Запах гнили

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Brick-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии в рамках литературного турнира. Судьи и авторы Клуба отметили эту историю наградой "Золотой Кирпич". Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Сердце Белоснежки не билось.

Принц наклонился и коснулся её шеи кончиками пальцев. Холодная, как лед – ни намека на пульс. Принц почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота, заставляя его сжимать зубы и бороться с желанием отвернуться.

Хрусталь искажал очертания Белоснежки – они казались ненормально ломанными, страшными, неприятными. Принцу хотелось сесть на коня, который нервно постукивал копытами неподалеку, пришпорить его что есть силы и поскорее унестись куда-то подальше.

Гномы тихо переговаривались. Принц не знал, чего они ожидают – они просто смотрели на него маленькими злыми глазками и шушукались – монотонно, глухо.

Кто же знал, что он не успеет?

∗ ∗ ∗

Вообще-то, Принц Белоснежку не любил. Принц любил служанок и проституток из красного квартала, вот только за проституток и служанок не давали царство в приданое, и на приемах при дворе с ними не особо-то пощеголяешь. Поэтому Принц, услышав о принцессе, которую нужно то ли спасти, то ли защитить, тут же бросился её искать.

Но не успел.

Белоснежка умерла всего лишь вчера вечером, и выглядела так, словно просто уснула в хрустальном гробу. Гномы вокруг были уверены в том, что так оно и есть – поэтому возбужденно сгрудились рядом с Принцем, по очереди заглядывая в безразличное лицо Белоснежки. Принц знал, что она мертва – её кожа выглядела слишком тонкой, кости выпирали, чуть ли не пронзая её насквозь, а глаза впали так сильно, что Принц сомневался, закрыты они или нет.

И это было жутко.

Принц знал, что еще немного, и она начнет пахнуть. От неё уже немного несло чем-то сладковатым и вязким – поэтому Принц отстранился.

- Мне очень жаль, - слова срывались с губ как-то казенно, сами собой, - я ничего не могу сделать.

Гномы заволновались, заговорили все разом:

- Как же…

- Принцесса…

- Белоснежка…

Принц нахмурился и вскочил на лошадь. Гномы мешались под ногами, но он не обращал внимание. Труп принцессы в хрустальном гробу действовал на него как-то уж очень странно – чем дольше он на неё смотрел, тем сильнее ему казалось, что она вот-вот, вот-вот…

Вот-вот откроет глаза.

∗ ∗ ∗

У ручья было спокойно и тихо, вода журчала, заполняя этим умиротворенным и чистым журчанием все вокруг. Принц умылся холодной водой трижды, но запаха гниения это не перебило, и Принц понял, что его все еще немного трясет.

Принц напился воды, съел последнюю краюху хлеба и задремал, подложив под голову сумку. Ему снился хрустальный гроб, и Белоснежка, лежащая в нем, загадочно улыбалась, глотая мух, что заползали ей в рот сквозь синюшные губы. Когда Принц проснулся, перед ним сидел Старик.

Старик выглядел странно – его глаза были белыми, как у слепца, ноздри раздувались, будто бы он хотел что-то учуять, словно дикий зверь. Одет в лохмотья, немыт и истощен, он сидел и смотрел слепыми глазами прямо на Принца.

Принц подскочил.

- Сиди, сиди, - Старик улыбнулся, обнажая пеньки сгнивших зубов, - не пугайся.

- Вы кто и зачем здесь? – Принц подобрался, раздумывая, успеет ли дотянуться до меча, - Если нищий и милостыню просить пришли, то берите и идите с Богом. А если грабить вздумали…

Старик хрипло рассмеялся. Будто бы старая карета по дороге скачет, разваливаясь на части.

- Эх, Принц, - Старик покачал головой, - Ничего ты мне не дашь, чего у меня еще нет, а вот я тебе помочь могу.

- И чем же? – настала очередь Принца смеяться. Очевидно, Старик был совсем сумасшедшим.

- Хочешь Белоснежку? – ухмыльнулся Старик, - И земли, и Королевство, и славу, и победу над Злой Королевой?

По спине Принца прошел холодок, будто бы из леса снова повеяло сладковатой мертвой гнилью. Старик замер в ожидании, глядя на Принца слепыми глазами и даже не собираясь смеяться собственной шутке.

- Белоснежка мертва, - неуверенно произнес Принц.

- Белоснежка – да, - искренне улыбнулся Старик, - но я могу вернуть вместо неё кого-то еще.

- Ты сумасшедший, - Принц встал с места, поднимая сумку и отряхивая её от травинок и земли, - оттуда не возвращаются, нет такой магии.

Старик рассмеялся, вставая с места неожиданно легко, будто бы ему было лет восемнадцать, и положил руку на плечо Принца. Руки Принц не ощутил – только легкий, пугающий холодок на коже.

- Если не вернется принцесса с того света, получишь три сундука с алмазами и пять с золотом. Если вернется – женишься на ней, будешь делить с ней ложе и делать все, чего она пожелает.

- Да нет у тебя таких денег, сумасшедший, - Принц рассмеялся, вскакивая на лошадь и окончательно избавляясь от липкого страха, - иди себе с миром.

Старик прищурился, и позади Принца что-то громко щелкнуло. Тот развернул лошадь.

У озера стояли восемь огромных сундуков.

Старик улыбнулся, дважды моргнув слепыми глазами.

∗ ∗ ∗

Губы Белоснежки были холодными, практически бесцветными и твердыми, и Принц тут же отстранился, ощущая новый приступ тошноты. Гномы ахнули, наблюдая за ним, но не ушли, только чуть отступив назад.

Секунду ничего не происходило. Белоснежка была мертвее мертвой, и запах гнили все никуда не девался, став еще сильнее. На полуоткрытый глаз принцессы присела муха и стала потирать свои лапки друг о друга.

«Хорошо, что я проверил, настоящее ли золото, прежде чем соглашаться», - хмыкнул Принц про себя.

А затем Белоснежка открыла глаза и улыбнулась, глядя прямо на Принца. На секунду ему показалось, что глаза девушки белым-белые, словно бы она ослепла.

∗ ∗ ∗

Белоснежка молчала, скрестив руки на груди Принца и прижавшись к нему, и загадочно улыбалась – эта улыбка не сходила с её губ весь день. Они неслись сквозь чащу, и Принц пытался не думать о том, что за ним сидит что-то, что еще несколько часов назад было мертвым куском гниющей плоти.

- Возьмешь меня замуж? – пробормотала принцесса, прижимаясь к Принцу.

- Возьму, принцесса, - голос мужчины дрожал.

Они направлялись в королевство Белоснежки – об этом попросила сама принцесса высоким, ровным голосом. Что Белоснежка хотела сделать с Королевой без армии или даже меча, Принц не представлял.

Но он знал, что должен делать все, что она скажет, потому что так ему сказал Он.

Потому что иначе случится что-то страшное, и Принц в этом не сомневался.

∗ ∗ ∗

Живой Королеву Принц так и не увидел – Белоснежка вошла в замок первая, как только часы пробили полночь, и стража на стенах как по команде уснула мертвым сном. Когда девушка вышла из замка, все так же улыбаясь, Принц понял – все кончено.

Белоснежка стерла с бледной щеки красное пятно, а затем улыбнулась и провела по пальцу отвратительно-бурым языком, слизывая капельки крови. Принц поморщился и прошел в замок.

Королева лежала у самого порога и больше напоминала изодранное в клочья ало-бордовое платье, чем человека, которым она когда-то была.

Принца стошнило сегодняшним ужином, и Белоснежка присела рядом с ним, участливо заглядывая ему в лицо какими-то слишком уж посветлевшими глазами.

- Пойдем, милый, - улыбнулась девушка, - пора тебе сообщить всем, что я жива.

Это был первый раз, когда Принц солгал своим подданным.

∗ ∗ ∗

Старик был прав – никто не заметил подмены. Возможно, дело было в том, что из придворных, заставших Белоснежку до того, как Королева посадила её в темницу, осталась жить только её слепая и практически не ходячая нянечка. Злая Королева пощадила её – то ли из-за возраста, то ли из-за болезней, а может, считала, что нянечка еще сможет стать полезной.

В любом случае, Белоснежка без особых проблем взошла на трон и стала править. Свадьба была в тот же день, что и коронация – и Принц, ставший Королем, с ужасом ждал первой брачной ночи.

- Долгой жизни Королеве Белоснежке! – кричали подданные, подбрасывая шляпы вверх. Взвивались в небо костры, пилось пиво, лилось вино, и Король чувствовал, как пальцы холодеют от улыбки жены.

Он не знал, что она за нечисть, что за упырь, что за покойница, что ходит по земле и разговаривает, ест и пьет, смеется и плачет. Он не знал, умеет ли оно чувствовать что-то, кроме жажды и голода, умеет ли спать, умеет ли думать. Он не знал, может ли это существо умереть, но когда Белоснежка случайно порезалась, открывая конверт с письмом, с её ладони не упало ни капли крови.

Король не знал, что он делает и зачем, но он должен был. Должен, иначе с ним будет то же, что и со Злой Королевой, а то и хуже. Белоснежка, все так же растягивая алые губы в улыбке, вгрызется в его плоть, вырвет сердце и выпьет кровь, а затем…

- Милый, - Белоснежка подошла к нему, странно улыбаясь, - пойдем.

Когда дверь спальни закрылась, а Белоснежка прильнула к мужу, он вдруг понял – её губы такие же твердые, как тогда, и от неё все так же пахнет сладковатой гнилью. Её пальцы такие же холодные, а её сердце по-прежнему не бьется. Её язык похож на кусок сырого мяса.

Белоснежка расстегнула платье.

∗ ∗ ∗

Короля тошнило так сильно, что он было подумал, что потеряет сознание, и Белоснежке придется его искать. Однако вскоре (как только все, съеденное на свадебном банкете, снова оказалось снаружи) ему стало лучше, и он вернулся в спальню. Белоснежка не спала (если она умела спать), встав у окна и раскрыв шторы до упора. Она не обернулась, когда Король вошел, только слабо кивнула – то ли ему, то ли собственным мыслям. Взгляд белесых глаз Белоснежки сосредоточился на чем-то впереди, за окном, за границами королевства и материка – возможно, даже за границами того, что Королю было дано познать. Он закрыл глаза и взмолился о том, чтобы сон пришел быстро, мгновенно, прямо сейчас.

Сон не пришел.

Спустя несколько минут Белоснежка проскользнула в кровать, прикасаясь холодными пальцами к телу Короля. Тот съежился, делая вид, что спит, но вскоре скорее ощутил, чем услышал легкий смешок где-то справа.

- Не бойся, милый, - нараспев протянула Белоснежка, - тебя я не трону. И никто не тронет, пока ты делаешь то, что нужно.

Ему снился Старик, сидящий на берегу и глядящий на Короля слепыми глазами. Над Стариком кружились мухи, вылетая из его рта.

Старик хохотал.

Что было нужно Белоснежке, Король понял совсем скоро.


Ваше Величество, - в дверях комнаты застыл слуга, - к вам эта женщина.

«Эта женщина» в замке была лишь одна, не считая кухарки – Белоснежка не терпела рядом с собой живых, молодых, красивых девушек, и даже горничной у неё не было. Полупарализованная старушка вошла в кабинет и остановилась у порога.

Слуга вышел.

- Ваше Величество, я ничего не вижу, - пробормотала старушка. Король встал и подошел к ней, усадив на стул. Та благодарно кивнула.

- Я знаю, - Король запнулся. Что-то было не так. Женщина дрожала. Король дрожал тоже, потому что знал, о чем будет разговор.

- Когда Белоснежка была ребенком, я часто укачивала её. Я держала её вот так, - руки женщины взметнулись и тут же опали, - Я слушала её дыхание и сердцебиение. Я помню запах её волос, тепло её кожи и сонное сопение, помню до сих пор.

Король почувствовал, как его собственное сердце начинает биться чаще.

- Теперь я её не вижу. Но я слышу её. Я чувствую её, - женщина подняла глаза на Короля, - Я слышу запах. Все его слышат, но никто ничего не говорит.

Король молчал – ему было нечего сказать. Старуха всхлипнула раз, а затем другой.

- От неё пахнет гнилью, кровью и землей. Она не дышит, и её сердце не бьется. Она холодна, как лед, а её дыхание похоже на могильный запах. Я знаю, что вы это тоже чувствуете.

- Вам лучше уйти, - Король встал, а затем крикнул в коридор, - уведите её!

- Это не Белоснежка, - старуха поднялась на нетвердые ноги и сделала шаг в сторону принца. Её слепые глаза были выпучены – так, будто бы сейчас вылезут из орбит, - и их белизна заставляла Короля дрожать, как от лихорадки, вспоминая Его. Если Он узнает…

- То, что сидит в её теле, уже давно мертво, - прошептала старуха, прежде чем её увели, - оно отравило её кровь и её дыхание, охладило её руки, и оно убьет всех нас, потому что мертвое не убить дважды.

Старуху вывели из комнаты, и Король тяжело опустился на стул. Ему было нехорошо - за последние несколько месяцев он совсем исхудал, его движения стали нервными и дерганными, а слуги каждое утро потихоньку сметали с подушки выпадающие клочьями волосы. Король умирал – и он был почти уверен в том, что это все из-за того, что каждую ночь он делил постель с покойницей.

Белоснежка встала с кресла, на котором сидела все это время, не двигаясь и не дыша. Её глаза были колючими и холодными, и руки – просто ледяными. Королева притянула мужа к себе, заставив склониться над ней, и улыбнулась.

- Я хочу её сердце, - прошептала она на ухо мужу, обдав того гнилым запахом, - хочу его сегодня ночью. Пойди и достань мне его.

- Да, моя Королева.

Король потерянно улыбнулся и пошел искать нож.

∗ ∗ ∗

Война в королевстве, лежащем за морем, длилась уже десять лет. Король тоже отправился туда, взяв с собой войско, оружие, еду и вино, а еще – небольшую бутылочку с чем-то красновато-мутным. Так ему велела Белоснежка, отправляя на корабль рано-утром и поглаживая заметно округлившийся живот.

Будущий наследник рос в мертвой, гниющей утробе своей матери. Уже третий – предыдущие два умерли, не пережив роды, хотя Король был уверен, что они и не жили даже.

Король надеялся, что и это отродье тоже умрет, да что там, он был в этом почти уверен, потому что от мертвого не рождается живое, а Король и сам был уже наполовину мертв и полностью седой в неполные тридцать. Королева же, наоборот, цвела, все чаще и чаще улыбаясь своей загадочной улыбкой.

Когда пришло время решающей битвы, Король выпил красную жидкость до дна, ни разу не остановившись, как велела ему жена. Утром он повел войско на поле брани, а вечером вернулся – один из своего отряда. Из вражеского войска не вернулся никто.

Война была окончена. Это была победа.

Король возвращался домой, мечтая только об одном – отрубить Королеве голову и сжечь её холодное и гнилое тело. Он не был уверен в том, что это её убьет, что её вообще что-то убьет – но он был готов попытаться.

Когда он сошел с шатающейся палубы на землю, в предрассветной тишине порта его уже ждали двое. Белоснежка загадочно улыбалась, держа за руку их первенца. Это была здоровая, пухленькая и красивая девочка – румяная, с блестящими темными волосами и любопытными глазами цвета талого снега. Та что-то спросила у Белоснежки, и вместо ответа женщина подтолкнула девочку к отцу.

Король упал на колени, чувствуя, как по щеке катится слеза, теряясь в старческих морщинах. Девочка, приплясывая, подошла к нему и несмело улыбнулась, обнажив ряд белых, ровных зубов.

- Обними дочь, - мягко приказала Королева.

И Король послушался, как и должен был.

От девочки просто невыносимо пахло сладковатой гнилью, землей и кровью.

Текущий рейтинг: 80/100 (На основе 151 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать