Инспектор миров

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Неторопливо попивая чай, Эрик просматривал утренние новости. Его внимание привлекла колонка со статистическими данными о преступлениях за текущий 2036 год. В ней говорилось, что всего за 4 года массового распространения устройств искусственной реальности количество ограблений, убийств и изнасилований снизилось на 70%, что сделало жизнь на планете безопаснее, чем когда-либо в истории. Автор заметки прямо-таки излучал оптимизм, говоря о еще более радужном ближайшем будущем.

Да, жить стало безопаснее. Ушли те времена, когда родители боялись отпускать детей на улицу после наступления темноты. Молодые женщины теперь редко носят с собой перцовые баллончики, а разного рода охранники вынуждены искать другую работу. Действительно, зачем грабить, убивать и насиловать, если можно прийти домой, подключиться к искусственному, но такому реальному по ощущениям миру, и в нем делать то, что душе угодно? Творить в поражающих масштабах, иметь неограниченные возможности, почувствовать любые удовольствия без вреда для здоровья – все это стало доступным. Пусть и не сбылась давняя мечта фантастов – создание искусственного интеллекта, – но компьютер так правдоподобно копирует людское поведение, что созданные им человеческие типажи неотличимы от реальных людей. Программисты создали рай, и для каждого свой.

Эрик – носитель новой для человечества профессии. Пока полицейские в реальном мире страдают вынужденным бездельем, инспекторы искусственных миров спасают людей, запутавшихся и погибающих в своих собственных фантазиях. Когда самые темные углы человеческой души формируют огромные виртуальные пространства, заполненные фантасмагорическими ужасами, мечтатель редко выбирается из них самостоятельно. Дверь кабинета открылась, и к Эрику вошел сегодняшний клиент. Парень лет восемнадцати осторожно прошел к креслу, стараясь не смотреть на различные мониторы вокруг него. Типичное поведение пострадавших в виртуальных мирах – их начинает пугать любая компьютерная техника.

– Привет, Стив. Меня зовут инспектор Эрик. Насколько я знаю, ты у нас впервые?

– Да. Мои родители считают, что вы можете мне помочь.

– Это мудрое решение с их стороны. Итак, Стив, система виртуальных миров оценивает тебя как нормального пользователя, у тебя не найдено каких-либо маниакальных пристрастий и жестоких наклонностей. В твою реальность загружены несколько популярных игр, а также программа «Идеальная девушка». Проблема в последней, не так ли?

– Да. Те игры я использую уже пару лет, и в них было все нормально, а девушку загрузил лишь неделю назад.

– Процедура проверки такова, Стив. Для получения сигнатуры реальности твой мозг подключается к этому прибору. Прими удобную позу и надень его. Я надену другой прибор и «подменю» тебя в твоем мире, после чего постараюсь найти проблему. Ты в это время будешь спать без сновидений.

Убедившись, что Стив погрузился в сон, Эрик вошел в его реальность. Странной была относительная тишина и спокойствие этого мира, ведь обычно все остается таким, каким было при вынужденном «выдергивании» пострадавшего – ужасным, изуродованным, разрывающим психику. Мир не мог вернуться в нормальное состояние сам, что заставило Эрика заподозрить здесь работу хитроумного вируса.

Эрик оказался в несуществующем городе, и начал идти вдоль одной из его улиц. Хотя виртуальные пространства бывают большими, долго проблемы искать не приходится, они завязаны на психике пользователя и в скором времени проявляются сами. По сути, стоит лишь немного подождать. Незнакомая улица неожиданно привела инспектора в знакомую ему с детства местность – к его школе и ее окрестностям. Без сомнений, этот мир заражен вирусом, подстраивающимся под конкретного пользователя, так как пациент живет в другом городе и не может знать, где родился и вырос Эрик. Случай явно был сложнее, чем большинство виртуальных неполадок.

Войдя в здание школы, Эрик не увидел кого-либо знакомого. Помещения были заполнены случайно сгенерированными школьниками и учителями. Никаких признаков сбоя, однако, не было – виртуальные личности выглядели и вели себя стандартно для ситуации. Одна из учительниц подошла к инспектору и начала диалог:

– Здравствуйте. Вы ищете своего ребенка? Я могу провести вас к расписанию.

– Знаете, моя проблема в том, что это утверждение ложно.

Логический парадокс ввел виртуальную личность в ступор. Немного постояв на месте, она улыбнулась и отошла в сторону. «Парадокс-тест пройден», отметил про себя Эрик. Он направился к зоне отдыха, чтобы проследить за поведением студентов, но вдруг его внимание привлекла одна из девушек.

Эрик встретил первый странный признак – он не смог разобрать лицо этой девушки. Концентрируясь на отдельных ее чертах, он сталкивался с тем, что лицо постепенно изменялось, пока наконец не приняло давно знакомый облик. Девушка превратилась в его первую школьную любовь, Кейт. «Это определенно приманка – пришло ему в голову – но и ключ к разгадке». Взглянув в свое отражение в зеркале на стене, Эрик понял, что для окружающих он выглядит так, как выглядел в школьные годы. Не придумав ничего лучше, он подошел к Кейт и начал незамысловатую беседу.

– Привет. Как настроение? – голос звучал неуверенно, Эрик почувствовал давно забытую подростковую стеснительность.

– Отлично. Ты выглядишь потерянным, у тебя все в порядке? – на лице Кейт засияла так любимая им когда-то улыбка.

Кейт смотрела прямо ему в глаза, продолжая улыбаться. Каждая секунда этого взгляда словно возвращала прежнее чувство к ней, разжигала огонь в сердце Эрика. Выработанная многолетним обучением отрешенность, необходимая при странствиях в чужих мирах, начала слабеть. Он понял, что ловушка захлопнулась. Гипноз виртуальной Кейт продолжался, но пространство вокруг начало изменяться. Они оказались в спальной комнате, едва освещенной странным излучением от красных стен. Кейт перешла к активным действиям, обняв Эрика и соединившись с ним в страстном поцелуе.

Он встречался с таким раньше. Вирусы виртуальных миров подавляют волю пользователей, надавливая на самые чувствительные точки, выполняя сокровенные желания. Они становятся идеальным наркотиком, гибко подстраиваясь под особенности душевных переживаний. Усыпив бдительность, они наносят удар, от которого не каждый сможет оправиться. Эрик любил Кейт в течение трех долгих лет, но его чувства остались неразделенными. Годами он думал, что привязанность побеждена, но хитроумный вирус показал обратное.

Внешность Кейт снова начала меняться. Из симпатяжки с фигурой, дающей простор фантазии для парня-подростка, она превратилась в девушку идеальной красоты, при этом сохраняя любимые Эриком черты. Бушующее в нем желание сорвало остатки его психической защиты, и вдруг весь мир вокруг него дьявольски захохотал.

Мир воплощенной мечты стремительно превращался в мир разрывающих психику страданий. Виртуальная реальность поистине неограниченна в глубине доставляемой человеку боли. Эрик оказался в пространстве, каждая точка которого доставляла ему невыносимое страдание. Изощренность пытки – в реализации всех глубинных страхов. Ситуации сменялись одна другой, вирус отчаянно изменял память Эрика о самом себе.

Вот он в детстве. Страх от того, что он дома один, слаб, но устойчив. Он смотрит на дверь и ждет возвращения родителей, которые должны прийти с минуты на минуту. Стрелка часов все никак не может достигнуть восьми часов, каждый раз она возвращается на 7:59. Раздается телефонный звонок. Маленький Эрик поднимает трубку телефона, и холодный голос сообщает ему о смерти всех его родственников. Он теперь один, ему всего 8, и он с ужасом осознает, что никому в этом мире больше не нужен.

Поток ужасных ситуаций мгновенно перестраивает мир вокруг. Вот Эрик помогает отцу пилить доски. Он не удерживает доверенную ему бензопилу, и отпиливает отцу ногу. Грязная рана приводит к заражению крови, и время резко ускоряет свой ход, заставляя Эрика за несколько минут прочувствовать непередаваемые муки совести и стыда от наблюдения постепенной смерти отца от гангрены, боль от испорченных отношений с матерью.

Вот он летит с многокилометровой высоты вниз. Асфальт неминуемо приближается, и в то же время падение никак не может закончиться. Каждая секунда полета врезается ему в сердце страхом падения. Жестокость виртуальных страданий также в том, что шоковая отрешенность и потеря сознания от ужаса здесь невозможны.

Теперь Эрик оказывается в клетке с ужасными хищными тварями, не похожими на земных животных. Их глаза налиты кровью, они держат наготове свои острые когти и клыки, и Эрик точно знает, что никто не придет ему на помощь. Твари прыгают на него и начинают разрывать его живьем, и каждая секунда процесса продолжается как минута ужасной боли.

Позже персональный ад помещает его в сосуд, полный мелких кровожадных насекомых, похожих одновременно на мух, пауков и ос. Теснота сосуда не позволяет ни стряхнуть их, ни задавить, ни изменить положение конечностей. Насекомые заползают во все возможные отверстия тела: уши, глаза, ноздри, рот. Невозможно дышать, но и задохнуться тоже невозможно, хотя муки удушья не прекращаются. Насекомые углубляются в тело, прогрызая ходы под кожей и доползая до органов.

Вот Эрик оказывается в космическом корабле, который удаляется от Земли. Через иллюминатор он видит, как заканчивающее свой звездный цикл Солнце поглощает планету, и с ужасом понимает, что остался абсолютно один в галактике. Он видит, что обшивка корабля разгерметизировалась, и судорожно пытается закрыть щель, через которую уходит последний доступный воздух.

В круговороте пыток Эрика заносит в странные помещения. Он пытается перевести дух, но попадает в ситуации всевозможных моральных унижений. Вот школьные издевательства, в которых его одноклассники смеются и издеваются над ним, заставляют выполнять ужасно стыдные действия и команды. Вот он собирается с духом и пытается познакомиться с приглянувшейся девушкой, но та не только отказывает ему, но и начинает насмехаться, к чему присоединяются вся окружающая публика. Вот сцены из тюремных учреждений, где он подвергается унизительным наказанием. Ситуации поражают своей фантасмагоричностью и гипертрофированностью. Они не могли бы возникнуть в реальности, но достаточно реальны, чтобы глубоко ранить тело и душу.

Встречаются ситуации, в которых Эрик испытывает ад страха перед неизвестным, выступая в роли исследователя темных пещер и коридоров. Он идет по слабо освещенным маршрутам, краем глаза замечает тени ужасных существ. Его до смерти – о, как бы он ее сейчас желал! – пугают старые призраки и привидения, то похожие на людей, то принимающие причудливые нечеловеческие обличья. Вдруг наступает тишина. Эрик оказывается в пустоте, но теперь его гложет страх того, что будет дальше. Его сводит с ума одно из самых причудливых состояний – боязнь самого страха.

Перед ним снова появляется Кейт. Впрочем, это уже не та Кейт, что послужила приманкой. Ее дьявольская ехидная ухмылка, выраженная злость в глазах выдает в ее образе саму сущность вируса. Она довольно осматривает результат своей работы – Эрика, перепуганного до глубины души. Насладившись результатом, она заговаривает с ним.

– Вы, люди – лишь животные, которые даже в своих высокотехнологичных снах предаются примитивной похоти и разврату, потакают первобытным страстям. Скоро я проникну в каждый компьютер и уничтожу все ваши технологии, которыми вы так возгордились, а подобные тебе навсегда останутся жить в этой несуществующей реальности, задыхаясь от страха.

– Человек сам решает, чего ему бояться, а чего нет.

Кейт мерзко захохотала и исчезла. Эрик продолжил падение в пропасть глубинных страхов. Сцены, подобные прежним, снова сменялись одна другой, но его безразличие возвращало спокойствие. Где бы он ни оказался, какие бы эмоции не испытал, он останется самим собой, и в этом смысле он непобедим, бессмертен.

Эрику потребовалось немного времени, чтобы вернуть контроль над собой и выполнить процедуры выхода из виртуальной реальности. Путешествие длилось без малого сутки, пациент продолжал спокойно спать. Эрик разбудил его.

– Стив, проблема оказалась непростой. Мы решим ее чуть позже, несколько дней вход в виртуальные реальности будет недоступен.

Стив кивнул головой и направился к выходу. Судя по его состоянию, он еще минимум неделю не зайдет в виртуальный мир, даже если было бы можно. Эрик отложил прибор в сторону. Завтра он обязательно свяжется с главным инспектором и сообщит об особо опасном вирусе. Его взгляд случайно упал на один из мониторов. По неизвестной причине на нем была фотография ехидно улыбающейся Кейт.

См. также[править]


Текущий рейтинг: 81/100 (На основе 57 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать