Друг человека

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.
Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему человек считает собаку своим другом? Люди одомашнили предков современной собаки еще на заре человечества. Их использовали для охоты на других животных, для охраны жилища. Боевые псы, предки ротвейлеров, закованные в броню, сопровождали армии римлян и сражались с врагами империи. Их бросали на вражеские фаланги с целью разбить боевые построения или же против конницы, пугать лошадей, перекусывать им сухожилия на ногах и валить всадников на землю. Они шли на смерть, выполняя приказ. Во время второй мировой войны собак с миной на спине посылали под танки. На собаках ставят медицинские эксперименты и тестируют новые препараты. Мы обращаемся с собаками как с рабами, и то, что они нам подчиняются, вовсе не означает, что собаки — наши друзья.

Случай, о котором я расскажу, случился с одним моим знакомым по имени Макс. Обычный парень девятнадцати лет, живущий со своими родителями в обычной московской квартире. Так вот, этот самый Макс отчаянно мечтал завести собаку. Но не какую-нибудь болонку или японского хина, на которого можно по неосторожности сесть, когда тот устроился вздремнуть в кресле, и убить его своей задницей. Нет, Макс хотел такую собаку, с которой не стыдно было бы выйти во двор, тем более что у соседа с восьмого этажа уже был доберман, а какой-то прыщавый пятнадцатилетний пацан из квартиры сверху важно разгуливал с огромным бельгийским догом. У Макса часто проскакивала мысль, а хватит ли у этого парнишки силенок удержать такую лошадь, если вдруг Лорду, как скромно величали бельгийского дога, захочется попробовать на вкус кого-нибудь из прохожих. Но эти разумные мысли быстро улетучивались, уступая место острым приступам зависти. Сам факт обладания таким могучим животным представлялся Максу невероятно соблазнительным.

Да, японский хин, хоть он и нравился его маме, женщине лет сорока пяти с пышными формами и гордой осанкой, Максу не подходил. Рядом с мамой эта диванная собачка смотрелась бы уместно, но как только Макс представлял себе, как он вечером выводит это тщедушное существо на прогулку в компании добермана и бельгийского дога, ему становилось не по себе, было стыдно при одной только мысли об этом. Кроме того, Макс полагал, что диванные собачки представляют собой не что иное, как издевательство над природой. Посудите сами, изначально собака — это достаточно сильное, выносливое, вполне самодостаточное животное, достигшее такого уровня развития в процессе длительной эволюции, подгоняемой естественным отбором. Но однажды извращенный человеческий мозг решил, что собак для охраны и охоты — крупных, здоровых животных — человеку уже достаточно, а вот маленьких, симпатичных и удобных в транспортировке собачек остро не хватает. И начал извращенный человеческий мозг выдумывать разные способы селекции таких существ. В результате мы с вами получили целую гамму мелких, больных, слабых, биологически бесполезных и не имеющих право на существование с точки зрения эволюционного процесса диванных собачек, с которыми любому уважающему себя мужчине стыдно гулять во дворе. А Макс, несомненно, считал себя настоящим мужчиной.

12 мая[править]

День начинался замечательно, небо было ясное, ни облачка, птицы щебечут — просто идиллия. Макс проснулся в восемь часов утра в прекрасном настроении. Предвкушение предстоящего мероприятия его несказанно радовало. Два дня назад он просматривал объявления в газетах, стараясь отыскать вариант приобретения четвероногого друга повыгоднее. Мечта мечтой, но платить бешеные деньги за родословную совсем не хотелось, да и возможности такой на данный момент не было. Тем более, что, по большому счету, родословная ему была без надобности. Выставлять своего питомца на конкурсах он не планировал и племенным разведением заниматься не собирался, а небольшие отклонения от эталонного экстерьера — это ерунда, они, в большинстве случаев, даже глазу не заметны. Через три с лишним часа штудирования газетных полос с объявлениями о продаже и дарении собак, кошек, попугайчиков и морских свинок, имеющих всевозможные расцветки, размеры и заслуги перед отечественным и зарубежным племенным животноводством Макс обнаружил заманчивое предложение о продаже двухгодовалого кобеля ротвейлера по вполне разумной цене. Он созвонился с продавцом по указанному в объявлении телефону и договорился о встрече. И вот сегодня настал день смотрин потенциального питомца.

Быстро позавтракав, Макс, окрыленный приятными и немного сентиментальными размышлениями о грядущих прогулках со своим четвероногим другом, вышел из подъезда и лёгкой порхающей походкой направился к метро.

Улицу и дом, указанные в объявлении, он нашел без особых проблем и в 10-45, что было на 15 минут раньше оговоренного по телефону срока, уже стоял перед дверью человека давшего объявление о продаже собаки и давил на кнопку звонка.

Дверь открыл мужчина лет шестидесяти, весьма интеллигентной наружности, одетый в шелковый домашний халат поверх рубашки и брюк.

— Добрый день, молодой человек. Я так понимаю, Вы по поводу собаки?

— Да, да. Здравствуйте.

— Проходите, прошу Вас.

Макс проследовал за хозяином квартиры в просторную прихожую, стены которой были обиты панелями под дерево, или это и было дерево, а может и шпон. Макс в этом не особо разбирался, но прихожая выглядела богато и солидно. Впечатление усиливал массивный кованый канделябр, усеянный электрическими лампочками под потолком. На стене справа красовалась огромная кабанья голова с внушительного размера клыками.

— Подождите немного, сейчас я вас познакомлю, — сказал хозяин и скрылся в дверном проёме.

Звук шаркающих по полу мокасин удалился вглубь квартиры, постепенно затихая. Некоторое время до Макса доносились лишь звуки какой-то возни. И вот шарканье снова начало приближаться под аккомпанемент цоканья когтей по паркету.

Макс уставился в дверной проём в ожидании первого контакта. И контакт, как и следовало ожидать, состоялся.

Пёс был крупнее, чем представлялось Максу по скупому описанию в объявлении. Не меньше семидесяти сантиметров в холке, огромная голова, гораздо больше человеческой, мощные, массивные лапы, широченная грудная клетка, под глянцевой тёмно-коричневой шкурой перекатываются буграми мышцы. Одним словом — КРАСАВЕЦ!

— Ну, так что, молодой человек, что скажете? — спросил мужчина в шелковом халате и, улыбнувшись, добавил: — Вижу, вы друг другу понравились.

— А почему у него нет родословной? — решил на всякий случай поинтересоваться Макс, — у него же наверняка родители — чемпионы.

— Да, Вы правы, — мужчина в шелковом халате сделал задумчивое лицо, словно старался что-то вспомнить, — если я не ошибаюсь, из какого-то бельгийского клуба. Честно говоря, молодой человек, я не придаю этому особого значения. Мне Кайзера подарили щенком друзья, вроде и родословная была, только вот, похоже, потерялась при переезде. Мы ведь полгода назад сменили квартиру и... в этом бардаке... сами понимаете. Да, знаете ли, ремонт и переезд — это две стихии пострашнее пожара. Хороший пёс. Я не стал бы его продавать, но понимаете, когда он был щенком, моя супруга относилась к нему вполне лояльно, а теперь вот сами видите, каких он у нас размеров достиг, да. И так, и сяк пытался ее уговаривать — ни в какую, паркет и мебель ей дороже. Да, такие нынче нравы. А родословная — это всего лишь бумажка, она ничего не меняет. Собака же, прежде всего — друг. Да, кстати, все прививки делались три месяца назад. Ну, так что, по рукам?

— По рукам.

18 июля[править]

— Нет, нет, нет! Какая, к чертовой матери, Турция? — возмущался Петр Михайлович — отец Макса, активно жестикулируя руками, — У меня в гараже дел полно, и вообще я не планировал в этот отпуск никуда ехать.

— Дорогой, не волнуйся, никуда от тебя твой гараж не денется, — апеллировала к здравому смыслу мужа Эльвира Алексеевна — нежно любимая мама Максима, — мы с тобой уже сколько лет никуда не ездили, а тут такой удачный повод. Когда ты еще за такие копейки путевку купишь?

— Нет, нет и еще раз нет! — не сдавался Петр Михайлович.

Битва обещала быть затяжной с переходом от активных боевых действий к долговременной осаде. Макс решил покинуть поле брани и пошел к себе в комнату. Проходя через прихожую, он заметил, что Кайзер сидит перед входной дверью и, слегка наклонив вправо свою огромную голову, не отрываясь, смотрит куда-то в район дверной ручки. Глаз Кайзера Макс не видел, так как стоял у него за спиной, но по направлению его морды сделал именно такой вывод.

— Кайзер. Кайзер, ты чего там высматриваешь? — негромко поинтересовался Макс, но пёс даже не шелохнулся. Макс подошел поближе и протянул руку, намереваясь потрепать Кайзера по голове, чтобы вывести его из ступора. Но он никак не ожидал такой реакции, какая последовала. Едва пальцы коснулись загривка, как пёс неожиданно вскочил, резко развернулся в сторону хозяина и, припав к земле на передние лапы, рыча начал пятиться назад. Всё это произошло так стремительно и неожиданно, что Макс сам ненадолго впал в ступор. Огромное животное весом не меньше восьмидесяти килограмм сжалось в комок и напряглось, так, что было заметно нервное дрожание мускулов, шерсть на загривке встала дыбом. Чёрная верхняя губа сложилась в гармошку и поднялась к задравшейся вверх мочке носа, обнажив блестящие от слюны клыки. Пару секунд пёс смотрел на Макса вытаращенными глазами, не переставая рычать и скалиться. Но вдруг, как по команде, все прекратилось. Глаза Кайзера обрели привычное спокойное выражение, верхняя губа, словно жалюзи, опустилась, закрывая клыки, короткая жесткая шерсть вернулась к своему обычному состоянию. Пёс встал и отправился на своё место в углу прихожей, как будто ничего и не произошло. Макс ошарашенно проводил его взглядом, еще не до конца отойдя от пережитого стресса. Потом он подошел к входной двери и открыл её, чтобы проверить наличие за дверью кошки, человека или чёрт знает чего еще, что могло бы привести собаку в подобное состояние. На лестничной клетке было пусто. Макс перегнулся через перила и постарался осмотреть лестничные пролёты на нижних этажах, но и там никого не было.

Споры родителей о посещении Турции не утихали и за обедом. Эльвира Алексеевна проявляла нешуточную изобретательность в плане аргументации необходимости данного путешествия. Контрвыпады Петра Михайловича становились всё менее и менее острыми. Похоже, финал битвы был предрешён. Максим краем уха слушал мамину агитацию, не особо вникая в смысл сказанного. Сейчас его голова была занята размышлениями о причинах странного поведения Кайзера сегодня утром. Пёс прожил у них в доме уже больше двух месяцев и до сегодняшнего случая не проявлял никаких признаков агрессии. Да и не сказать, что это была агрессия. Если человека неожиданно потревожить, например, оторвать от каких-то глубоких мыслей, требующих большого сосредоточения, то он, скорее всего, испугается. Испугавшись, любое живое существо стремится защититься. Так сегодня и произошло. Но здесь была одна неувязочка — какие такие глубокие мысли могут роиться в собачьей голове?

20 июля[править]

— Ты плавки не забыл? — беспокоилась Эльвира Алексеевна за целостность гардероба Петра Михайловича, — а то придется там с тобой по магазинам бегать, плавки тебе выбирать, я с ума сойду.

Два здоровенных чемодана, набитых так туго, что приобрели бочкообразную форму, уже стояли в прихожей. Еще один чемодан не менее впечатляющих габаритов волок из спальни Пётр Михайлович

— Петруша, я тебя умоляю, давай быстрее. До самолёта три часа осталось, — не унималась Эльвира Алексеевна, — Максим, сынок, кушай как следует, обязательно ешь суп. Понял?

— Разумеется, мам, ты мне уже говорила.

— Да, и не забывай гулять с Кайзером. Ну, все, дорогой мой, мы побежали. Не скучай, через две недели уже вернемся.

Эльвира Алексеевна чмокнула Максима в лоб и, схватив чемодан, побежала вниз по лестнице.

Макс грустно вздохнул, запер входную дверь и пошел на кухню еще раз проверить запасы продуктов, которыми ему предстояло питаться без посторонней помощи. В голове у него уже рождались страшные картины об убегающем супе, сгоревшей картошке, горах грязной посуды и прочих ужасах одиночества.

22 июля[править]

Два дня автономного существования особых проблем не вызвали. Еда разогревалась, посуда мылась, Кайзер исправно выгуливался. Делать было особо нечего, так что большую часть времени Макс проводил, валяясь на диване перед телевизором и наслаждаясь одиночеством.

На часах было 13-42, по телевизору показывали футбол, до тех пор, пока трансляция не прервалась очередным рекламным блоком. Макс пошарил рукой в поисках дистанционного пульта, но пульта, как назло, рядом не оказалось, он лежал на телевизоре. Пришлось поднимать свое тело с дивана, так как смотреть и слушать опостылевшую рекламу совершенно не хотелось. Макс сделал два шага к своей цели, когда заметил краем глаза появившегося из прихожей Кайзера. Пёс видимо спал, а скрип дивана разбудил его и теперь он неподвижно стоял в дверном проёме и не отрываясь смотрел в глаза хозяину.

— Кайзер... — начал было Максим, и тут произошло непредвиденное. Пёс как ужаленный сорвался с места и метнулся в его сторону. Дальше Максим наблюдал за происходящим как при замедленной съёмке, не в состоянии шелохнуться. Не добежав до него пары метров, громадная собака прыгнула и всем своим весом обрушилась Максу на грудь, сбив его с ног. Передние лапы ротвейлера ударили его чуть ниже ключиц, в то время как черная голова с оскаленной пастью нацелилась в горло. Земное притяжение как будто перестало работать, ноги Макса оторвались от земли и он полетел назад, подгоняемый восьмьюдесятью килограммами бешенства, упёршимися ему в грудь. Полёт неожиданно оборвался резким ударом в спину и Максим потерял связь с реальностью. Перед глазами моментально сгустилась чернота, и только звон разбитого стекла сопровождал его еще пару секунд по пути в пустоту.

Макс открыл глаза и первым, что он увидел, были старые круглые часы над дверью в прихожую, чёрные стрелки которых показывали 16-35.

— Что произошло? — эта мысль раньше остальных родилась у него в мозгу. Но долго над поставленным самому себе вопросом задумываться не пришлось, ответ нашелся почти моментально. Лоб покрылся испариной, а глаза непроизвольно начали бешено вращаться по сторонам в поисках источника опасности.

Максим рефлекторно попытался подняться, но не смог. Он резко дернулся вперёд и вверх, но ему подчинилась только голова. Мышцы шеи напряглись так, что в глазах стало темно, а слуховые органы выдали симфонию громогласных стуков, шорохов и пощелкиваний, воспроизводя сумасшедший сердечный ритм. В первые секунды Макс не понял, что же случилось. Может быть, что-то тяжелое придавило его сверху? Он еще раз приподнял голову, на этот раз уже не так резко, и оглядел себя. Сверху его ничего не придавливало. Его тело лежало на полу, сильно и как-то неестественно выгнувшись дугой влево. Как ни странно, но ни какого неудобства от этого он не ощущал, хотя должен был. Макс попытался пошевелить правой рукой, но даже не смог её почувствовать. Эксперименты с левой рукой, равно как и с ногами принесли тот же результат. Тело упорно отказывалось подчиняться командам головы, словно восстав против своего хозяина после девятнадцати лет рабства.

— Нет, нет, Господи, только не это, — пронеслось в мозгу. Самые страшные догадки, обычно, приходят в голову первыми, а первые догадки, как правило, самые верные. Судя по всему, ПОЗВОНОЧНИК БЫЛ СЛОМАН.

Вместе с осознанием этого страхи по поводу угрозы, исходящей от обезумевшего пса, как-то разом исчезли. Все вокруг исчезло, расплылось перед глазами мутным бесформенным пятном. Звуки города за окном стихли. Сознание отказывалось воспринимать окружающую действительность, оно отключилось на какое-то время, защищая само себя от потрясения, грозящего фатальными последствиями. Следующие несколько секунд перед глазами Максима, словно в слайд-шоу проплывали картины из его жизни. Памятные моменты из беззаботного детства, из школьной поры, студенческой... Раньше он считал, что эти пресловутые картинки из жизни — банальный штамп, клише, фразеологический оборот. Но нет, они и правда возникают перед глазами. Макс лежал абсолютно беспомощный на полу, изогнувшись перевернутой буквой «С» в луже собственной мочи, вытекшей из расслабившегося мочевого пузыря, не в силах пошевелить даже пальцем, а в голове всё крутился и крутился калейдоскоп былых надежд и мечтаний. Блестящее окончание института; покупка заряженной «Хонды Сивик», ах, как он мечтал прокатить свою девушку с ветерком по горному серпантину; престижная работа; красивая жизнь... Всего этого не будет, ни красного диплома, ни «Хонды», ничего не будет. Осознание реальности постепенно возвращалось. По щекам ручьями полились слёзы. Через безумный хоровод мыслей всё отчетливее пробивалось одно простое и страшное слово — ИНВАЛИД. Максим открыл рот и закричал что есть мочи. Но крика не вышло, лишь душераздирающий хрип вырвался из изувеченной гортани, а на губах запузырилась кровавая слюна. Красная плёнка, образовавшаяся в разинутом рту надулась и, лопнув, породила маленький фонтанчик крови, взметнувшийся вверх и мелкими каплями упавший на лицо.

Резкая боль, словно ржавым зазубренным ножом полоснула по горлу. От этого разум прояснился, но легче не стало. Макс сглотнул и снова почувствовал жуткую резь в горле и отчетливо ощутил вкус собственной крови. Вероятно, Кайзер сломал ему не только позвоночник, но и гортань. Проверить это возможности не было, но, судя по ощущениям, дело обстояло именно так. Ситуация становилась всё более и более отчаянной. К практически полной обездвиженности добавилась ещё и немота, а за стеной, вероятно, находилось опасное животное с нестабильной психикой. Нужно было искать какой-то выход, что-то делать. Макс прекрасно понимал это, но совершенно не представлял себе, что же именно он может предпринять для своего спасения. Лишенный возможности позвать на помощь и практически полностью обездвиженный Максим чувствовал себя космонавтом на орбите, без связи, в одном корабле с инопланетным монстром. Просто лежать и ждать было бессмысленно, родители должны вернуться только через 12 дней. Столько он не протянет. Он либо умрёт от жажды, либо просто будет убит этой чёртовой тварью. Как назло, в квартире все было в порядке — краны закрыты, утюг выключен, из колонок музыкального центра не гремели аккорды тяжелого рока, словом, не происходило ничего, что могло бы рано или поздно привлечь внимание соседей. Единственной надеждой оставался работающий телевизор, но надежда эта была слабой. Громкость звука невысока, соседи его даже ночью вряд ли услышат. Еще оставалась возможность того, что телевизор через пару дней непрерывной работы сгорит, благо погода стояла жаркая, но даже в этом случае не было уверенности, что соседи это заметят. Кроме того, был риск задохнуться раньше, чем приедут пожарные и выломают дверь. Максу вдруг стало ужасно стыдно, когда он представил как пожарные, раскурочив входную дверь, врываются в квартиру и находят его, лежащим на полу в нелепой позе, да еще и с мокрыми штанами. И всё-таки, не смотря ни на что, Макс был бы сейчас несказанно счастлив, если бы экран с негромким хлопком погас, а воздух наполнился бы резким запахом горелой пластмассы. Но всё это были лишь призрачные надежды, и от осознания ничтожности шансов на спасение постепенно накатывала паника. Становилось по-настоящему страшно. Максу было только 19 лет, и, вопреки всему произошедшему сегодня, жить хотелось сильно, очень сильно.

С того момента, как Макс пришёл в сознание, прошло уже 40 минут. По телевизору комментатор сообщал последние новости о произошедшем в мире. В Ираке снова погибло 40 человек во время теракта, в Германии полиция разогнала водомётами митинг антиглобалистов, а в пекинском зоопарке родилась очаровательная панда. Но никто из шести с половиной миллиардов жителей планеты Земля так и не узнал о том, что Максим Стрельцов лежит у себя в квартире со сломанным позвоночником и раздавленным горлом.

Взяв себя в руки, Макс постарался максимально трезво проанализировать текущую ситуацию. Единственной частью тела, которая ему по-прежнему подчинялась, была голова. Как головой можно подать сигнал, как позвать на помощь? Стуком. Макс решил проверить эту теорию. Он слегка поднял голову и резко опустил её обратно. Несмотря на то, что лежал он на ковре с довольно длинным ворсом, удар получился чувствительным, в голове ощутимо зазвенело. Самое обидное, что при этом звук удара получился крайне слабым, наверное, всё из-за того же ковра. Но, возможно, ему так только показалось, или он не расслышал удара из-за звона в собственной голове. В любом случае, Макс решил, что повторять попытку сейчас неразумно, так как на часах было только 17-15, а это означало, что соседи еще не вернулись с работы. Макс очень сильно надеялся на то, что соседи этажом ниже не уехали в полном составе в отпуск. Руководствуясь этими соображениями, он решил подождать до 19-00.

Пытаясь отогнать от себя гнетущие мысли, Макс слушал то, что передавали по телевизору. Сейчас шла передача про погибшие цивилизации, комментатор страшным голосом вещал о традициях человеческих жертвоприношений инков. И тут Макс услышал цокот когтей по линолеуму прихожей. Разрабатывая планы спасения, он совсем забыл о первопричине всех своих несчастий. Макс замер и даже постарался дышать потише. Ему совершенно не хотелось нервировать Кайзера, особенно сейчас, в нынешнем положении. Пёс вошёл в комнату, остановился недалеко от двери, сел и повернул морду к Максу. Удивительно, как ему раньше могла нравиться эта собака? Громадная злобная тварь с двухсантиметровыми клыками. Как вообще могла прийти в его голову мысль привести это чудовище в свой дом?! Сейчас пёс представлялся Максу настоящим исчадием ада. Кайзер спокойно стоял в двух метрах от него и смотрел на Макса, забавно наклоняя голову вправо-влево, как будто ждал от него что-то.

— Вот ведь наглая тварь, — подумал Макс, — чуть не убил меня, а теперь ждет, когда я поведу его на прогулку. Скоро он еще жрать захочет. С того времени, как я положил корм ему в миску и сменил воду, прошло уже больше пяти часов. Не исключено, что в мисках уже пусто. Скотина! Гадить-то он может где угодно, а вот с едой дело обстоит совсем не радужно. Эта сволочь, того и гляди, добавит в свой рацион человечину.

Пёс посидел секунд тридцать, встал и отправился обратно в прихожую. Макс вздохнул с облегчением, на этот раз обошлось. Он посмотрел на часы — 19-05. Пора. Раньше ему никогда не пришла бы в голову мысль, что ради достижения цели придётся в буквальном смысле биться головой об пол. Но то было раньше. Макс набрался решимости, поднял голову и с силой ударил затылком об пол. В голове снова зазвенело, даже сильнее, чем в прошлый раз, но останавливаться было нельзя. Он ударил снова, еще раз, еще. Перед глазами поплыли черные круги, голова гудела как колокол. Он уже перестал считать удары, он молотил головой об пол уже в полубессознательном состоянии, пока сознание не покинуло его окончательно.

23 июля[править]

Макс очнулся от жуткой головной боли и застонал. Стон отозвался болезненной резью в горле. Страшно хотелось пить. Было такое чувство, как будто в рот насыпали песка. Свет из окна практически не падал, в комнате было темно и тихо. Видимо, уже закончилось телевещание, а это означало, что сейчас примерно 3 или 4 часа ночи. Он попытался повернуть голову набок, чтобы не давить на ушибленный затылок. Вспышка острой боли последовала немедленно. Наверное, он так отчаянно молотил головой, что разбил себе затылок, кровь запеклась, и волосы прилипли к ковру. Список увечий пополнился еще одним пунктом. Услышал ли кто-нибудь его сигнал бедствия? Даже если кто-то и услышал, даже если этот кто-то пришёл и позвонил в дверь чтобы поинтересоваться, что за шум, толку от этого было не много, так как Макс в это время лежал без сознания и никак не мог заявить о себе, чтобы развить успех. Нельзя, нельзя было колотить головой до потери сознания. Какой в этом толк? Ему стало ужасно досадно за собственную глупость. В следующий раз нужно быть более предусмотрительным. С этой мыслью Мак закрыл глаза и постарался заснуть.

Когда он открыл глаза, было уже 11-10 утра. Макс не понял, что его разбудило. Что-то толкало его сзади в макушку. Спросонья он не сразу сообразил, в чём дело, но как только понимание происходящего пришло, его охватил такой ужас, что зубы застучали друг о друга безудержной дробью. Ошибиться было уже невозможно, сзади раздавалось тяжелое сопение, которое дополнялось шуршанием шершавого языка по ковру. Пёс слизывал КРОВЬ!

Макс прекрасно помнил рассказы всевозможных путешественников-натуралистов о львах и медведях-людоедах. Все эти рассказы утверждали, что зверь, попробовавший человеческой крови, навсегда меняет свои приоритеты в выборе добычи. Такие животные теряют рассудок от вкуса человечины. Они больше не охотятся на свою естественную добычу. Они перестают бояться человека. Они начинают рассматривать его исключительно как доступную и вкусную еду. Макс не знал, относится ли это и к собакам, но подозревал, что собака, как хищник, так же вполне может стать людоедом. Проверять данную теорию на себе совершенно не хотелось, но делать резкие движения головой, с целью отпугнуть животное, было слишком опасно. Затаив дыхание, Макс ждал, что же будет дальше. Пес, похоже, слизал с ковра все остатки запёкшейся крови и, не долго думая, перешел на её источник. Он положил передние лапы по обе стороны от головы Макса, наклонился влево и, припав мордой к земле, начал облизывать кровяную корку вокруг раны на затылке. И тут нервы у Максима сдали. Его охватила паника, голова сама собой заметалась из стороны в сторону, пытаясь стряхнуть с себя тварь.

Пёс среагировал мгновенно. Дёрнувшись всем телом вперёд и вправо, он в доли секунды переместился так, что его оскаленная пасть оказалась прямо над лицом несчастной жертвы. В тот же миг мощные челюсти ротвейлера сомкнулись на лице Макса. Двухсантиметровые клыки с обеих сторон впились ему в щеки и Макс почувствовал, как зубы собаки, прокусив кожу, заскрежетали по его собственным зубам. Пёс бешено затряс головой вправо-влево, разрывая лицо Максима и калеча дёсны. Голова Макса так же моталась из стороны в сторону, движимая страшными собачьими челюстями. Его прокушенный рот быстро заполнялся кровью, некоторые зубы вылетели из десны и теперь перекатывались в ротовой полости, словно игральные кости. Это продолжалось секунд пять, не больше. Пять самых страшных секунд в жизни Максима Стрельцова на тот момент. Пёс перестал трясти головой и замер, не разжимая челюстей. Перед чуть ли не вылезшими из орбит глазами Макса находилась левая сторона головы ротвейлера. Он видел, как подрагивают желваки монстра, и чувствовал, как верхний левый клык скребёт по костям его скулы.

Пёс стоял неподвижно уже 10 секунд. Нос и рот Максима были полностью зажаты в пасти чудовища, и он начал задыхаться. Очертания собачьей головы поплыли, глаза заволокло мутью, зрачки сузились и медленно поползли вверх. В этот самый момент пёс разжал челюсти и с хлюпающим звуком выпустил лицо Макса из зубов. Он, словно движимый каким-то непостижимым животным садизмом, как будто не хотел убивать человека раньше времени. Можно было подумать, что это животное только на первый взгляд ведёт себя хаотично и непредсказуемо, а на самом деле оно действует по чётко разработанному, одному ему известному плану.

Макс судорожно несколько раз глотнул ртом воздух и замер. Он еще около минуты лежал абсолютно неподвижно, боясь даже моргнуть. Шок был настолько сильным, что в эту первую минуту не ощущалось никакой боли. Но шок прошёл, и боль вернулась. Она накрыла его волной, от чего застучало в висках, а зубы заломило с такой силой, что, казалось, они сейчас раскрошатся и пылью осядут во рту. Отчаянно захотелось стереть с лица липкую, смешанную с кровью, собачью слюну, но возможности такой не было по понятным причинам. Немного поколебавшись, Макс решился сделать попытку оценить нанесённый ему ущерб. Первым делом он нащупал языком выбитые зубы и поочерёдно выплюнул их вместе со сгустками крови. Один зуб, два, три — невелика потеря. Гораздо сильнее его беспокоило состояние лица. Макс просунул язык между левыми рядами оставшихся зубов. Язык проходил совершенно свободно, не встречая на своём пути ни каких препятствий. Это означало, что на том месте, где раньше зубы прикрывала щека, теперь висели лишь рваные лоскуты кожи. С правой стороны дело обстояло немногим лучше. Язык не прошёл наружу беспрепятственно, он наткнулся на какое-то кровавое месиво, что вызвало весьма болезненные ощущения. Макс почувствовал, как кровь из разорванного лица ручейками стекает вниз, за уши и под затылком снова скапливается тёплая, липкая лужица.

До сих пор ситуация была и без того, мягко говоря, не радостная, а теперь она стала в высшей степени критической. Без воды Макс мог бы протянуть дня четыре, возможно, и дольше, но большая потеря крови резко сокращала его шансы на спасение. Но это еще полбеды. Пригретый на груди питомец был явно не против того, чтобы полакомиться своим хозяином.

Мысль о своей полной беспомощности сводила Макса с ума. И неудивительно — время шло, помощь не приходила, а пёс становился всё более и более голодным. Проклятый телевизор оказался удивительно надёжным агрегатом. В квартире было градусов 27 по Цельсию, но ни одна плата не сгорела. С другой стороны, конечно, глупо было рассчитывать, что современный телевизор сгорит в первые же сутки работы. Бить травмированной головой об пол не было ни сил, ни желания. Чем больше Макс думал о произошедших за эти два дня событиях, тем с большей силой накатывала на него апатия. Его начали посещать сомнения в целесообразности борьбы за то жалкое существование, которое было ему уготовано. А в том, что существование парализованного человека было жалким, Макс не сомневался. В конце концов, он всё равно ничего не может поделать со всей этой дерьмовой ситуацией, хуже она уже вряд ли станет. Так стоит ли переживать и терзаться в последние часы своей жизни? С этими мыслями он закрыл глаза и провалился в чёрную пустоту.

Макс очнулся оттого, что его голова раскачивалась из стороны в сторону, тревожа болезненную рану на затылке. Или ему это только показалось? Он открыл глаза и перед ними из мутного пятна на белом фоне постепенно проступили очертания люстры, которая слегка покачивалась из стороны в сторону. Максим некоторое время заворожено смотрел на люстру. Её покачивание действовало гипнотически, умиротворяюще. Глаза снова начали смыкаться, голова качнулась сильнее и завалилась направо. Гипнотически покачивающаяся люстра пропала из поля зрения, а её место заняла другая картина. Взору Макса открылся вид на его собственное тело, точнее на его правую сторону. Рядом с его ногой стоял пёс. Макс не мог в таком положении видеть его морду, но он видел всё остальное. Ротвейлер стоял, широко расставив ноги, и дёргался всем телом назад, при этом каждый раз был слышен звук рвущейся ткани. Пёс дёрнулся еще раз, переступая ногами назад, и рывком передвинул правую ногу Максима в поле его зрения. Джинсовая штанина была разодрана, от ноги, в районе икры, к морде пса тянулось что-то красно-белое. От потери крови и обезвоживания Макс уже плохо соображал, всё происходящее представлялось ему каким-то нереальным, как будто это происходило не с ним, а на экране телевизора. Он даже стал с любопытством наблюдать за разворачивающейся на его глазах сценой. Пёс с силой дёрнул головой в сторону и что-то красно-белое, отделившись от ноги, повисло у него в зубах. Он, не поднимая головы, сделал пару судорожных глотательных движений, и кусок мяса отправился в собачий желудок. Пёс повернул к Максу окровавленную морду и, пару секунд посмотрев ему в глаза, вернулся к трапезе. Макс бессильно наблюдал, как домашний любимец поедает его живьём. Животное упорно впивалось зубами в икроножную мышцу. Оно уже не рвало плоть, с жадностью заглатывая куски, а спокойно и методично жевало сочащееся кровью мясо прямо на кости. По прошествии десяти минут кровавого пира кость голени была практически полностью очищена от мяса. Кое-где виднелись участки, настолько обглоданные и вылизанные, что светились белизной на багровом фоне. Пару раз Максим замечал, как из того места, где мышца обрывалась чудовищной впадиной, били фонтанчики тёмной, почти чёрной крови. Она брызгала на ковёр и тут же впитывалась, словно вода в песок. В голове шумело, как в морской раковине. Макс был близок к потере сознания, с риском в него уже не вернуться.

Наполнив желудок человеческим мясом, пёс спокойно и вальяжно обошёл свою жертву по кругу, остановился возле головы, слева, и лизнул Макса в изуродованную щёку. Шершавый язык зацепил шматок кожи, присохший к лицу, и тот, оторвавшись, перелетел через голову Максима, упав на пол прямо у него перед глазами. Пёс, судя по всему, не желал терять ни грамма своей добычи. Он, забыв о всякой осторожности, потянулся за лакомым кусочком. Возможно, он считал, что Макс уже мёртв. Когда морда собаки уже почти дотянулась до желанного угощения, в мозгу у Максима что-то щёлкнуло. Он резко повернул голову и с чудовищной для полумёртвого человека силой впился зубами в горло ротвейлера. Его зубы не смогли прокусить толстую шкуру собаки, но силы на то, чтобы сломать горло, хватило. Из раскрытой собачьей пасти вырвался хриплый стон, вслед за которым на пол полетела кровавая слюна. Макс сжал челюсти, как только мог. Он почувствовал, как справа у него во рту треснул зуб, и стало тепло от потёкшей крови. Чья это была кровь, Максим не знал, это было неважно, главное не разжимать челюсти, ни в коем случае. Глаза собаки помутились, ноги затряслись и подогнулись.

Ротвейлер лежал слева от Макса, его голова безвольно болталась справа, изо рта выпал язык, с которого на пол капала розовая слюна. Глаза собаки закатились и бесцельно уставились белками в пустоту.

***

Алексей Николаевич, крупный мужчина лет сорока, читал спортивный раздел, развалившись в кресле. Он как раз подошел к концу страницы и перевернул её. В этот самый момент что-то отвлекло внимание Алексея Николаевича от новостей спорта. Это было какое-то тёмное пятнышко на белоснежном, недавно побеленном потолке. Он отложил газету в сторону и поднялся с кресла, чтобы рассмотреть его получше. Пятнышко было размером не больше пятирублёвой монеты, но оно увеличивалось. К тому времени, как Алексей Николаевич вернулся из кухни с табуреткой, пятно было уже сантиметров пяти в диаметре, а в центре пятна виднелась набухающая капля. Алексей Николаевич забрался на табурет и, смахнув каплю, растёр её между большим и указательным пальцами. Она расплылась по коже вязкой алой плёнкой с тёмными сгустками по краям. Никакого химического запаха от неё не исходило, значит, это не краска.

— Очень уж похоже на кровь, — подумал Алексей Николаевич, — что у них там, чёрт побери, происходит?

Через двадцать минут перед дверью квартиры Стрельцовых собралась группа людей, приехавших по вызову соседа с нижнего этажа. Человек в тёмно-синей спецовке уже почти закончил спиливать замок. Рядом находились два милиционера с табельным оружием, на улице дежурила карета скорой помощи.

Когда люди в форме и в белых халатах вошли в квартиру, Максим находился в полубессознательном состоянии. Несмотря на это, врачам пришлось сильно постараться, чтобы разжать его челюсти. Из разорванной на ноге артерии натекла целая лужа крови, которая и просочилась этажом ниже, подав сигнал бедствия.

Вокруг носилок суетились врачи. Перед глазами то и дело мелькали разные трубки. Жизнь стремительно покидала изувеченное тело Максима, а он смотрел, не моргая, в потолок машины скорой помощи и улыбался. Он победил.


Источник: samlib.ru

См. также[править]

Текущий рейтинг: 78/100 (На основе 74 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать