Друг Семёна Дынькина

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Друг Семена Дынькина»)
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Семён Дынькин не жаловался на свою жизнь — у него имелось всё, что причиталось простому, но трудолюбивому Семёну. Работа лаборанта уже на протяжении 28 лет, не уродливая, правда довольно полноватая, жёнушка и, разумеется, трёхкомнатная квартира, конечно не в центре, но своя. Может быть, например, какой-нибудь Андрей, сосед Семёна, скажет: "Для полного счастья детишек бы тебе настрогать", но Семён, не будучи дураком, ответит горе-советчику: "А у меня машина имеется, а у тебя, Андрюха, есть? Нет у тебя машины, а спиногрызов хватает!" И откланявшись, хлопнет дверью и будет по-своему прав.

И вот обычным будним вечером, спокойная жизнь Дынькина шла своим чередом. Утонув в чересчур мягком кресле, он медленно почитывал "Обломова" и вместе с Иваном Александровичем порицал людскую ленность. Минуты, подобно растаявшей ириске, медленно тянулись и гарантировали Семёну долгую, спокойную жизнь. Жена была затянута новой модой на фитнес и уже второй год безуспешно, но усердно старалась изгнать лишние килограммы из своего тучного тела, а в этой неравной борьбе ей помогал бедный студент Женя, по вечерам известный как "фитнес-инструктор".

Говоря начистоту, супруга Дынькина больше занималась созерцанием могучего торса Жени, чем физической культурой, а тот в свою очередь занимался получением денег за занятия и более глубокие вопросы вряд ли его затрагивали. В общем в этот чудесный своей обычностью вечер предоставленного самому себе Семёна что-то потревожило.

— Привет, — наигранно весёлый голос прогремел в тишине.

Книга выпала из рук и грохнулась на пол, Дынькин, оцепенев, начал погружаться в глубины кресла.

— Ты не ослышался, сказал "Привет", сказал это тебе, — прозвенел голос.

— Зззздравствуйте... — Семёна нечасто посещали голоса, особенно из стен, и он задрожал, но будучи вежливым человеком, пролепетал голосу в ответ.

— Тебе нельзя бояться, дружу с Семёном, тебя не обижу, — без всяких эмоций оттарабнил голос.

— Это оченнннь приятно, но тогда чего вы хотите от меня, у меня ничего ценного нет! — сразу дал знать напуганный Семён.

— Не нужно ценное, нужен ты, чтобы слушал, что говорю, — так же непринуждённо и весело сказал голос.

— Хххорошо, я ссслушаю, — не видя другого выхода, смирился наш герой.

— Твоя жена, почему не дома, в нормальной семье муж не один вечером, это проблема, — сам голос не изменился, но в этих словах звучал упрёк.

— Она в фитнес-клубе, всё пытается похудеть, толку-то ноль, но зато весёлая приходит, — ответил Дынькин, но сам призадумался — ему не очень нравились её увлечения "спортом".

— Ты не прав, — весело, но категорично прозвенело вокруг.

— Это с чего же я не прав? — справедливо возмутился Семён; это всё-таки его жена и он не потерпит безосновательных возражений, особенно в своей трёхкомнатной квартире, особенно от бестелесного собеседника. Но основания не заставили себя долго ждать.

— Жена не худеет, жена уходит от тебя, чтобы любоваться другим. Жена не любит тебя... — Сказав это, голос затих.

Оставшийся вечер Семён провёл хмурым и озадаченным. Его не волновал этот голос, не волновало его и то, что сейчас произошло — это по крайней мере странно. Дынькин знал про инструктора Женю и знал, что голос прав. К возвращению жены он уже всё решил: лучше не разрушать спокойную и счастливую жизнь лишними ссорами и скандалами. Лучше просто тихо "образумить" жену, Семён прошептал: "Образумить", и только он понимал тот смысл, который вкладывал в это слово. Образумить...

Семён Дынькин был человеком не злым и не жестоким, поэтому всё произошло быстро, тихо и спокойно. Он знал, что делает всё верно, голос так говорил и не было причин ему не доверять. Голос — друг. Она просто спала и спала, и просто не проснулась, лучше и не бывает. Нож протыкает быстро и не больно, просто сон, долгий сон.

Соседские дети шумели, было поздно, а хорошие дети не должны шуметь. Ведь Дынькин не просил многого, только спокойной жизни. А в её определение уж точно не входили крики детей. Семён, как уже говорилось, не был дураком, видел не только последствия, но и их причины. Дети не виноваты в том, что они шумят, они дети, глупые дети. Он против них ничего не имел, но почему их не воспитали родители? Решение было готово: соседа Андрея нужно просто "образумить", ничего особенного. Семён улыбнулся и нажал на звонок.

Все прошло не так спокойно, как он хотел. Ему открыл радостный Андрей, его любимая футбольная команда прошла отборочный тур. Они горячо пожали друг другу руки и весело отправились на кухню перекурить... Андрей мешком рухнул на плитку, красные узоры расползлись вокруг. "Папа! Что с тобой?" — жалобный голосок раздался за спиной Семёна. Дети плакали, он не был против детей, но должен был их успокоить. Три взмаха молотком, и детишки легли спать. Сперва они громко кричали, но теперь спокойно и тихо лежат, так и должны себя вести воспитанные дети. Голос похвалил Дынькина — ещё бы, он "образумил" всех.

Уже много месяцев прошло, а жизнь Семёна Дынькина всё такая же счастливая и даже более спокойная. Иногда он вспоминает о жене и его одолевает странная грусть и тревога, но новый друг звонко и весело говорит ему, что та уже две недели как уехала на море. И Семён самодовольно улыбается, ведь жена Андрея вряд ли хоть раз была на море, да и не смогут они себе этого позволить, с тремя-то спиногрызами. Да и вообще, давно уже он их не видел, на дачу наверно уехали, в огороде копаются. И вновь открывает "Обломова", и продолжает лениво читать, но не очень долго, ведь завтра всё-таки на работу.. Он ведь не такой лентяй, как его коллеги, которых там уже несколько месяцев не видно.

— Эээх, — зевнул Семён. — "Образумить" бы их всех...


Автор: Saurodark

См. также[править]


Текущий рейтинг: 59/100 (На основе 29 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать