Картина с сюрпризом

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Номер Алексею понравился: сразу видно, что не третьесортная гостиница в каком-нибудь Новопетушковске, а очень даже приличный отель с пятью звездами в Калининграде, самом «западном», и в прямом, и в переносном смысле, городе необъятной родины Алексея. Конечно, сам-то он никогда не позволил бы себе приехать в Калининград ни на экскурсию, ни на отдых, но за деньги босса можно было пошиковать, тем более, Петрович позволил в средствах не ограничиваться. Лишь бы дело было сделано. А оно будет сделано, в этом Алексей, один из лучших бойцов бригады Петровича, ростовского авторитета, нисколько не сомневался. Зачем надо было ликвидировать человека где-то почти на другом конце света, Алексей не знал, но вопросов лишних боссу не задавал, когда-то давно уяснив одно нехитрое правило: чем меньше знаешь, тем крепче спишь и дольше живешь.

Гостиная выполнена в каком-то старинном стиле: резные деревянные стулья, вычурный стол, мягкие, но неудобные кресла, ворсистый ковер под ногами. На стенах – картины: все со сценами пиров, охоты, неги. В общем, настраивающие на расслабленный и томный лад. Была даже одна картина с голыми купающимися девицами. Алексей все хмыкал, рассматривая эти произведения искусства. И лишь небольшой стеклянный журнальный столик в углу и телевизор на тумбе несколько портили общее впечатление.

А вот в спальне была всего лишь одна картина, висящая не стене, противоположной к кровати, и она очень сильно выбивалась из общей гаммы расслабленности и безделья на картинах в гостиной своей какой-то тягучей атмосферой и напряженностью, странным образом передававшейся смотрящему на нее.

Изображала картина один из тех балов, которые устраивали у себя аристократы не самого низшего звена где-нибудь в Англии или Франции лет эдак сто пятьдесят - двести назад. Огромное помещение было почти полностью занято людьми во всевозможных костюмах викторианской эпохи: танцующих, разговаривающих, смеющихся. Неизвестный художник запечатлел до мелких деталей и одежду гостей, и выражения их лиц, и убранство бального зала. Свет немногочисленных свечей был удивительно реалистичным, а в большое витражное окно в дальней стене было видно полную луну, висящую над темным лесом. Какая-то неправильность была в картине. Может, то, что абсолютно все гости были в черных перчатках, и мужчины и женщины? А может, то, что для балов вообще не характерно – все бокалы в руках у гостей и на столиках у стен были абсолютно пусты.

Алексей передернул плечами и поспешил ретироваться в гостиную, когда ему показалось, что люди на картине начали еле заметно шевелиться. Мини-бар приятно порадовал Алексея обилием различных напитков. Туалет и ванная раздельные, притом ванная, помимо огромной душевой кабины, имела еще и джакузи. Вот это здорово! Первым делом Алексей отметился в туалете, потом повалялся в джакузи, расслабляясь и попивая виски. Работа завтра начнется, а сегодня по плану экскурсия по городу и, наверное, какой-нибудь ресторан. Может, даже девушку получится снять, но это по желанию.

Уборщица недоуменно хмыкнула, когда увидала в спальне въехавшего сегодня постояльца странную картину, но придавать этому значения не стала, тем более, гость прикрепил ее странным образом, не повредив стены. Разные люди бывают, может, этот без картин жить не может и таскает их везде, любуясь по вечерам и ночам.

Пришел Алексей далеко за полночь, слегка навеселе и без девушки. Город ему понравился, такой кусочек Европы в России, да и в небольшом ресторанчике, располагавшемся в каком-то старинном здании, было необычайно уютно и спокойно. Вот такого тихого вечерка давно не хватало Алексею. Он был в таком хорошем настроении, что решил сразу после ресторанчика вернуться в отель без всяких девушек и приключений. В номере он выпил еще бокал виски и немного посидел на кровати, решая, стоит ли снимать старый отцовский золотой перстень с темным рубином, но все же, махнув рукой, улегся на кровать. Он долго ворочался, пытаясь уснуть. Превосходное настроение незаметно пропало, сменившись каким-то дискомфортом: казалось, что десятки глаз смотрели на него с той пресловутой картины с жадным нетерпением. Как на подиуме, ей-богу. Наконец, он уснул.

Обстановка вокруг постепенно проявляется, как фотография на пленке в реактиве. Алексей стоит посреди огромного бального зала. Вокруг него кружатся в быстром танце пары. Сквозь их мельтешение он видит у стен небольшие столики и скамеечки, около них тоже стоят люди: разговаривают, жестикулируют, смеются, что-то обсуждая. Все в перчатках и в старомодных костюмах: женщины - в пышных бальных платьях, мужчины - в смокингах. В руках людей и на столиках бокалы, но все они были почему-то пусты. И, что характерно, женщины все красивы, но красивы какой-то странной, холодной, «журнальной» красотой, такие Алексею никогда не нравились. Никто на Алексея не обращал внимания, и он, немного постояв, двинулся, лавируя между танцующими, к левой стене, где было больше всего народа. Надо же было что-то делать, хоть это и сон, не так ли?

- О! У нас гость! – вдруг громко воскликнул высокий седой мужчина в черном смокинге, стоящий у крайнего столика. Он находился спиной к приближающемуся Алексею, и как он смог заметить парня и успел развернуться, решительно непонятно. Музыка резко затихла, танцующие пары остановились, и все, находящиеся в зале, как по команде, тотчас уставились на Алексея. Он чувствует себя неуютно от такого внимания. - Привет! – Алексей машет всем рукой. Более глупого ничего он придумать не смог, но это же сон, и, в принципе, все несуразности кажутся естественными и понятными. - Дамы и господа, ну что же вы так смущаете нашего гостя? Потерпите немного, – обращается к присутствующим седой мужчина. Все сразу же отворачиваются от Алексея, делая вид, что он их не интересует. Музыка вновь играет, танец продолжается, но напряжение, разлитое в воздухе, не спадает. -Молодой человек, подходите, не бойтесь.

Алексей подходит к столику, у которого, кроме седого мужчины, стоят еще две девушки. - Добрый вечер, меня зовут Альберт, – представляется седой мужчина. - А я – Алексей, - надо соблюдать правила приличия даже во сне. - Алексей? Странное имя. - Я из России. - О! Бывал я там… давненько. Бр-р-р, холодная страна, – передергивает плечами Альберт.

Как же все реалистично и логично! Алексей пробует тайком ущипнуть себя за руку, но тут к их столику подходит девушка, и парень сейчас же забывает о своем намерении. - Кто этот приятный молодой человек с вами, Альберт? - Это Алексей. Он из России. Вот эта девушка красива даже на фоне остальных женщин в этой зале. Алексей смотрит на нее во все глаза. Какие же прекрасные образы во сне формирует подсознание, что иногда даже жалеешь, что это не наяву! - А я Анна, - девушка еле заметно улыбается Алексею. - Очень приятно! – Алексей со стыдом чувствует, что лицо и шея заливаются краской, как часто бывает, когда он волнуется. - Пойдем танцевать, Алексей, – и, не дожидаясь ответа, Анна берет парня за руку и тянет к середине зала.

Они кружатся в танце, и это получается у Алексея превосходно, хотя он отроду не умел танцевать. Парень чувствует легкий аромат духов Анны, и этот запах сводит его с ума. Вдруг ее губы чуть касаются его шеи. Внутри как будто что-то взрывается: такое наслаждение, дрожь по телу, мурашки по позвоночнику откуда-то от поясницы... Давненько он такого не чувствовал! Танец заканчивается, и Анна, не отпуская руку Алексея, ведет его к плохо освещенной дальней стене. Там их уже ждет Альберт.

- Я его подготовила! - Что? – с глупой улыбкой спрашивает Алексей. Чувствует он себя замечательно. Вот только… В голове как-то странно шумит, как после выпитой поллитры, а на шее кожа вокруг поцелуя немеет и не чувствуется. - Молодой человек, надо бы отплатить за гостеприимство. Да и нам не мешает подкрепиться, а то прошлый наш гость совсем опустел, – Альберт указывает рукой на стену и улыбается, обнажив идеально белые и так же идеально острые нечеловеческие треугольники зубов.

И тут только Алексей видит то, чего раньше не замечал. На стене, на перевернутом кресте, распят человек. Все тело его в порезах: мелких и не очень, но ни капли крови не вытекает из них. Животный ужас охватывает Алексея, и он, совершенно забыв, что это, собственно, лишь сон, бежит через толпу в сторону двери. Странно, ему никто не мешает, люди (а люди ли?) даже расступаются. Ноги подкашиваются, он, чудом не падая, добегает до двери; она неожиданно легко поддается, и Алексей вываливается на улицу.

Крыльцо, ступеньки, две колеи дороги, лес впереди. За спиной топот ног, радостно-азартный смех, какое-то непонятное шелестение, как будто от крыльев летучих мышей. Обернуться Алексей так и не решается. Бег получился не особенно долгим: не добежав до леса, Алексей поскальзывается на грязи, падает, ударяется головой и… просыпается.

Сердце бешено колотилось, руки и ноги дрожали, дыхание, как у загнанной лошади. Несколько минут Алексей бездумно пялился в потолок. Это сон, всего лишь сон. Рука машинально потянулась к шее, и Алексей с ужасом нащупал две маленькие ранки на коже, прямо там, где по всем законам анатомии должна находиться сонная артерия. Вдруг вокруг кровати, в темноте, послышались шорохи, легкие шепотки, смешки. Алексей хотел заорать, но ни звука не вырвалось из его груди, и совсем не получалось пошевелится. По всему телу он почувствовал прикосновения холодных рук, на которых уже не было перчаток. Совершенно неподвижно тело, неподвижна голова, неподвижны глаза, и в поле зрения - лишь картина, на которой в совершенно пустом бальном зале стоял седой мужчина в черном смокинге и приветливо улыбался, совершенно не скрывая снежно белые треугольники острых зубов. И грехи мои тяжкие…

Наутро уборщица отеля с удивлением обнаружила, что комната 316, оплаченная на 5 дней вперед, абсолютно пуста. Постоялец аккуратно заправил постель, оставил ключ на журнальном столике, забрав с собой все личные вещи и свою странную картину, исчез в неизвестном направлении. Администрация отеля распорядилась держать комнату до конца оплаченного срока, но за это время так никто и не появился.

...Молодой человек в темно-синих спортивных штанах и серой толстовке с капюшоном спешно шел по улице к аэропорту. В руках у него была ничем не прикрытая старая картина с изображением бала викторианской эпохи. И лишь тщательно присмотревшись, можно было увидать выглядывающую из-за края полотна руку человека, распятого на перевернутом кресте. И на пальце этой руки едва заметно виднелся золотой перстень с темным камнем.


Текущий рейтинг: 55/100 (На основе 31 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать