Истории от брата-разведчика

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Floppydisk.png
Эта история не редактировалась. Её орфография и пунктуация сохранены в своём первозданном виде.

Сапог, аноны. Пилю свои.

Старший брат моего друга проходил службу в чечне, был разведчиком. По долгу службы ему приходилось забираться в дикие кавказские ебеня и подолгу наблюдать за аулами, выглядывая мелочи, по которым можно понять, что перед тобой: относительно мирная деревня или бандитской схрон. Наблюдательность, выдержка и хорошая память - непременные спутники его специальности - обогатили его жизненный опыт сотнями случаев, которыми он с охотой делился с "салабонами"-нами. Были среди них и подходящие к сему треду

История первая:[править]

Отправили брата как-то понаблюдать за одним аулом: было подозрение, что дела там нехорошие творятся. Работа скучная, но привычная. Под утро скрытно выдвинулся на позицию наблюдения, замаскировался и приступил. Аул выглядел мирно на первый взгляд, но что-то не давало его таковым признать, царапало краешек сознания. Брат, будучи к этому моменту уже бывалым бойцом, не прошел мимо подсказки интуиции и не зря. В полдень из села вышел старик-горец. Аксакал такой, лет под 100, наверное. Ну вышел и вышел, по нужде, небось, если бы не одно такое нехорошее "но":шел он четко к дереву, на котором брат сидел.у брата очко поджалось: поди объясни местным, что ты вообще-то за дружбу меж народами бывшего СССР и вообще мимо проходил, да и не могли его увидеть: не первый день в разведке, маскироваться умеет. Но ведь идет же как по ниточке, вайнах поганый! А дедуля тем временем подошел и метрах в ста остановился. И смотрит. Прямо на брата смотрит. Внимательно. Брат совсем сбледнул: не бывает так! Горцы либо тебя не видят, либо сразу убивают. Ну, если очень (не) повезет: эй ти, слющай, ид сюда, уасяя!.. Так друг на против друга и стояли еще где-то час: постепенно скрывающийся холодным потом брателло и мутный старикан, который еще и не двигался вообще, "ну чисто камень"-говорил тогда брат и стучал по столу кулаком для убедительности..

А потом старик начал смеяться. Сначала тихо. Потом громче. Потом во весь голос. Бедный брат весь зажался, тысячами создавая новые вселенные путем взимания очка в точку сингулярности. А старик уже не просто смеялся, он рыдал. Рыдал так, что его начало рвать, он каждые пол минуты снижался к земле, рычал и давался, при этом не переставая хохотать.. Представляете безумие ситуации? А брат на тот момент уже нет, потому что он посмотрел вниз. И испугался еще больше. До мокрых штанов, до обосрамса, до чертиков в кишках. Дед этот блевал какой-то черной гадостью. И эта гадость, вместо того, чтобы лежать на месте, собиралась под деревом, на котором сидел брат , и активно ползла вверх... брат заорал, насрав на скрытность, разрядил всю обойму пистолета в деда и спрыгнул с дерева. Как не поломал и не убился- сам до сих пор не знает. И прямо из положения лежа рванул безоглядно к своей части. Правда, потом оглянулся и обосрался повторно: дед с диким хохотом мчался за ним верхом на этой черной жиже.. как прибежал, и что докладывал- помнит смутно, помнит только как вся в/ч пришла в движение, что-то орал в телефон комчасти, а двое из особого отдела тащили странную железную улитку размером с колесо от БТРА. Потом он отрубился, а ккогда пришел в себя, оказалось, что с тех пор прошла уже неделя и никто толком ничего не знает: всех поставили вокруг под и велели стрелять во все, что движется. Так простояли примерно полчаса, а потом был отдан приказ на передислокацию и к упоминаниям о том случае командование относилось резко негативно. Вот такая история.

Вторая история, не столь крипотная но странная.[править]

Было дело на учениях. Поставили задачу: обнаружить артиллерийские позиции условного противника, вернуться и доложить: по ним, мол, потом вертушки отработают. Идет мой брат с приятелем, шуткуют, самоволки вспоминают да кого они в тех самоволках да как... идут идут, и товарищ вдруг говорит: стой. Брат ему: что такое? А тот - я, мол, вляпался во что-то. Брат к нему шагает, а под ногой ка-ак чвякнет! В болото попали. Как, откуда тут болото: местность гористая, не бывает такого! Стали выбираться. Идут назад, а болот не кончается, чавкает и чавкает под ногами. Пытаются базу вызвать по рации- помехи одни. А тут еще и тумен упал и дело к вечеру: темнеет. И тут повезло им: увидел брат два дерева приметных, мимо которых они как раз проходили. Вышли между деревьев и тут как звук включили: в небе звук вертолетов, рация не затыкается ни на секунду. Брат с друганом чуть не плачут от счастья, подмогу вызывают, а их по рации матом трехэтажный ах вы такие-всякие, трам-тарарам, куда пропали, наследники этакие, третий день вас ищем, мать вашу ять! Брат офигел; говорит, тарьщмайор, мы, мол, пять часов назад из части вышли. А тот с юмором попался, ну вы и спать здоровы, говорит, отработать придется! Так брат и не узнал, где они с другом три часа на трое суток разменяли.

Вот такие стори. Буде окажутся они анону прельстивы, налью ещё

Третья история[править]

Как раз про группу. Послали брата в ИРД- инженерно-разведывательный дозор -на предмет посмотреть, не позакладывали ли гостеприимные жители гор подарков га пути следования группы. Идут ребята, по кустам шарят, под ками заглядывают, на горы осматривают- не свекрнет ли отблеск на вражьей оптики. Но нет, все тихо.. тут брата напарникик толкает слегка: смотри мол. Посмотрел брат на дорогу и прибалдел: метрах в пятидесяти впереди по дороге шла какая-то хреновина, похожая на паука-сенокосца, только высотой в двухэтажный дом. Иногда она останавливалась и с невероятным для ее размера проворством прыгала то вправо то влево, прижимаясь своим толстым мохнатым брюхом на пару секунд к земле и замирая так. Ребята, чуть живые от страха, еще где-то километр крались за этим существом, пока оно наконец не ушло с дороги и не скрылось в зарослях. И ни одной мины или растяжки ребята на всем протяжении маршрута не нашли, хотя читался он одним из самых опасных в плане минирования. А ту тварь потом видели на вершинах гор и не раз, но что это такое-никто не знал.

Четвёртая история[править]

Был в части замполит. Никто его не любил, понятное дело, и все тишком посылали — уж больно строг был, за малейшую провинность вроде нестроевого шага при передвижении от палатки к гальюн мог послать тот самый гальюн чистить или перед строем поставить и полчаса чихвостить. Поговаривали в части, что даже удовольствие половое с этого имел, ну да не суть. Вечер, команда отбой, все уже лежат по койкам, и тут слышит брат голос этого замполита: "Сержант Петренко, вы что в лесу делаете?! Команда отбой была"! Брат прибалдел: замполит звал его! Но он же не в лесу, он здесь, в палатке! Хочет крикнуть, а ему будто горло сдавило — только сопеть и может слегка. Хочет пошевелиться — тоже не может! Ни одна мышца в теле его не слушается! Брат жидко обосрался, смотрит перед собой и видит глаза соседать, тоже испуганные донельзя. И начинает по-настоящему паниковать, потому что двадцать здоровых мужиков какая-то сила придавила так, что с трудом можно глазами шевелить паника нарастает, брату плохо уже и тут он слышит из-за стены свой — Свой! — голос! "Иван Федорович а не пошли бы вы на х@й!" Брат лежит ни жив ни мертв: эту фразу он буквально два часа назад дословно пробормотал, когда ему втык за неуставные кроссовки сделали. Из за стены вопли замполита удаляются: ах то, мол, гад, да как смеешь, на гауптвахте сгною... и затихли. А брата не отпускает, держит. Так он и не спал ночь. С утра отпустило. Он с пацанами переговорил, да, говорят, так и было, хотим крикнуть, что ты тут вообще-то, а пошевелиться не можем. Пошли к командиру, доложили. Тот аж подпрыгнул, сразу приказал на поиски выдвигаться.. долго не искали, нашли почти сразу. Брат говорил, что проблевались все, даже ветераны: от замполита осталась только кожа, сморщенная, как воздушный шарик сдутый. И оогромная крестообразная рана во ввесь живот...

Пятая история[править]

Аулы в горах бывают не только враждебные но и нейтральные, держащиеся принципа "моя хата с краю" и даже вполне дружелюбные, в которых бойцов встречали как дорогих гостей. В одном таком следующий случай и произошёл. встретили разведвзвод со всей кавказской радушностью, барана зарезали, шашлык, плов, сладости, кефир местный с труднопроизносимым названием. Разведка тоже в долгу не осталась, сухпаев покинула. Сидят все, едят и нахваливают. Тут брата старушка местная за рукав дёргает. Брат к ней поворачивается, спрашивает:

- чего тебе, старая?

Думал, денег попросит: больно на цыганку похожа. А она ему и говорит:

- сейчас застолье закончится, и хозяин вам девок предложит, намёком так. А ты не бери и другим скажи, чтоб не брали: нельзя сегодня! Напала на брата задумчивость: первый раз он слышит, чтобы на Кавказе девок предлагали, берегу их пуще ока, позор же на весь род. Уточняет:

-А почему нельзя?

-Елдык-гирей придёт ночью. Сегодня ночь его и все девки его.

Брат, поскольку был уже учёный на этот момент, всем тихо, по цепочке передал. Вняли все. Такое уж дело-разведка, если говорит товарищ: сри вприсядку, то лучше сри. Потому как мог товарищ что-то углядеть, чего ты не видишь, и зря в разведке не болтают. Тем временем застолье закончилось, набежали местные девушки, начали посуду убирать. А хозяин - немолодой чечен лет 60 где-то - и говорит: "Дэвущка у нас хрупкий, слабий как роса, а ви, развэдка, сылный и бальщой как гара. Памагли би, э?" - и подмигнул. Ну, бойцы не будь дураки и помогли. Донести посуду. Хотя липли к ним по взрослому, только что сами не раздевались. Вот дело к ночи, все уже легли, команда отбой была. Засыпают. И слышит брат сквозь полудрему шаги чьи-то медленные: раз в две секунды примерно топают. Брат сослуживца рядом пихнул: слышишь мол? А тот глаза округляет: не пихайся, и без тебя страшно. А шаги громче и громче становятся, от них уже весь дом дрожит, посуда с полок попадала. Лежат разведчики, не дышат. А шаги прекратились. И вдруг в дверь как ебнет! Пацаны в штаны накидали, подорвались - и по углам с калашами засели. По двери ещё раз ебнули так, что она аж затрещала.. А потом сверху треск пошёл. И смотрит брат, уже совершенно обалдевший от происходящего, как у дома с жутким скрежетом и стонами ломаемых деревянных перекрытий отрывается и улетает к ебенчм крыша, являя им ночного гостя во всей его красе. Наверное это был человек. Если бывают люди высотой в два раза выше одноэтажного дома. Брат говорил, что он вообще полнеба собой закрывал и при этом был явно человек, "бля буду". Простояла эта фигура напротив, и к другому дому пошла. Пять домов в посёлке было, пять раз раздавались скрежет ииудары. А потом он ушёл. Полуживые от страха бойцы долго вслушивались в его удаляющиеся шаги. Как только они затихли, отряд собрался сам собой, без команды. И люди покинули "гостеприимный" аул. А брат всю дорогу думал: ни жай бог не послушали бы бабку...

См. также[править]

Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 66 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать