Замкнутый круг (Лоренс Стейг)

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Их мать всегда боялась многоэтажных автостоянок.

У нее не было для этого никакой определенной причины, никакого внятного объяснения. Она просто боялась, и все. Может быть, они напоминали ей лабиринт? Возможно. Но теперь для нее настало время научиться любить их.

Семья Андерсон получила одно из оставшихся свободных мест в Городе. Теперь их домом должен был стать «Хэппи Стерлинг». За много лет ее муж наконец сумел накопить достаточно Правительственных Кредитов для того, чтобы претендовать на рабочее место в Корпорации по Развитию. Желая ускорить дело, она отказалась от права на Рабочие Кредиты. Министерство Размещения помогло им с разнообразными выплатами.

И вот наконец они были здесь, где все находилось под рукой и не нужно было волноваться по поводу разрушительных меньшинств, вроде Бунтовщиков и Воинственных, которые портили жизнь остальным. Жизнь здесь представлялась настоящей сказкой.

Ей придется привыкнуть к посещениям автостоянки. Других магазинов здесь не было, и машина являлась самым безопасным средством передвижения. В торговом центре «Комфортабельный Шопинг» под одной крышей якобы можно было найти все что угодно.

Погода действовала на нервы. Небо нависло над ними, словно грязное серое одеяло, угрожая с минуты на минуту шлепнуться на землю. В последнее время в воздухе скопились Выбросы Великой Катастрофы, по крайней мере, так сказал охранник на автостраде. Дождь должен был вот-вот начаться, и это могло послужить оправданием для того, чтобы спрятаться под крышей.

Миссис Андерсон сделала глубокий вдох и повернула к пандусу, который вел от Жилой Зоны 09 к торговому центру. У основания темного монолитного бетонного здания виднелся вход. Здание было лишено окон и словно присело в конце подъездной дороги, готовясь к прыжку или ожидая чего-то.

Сначала им показалось, что они въехали под огромную серебряную рыболовную сеть. И только когда капот машины почти коснулся сверкающей хромированной паутины, они поняли, что это решетка.

Они подъехали к автомату, торговавшему билетами. Стекло автомобиля медленно опустилось. Из желтого агрегата выскочила небольшая пластиковая карта, словно он высунул язык для осмотра.

Миссис Андерсон взяла карту.

— Добро пожаловать в «Хэппи Стерлинг», удачных вам покупок. — И за хромированной решеткой загорелся зеленый огонек. На небе беспокойно метались сердитые тучи, комочки гари плыли сквозь озон, и внезапно первые дождевые капли застучали по ветровому стеклу.

Через несколько секунд машина тронулась к поднимающейся решетке. Они осторожно вползли в плохо освещенную бетонную пещеру, за которой смутно виднелся лабиринт коридоров и краткие надписи: «Вверх», «Вниз», «Налево», «Направо», «Въезда нет», «Лестница», «Уровень 8».

До сих пор Джон молчал.

Когда они въехали в коридор под табличкой «Вверх, въезд на Уровень 8», мимо промелькнула обнадеживающая надпись: «Вандализм исключается благодаря системе видеонаблюдения „Комфортабельный Шопинг“». Под ней виднелась более дружелюбная строчка: «Ваш покой — это наш покой».

— А как они могут остановить вандализм? — удивился Джон.

Мать тоже заметила табличку.

— Разве ты забыл, как мы сюда попали?

— А-а.

Слева показался знак: «Вы въехали на Уровень 8».

Огромная безликая стоянка оказалась забита автомобилями. Машины, каждая из которых, казалось, обладала своим характером, попав сюда, становились холодными и функциональными.

Возможно, именно это пугало миссис Андерсон.

В здании не было ни души — только ряды машин, аккуратно поставленных на место. Здесь были и старые, и новые автомобили всех марок, цветов и размеров. Джон уже подумывал о возможном возвращении к прежнему автомоечному бизнесу.

Очевидно было, что в «Хэппи Стерлинг» необыкновенно много автомобилей. Когда Андерсоны жили на севере, он добывал себе карманные деньги, в выходные занимаясь мытьем машин. Но после введения системы Классовых Зон доходы его начали падать. Манчестер и Ливерпуль оказались в секторе Отдыха. Его отец накопил достаточно Заслуг, ему предложили работу, и они переехали на юг вместе со всеми, кто получил привилегированный статус.

По мнению Джона, это была хорошая система: Бунтовщиков можно было держать в одном месте, подальше от социально полезных групп, таких как Производители и жители Инвестирующих Городов. Но он не хотел бы родиться в семье Инвесторов, как его телефонный друг Джимми. Они носили специальную униформу и постоянно говорили о компьютерах. По крайней мере члены семьи Андерсонов, недавно перешедшие в Класс Потребителей, могли носить что им вздумается. В здешних местах была развита промышленность, уровень жизни был весьма высоким. Андерсонам повезло. Великая Катастрофа дала каждому человеку шанс начать жизнь с нуля.

Джон решил, что необходимо возродить «Автомойку Андерсон». Многие автомобили были ужасающе грязны, казалось, владельцы их бросили. Он решил, что местные жители или очень ленивы, или очень заняты.

— Это безумие! — внезапно произнесла его мать.

Джон был настолько поглощен разглядыванием различных моделей, что не заметил, как они въехали на первый уровень, самый верхний. Джон подумал, что здесь странная нумерация, ведь обычно счет этажей начинают снизу.

— Спокойно, не волнуйся, — прошептала миссис Андерсон, — скоро все прояснится.

Она сделала глубокий вдох и поехала дальше.

Джули, маленькая сестра Джона, все это время спала на заднем сиденье. Она зевнула, села и взглянула в окно. Они уехали рано утром, а Джули любила поспать.

— Мы уже приехали, мама?

Миссис Андерсон объехала этаж, в отчаянии ища свободное место или хотя бы заводящуюся машину, готовую уезжать. Но ничего не нашла.

Ветер выл в вентиляции, и звук этот, единственный признак бушевавшей снаружи грозы, гулко разносился по коридорам. Бесконечные ряды машин молча, терпеливо ждали хозяев.

Андерсоны никогда не видели такой огромной многоэтажной стоянки.

— А можно выйти из машины и посмотреть, что здесь есть? — спросила Джули. — Можно посмотреть наш новый дом?

— Не говори глупостей! — рявкнул Джон. — Это закрытая стоянка, здесь нечего смотреть. Дорога к нашему дому ведет через Центр, он внутри, дурочка.

Джули попыталась представить себе это, но не смогла.

— Тихо, дети, — сказала мать.

Нервы ее были натянуты до предела.

— Центр, видимо, весь занят, но нам нужно раздобыть хоть что-нибудь поесть. Папа приедет вечером. Корпорация по Развитию доставит наши вещи только завтра. Думаю, нам надо снова спуститься.

— А что, здесь больше нет магазинов? — простонал Джон. — Я хочу всего лишь гамбургер.

— Если верить их маленькому синему путеводителю, нет, — ответила она.

Они поехали вниз.

— Насколько мне известно, «Комфортабельный Шопинг» — единственное место, где можно что-то купить. Хватит ныть, Джон. Я еще не знаю, что здесь к чему.

Джон откинулся на спинку сиденья. Ему было скучно. Он снова подумал о бесконечных машинах и принялся мысленно подсчитывать, сколько можно заработать, если получить заказ на мытье всех автомобилей на одном уровне.

Их старый универсал медленно полз вниз. Большие желтые стрелки указывали выходы на этажи. Всюду виднелись надписи: «Верх», «Вниз» и «Стоп». Заблудиться было невозможно.

«Уровень 7».

«Уровень 8».

Машина осторожно сделала поворот и остановилась.

— Джон? — Миссис Андерсон, моргая, уставилась сквозь ветровое стекло. — Это мне кажется или нет? По-моему, с тех пор как мы сюда попали, ни одна машина не уехала… — Она смолкла, не договорив.

В первый раз она огляделась, всматриваясь в интерьер и расположение стоянки. Затем осторожно опустила стекло и прислушалась. Но не услышала ничего, кроме пыхтения мотора и негромкого гудения вентиляции.

На ближайшем столбе висела табличка:

«Выезд на уровень 8: банки и финансовые учреждения, камеры хранения (только первый этаж)».

Она поехала в ту сторону, куда указывала стрелка. В конце коридора виднелись широкие двустворчатые двери. Приказав детям оставаться в машине, миссис Андерсон спрыгнула на пол.

Она двинулась в сторону дверей и внезапно остановилась. Через два круглых окошка она разглядела очереди людей, ожидавших лифт. Коридор, ведущий налево, был забит спешащими покупателями, толкавшими перед собой тележки. Она рассмеялась над собственной глупостью.

Разумеется, здесь есть люди.

Она побежала к машине и забралась внутрь.

— Что там, мама? — спросила Джули.

— Ничего, дорогая моя, у мамы просто появилась одна странная мысль, вот и все. Здесь много народу. Должно быть, все наши новые соседи сегодня выбрались за покупками.

Она открыла «бардачок», где осталось несколько жевательных таблеток. Джон раздал их.

Внутренний голос приказывал ей не терять присутствия духа. Гражданин Класса Потребителей должен стойко переносить превратности судьбы. Ей нужно взять себя в руки.

Они поехали вниз по очередному пандусу.

И снова миссис Андерсон нажала на тормоза.

Она мысленно считала.

Восьмой уровень — с него они начали, это был первый этаж. Если верить путеводителю Корпорации, в торговом центре «Комфортабельный Шопинг» было двенадцать уровней. Значит, четыре этажа находятся под землей?

— Мама! — простонал Джон.

Негромко присвистнув и подумав о «подземных городах», она пожала плечами, нажала на газ и поехала дальше.

«Уровень 9».

«Уровень 10».

Здесь было темнее, чем на верхних этажах, — очевидно, часть ламп не работала. Стена явно была недавно перекрашена, сквозь краску просвечивали граффити.

Она стиснула зубы.

«Уровень 11».

«Уровень 12».

Самый нижний этаж. Машин здесь было меньше.

С глубоким вздохом облегчения миссис Андерсон въехала на одно из свободных мест и выключила зажигание. Только в этот момент она заметила, что у нее взмокли ладони. Она шепотом поздравила себя. Объехать многоэтажную стоянку — одно дело, но прочесать двенадцать этажей и в конце концов припарковаться под землей — совершенно другое.

Они остановились рядом со сверкающим «уэстлендом»-купе 1999 года выпуска. Джон первым выскочил из машины и подбежал к нему. Он легко прикоснулся к кузову, с восхищением погладил блестящий капот. Эта машина не нуждается в его услугах. Она была безукоризненна, несмотря на возраст, и ее явно регулярно полировали.

Он помыл бы ее почти бесплатно.

Почти.

Он огляделся. Казалось, на этом этаже было больше блестящих машин. Он уже заметил, что действительно грязные автомобили собрались на верхнем уровне. Казалось, они были размещены в соответствии со степенью загрязненности.

Мать взяла Джули за руку и помогла ей выйти из машины, затем захлопнула дверцу. Звук удара эхом отразился от стен. Они задержались ненадолго, чтобы забрать вещи. Уровень 12 был лишь наполовину занят.

Они направились к выходу, и шаги их гулко разносились по помещению.

Сейчас им предстоит увидеть достопримечательности Центра.

Двойные двери отворились, и новичков оглушили шум и суета.

— Боже мой, — едва слышно выговорила миссис Андерсон.

Они на несколько мгновений замерли на пороге, взявшись за руки, словно это могло защитить их от хаоса и суматохи, открывшейся перед ними.

Они оказались на широком балконе, окружавшем гигантский зал, похожий на стадион. «Арена» находилась всего в нескольких ступенях внизу. Вдоль задней стены балкона тянулась бесконечная цепь магазинов. Над каждым магазином сияли неоновые вывески, на которых значилось название и возможность покупок в кредит: «Лазер Лайт Лимитед», «Голограммы на заказ» (выгодные условия). «Антробус Электронике»; «Помощь по дому в одном микрочипе» (принимаем все типы кредитов).

Подняв голову, миссис Андерсон смогла оценить размеры здания. Ряды балконов и галерей тянулись вверх к далекому темному потолку (если там действительно был потолок). Казалось, они находились на дне цилиндра, укрепленного серией широких ребер, расположенных через одинаковые промежутки. Каждое «ребро» состояло из бесконечной череды магазинов и супермаркетов.

Стоял оглушительный шум. Миссис Андерсон едва различала звуки поп-музыки, заглушаемые непрерывным гулом и стуком.

Повсюду мелькали люди.

Отрывистые разговоры перекрывал скрип и грохот тележек, торопливо сновавших во всех направлениях.

Время от времени тележки сталкивались на полном ходу, затем разъезжались и продолжали свой путь, словно электрические автомобильчики, которые Андерсоны видели на аттракционах в развлекательных центрах.

Миссис Андерсон крепче взяла детей за руки. Они молча, во все глаза смотрели по сторонам. Мимо пронеслась какая-то молодая женщина, толкая перед собой переполненную тележку, и вдруг колесо угодило в трещину в каменном полу. Женщина попыталась вытащить телегу, но неповоротливая махина не слушалась.

Миссис Андерсон взглянула женщине в лицо и похолодела. На лице покупательницы застыло выражение полного отчаяния. Женщина нервно отбросила упавшие на лоб волосы, и в уголках ее глаз выступили слезы.

Из накренившейся тележки посыпались коробки. Джули разглядела кое-что интересное: там были автоматы для приготовления молочных коктейлей, куклы-андроиды, голографические камеры и персональные видеосистемы.

— Позвольте, я вам помогу, — сказала миссис Андерсон, осторожно поднимая тележку.

Женщина в изумлении уставилась на нее. Неужели кто-то решил помочь ей?

Из корзины вывалилась большая красная коробка, на которой был изображен блендер с турбодвигателем. Женщина с испуганным видом подхватила коробку и сунула ее обратно в корзину. Она снова взглянула на миссис Андерсон, беззвучно произнесла что-то и побежала прочь, как кролик, за которым гонятся собаки.

Вдруг кто-то взял миссис Андерсон за локоть. На его лице озабоченное выражение сочеталось с ухмылкой. Это оказался молодой мужчина, одетый в ярко-голубой джемпер. На груди у него красовалась надпись «Клуб „Комфортабельный Шопинг“».

— Скоро наступит «Счастливый Час», — сказал он, — и я знаю, что это будет.

Его сжатые в кулаки руки дрожали от возбуждения. Он приблизил к ней лицо, словно собираясь доверить какой-то секрет. На лбу у него выступили капельки пота.

— Это будет говорящая вешалка для полотенец. Только никому не рассказывайте!

Он поднес палец к губам и пробормотал: «Шшш», затем понесся прочь, таща за собой две наполовину заполненные тележки.

Джон когда-то слушал книгу, герои которой все время спешили куда-то, бегая по кругу и будучи не в состоянии из него вырваться. Мать даже показывала ему картинку из настоящей книги, которую она читала в детстве, — там Белый Кролик с большими ушами смотрел на карманные часы и бормотал: «Боже мой». Теперь перед ним открывалось нечто подобное.

Джули осторожно потянула мать за рукав.

— Пойдем, доченька, — сказала миссис Андерсон, — мы здесь ненадолго.

Джон притих. Однажды, когда он был еще маленьким и они жили в Манчестере, отец взял его с собой на митинг на Альберт-сквер. Это было еще до того, как им посоветовали вступить в Ассоциацию Граждан, Соблюдающих Правила. Площадь была забита народом, точь-в-точь как этот торговый центр.

Тогда Джон смотрел, как лица окружающих людей искажались, становились злыми. Началась драка, появилась Мирная Полиция. Джона и его отца толпа пронесла через площадь, словно приливная волна. Она двигалась, как единый организм, в ней образовывались дыры, она меняла форму до тех пор, пока не обратилась против себя и не начала пожирать себя заживо.

Им повезло — удалось скрыться. Большинство присутствующих позднее были переведены в Зону Класса Бунтовщиков — бесполезных, разрушительных элементов.

Это было странно. Люди в торговом центре принадлежали к Категории Потребителей, но лица их напомнили Джону об Альберт-сквер. На них был написан страх.

Мать повела их к перилам балкона. Прямо под ними находился пол-арена — подвижная мозаика из покачивающихся людских голов и сталкивающихся тележек.

Из дверей автостоянки за новоприбывшими наблюдал какой-то человек в остроконечной шапке и голубой рубашке. Большие темные очки-шлем скрывали его глаза и верхнюю часть лица, но можно было различить его ледяное, бесстрастное выражение.

Он уже давно стоял у дверей, сложив на груди руки. Теперь он двинулся к загородке с тележками, представлявшей собой путаницу металлической сетки и толстых красных ручек. Он рывком освободил одну из тележек от зацепившихся за нее соседок и направился к миссис Андерсон и ее детям. С неразборчивым ворчанием он толкнул тележку к ним.

— Э… не надо, спасибо, — запинаясь, пробормотала она. — Мы хотели только…

Стукнув кулаком о бок корзины, он снова толкнул тележку. На этот раз гораздо сильнее. Пытаясь поймать ее, миссис Андерсон выпустила руки детей. Торчавшая проволока впилась ей в палец.

— Берите! Продолжайте покупать, черт вас возьми!

Он снова грохнул кулаком по телеге. Намек был ясен.

Джон и Джули замерли на месте.

По помещению разнеслись звуки Парадного Марша, и люди застыли как вкопанные. Затем со всех сторон послышались шепот и нетерпеливые возгласы. Даже человек в остроконечной шапке позабыл об Андерсонах и поднял голову. Прозвучала синтетическая Импровизация на Трубе, затем раздался возбужденный женский голос:

— Сеть гипермаркетов «Завтра» объявляет для своих покупателей Счастливый Час!

Барабанный бой перешел в грохочущее диско.

Раздались аплодисменты.

Откуда-то сверху голос продолжал отрывисто, взволнованно:

— Уже сейчас, в это самое мгновение, всегда готовый прийти к вам на помощь персонал сети «Завтра» выбирает товар, на который будет объявлена суперскидка. Друзья мои, это…

Толпа снова начала негромко переговариваться, и торговый центр, казалось, захлестнула волна возбуждения.

— …цифровая говорящая вешалка для полотенец «Акони»!

У всех присутствующих вырвался возглас благоговения и изумления — словно кто-то нажал на кнопку, и давление упало.

— И еще — те, кто приобрел первую дюжину, повторяю, только первую дюжину, получат возможность персонализации вешалки — она будет называть ваше имя.

Одобрительный гул перешел в обсуждение.

— Предложение действует только в магазинах «Завтра» на уровнях пять, семь и двенадцать. Помните: «Каждый раз, когда стрелка достигает двенадцати, наступает Счастливый Час!» А теперь вперед — бы-ы-ы-ы-ыстро!

Раздался синтетический звук лопнувшей струны, и низкие басы закончили импровизацию. Какая-то пожилая женщина, стоявшая дальше на балконе, в экстазе взвыла:

— Я должна купить ее! Я должна купить ее!

Толпа обезумела, покупатели бросились в разных направлениях.

Человек в шапке исчез, унесенный потоком народа, словно дурной сон. Мимо бежали люди, и миссис Андерсон обняла Джона и Джули, защищая их. Загремели барабаны-бонго, и хор серебристых голосов запел под ритм босса-новы:

Здесь каждый найдет то, за чем он пришел, Спеши, упустить нельзя своего, Если ты товар со скидкой нашел, Хватай и в корзину бросай его! Вперед, наступил Счастливый Час! Только здесь товары со скидкой для вас! Окружающая толпа ответила воплем: «Продолжай покупать!», и в такт куплетам в воздух взметнулись сотни кулаков.

Миссис Андерсон задрожала. Она не могла пошевелиться, страх перед этими людьми словно парализовал ее. Это было зло. Откровенная, неприкрытая жадность.

Внизу, на «арене», несколько человек в голубых рубашках, очках и остроконечных шапках разговаривали между собой. Очевидно было, что это нечто вроде местной охраны. Один из них поднял голову и посмотрел на нее. Она содрогнулась.

Нужно уходить отсюда.

Джули заплакала. Джон, казалось, оглох. Он не знал, смеяться надо или бояться. Где-то в глубине души он находил происходящее занятным.

— А теперь послушайте меня, дети. — Миссис Андерсон, направляясь к выходу, заговорила медленно, но твердо. — Надо отсюда уходить. Здесь слишком много народу. Просто делайте, что мама говорит; мы идем к машине.

Толпа немного рассеялась. Теперь было гораздо легче добраться до противоположного края балкона. Вокруг мелькали пустые, озабоченные лица.

Из дверей, ведущих на автостоянку, к ним шагнул могучий охранник.

— Черт, черт, — прошептала миссис Андерсон.

Она подтолкнула Джона, чтобы тот взял сестру за руку, и схватила чью-то брошенную тележку. Они развернулись и медленно покатили тележку к другим двойным дверям, зажатым между ближайшими магазинами. Время от времени колеса застревали в трещинах между плитками. Миссис Андерсон останавливалась и быстро вытаскивала колесо из щели, не сводя взгляда с двери.

Когда они проходили мимо магазина «Антробус Электроникс», в корзину внезапно шлепнулась большая картонная коробка. За коробкой последовал низенький лысеющий человечек с круглым розовым лицом. На нем был слишком большой грязный плащ, галстук был затянут под самым подбородком. Пот ручьями тек у него по лицу, он тяжело, с трудом втягивал в себя воздух.

— Я… я извиняюсь. — Он, казалось, на миг лишился дара речи. — Я вас просто не заметил. Мне нужно… отнести это на восьмой уровень, в камеру хранения… нужно. Мы купили три штуки.

Он вытащил из кармана мятый серый платок и промокнул лицо. Затем выпучил глаза, нервно пытаясь разглядеть все окружающее одновременно.

— Он очень… дешевый. Думаю, у них там осталось еще несколько штук. «Электролэнд», вон там, недалеко. Может, нам удастся… купить еще пару по кредитному диску.

Ногти миссис Андерсон впились в красную рукоять тележки. Неоновые вывески расплылись и заплясали у нее перед глазами. Она стиснула зубы, и внутренний голос приказал ей не сдаваться и вести себя, как они. Мгновение спустя она широко распахнула глаза и превратилась в говорящую куклу.

— Ничего, все в порядке. Я просто не смотрела, куда иду. А что вы купили? Выглядит заманчиво, я тоже должна купить такое.

Человек засунул носовой платок поглубже в карман плаща и схватил коробку.

— Спасибо, спасибо. Шопинг — это так здорово, так здорово. Это переносной телевизор. Супермодель, голосовая активация, соблазнительный черно-розовый корпус.

Слово «корпус» было заглушено коробкой, которую человечек прислонил к лицу. Он засеменил прочь, промямлив на ходу: «Это мое».

Миссис Андерсон удивилась, зачем он купил три телевизора и что он намерен делать с пятью.

Видимо, в магазинах в этой части балкона продавалась только электроника. Множество коробок с кухонными комбайнами, тостерами, домашними компьютерами и тому подобным были составлены в аккуратные пирамиды, которые почти загораживали проход. Внутри ярко освещенных магазинов энергичные продавцы принимали пластиковые карты и кредитные диски, просили подписать чеки, повторяя как заведенные:

— Разумеется, сэр. Самый лучший товар. На этой неделе специальное предложение. Разумеется, сэр. Распишитесь здесь, пожалуйста.

Вскоре Андерсоны оказались перед нишей, в конце которой находились двери с овальными окошками. Как только миссис Андерсон толкнула створки, снаружи к ней поспешила высокая блондинка в очках с почти незаметной оправой. Остановившись рядом, она заглянула в пустую корзину. На груди у нее был приколот ярко-голубой бейдж с надписью «Продолжайте покупать». Она прищелкнула языком.

Пронизывающий взгляд голубых глаз пригвоздил миссис Андерсон к полу.

— Так не пойдет. Вы не должны уходить с пустыми руками. Как вы собираетесь помогать стране устоять на ногах, а? Если у вас закончились деньги, ничего страшного; идите на восьмой уровень, вы можете выбрать из двухсот кредитных предложений. Вы знаете: быть здесь — это привилегия! Все, кто прибыл сюда впервые, должны внести свой вклад. А теперь идите. Продолжайте покупать.

Тележки у нее не было, но она держала в руке планшет и пачку купонов с рекламой кредитных карт. Она исчезла в толпе.

Ничего себе! Нет, все, довольно.

Миссис Андерсон схватила детей за руки, бросилась к выходу и с силой толкнула двери.

Двери распахнулись и застряли.

Они оказались в коротком, ярко освещенном коридоре. Отсюда был только один выход — зияющая пасть стального лифта.

Она торопливо соображала. Они находились на нижнем этаже, лифт двигался только вверх. К черту, не важно, надо выбраться отсюда. Машину можно забрать позже, Боб зайдет за ней. А сейчас они поедут прямо к выходу, на уровень 8, и отправятся домой.

Миссис Андерсон втолкнула детей в лифт, и двери с негромким шипением закрылись за ними. Она заметила только одну кнопку: 8. Нажала ее. Сначала непонятно было, движется лифт или нет. Он содрогнулся, затем послышался усиливающийся вой.

Они вздрогнули от громкого шипения, раздавшегося с потолка. Зазвучала запись — видимо, пленка была уже изношена и звук плыл.

— Привеееет ффффсем, ессссли вы едете на воссссьмой уровень, загляните в консссультативный центррр «Кредит Навсегда». Блок сто девяносто девять. Запомните, блок сто девяносто девять. Прррродолжайте покупать.

Под звуки разбитых гитар и бренчащих невпопад тарелок начались очередные куплеты:

Кредит Навсегда — это быстро и просто, Кредит Навсегда — только у нас, Шопинг — так весело! К нам приходи, Все, что нужно тебе, здесь найдешь ты за час! Тарелки звякали в течение еще нескольких секунд, затем шипение смолкло.

Над дверью загорелась цифра «восемь».

Двери открылись, и Андерсоны оказались в коротком коридоре, точно таком же, как на двенадцатом уровне. Миссис Андерсон потащила детей вперед, к двойным дверям. Они оказались на балконе.

Вид был пугающе знакомым, но этот балкон выходил не на центральную арену. Вместо этого перед ними открылось обширное пустое пространство. Миссис Андерсон бросилась к перилам и глянула вниз.

И тут же отшатнулась.

— О боже, — простонала она. — Это невозможно, неужели они толкутся здесь бесконечно?

Она подняла голову.

Все поплыло у нее перед глазами.

Наверху она насчитала семь огромных бетонных поясов, на каждом шумели и толкались люди. Это были уровни с седьмого по первый, заканчивались они огромным темно-синим куполом, который, казалось, лежал прямо на последнем балконе. Она снова посмотрела вниз. Она различала внизу другие балконы и вереницы магазинов. Мерцающие магазинные вывески, над которыми гудели назойливые куплеты, казалось, уходили вниз, в бездонную пропасть. Лучи света пересекали тьму от одного уровня до другого. Они устремлялись вниз, и вниз, и вниз.

Должно быть, это какой-то оптический эффект.

Рука в голубом рукаве оттащила миссис Андерсон от перил. Она вскрикнула, поймав свое отражение в больших темных очках.

— С вами все в порядке? Нам не нужны несчастные случаи. Некоторым это портит шопинг, — сказал он.

Он ухмыльнулся, открыв два ряда сверкающих белых и золотых зубов (привилегия тех, кто работает на Правительство). Они чередовались в строгом порядке.

— Вам не нужен кредит?

Он кивнул в сторону длинных рядов стоек. Андерсоны стояли как раз над магазинами электроники, расположенными на двенадцатом уровне.

Миссис Андерсон сглотнула и вытерла рукавом нос.

— Нет, нет, спасибо. Скажите, пожалуйста, где выход?

Ухмылка исчезла. Лицо на миг лишилось всякого выражения.

— Выход?

— Да, да!

Казалось, он не понял вопроса. Затем золотые зубы снова сверкнули.

— А, вы имеете в виду выход на стоянку?

— Да, — подтвердила она, отчаянно кивая. — Выход!

Она бы сейчас закивала в ответ на что угодно. Она просто хотела уйти отсюда.

— Ну, это несложно. Идите через эти двери. Тогда сможете попасть к машинам.

Он указал на желтые двери, расположенные неподалеку от стойки банка «Комфортабельный Шопинг». Через овальные окошки смутно виднелись тусклые фонари автостоянки.

Она пробормотала слова благодарности и потащила за собой детей. Джон не сдвинулся с места. Она оглянулась. Он смотрел снизу вверх на охранника. На лице его сияла улыбка.

— Продолжайте покупать, — произнес он.

Охранник улыбнулся в ответ.

Это были первые слова, произнесенные Джоном с момента их появления в магазине.

Джули засмеялась и повторила фразу.

— Да! Продолжайте покупать! — И она жеманно захихикала.

— Хорошие детки, — сказал охранник.

Сердце миссис Андерсон подпрыгнуло. Она чуть не подавилась. Она сильнее потянула детей вперед, к овальным глазам дверей. Позади нее раздался голос:

— Эй! На лифте доехать проще!

Проскочив сквозь двери, она прислонилась к стене и закрыла глаза. Тело ее сотрясали рыдания, и эхо их разносилось по стоянке, словно издеваясь над ней.

Сквозь слезы она различила какие-то искаженные разноцветные линии. Тот знак, который она заметила, когда они въехали сюда.

Но что-то в нем было не так.

«Ваш покой — это наш покой».

Здесь были знаки «Вниз на уровень 9», «Вверх на уровень 7». Знаки, указывающие, какой «Выход» ведет на какой уровень. Знаки, указывающие, где расположен лифт или «Выход» на балкон. Но здесь не было знака «Выезд со стоянки» или просто «Выход».

Она направилась по коридору, который был обозначен как «Выход на уровень 9».

Дети шли следом, в ногу.

Глаза их остекленели, они улыбались, негромко мурлыча «Кредит Навсегда».

Через двадцать минут они уже сидели в машине. Миссис Андерсон скрючилась над рулем. В салоне было жарко и душно. Кончилась гроза или нет? Она пыталась сохранять спокойствие, но это было нелегко. Она вернулась на уровень 8, но все выглядело по-другому, и она не смогла найти выход. Они каким-то образом заехали не в тот коридор.

Сейчас они находились на десятом уровне, проехав до верхнего этажа и обратно. Должен быть какой-то путь наружу. Наверное, на уровне 12 есть специальный коридор, ведущий на улицу, она слышала, что в многоэтажных стоянках на юго-западе что-то такое есть. Чтобы выбраться наружу, нужно проехать через все этажи. Ну что ж, надо так надо, верно?

Она больно прикусила язык, не сводя взгляда со стрелки с надписью «Уровень 11».

Машина с воем понеслась вниз по пандусу.

Шины завизжали, и белый универсал устремился на Уровень 12.

И, казалось, бессознательно машина выбрала коридор «Выход на уровень 13».

— Уровень тринадцатый? — выдохнула миссис Андерсон.

Затем рассмеялась.

Дети тоже рассмеялись.

«Радио Центр 1» через какое-то время показалось им вполне приличным. Это была единственная радиостанция, которую ловил приемник в машине, но это было вполне понятно — они находились внутри гигантской бетонной автостоянки.

В семь часов на втором уровне должна была начаться демонстрация голограмм; посетителей ждало множество «очень дешевых» призов. Миссис Андерсон подумала, что это звучит занятно.

Обещали также раздавать футболки с логотипом «Радио Центр 1». Руки ее были сухими, глаза горели.

Вскоре они выучили слова песни «Счастливый час»:

Здесь каждый найдет то, за чем он пришел…

Приятная мелодия. Они пели ее хором, и Джули даже сочинила новый куплет. Надо будет обязательно отослать его руководству магазина.

Они также узнали, как правильно отвечать на приветствие «Продолжайте покупать». Здесь можно ездить, пока бензин не закончится. Из чистого любопытства. В Торговом Центре так уютно. Так тепло.

Когда они въехали в коридор со стрелкой «Выход с уровня 50», машина снова оказалась на первом уровне.

Снова и снова…

1989 г


Лоренс Стейг


Текущий рейтинг: 66/100 (На основе 15 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать