Другой сорок первый год

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Хочу рассказать вам про моего деда — Артемия Львовича. Пять лет назад, когда он тяжело болел перед смертью, я много дней провел у его постели. Наши отношения всегда были очень теплыми, а тогда у нас возникла настоящая душевная близость.

Чувствуя, что жить ему осталось недолго, дед, видимо, хотел передать мне свой опыт, поэтому мы вели длительные беседы о жизни. Сначала просто обсуждали текущие дела, но постепенно перешли на философские темы. И тут я понял, что Артемий Львович не может откровенно сказать все, что хочет, поэтому я постарался убедить его в том, что я с пониманием отнесусь ко всем его словам. Но то, что в результате услышал, было неожиданно…

По словам моего деда, в 1940 году его с завода отправили в летное училище, поэтому к войне он уже мог сносно летать на истребителе. Свою машину он получил только в августе сорок первого, когда неразбериха, вызванная наступлением фашистов, немного уменьшилась. Но уровень подготовки летного состава эскадрильи, в которой он начал службу, был намного ниже, чем у немцев. Поэтому уже через месяц в живых остался он один. Ещё через месяц самолет деда подбили, но ему удалось дотянуть до своей территории. Прыгать было уже поздно — пришлось совершать посадку. По словам Артемия Львовича, о ней он ничего не помнит с того момента, как машина коснулась земли.

И вот тут начинается самое интересное. Когда мой дед открыл глаза, то понял, что находится в больничной палате. Его сразу же поразила обстановка — странный дизайн помещений, незнакомое оборудование, очень благоприятная психологическая атмосфера. Складывалось впечатление, что войны как будто и не было. К величайшему удивлению деда, так и оказалось.

Действуя крайне осторожно, он узнал, что находится в России, что сейчас 1941 год, что император Николай II до сих пор жив и все ещё на троне, но его влияние ограничено конституцией. Про Ленина никто ничего не слышал, а Гитлер был убит ещё в 1935 году в результате заговора. Как оказалось, сам он разбился, испытывая новую модель реактивного самолета, и чудом остался жив.

Все это не укладывалось в голове, и тогда Артемий Львович сам перестал понимать, был ли вообще Советский Союз и война с Германией. С этими мыслями он обратился к психиатру больницы. Тот выслушал рассказ об Октябрьской революции, о Сталине и Гитлере, и пояснил, что «такое бывает» при черепно-мозговых травмах, и прописал какой-то препарат.

После первого же приема лекарства моему деду стало казаться, что он куда-то летит. Скорость все увеличивалась, сознание стало мутиться, и вдруг он как будто «вынырнул». Осмотрелся и увидел госпитальную палату. На сей раз обстановка была уже «нормальной». Вокруг раненые, на стене патриотический плакат про войну, из репродуктора доносится голос диктора, который читает сводки с фронтов. Это был его мир, привычный и понятный.

После госпиталя деда направили в его часть, но летать он уже не мог из-за последствий ранений. Поэтому ему удалось дожить до конца войны. Далее он учился, работал, воспитывал детей и внуков, и его жизнь шла по обычному руслу. Но впечатление, которое оставило посещение «параллельного мира», так и не изгладилось. Деду очень хотелось «хоть одним глазком» ещё раз в него заглянуть.

Однажды, читая какой-то научно-популярный журнал, он наткнулся на название того препарата, что дал ему психиатр перед «возвращением». В нашем мире он появился на тридцать лет позже «того мира». И тогда Артемий Львович решил рискнуть — с трудом достал это лекарство и принял его перед сном.

Опять ощущение полета, и вот он в точке назначения — смотрит глазами своего двойника, все слышит, но ничего не может делать. За каких-то полчаса он узнал, что на Марсе уже есть колонисты, мир стремительно объединяется, и осталось всего десять государств. Ядерное оружие запрещено хранить на Земле, строится первый звездолет.

Потом путь назад, и вот он уже в своем теле. На следующий день у деда случился инсульт, и с тех пор он опасался принимать это лекарство. Так что на этом история его путешествий закончилась.

Скажу честно, сначала я не поверил во все это, но постепенно пришел к выводу, что такое возможно. Называть препарат дед категорически отказался, но мне кажется, что дело не в лекарстве — его ведь испытывали на людях, и никто не «улетал». Просто Артемий Львович обладал даром путешествия между вселенными. Кто знает, может быть, после смерти его душа отправилась именно в тот мир, где жизнь развивается по более гуманным законам… Очень хочется надеяться, что такие миры в самом деле существуют…

См. также[править]

Текущий рейтинг: 70/100 (На основе 52 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать