Желание (Д. Мозарт)

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Противно зажужжал звонок, эхом отдаваясь от обшарпанных стен лестничной площадки.

- По воскресениям не принимаю. Приходите завтра. – Прохрипел старческий голос.

- Простите, я приходила к вам вчера, и вы сказали мне, чтобы я пришла утром. – В дверную щель говорила молодая девушка, одновременно прислушиваясь, что происходит за дверью.

Катерине никто не ответил.

- Вы еще там? Вы меня слышите? - Девушка постучала своим аккуратным кулачком в старую дверь.

Тишина.

Девушку разъедало любопытство, подстегиваемое интересом. Только она приложила свой правый глаз к отверстию замочной скважины, как ключ резко проник в нее, раздались три поворота ключа и дверь открылась. От неожиданности Катерина отпрянула от двери, и едва не упала на грязный пол, покрытый, местами уже облупленной, сталинской плиткой. – Чуть глаза не лишила проклятая колдовка! – подумала девушка про себя. На пороге стояла старуха в зеленом халате, оперевшись на костыль.

- Проходи уже, Ягодка. Не стой на площадке, проходи.

Грязная, с косматыми лохмами на голове, старуха улыбнулась, обнажив свои гнилые зубы. Девушка еще раз покосилась на старуху, скривив губы, и прошла в дверь.

- Последняя дверь слева, прямо по коридору. – Прохрипела старуха, все еще улыбаясь, медленно проворачивая ключик в скважине.

Девушка смотрела на облупившуюся краску на стенах, по которым темными пятнами расползлась плесень. Даже при таком тусклом свете можно было разглядеть то убожество, в котором все еще жили люди. Медленно проходя мимо наставленного хлама вдоль стен, она старалась не наступить, на чью-то обувь, небрежно расставленную возле дверей. Дойдя до конца коридора, Катя с омерзением потянула на себя замусоленную ручку двери, и встала в проеме. В комнате на удивление, приятно пахло благовониями, и особой грязи не было. Были только старые вещи, шипящий, практически не показывающий телевизор, и круглый стол посреди комнаты.

- Проходи, проходи, Ягодка, в порогах не стоят. – Бабушка, кашляя, вошла в комнату и захлопнула дверь. – Как тебя зовут? Катерина?

- Да, это мое имя. А Вы откуда знаете? – Девушка все рассматривала высокий закопченный потолок, и висящие на стенах куклы и оленьи рога.

- А что лишние вопросы задаешь, ты не из КГБ случайно?- прищуриваясь, спросила старуха.

- Да вроде нет, - оторопела Катя.

- Пряничек хочешь? – Бабка достала из кармана халата черствый пряник, и протянула девушке.

Катерина, отказываясь, замотала головой. Не хватало еще, есть не понятно что.

- Ну не хочешь, как хочешь, Ягодка. - И убрала пряник обратно в карман.

– Так вы можете…

- Я все могу. – Прервала Катерину старуха. – Дело только в цене. Ты садись на стульчик. В ногах правды нет. Старуха прошла за круглый стол, достала колоду карт, и стала шептать над ней, а потом протянула колоду девушке.

- Сними.

Катя робко сняла верхнюю карту.

- Перевернутый старший аркан Мира. Сними еще одну.

- Послушайте, я пришла не в карты играть, я пришла…

- Молчи. – Бабка зашлась кашлем. - Я знаю твою историю. И знаю, что ты хочешь сделать. С этими словами женщина сняла вместо девушки еще одну карту с верха колоды, одну с низа и еще одну с середины. Мир, Шут, Башня и Смерть лежали на столе. Выцветшие, с потрепанными краями, карты легли в один ряд и старуха, наклонившись, прошипела.

- Михаил любил тебя, Ягодка, но чувства его остыли. Он встретил свою судьбу, и намерен связать свою жизнь с ней. А она, в чреве своем уже носит плод их любви. А ты что вздумала? Вернуть его, разумеется. А подругу – предательницу? Старуха закурила, указывая острыми ногтями на карты. - Не сложно догадаться. Что дашь взамен, куколка?

- У меня очень много денег…

- Это меня интересует меньше всего. Давай так сделаем. Когда Михаил вернется к тебе, ты в первое новолуние придешь ко мне. Где бы ты ни была, и чтоб не делала, ты придешь ко мне, и я заберу самое дорогое, что на тот момент у тебя будет.

- Хорошо, хорошо, я согласна! Все на свете отдам за него. – Катерина потянулась к сумочке достать салфетки, что бы протереть выступившие слезы.

- Не зачем, Ягодка. Вот сюда, пожалуйста. С этими словами она приложила мутный граненый стакан к ее щеке. Старуха опять закашлялась. Смотря своими бледно-голубыми глазами на девушку, имитируя кудахтанье, бабка выродила к себе в рот из чрева яйцо, и раздавив его своими зубами что-то шипя, принялась ногтями выскребывать из скорлупки нежную плоть уже вполне оформившегося птенца. Кровь потекла струйкой по сухим губам бабки, а слизь и плоть птенца с характерным звуком шмякались на дно стакана.

Девушка зажмурилась и отвернулась, еле сдерживая рвотный позыв. Но бабка схватила крепко руку Катерины и приказала – Смотри! А сама своим длинным кривым ногтем до крови проткнула безымянный палец девушки и влила пару капель в стакан. Читая наговор, бабка водила рукой над стаканом, одернула девушку, встала, и протянула его.

- Пей, красавица.

Брови Катерины скривились, а на лбу показались морщины.

- Дыши глубже и верь! – Старуха, поперхнувшись собственным смехом очередной раз закашлялась. – Пей! – хрипела она, - Пей!

Все вскружилось в голове у Кати. Комната, бабка, запахи благовоний, стол, рога на стене. Словно ее со всей силы раскрутили на карусели, как в детстве. Резкий выдох и пара глубоких глотков мерзкой слизи. Катя поставила стакан на стол и рухнула на стул.

- Отличное начало хорошего дня! – воскликнула старуха и, сбив пепел с сигареты, прилично затянулась. – Голова кружится?

Девушка только молча кивнула, сдерживая позыв к рвоте. Ее модная гулька на голове тряслась, моргала она часто и непроизвольно перебирала левой рукой красные бусы. Сейчас ей было все равно на деньги, на папину машину, на дорогие коралловые бусы. Хотелось не в кафешку, не в клуб и не в парикмахерскую. Тянуло домой. Достать старого медвежонка и зарыться под одеялом, лишь бы только не видеть ужасную старуху.

- Хорошо, Ягодка. А теперь ступай домой, и по пути ни с кем не разговаривай, пока не переступишь порог своего дома. Понятно?

- Да, понятно. Катерина взяла свою сумку и направилась к двери.

Старуха, кряхтя и причитая, поднялась из-за стола. Опираясь на свой костыль, она направилась за девушкой.

- Может конфетку в дорожку? – съязвила бабка вслед девушке, которая уже спускалась по лестнице. Старуха смеясь, закрыла дверь.

***

Два дня Катерина пролежала в своей постели. Ее знобило и колотило. Странная болезнь, не пойми от чего, обрушилась внезапно. Ей постоянно чудился зловещий смех ведьмы, и приходилось пить снотворное, чтоб спать.

В среду утром к Кате зашел Михаил. Выглядел он подавленно.

- Миша?

- Не знаю зачем, но я к тебе пришел. – Голос парня был безразличен.

Михаил стал приходить к ней каждый день. Он ничего не говорил, только смотрел в никуда. Его холодный взгляд скользил по роскошной комнате, и только изредка останавливался на Кате. Ее плохое самочувствие сменилось радостью. Любимый человек был рядом. Они ходили на выставки, в кино, в рестораны, но с каждым днем Михаил все больше замыкался в себе. Со временем он превратился в безвольную куклу, и если ей поначалу нравилось его безукоризненное послушание, то теперь, спустя пару недель это раздражало. Только теперь, Катерина понимала, что любила его не за красивое тело, а за его внутренний мир. Его вспыльчивый характер, острый ум, и даже за вредные привычки. Дни шли, приближая время расплаты.

- Что же для меня дороже всего? – спросила Катерина у своего отражения в зеркале. Уже завтра, - вздохнула девушка, и, выключив свет, легла в постель, где лежал аморфный Михаил.

***

Оказавшись уже в знакомой квартире Старухи, Катерина размышляла, что заберет у нее ведьма.

- Да не дергайся ты так, Ягодка, больно не будет. – Бабка заскорузлыми руками погладила волосы девушки, и отрезала прядь.

- Но как же, он ведь почти что «овощ»? – девушка во второй раз вернулась к наболевшему.

- Красавица, он вернулся к тебе?

- Да, но…

- Никаких «но»! – старуха погрозила пальцем. – Что просила, то и получила.

- Я не просила отнять у него волю, я просто хотела, чтоб он был со мной.

- И он с тобой, Ягодка. – Бабуля убрала прядь в шкатулку. – Как, по-твоему, заставить человека делать то, что он не хочет?

- Но…

- Никаких «но»! Я все сказала. Иди уже к своему любимому. Время позднее, мало ли, что случится. Насильник, говорят, тут завелся. Хотя старушкам он не грозит. - Ведьма скрипуче рассмеялась, вправляя сигарету в мундштук.

***

Уходя от бабки, девушка чувствовала усталость и разочарование. Ее желание не совсем сбылось, к тому же, все еще мучил вопрос. Что же ведьма взяла взамен? Подходя к дому, ее самочувствие было еще хуже. Задыхаясь, Катерина еле – еле поднялась на второй этаж.

Утром, когда Екатерина проснулась, первое, что она увидела, старческую кожу на своей руке. Что есть сил, поднявшись с кровати, Катя впилась глазами в зеркало. На нее смотрело сморщенное лицо, в котором едва узнавались черты лица. Ее лица. Не веря в происходящее, Катерина дрожащими руками трогала свое лицо, и с всевозрастающим ужасом понимала, что отняла у нее ведьма.

Впопыхах собравшись, Катерина направилась к дому старухи.

У подъезда стояла машина, в которую грузчики вносили вещи. Она остановилась отдышаться. Впереди лестница. Держась за перила, девушка с трудом переставляла старческие ноги. Подъем был адом. Кате казалось, что пока она поднималась, состарилась еще больше.

Четвертый этаж.

Прислонившись к стене, в зеленом халате, стояла молоденькая девушка, и мило беседовала с одним из грузчиков.

- Ведьма, где эта ведьма?

- Какая ведьма, бабушка, вы о чем? – крепкий мужчина обратился к Катерине.

Молодая девушка, изящно обхватила губами мундштук. Затянулась.

- Здесь живет ведьма. Я к ней. Не помню, в какой квартире…

- Случайно не в конце коридора? – Дождавшись утвердительного кивка, девушка продолжила. – Насколько мне известно, там никто не живет.

- Но как же…

- Никаких «но»! Я несколько лет жила по соседству, и никакой ведьмы не видела. Бабушка, вы как-то плохо выглядите. Пряничек не хотите? - И звонко рассмеялась.



Автор: Дарья Frau Kalt Мозарт


Текущий рейтинг: 58/100 (На основе 23 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать