- Что вы! Вчера не было света во всём районе, как, вы хотите сказать, включили свет?

- Но ведь ещё ступени! – ребята быстро побежали к лестнице.

- 1, 2, 3... 12?!

- Да, в этой лестнице всегда было 12 ступеней.

- Это невозможно!

- Но есть ещё лаборатории! – вспомнил один мальчик.

- Точно, лаборатории!

Войдя в ту, где мальчики были ночью, все посмотрели на кран, который они тогда открывали. В раковине запеклась тёмная лужица. Директор поковырял её ногтем и констатировал, что это самая настоящая кровь.

- Но... Но ведь Сяоян ходил в тот туалет! – все моментально почувствовали приступ страха.

- Пойдём скорее, посмотрим! – директор почувствовал, что дело становится серьёзным.

Толкнули дверь...

Первое, что открылось их глазам, было изуродованное тело Сяояна.

Его глаза были широко распахнуты, в них застыл ужас.

Шея была разрезана широко поперёк и вся кровь из тела вытекла, отчего лицо было бледным и страшным.

Вывернутые наружу внутренности лежали в уже высохшей раковине.

Мама Сяояна вскрикнула и упала в обморок.

Некоторые из присутствующих учителей не смогли сдержать рвоту.

Сяосинь не мигая уставился на часы на руке Сяояна. Они показывали ровно час – время, когда тот вошёл в туалет.

См. также[править]

Текущий рейтинг: 83/100 (На основе 27 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать