Инстинкт

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Решил поведать вам одну историю, анонимно, которую до этого не рассказывал никому и никогда, ввиду объективных причин, которые вы, естественно, поймете после прочтения. Она произошла со мной в раннем детстве, в возрасте 8 лет. Это случилось в теплый летний день, который я проводил в своем родном шахтерском городке, гуляя по дворам, общаясь со встречными знакомыми, в общем, просто убивая время. Все мои хорошие друзья уехали на лето из города, и мне подолгу приходилось гулять одному. Моим любимым занятием было прогуливаться по обитым ватным материалом водопроводным трубам, проведенным через бетонные рамы на небольшом расстоянии от земли. Те, кто жили на крайнем Севере, думаю, понимают, о чем я (из-за вечной мерзлоты, как я узнал много лет позднее, трубы было не эффективно проводить под землей). Они проходили на много сотен метров по периметру небольшого микрорайона, в котором я жил, находящегося в нескольких километрах от самого города. Трубы шли парами, одна рядом с другой, и надо было постоянно следить, чтобы не соскользнуть в проём между ними. И вот, я, непринужденно прогуливаясь по ним, и, не справившись с балансировкой, соскользнул вниз. Там, где я упал, была небольшая зона с кустарниками, образовывавшими некоторое подобие ограждения, сквозь которое не было видно, что находится внутри. Этой особенностью рельефа воспользовались местные молодчики-цыгане, которые организовали там небольшую землянку, не известно, для каких целей. В общем, в землянке никого не было, и, я так понял, уже около года, о чем говорила проросшая на рытвине растительность.

Находясь в проеме, я заметил небольшой пакет-майку, который находился прямо напротив моего лица. Пакет был промокший, но в нем явно что-то было, судя по тому, что я почувствовал, когда задел его во время падения. Я поднял пакет, стряхнул с него влагу, и достал содержимое. Меня всегда радовали необычные находки, пусть это был даже откровенный мусор, который даже не удастся никуда приспособить, или сбагрить тем же цыганам в пункте приема стеклотары, куда я носил бутылки, чтобы накопить на компьютерный клуб. Но в этот раз попалось кое-что действительно интересное- кассета VHS, в коробке, на которой был изображен какой-то полуголый китаец (я потом узнал, что это был актер Брюс Ли). И огромный, каким он мне тогда показался, охотничий нож, с изогнутым кинжалообразным острием и ребристой кромкой с другой стороны.

Как сейчас помню - в тот момент глаза мои расширились, губы расплылись в улыбке, и все моё естество охватила гордость оттого, что мне посчастливилось найти настоящий нож, который в мальчишеских кругах ценился так же высоко, как и пневматический пистолет, или, даже, винтовка, и видеокассету, с, судя по всему, боевиком, из которого можно, как я тогда себе представлял, узнать кучу боевых приемов, и показывать всем пацанам в округе, кто тут самый крутой. Сейчас я вспоминаю все то, что произошло, и благодарю судьбу за то, что не дала мне увидеть содержимое этой видеокассеты, ибо черт его знает, что бы со мной произошло тогда... Я смело взял кассету в одну руку, нож- в другую, и поднялся из проема. Я не планировал заканчивать прогулку- обеда было ждать еще долго, и просунул нож через кожаный ремешок на штанах, а видеокассету понес в руках.

У меня было много любимых мест на микрорайоне, одним из них был чердак в старой пятиэтажке, вход на который всегда оставался открытым, и можно было без проблем не то что походить под крышей- даже залезть на неё, и насладиться открытым видом с высоты. Не я один был любителем подобных прогулок по крыше, от чего местная бабка, 24/7 находящаяся в своей квартире прямо напротив лестницы на чердак, всячески нас ругала и выгоняла сверху, едва услышав топот ног с высоты своего потолка. В этом отчасти виноват я, потому что я был первым, кто нашел незакрытый подъем наверх в этом доме, и после моих хвастливых рассказом им стала пользоваться вся местная детвора.

Идти до этого дома было минут десять, и я неторопливо прогуливался по улице. У меня было необыкновенно приподнятое настроение, в тот момент я списал это на удачную, как мне тогда казалось, находку, но, спустя много лет, я понял, что причина этого была в чем-то еще. Ощутимо изменилось моё восприятие мира- все вокруг стало таким ярким, красочным, как будто этот день был волшебным, особенным, бывавшим лишь один раз за всю историю Вселенной. Я ощущал каждое мгновенье, мне было так хорошо, как никогда потом, за всю мою жизнь. Нож по-прежнему болтался у меня за поясом, и я время от времени поправлял его, потому что он впивался острием мне в ногу, и немного выглядывал из-за куртки.

Поднимаясь на чердак, я услышал чей-то хриплый кашель, и почувствовал отвратительный запах сигарет. Мне стало интересно, кто это может быть (я мало чего умел бояться, что драки со сверстниками, что взрослых), и переступил последнюю ступеньку на лестнице. Передо мной, напротив оконного проема, сидел на корточках невысокий бритый мальчуган, худощавый, но жилистый. Я прекрасно знал его- он постоянно, в течение нескольких лет, доставал меня, требовал карманные деньги, которые тратил на сигареты ,покупая их у своих старших братьев. Мне он никогда не нравился, всегда был злой и угрюмый, что неудивительно, учитывая, в каких условиях ему приходилось выживать, уж точно не жить припеваючи, как мне. Оттого я испытывал к нему некое подобие жалости, и старался относиться терпимо. Поэтому я спокойно подошел к нему, и поприветствовал. Он сразу поднялся, посмотрел на меня своим жестоким, недетским взглядом, и спросил, что это у тебя в руках. Я ответил, что это кассета, которую я нашел в кустах, и пока не знаю, что с ней делать. Он потянулся к ней руками, требуя отдать её.

Я испытывал странные ощущения в тот момент- мне было так хорошо, так спокойно, что я мог с любовью и пониманием отнестись ко всему, что он скажет. Но его требование отдать кассету вызвало во мне ощущение, которое я до сих пор не могу понять. Как будто кто-то, или что-то внутри меня проснулся, впервые за всю мою жизнь, появился на свет, как новорожденный младенец. Возможно, люди, родившиеся в цивилизации или в хоть каком-то уюте, приспособили к этим условиям самих себя и собственных потомков, и милосердная матушка-природа “отключила” в нас с вами некоторые особенности психики, позволявшие выжить в непрощающих ошибок условиях дикой природы, где приходилось грызть друг другу глотки. И в них не должно было появляться того, что зародилось во мне в ту самую секунду, когда он протянул свои руки к моей кассете. Я ни о чем не думал в тот момент, я смотрел немигающим взглядом в его глаза. Я слегка отступил назад в тот момент, когда он потянулся ко мне, мгновенно вытащил нож из под куртки, и вонзил его ему в живот. Мальчишка завыл, слюни и сопли заливали лицо, его трясло. Я, все с тем же выражением лица, начал медленно вытаскивать нож из его кишок, отчего у парня закатились глаза, и на их месте были видны только белки. Тряска увеличилась, я вводил нож в его живот, и выводил, наблюдая за реакцией умирающего мальчика. Удовлетворившись зрелищем, я спокойно , без эмоций или каких-либо мыслей, достал нож, вытер его о куртку парня, и, сжимая его в руке, направился к лестнице.

Страшно хотелось пойти домой, и посмотреть содержимое кассеты. Я уже практически вышел из здания, и натолкнулся на пожилую женщину лет семидесяти, которая смотрела на меня и моё оружие прищуренным, пристальным взглядом. Оглядев меня с ног до головы, она улыбнулась и, запустив руку в карман, вынула оттуда горсть леденцов и карамелек. Сказав что-то не совсем понятное, она вытянула одну руку вперед, ладонью вверх, другую она держала над моей ладонью. Я так и не понял, что она собиралась сделать, но она просто медленно потянула свою вторую руку к моему ножу, и таким же медленным движением начала понемногу высыпать конфеты из своего кулака в мою ладонь. Она полностью взяла нож только тогда, когда последняя конфета оказалась у меня в руке, затем незаметно, из этой же руки, легким движением взяла кассету, и, улыбнувшись своей беззубой улыбкой, зашагала внутрь подъезда, из которого я вышел.

Вернувшись домой, я совершенно забыл о том, что произошло со мной, мне казалось, что это был какой-то сон, не страшный, но просто крайне интересный и запоминающийся. Я не очень хорошо помню то, что происходило дальше, но в моей памяти сохранился отрывок, о котором я до сих пор вспоминаю с содроганием. По всему городу, и, особенно, нашему микрорайону, прокатилась страшная суета, взрослые без конца метались вокруг нас, не выпускали погулять даже на часок, отводили и приводили меня из школы, хотя я уже давно делал это сам. А потом появились высокие мужчины в милицейской форме, и стали расспрашивать моих родителей о чем-то таком, что я не мог услышать из своей комнаты. Потом они зашли ко мне, улыбнулись. Один из них представился, пожал мне руку (!), спросил, как у меня дела в школе, на что я ответил, что у меня каникулы, и показал мне фотографию той старушки, с которой я повидался на выходе из здания. Они попросили меня внимательно посмотреть на неё, и спросили, видел ли я недавно кого-то, похожего на неё. Я улыбнулся, и ответил, что да, она угостила меня конфетками, и достал гроздь оставшихся леденцов из кармана штанов. Потом я помню, как мне стало страшно, воспоминания о том эпизоде как бы прикрыты в моей памяти полупрозрачным туманом, я на тот момент не помнил ни о ноже, ни о кассете. Все взрослые в комнате мгновенно побледнели, мама громко всхлипнула, а милиционеры, перейдя на громкий бас, стали требовать от меня подробностей произошедшего. Они смутили меня такой резкой переменой настроения, и я ничего не смог им сказать, просто молча стоял, уткнувшись носом в пол.

Со временем, спустя годы, память начала понемногу возвращаться ко мне, как и осознание того, что и по какой причине произошло. В этом возрасте у меня, как и у любого другого мальчика, еще не сформировались черты, определяющие характер и мировоззрение, мне было далеко до понимания того, что такое хорошо, а что плохо, и меня это немного успокаивало все последующие годы моей жизни. Я всерьез заинтересовался подробностями того происшествия, и, спустя некоторое время, потраченное на поиски информации, мне удалось кое-что узнать. В частности, то, что та старушка как раз-таки и была той самой, которая ругала меня и моих сверстников за то, что мы топтались на чердаке. И что её по горячим уликам обвинили в смерти 4 детей, трупы которых были найдены ищейками в том месте, где была землянка цыган. И среди этих трупов четвертым был тот самый мальчишка, смертью которого я любовался. Орудием убийства всех детей был охотничий нож, найденный у старушки в квартире. Места преступления каждый раз были разными, но объединяло их одно- непосредственная близость к дому старушки. В квартире так же была найдена новая камера, которая использовалась для того, чтобы запечатлевать процесс убийства на видеокассеты, найденные там же. Все видеокассеты, вопреки ожиданиям, оказались испорчены и нечитаемы, поэтому сделать определенные выводы было невозможно. Насколько я знаю, старушку до сих пор не поймали.

Но я не остановился на поиске информации из официальных источников. Мой хороший друг, тесно знакомый с некоторыми толковыми ребятами, работающими в полиции, выбил для меня заключение судмедэкспертов по жертвам тех убийств. Там было сказано, что раны были нанесены с усилием и углом наклона лезвия, характерным для человека совсем небольшой комплекции и роста, и небольшой физической силой. В заключении сослались на то, что пожилая женщина может соответствовать такой характеристике, но окончательный вывод по этим наблюдениям так и не был дан.

Я считаю, что детство человека всегда сопряжено с самыми сильными переживаниями и впечатлениями, какие он только может испытать в своей жизни. Хорошие это переживания, или плохие- так или иначе, они навсегда оставят отпечаток на судьбе человека, и на его образе мыслей. Мы все живем в одном и том же, довольно тесном и неуютном мирке, в котором всем нам тяжело ужиться под одной крышей, поэтому мало у кого есть роскошь быть действительно тем, кем он является, чтобы выжить. Необходимо выполнять ту роль, которую возлагает на тебя общество, и, зачастую, навсегда позабыть о своей истинной сущности. И очень немногим людям повезло почувствовать, что означает быть тем, кем создала их природа- поклоняющимися инстинктам совершенными убийцами. И я считаю, что мне повезло. Задумайтесь об этом, и не судите строго тех, кто не скрывает свою истинную личину под маской благодушия и цивилизованности.


Текущий рейтинг: 74/100 (На основе 33 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать