Домашняя видеотека

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.
Floppydisk.png
Эта история не редактировалась. Её орфография и пунктуация сохранены в своём первозданном виде.

Эта история произошла несколько лет назад. Сам я узнал её не с первых рук, скорее со вторых, так что насколько история правдива - судить не берусь. Сам я пытался проверить информацию, найти какое-либо упоминание этого дела, но нет, Интернет молчит об этом. Да и с чего бы, ведь само дело настолько непримечательно (для криминалистики), что об этом вряд ли бы вообще упоминали какие-нибудь СМИ.

Примерно летом 2015 года в съёмной квартире в непримечательном районе обычного городка нашли труп. Парень, на вид где-то лет двадцать пять, повесился. Мне всегда казалось, что показываемые в кино повешения в домашних условиях ни хрена не реалистичные, но мне подробности не рассказали. Повесился и повесился. Судмедэкспертиза не выявила ничего, что указало бы на то, что парень повесился не сам. Да и всё остальное, что нашли доблестные следователи, не опровергало основную версию самоубийства. Квартира выглядела вполне опрятной, так что если парня и убили, а после (или до) искали что-то в квартире, то сделали это так мастерски, что никто и не заметил.

Вскоре, в ходе опроса соседей, выяснилось множество деталей по поводу Д. (имена мне не говорили, так что я дам всем фигурантам дела имена сам, назовём погибшего для удобства Д.). Погибший снял квартиру у одинокой женщины, которая уже имела другую жилплощадь, на которой и проживала, так что видела она Д. в последний раз тогда, когда договаривалась с ним об оплате. Д. настоял на еженедельной оплате, так как, по его словам, надолго задерживаться он в квартире не собирался. Почему – так и не сказал. Но первые три недели платил он исправно, посылая деньги на карту владелице жилплощади. Соседи же видели парня в те редкие моменты, когда он ходил за покупками в магазин или на рынок. Иногда выходил по вечерам и возвращался к полуночи. В общем, самая обычная жизнь человека, живущего уединённо. Как показалось соседям, на работу он не ездил, всё время был дома. Мало ли сколько вокруг фрилансеров, работает на дому, видимо. Но что точно отмечали соседи, так это то, что никогда не видели его с кем-нибудь. Никого не водил, ни с кем не гулял в районе дома. И вот тут появились первые странности, которые подметили следователи (или кто там этим занимался, я не знаком со следственным процессом).

В силу довольно хорошей слышимости соседи слышали женский голос из квартиры погибшего. Можно было списать на кино или ещё что, но пару раз жители соседних квартир слышали отчётливый диалог угрюмого соседа и какой-то девушки, по голосу – ровесницы. Один из этих споров особенно запомнил мужчина – некий А., 44 года, живущий со своей семьёй в соседней квартире. По его словам, жена уложила детей спать и сама направилась в кровать, а он остался смотреть телевизор, так как спать не хотелось совершенно. Где-то в половине двенадцатого ночи он услышал Д., который говорил достаточно громко, чтобы можно было различить слова, но не настолько, чтобы у А. возникло желание постучать в стену и попросить Д. (вежливо или не очень) заткнуться. По словам мужчины, он услышал следующее:

Незнакомка: Ну хватит дуться! Ты разве не хочешь ещё раз посмотреть?

Д.: Нет и ещё раз нет! С меня хватит!

Незнакомка: Ну пожалуйста! Я так скучала без тебя...

Д: НЕТ!

Последнее слово парень произнёс так громко, что у А. уже возникло желание утихомирить соседа, пока тот весь дом не разбудит, но на этом всё и закончилось – после громкого и эмоционального отказа Д. из его квартиры голоса больше не раздавались в тот вечер.

Так что к тому моменту было известно немногое. Д, 26 лет, переехал в соседний город, где снимал квартиру в течение месяца. Ни с кем не общался, никого не водил, но женский голос из квартиры соседи слышали. Нигде не работал официально на момент съёма квартиры.

Весьма негусто, это точно. Если бы не две вещи. Первое – предсмертная записка. Второе – далеко не самая приятная находка в квартире Д. в его родном городе.

Да, я рассказываю не совсем в нужном порядке, но я имею на это право. Тем более, перескакивать с места на место мне неудобно, так что для логичности повествования рассказываю обо всём по порядку.

Содержание записки я знаю не дословно, так что даже не буду пытаться воспроизвести её полностью. Только передам основной смысл. Письмо было достаточно большим, и в его начале Д. говорит, что во всём произошедшем виноват только он, так как в любой момент мог остановиться, но не остановился. Будь у него родственники, он бы попросил у них прощения, но после смерти сестры несколько лет назад он остался полностью один. Что «это» (в письме так и было указано, а что именно он подразумевал под «этим», так и не написал) казалось ему вначале лёгкой забавой, интересной вещицей, но потом это стало зависимостью, и ему пришлось уничтожить всю «коллекцию», хоть Д. и не уверен, что уничтожил её полностью, так как «их было слишком много», и что-то он мог заранее спрятать, а потом и забыть. Он писал, что теперь ему плевать, найдут его коллекцию или нет, так как он устал бояться, устал жить в страхе, что хоть кто-то найдёт это. Письмо заканчивалось примерно следующим: «Самоубийство – грех, но жить с ЭТИМ – хуже смерти. Я ничего не делал, но простить себя я не могу. Не потворствуйте своим слабостям, иначе они вас съедят заживо». Почему я запомнил это? Эти слова казались мне странными для предсмертной записки (хотя откуда мне знать, я такие только в сериалах криминальных видел) и даже чуточку жуткими.

Письмо было написано неровным почерком, местами слова было трудно прочитать. Видно, он писал в спешке и, судя по выявленному уровню алкоголя, был не совсем трезвым. Но суть была в том, что письмо казалось странным. Был повод сомневаться в устойчивости психики Д. на момент совершения самоубийства.

Естественно, осмотрели и квартиру Д., находившуюся в другом городе. Как я указал выше, погибший был единственным владельцем жилплощади после смерти сестры – последней из родственников. По словам жильцов и знакомых, Д. был самым обычным человеком, который жил самой обычной жизнью. Зарабатывал на жизнь удалённо проектами, так как являлся архитектором. К окончанию вуза уже имел определённые связи, что и позволило ему без труда найти работу. В меру домашний человек, но совсем уж закрытым не был. Что самое важное для истории – Д. ностальгировал по эпохе VHS, даже приобрёл какой-то качественный видеомагнитофон из Японии где-то на e-bay. Как любой уважающий себя ценитель кино, имел внушительную коллекцию видеокассет.

Странности друзья заметили около года назад. К тому времени Д. уже полностью оправился от смерти сестры (ДТП, несчастный случай), жил вполне полной жизнью. Но с некоторых пор стал избегать встреч с друзьями, реже выходить на улицу. В соцсетях стал общаться намного реже, его речь становился односложной. Что важно – соседи пару раз так же слышали женский голос из квартиры. Тут кто-то бы подумал, что это голос сестры, но соседи подтвердили, что на погибшую К. голос похож не был.

К моменту, когда в квартире оказались следователи, коллекция, по словам друзей Д., состоявшая из около трёхсот кассет, стала значительно меньше, этак на сорок-пятьдесят видеокассет. Это было легко видно, так как на пыльных полках были чистые места, где раньше они стояли. Большинство пропавших кассет были найдены в той же квартире, но в состоянии, не поддающемуся восстановлению. Как предполагает следствие, Д. доставал из кассет магнитную ленту и сжигал её (именно с этим связан эпизод, когда один раз сработала пожарная сигнализация, когда погибший, видимо, не оценил масштаб огня, разведённого на кухне в кастрюле). Если парень перед тем, как сбежать в соседний город, сжигал магнитную ленту, то, значит, там есть что-то интересное, не правда ли?

Так посчитали и следователи. Несколько кусков плёнки, выброшенных в урну и по каким-либо причинам не сожжённых, следственные эксперты кое-как восстановили и получили в общей сложности около десяти минут видео, несколько отрывков по минуте или две. Но даже этого было достаточно, чтобы понять, насколько серьёзным оказалось дело о стандартном самоубийстве.

На почти всех плёнках были засняты преступления. Самому интересно, насколько трудно следователям было найти видеомагнитофон и соответствующих специалистов в нашу эпоху Интернета. Место действия – квартира Д. Шесть отрывков, из которых только один можно считать нормальным.

Отрывок #1. На полу лежит обнажённая девочка, на вид двенадцать-тринадцать лет. Руки и ноги связаны. Д. подходит к ней и начинает насиловать в грубой форме. Из-за кляпа девочка только мычит и скулит. Закончив насилие, Д. встаёт и выходит из поля зрения камеры. Видно, что девочка в итоге в синяках. В конце Д. снимает с девочки кляп, и та просит её отпустить. Д. хватает её за горло и начинает душить, пока девушка не перестаёт подавать признаков жизни.

Отрывок #2. Также изнасилование. Жертва – девушка примерно двадцати лет. Видео идентично первому, и в конце Д. также душит жертву после мольбы отпустить её.

Отрывок #3. Изнасилование. Жертва – ровесница девушки из второго отрывка. Отличается тем, что жертву не душат. Также поменялись условия – девушка не связана, не сопротивляется, но Д. явно берёт её силой, что видно по её эмоциям.

Отрывок #4. Обнажённая девушка стоит на четвереньках задом к камере. Д. начинает наносить ей удары ремнём один за другим, пока ягодицы девушки не начинают кровоточить. Девушка плачет, просит прекратить, но не меняет позу, а если после удара теряет равновесие, то становится вновь в исходную позу.

Отрывок #5. В кадр заходит обнажённый Д., весь в крови. Подходит почти вплотную к объективу, улыбается в кадр. «Мне никогда ещё не было так хорошо». Судя по его голосу, Д. действительно испытывает положительные эмоции. После он уходит из кадра. Слышатся тихие, еле различимые стоны.

Отрывок #6. Самое «нормальное» видео из подборки. Д. сидит за диваном, пока около его ног девушка примерно его возраста лакает воду из миски. Между ними происходит диалог, в ходе которого Д. спрашивает, нравится ли ей роль рабыни. Та искренним голосом соглашается. На девушке, на которой почти не было одежды, не видно никаких травм, её голос звучит искренне и убедительно.

Казалось бы, всё ясно. Д. являлся извращенцем, насиловавшим девочек и девушек, который, в конце концов, не выдержал мук совести и повесился, пытаясь перед этим уничтожить все доказательства. На тех видеокассетах из его коллекции, которые оставались на месте, не было обнаружено ничего, кроме фильмов и старых личных записей наподобие свадеб и дней рождений этак двадцатилетней записи (предположительно, записанные ещё родителями Д.).

И тут начались первые странности, когда началось выяснение личности жертв. Первая жертва – несовершеннолетняя девочка, задушенная Д. на видео, нашлась сразу же. Дочь соседей Д. этажом ниже. Живая и совершенно здоровая. Конечно, спрашивать в лоб её родителей «извините, случайно вашу дочь не насиловал пропавший сосед сверху?» было бы глупо, хотя только такой вопрос, наверное, и крутился в головах тех, кто вёл это следствие. Повторный опрос этой семьи привёл к тому, что они были тесно знакомы с семьёй Д., сам он раннее присматривал за девочкой. Каким образом, не знаю, но даже проверили саму девочку – может, связались с гинекологом, но выяснили, что девочка не то, что не была изнасилована, но даже не вступала в половую связь естественным путём, что прямо противоречило записи. Других жертв на плёнках так же удалось распознать, так как все они были из близкого круга Д. И, как и в случае с девочкой, ни одна из них не была жертвой жестокого обращения вообще с чьей-либо стороны.

Получалось, на руках есть плёнки, на которых зафиксировано жестокое обращение с людьми и даже убийство, вот только все жертвы живы и здоровы. Постановка? Качественный монтаж? Второе после качественной проверки профессионалами пришлось отбросить, так как вывод был единой – никакого монтажа.

Пришлось копать поглубже, и единственным, что явно бросалось в глаза и давало зацепку – странный женский голос. Предположительно, сообщница преступлений? Или та, что помогала с такой идеально поставленной инсценировкой?

Официально дело так и не раскрыли. По факту, это осталось только самоубийством без какого-либо криминала. Ведь было понятно, что сложно создать дело, когда есть преступление, только все жертвы живы, здоровы и вообще не в курсе, что это за видео. Кое-как всё это замяли.

Только вот история парочку деталей, про которые мне рассказал всё тот же источник. Первое – форум любителей видеомагнитофонов, где Д. вёл активную переписку, которая сошла на нет как раз к тому моменту, когда он стал обрывать все контакты и в реале. Из всей его переписки на форуме важным можно выделить личную переписку с одним парнем, которому он хвастался, что через одного знакомого за рубежом приобрёл за бесценок множество кассет, принадлежащих одному коллекционеру, умершему за несколько месяцев до этого. Продавец был родственником умершего и хотел раздать эту коллекцию. Д., собиравшийся подтянуть язык просмотром фильмов в оригинале, не мог не пройти мимо этого, когда ему сообщил иностранный друг. И да, на почте было подтверждено, что на имя Д. было прислано несколько посылок из другой страны. На съёмной квартире было найдено несколько записок, написанных не менее ровным почерком, чем предсмертная записка. Фактически, они все состояли из разной степени бредовости. Но в свете вышесказанного имели уже определённый смысл. Многие фразы повторялись, и все крутились вокруг нескольких тем – как Д. нравилось то, что он видел, как он извиняется перед собой и другими, и как он жалуется на некую «её». Имя он не называл ни разу. Некоторые фразы я запомнил, слишком уж въелись в память, когда мне рассказывали про это:

«Мне понравилось то, что она мне показала. Я знаю, это неправильно, но мне нравилось. Я почти всё сжёг. Всё, про что помнил. И сейчас... я хочу ещё. Хочу, но стараюсь сопротивляться»

«Я её ненавижу. Ненавижу. Но люблю. Я слышу её вновь. Она включила телевизор. Хотя он отключён от розетки. Я помню, точно помню. «Посмотри на меня» - шепчет она мне. Но я не пойду. Нет... иначе я вновь соглашусь. И вновь увижу. Это грёбаный наркотик. Я должен быть сильнее этого»

«Не могу больше терпеть. Как нестерпимо было там. Каждый раз я видел Свету, стоило мне только выйти на улицу. Видел, как она шла со школы, как общалась с друзьями. И мне стыдно. Она мне показывала Свету. Стоит мне увидеть, как у меня встаёт. И я хочу умереть. Вот она общается с подругой, а я вспоминаю, сколько раз я её... я этого не делал, но мне плевать. Мне плохо. Хочется умереть. Чёрт, она снова говорит со мной. Уже хочу выкинуть всё на свалку – и телевизор и... это...»

Как и многие коллекционеры, Д. вёл запись, список своей коллекции. Список был найден на ноутбуке погибшего. Несколько сотен фильмов, последние тридцать семь из которых были выделены отдельно. Видно, это были те, которые Д. получил по почте. Названия были стандартными. Только одна кассета была не только выделена, но и сопровождалась множеством вопросительных знаков:

«№356.??? (на кассете наклейка, написано “Veronica: Your Dreams”)»

На этом всё, что знает следствие, и заканчивается. Больше никто из тех, кто занимался этим странным делом, не скажет, даже если захочет.

Кроме того, кто мне рассказал об этом. Его источник, один из следователей, был единственным, который, как и все другие участники, не мог выкинуть из головы это дело и те омерзительные записи. Но и оставить просто так он ничего не мог. И всё-таки один раз, воспользовавшись служебным положением, решил ещё раз осмотреть обе квартиры. Это было через неделю после того, как следствие было закрыто, даже чуть меньше. Полдня он просматривал квартиру, которую и так осматривали по несколько раз. Изучал стену, постукивал, искал хоть какой-то лаз, хоть какое-то место, куда можно было что-то спрятать. Уже разочаровавшись и укрепившись в уверенности, что нужно искать в другой квартире, следователь нашёл то, что искал. Где Д. спрятал это, мне не сказали, да и я сомневаюсь, что в квартире есть столько мест, где можно спрятать вещи, и чтобы следователи это не нашли.

Это была та самая кассета с надписью про Веронику.

Дома уже далеко не каждый имеет видеомагнитофон, и потому следователь этот обратился к одному из специалистов по технике, который и «реставрировал» почти уничтоженные плёнки. Это был как раз тот, кто рассказал мне эту историю. По его словам, то, что они увидели, ставило всё на свои места, но о дальнейшем я уже ничего не знаю.

По словам моего знакомого, кассета была в идеальном состоянии. Странно, что Д. её не уничтожил, а спрятал. Или пытался уничтожить, но не нашёл в себе силы?

В помещении был только следователь и мой знакомый. Тот вставил кассету, и, затаив дыхание, двое взрослых мужчин были готовы увидеть что угодно. Расчленёнку, изнасилование, убийство, безумие – тем более, обоим по долгу службы приходилось смотреть на это с незавидной частотой. Но то, что они увидели, явно оставили на них свой отпечаток.

Мой знакомый – человек, конечно, не дурак выпить, тем более, это было самым удобным для него способом иногда забывать о тех ужасах, которые он видел (просто представьте, сколько всяких отвратительных вещей видят люди, которым приходится работать с компьютерами преступников, их дисками, кассетами и т.д., там будет достаточно шокирующих материалов, я уверен). Но после того, что они со следователем увидели, он запил так основательно, что был вынужден на несколько дней взять отгул. В какой-то момент, видно, чтобы не выводить жену из себя своим пьяным видом, он доковылял до меня. Субботний вечер, почему бы не расслабиться, так что я на тот вечер стал его собутыльником, но не успели я начать с ним пить, как он и вывалил мне эту историю, так что я помню её вполне отчётливо.

Конечно, легко воспринять всё это как бред или фантазии человека в состоянии опьянения, но он говорил это так серьёзно и с таким задумчивым взглядом, будто он был трезвым как стёклышко. Я был уверен, что с таким видом не врут.

Кассета вставлена, началось воспроизведение. Камера засняла квартиру Д. Та самая комната, что фигурировала на уцелевших записях. На диване сидела девушка. Знакомый не стал детально её описывать, сказал, что это эффектная брюнетка, невысокая, с весьма соблазнительным телом. Она притягивала его всем своим видом. «Она словно капкан» - сказал он мне. Он тогда испытал двойственные чувства. Девушка манила его, как сыр в мышеловке, но само ощущение мышеловки никуда не делось. Её красота притягивала и пугала. Хотелось подойти к ней, будь она рядом, но что-то в голове кричало, что нужно убегать как можно дальше.

Ожидая, что сейчас на плёнке будет заснято очередное преступление, мужчины продолжили смотреть запись. Девушка озадаченно осмотрелась, будто оказалась в незнакомом месте. Точнее, она будто смотрела на незнакомую съёмочную команду, если бы запись шла в студии. Или она смотрела на людей, стоявших за камерой.

Спросив, где находится Д., она не перестала смотреть на неизвестных за камерой. Вздохнув, девушка высказала разочарование по поводу погибшего, так как «он подавал большие надежды». Незнакомка начала рассказывать, как впервые почувствовала себя живой, нужной, необходимой с тех пор, как встретила Д., так как он был одним из тех немногих, кто принял её «дар». Она старалась быть для него лучшей и ни в чём не отказывать, часто являясь как раз той самой, кто предлагала новые «сюжеты». Она рассказывала, что ей было приятно видеть, как Д., наконец, переставал стесняться себя и своих желаний, как он испытывал искренне, истинное наслаждение при просмотре. А потом «этот никчёмный трус» (то, с каким тоном и чувствами она это произнесла, заставило моего знакомого вздрогнуть) предал её. Решил, что они делают что-то неправильное. Далее последовал просто нескрываемый ничем поток оскорблений в сторону Д., в основном девушка указывала на его трусость и предательство, так как он сначала принял, а потом пытался отвернуться от неё.

А затем девушка успокоилась. Почти мгновенно. Она просто села поудобнее на диван и посмотрела на оператора, а затем высказала надежду, что её новые знакомые будут гораздо более приятными людьми, чем Д. Следователь и мой знакомый ожидали, что сейчас в кадр зайдут какие-нибудь люди, и вся эта мистическая атмосфера спадёт, показав настоящих преступников. Но нет, эта маленькая надежда угасла.

«Вероника» (хоть знакомого и смутило, что кассета была приобретена за рубежом, а девушка на видео говорила на чистом русском языке, да и интерьер был знакомым, он был убеждён, что это та самая девушка, чьё имя было указанно на кассете) около минуты молча улыбалась, не отрывая взгляд от оператора.

Устав ждать, мой знакомый предложил перемотать кассету дальше, и в этот самый момент оба мужчины потеряли дар речи и последние остатки хладнокровия.

Девушка попросила ничего не делать. Её речь стала беглой, она явно стала волноваться. Попросив ничего не делать, «Вероника» произнесла монолог. Будто выученный наизусть, она говорила его так, как говорят заученные фразы продавцы в магазинах техники или, восхваляя перед покупателем тот или иной товар. «Вероника» сказала, что она уверена, что ей есть что предложить зрителям.

«Тёмные желания тоже хотят на волю» - улыбаясь довольно странно, девушка обратилась к кому-то за кадром. Она обращалась к какой-то девушке. И через несколько секунд в кадр вошла девочка-подросток. Около шестнадцати лет. Она подошла к «Веронике» и села рядом с ней на диван. Обнимая девочку, «Вероника» посмотрела в камеру и сказала, что она знает, что «он» заметил, насколько девочка выросла, и что на неё уже засматриваются парни.

«Ты ведь хочешь быть первым?» - это последнее, что она сказала, так как следователь с бледным, как у мертвеца, лицом поставил воспроизведение на паузу. Девушка, подросток, диван – всё сменилось синим экраном с белой надписью «STOP». Знакомый эту девочку не знал, но по лицу следователя он понял всё.

Дальнейшее он мне не говорил, но я тоже понял всю правду. Я смотрел на знакомого, пока в моей голове все элементы мозаики складывались в единую, жуткую, странную картину. Я задал только один вопрос:

- Вы уничтожили кассету?

Он не ответил.

Текущий рейтинг: 67/100 (На основе 16 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать