КАП-КАП

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Никита С. - мой хороший друг.

Был.

Мы фанатели по кейвингу, читай - хождению в пещеры (шутки про гомосексуализм устарели, анон.)

Проживаем мы в 200К-Мухосранске немного восточнее ДС. Пещер и олдовых каменоломен вокруг - хоть жопой жуй. Нашей с Некитом, и вообще, доброй половины сообщества кейв-любителей, были Антоновские пещеры а.к.а. Антоновские каменоломни а.к.а. Тоша - хер знает почему так названные (на деле не Антоновские, но суть близка). Излазили мы их ещё лет в шестнадцать вдоль и поперёк; потом одна и та же пещера из похода в поход с кучей постоянно лезущих туда 'коллег' настоебенила жутко. Надо было искать неизведанное нами и не страдающее от кучи 'посетителей'. Полуслепой выбор пал на Оську. Одна из самых северных в округе каменоломен называлась так в честь близлежащей деревни Островское (на деле опять же не Оська и не Островское, но суть также близка). Последние гости в ней были хуй знает когда. Отличный выбор.

(Мог бы для АТМОСФЕРЫ завернуть про УЖАСНУЮ славу пещеры, дескать, там пропало 9000 людей, но не буду. Никто там не пропадал. Просто каменоломня не пользовалась особой популярностью).

Полезли в феврале. Холодно было адски, но в самих пещерах зимой температура обычно в районе 2-3 градусов выше нуля. Приехали. Кинули взгляд на, очевидно, всеми покинутую деревню - стереотипная Рашн Виллэдж. Пара рядов покосившихся коричневых домишек, облезлая каменная церковь с погнутым куполом. Уныло донельзя. В машине переоделись в комбезы, взяли сидушки, рюкзаки и фонари, а также карту Оськи, данную побывавшим тут давным-давно приятелем. Вдоль мёрзлой и столь же унылой речки минут за десять дошли до входа. Куча грубо прибитых досок на полусгнивших балках и неприветливый тёмный зев лаза. Да-с, давненько сюда не лазили. Ну, оно только на руку.

Полезли.

Стандартно. Сначала - узкий каменистый лаз, потом - 'прихожая' - более-менее просторное, но очень тёмное, место с 'книгой постояльцев' - туда записывают, кто (ФИО или кликуха, данная в обществе любителей), во сколько влез и во сколько вышел. Сугубо для безопасности. Мы записались как 'МИСТЕР ФАНТАСТИК И ДЯДЮШКА МОКУС' - пожалуй, самые уебанские прозвища, которые можно себе придумать. Но под таковыми наш тандем был наиболее известен в области кейверов. После этого вырубили фонари и минуты две-три просидели в кромешной тьме. Обычная процедура адаптации. Не видно абсолютно ничего, ни лучика, ни блика. Из звуков - лишь дыхание напарника и отдалённое капанье воды, если прислушаться. Из осязательных ощущений - только мягкая прохлада, сменяющая пробирающий до костей холод.

Врубили фонари. Поглядывая на карту, двинулись дальше. Пещера выглядела действительно давно покинутой - если в Тоше чуть ли не на каждом повороте были чьи-то инициалы, оставленные бутыки или детские игрушки (кто-то даже тумбочки, велосипеды и корпусы от компьютеров умудрялся протаскивать), то тут всё было какое-то прохладно-серое.

Свидетельств того, что тут всё-таки некогда кто-то побывал, мы встретили лишь пару. Первой была крупная надпись, выскобленная на случайном валуне. 'КАП-КАП', гласила она. Действительно, звук капающей воды, источник которого, казалось, вообще не отдалялся, был единственным тут, помимо нашего дыхания, коротких фраз (в основном касающихся похабных шуточек, замечаний насчёт заебавшего звука и просьб дать воды) и шагов.

Через пару проходов кто-то оставил покорёженную каску и бутылку воды.

Более надписей и предметов мы с Некитом не встречали. Лучи фонарей выхватывали из тьмы только камни, камни, камни... Изредка - тупики, в которых ради пары метров приходится попотеть минут десять, но в основном - удивительно широкие для каменоломни ходы.

Скучно.

Проходы и лазы были все какие-то серые и однотипные, ориентирами остались лишь карта и неизменный звук капающей воды, начинающий нехило долбить по нервам. Воздух был невыносимо спёртый и сухой.

Потом я подвернул ногу.

Неудачно поставил ступню меж двух злоебучих камней и оступился. Боль была терпимой, но от Никиты я сразу отстал.

-Бля, упал, что ль? Ща помогу, - развернулся он.

-Да не, пох... Ты иди, я ща посижу пять секунд и догоню, - махнул я.

Он пожал плечами и неспешно пошёл. Я глядел в его бурый, некогда бывший оранжевым, комбинезон. В Никитин потный затылок, скрывавшийся за очередным поворотом.

Это был последний раз, когда я его видел.

Потому что тогда, когда я, отсидевшись не более минуты, пошёл, прихрамывая, дальше, за поворотом я никого не обнаружил.

За следующим тоже.

И за следующим. И за следующим после следующим. Стоя перед очередным лазом, я понял, что заблудился. Карта была у Никиты.

А он пропал. Это не шутка. Он никогда так не шутил.

Кап-кап.

Ёбаный звук, блядь!

-Некит, ёбаный в рот, - прохрипел я. Воды бы. Она-то рядом где-то. Капает. -Это нихуя не смешно. Ну реально, бля. Выходи.

Мне ответило капанье. Разряжаемое звенящей тишиной. Которая бывает только тогда, когда ты один-одинёшенек.

Я ринулся дальше, забыв про ногу.

Ни-ко-го.

Я заблудился в незнакомой пещере. А Никита пропал, блядь!

Я был бы рад найти, не знаю, его изувеченный труп с гримасой ужаса на лице. Его оторванную ногу. Его заляпанный кровью фонарь.

Но я не находил ничего. В этой ебучей каменоломне мой лучший друг просто исчез. Без истошных криков, неведомых жутких рычаний и прочей хуеты. Он просто свернул за угол и пропал.

Я начал кричать.

Кап-кап. Может, капанье давно осталось позади и звучит лишь в моём мозгу?

Я бросился назад. Я раздирал руки о камни, бился головой, падал. Я бежал.

Кап-кап.

Карта у пропавшего Никиты. Я даже приблизительно не знаю устройство Оськи. Мобильной связи нет.

КАП-КАП.

Я был бы рад оглохнуть.

Я просто нёсся неведомо куда. Меня даже не волновала пропажа друга, мне стало похуй на выход отсюда. Я хотел лишь убежать от сраного капанья. Я бежал.

Кап.

-ЁБАНЫЙ В РОТ, ЗАТКНИСЬ! - надрывая связки, проорал я.

Пещера едко закапкапала мне в ответ. Хи-хи.

Надо будет навестить психиатра, когда... если. Если. Если я отсюда выйду.

'КАП-КАП' - я уставился в надпись на валуне за очередным поворотом. Ого. Да я... мы тут были. Значит, выход ощутимо ближе.

Органы восприятия адаптируются к чему-то постоянному - например, если перед глазом как-то поместить маленькую точку, он перестанет её видеть. Также и я уже перестал замечать капанье. 'Кап-кап'... будто ебучее 'хи-хи' злобного карлика в заброшенной избушке на болоте. Хи. Нихуя у меня фантазия.

Я перестал различать бесконечные валуны. Я просто полуковылял-полубежал, безумно хрипя и что-то крича.

Вскоре я ударился головой о камень и упал. Голова звенела от боли. Текла кровь.

Из дыры передо мной тянула морозом. Февральским ветром.

Слева валялась тетрадь. 'МИСТЕР ФАНТАСТИК И ДЯДЮШКА МОКУС' - значилось последней записью. Хи. Мистер Фантастик пропал, а Дядюшка Мокус, по ходу, свихнулся. Кап-кап. Потом я сообразил, что это выход.

Не помню, как я карабкался наверх, сбросив рюкзак. Начал приходить в себя уже на улице - трясясь, вышел из бревенчатого хода в это ебаное место и рухнул на зимний снег. Темнело.

Пришёл в себя я от дикого мороза, когда было уже совсем темно. Пара звёзд на почти чёрном небе, наверное, примёрзли к нему. Капанья я, вроде, не слышал. Удивительно.

Вышел к деревне. Там тоже никто не живёт, хи. Может, тоже пропали? Доковылял до машины. В полудрёме, дрожа от холода, выехал на шоссе. Пара-тройка проехавших мимо машин окончательно развеяла ощущение того, что все люди, окромя меня, исчезли, как Никита. На ближайшем посту ДПС я что-то орал людям в форме. Отрывки памяти. Смотрел в серые лица ментов, принявших меня за пьяного водилу. Отогревался в какой-то каморке.

Окончательно очнулся только на следующий день.

Описывать всё нет смысла. Были поиски. В каменоломню, хоть это касалось моего лучшего друга, я лезть отказался наотрез.

МЧСники разводили руками. Никого. Никаких Никитиных вещей тоже нет. Донимавшее меня треклятое капанье, говорят, было просто водой и было слышно лишь на входе.

Ещё поиски. Никого. В городе я что-то бормотал в лицо плачущей матери Никиты и его глядевшего в пустоту отца. Они оба умерли через месяц. Я думал, так только в книжках бывает.

Ещё поиски. Тщетно. Погиб под завалом стопудово, сказал знакомый-спасатель. Забрёл без тебя хуй знает куда, и попал. А ты и не услышал. Удобная теория.

И у психиатра был. Советовал просто забыть. Дескать, ты почти герой, что перенёс такое, был шок, но теперь забудь, ага.

Грустно.

-

А через два месяца мне пришла СМСка.

'Хей чел, я кое что расскажу, не поверишь!!!))' - гласило сообщение. Отправителем значился Некит.

Его мобила была с ним, когда он якобы попал под завал.

В моём мозгу что-то капнуло.

Никита никогда так не писал. Он всегда был максимально лаконичен. Именно эта мысль пришла в голову первой, а не то, что Некит исчез под звуки капающей воды.

Я вообще не знал, что делать, поэтому, поступил, возможно, чуть абсурдно - удалил сообщение и ушёл по своим делам.

Вскоре пришло ещё одно. 'Эй чувак ответь') Я жив прикол)'. Никита был лаконичен. Как истинный анонЪ, презирал смайлики.

Выбрать сообщение —> Опции —> Удалить.

Не тут-то было. Сообщения с номера Никиты стали буквально сыпаться, изобилируя смайликами и подробностями чудесного спасения. И звонки. СМСки я стирал; звонки пропускал или сбрасывал. Кап-кап, стрёмно брать трубку, ежели честно. Кто же ты, на том конце провода?

'Забери меня чел)) Я скучал епт'

'Никита' не унимался.

Он рассказывал, как попал под завал, как потом офигенно выбрался, как временно живёт в Островском и ждёт меня. Сообщения сыпались штук по десять на день, неизменно оптимистичные и призывающие забрать его. Я молча игнорировал их. Потом заблокировал номер и сменил симку. Потому что я знал - кто бы мне не писал, Никита не выбрался оттуда. Потому, что пропал он в феврале, а звонки и СМСки посыпались в середине мая. Или потому, что Островское, деревня около пещер, была расселена и заброшена тогда, когда я с Никитой пешком под стол ходили. Я удалял сообещния механически, машинально. Кап-кап. СМСки капали талой водой в стрёмной пещере. Нет, чувак. Никита исчез. Или его съели. Ха-ха, хи. Съел злой Кап-кап. Прям страшилка уровня Бабайки или Буки.

До того, как я сменил симку, сообщения успели смениться на 'Ну где же ты чувак?)'.

А ещё он ММSкой прислал мне пару фотографий. 'Гляди :D'.

Я не стал смотреть их.

Я удалил сообщения с ними, не открывая файлы.

По новому номеру меня никто не беспокоил.

Официально Никита С. всё ещё числится пропавшим без вести, де-факто - мёртвым. Полно ли в старых каменоломнях ходов, о которых знают лишь самые бывалые; полно ли обвалов или неприметных тупиков... Не вышел из пещеры спустя недели три, максимум месяц - пропал. Чему бы ещё стрястись-то. И вправду, ага.

Я не знаю, что это было. В принципе, психиатр прав, наверное, был - на то он и психиатр. Надо просто забыть.

Постоянно протекающий и капающий дома кран я починил. И в пещеры ходить бросил.


Текущий рейтинг: 86/100 (На основе 196 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать