Дженни

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ну, вот опять.

Джейми слышал этот звук снова и снова, но всякий раз, когда он отрывался от пианино и выглядывал в окно, там ничего не было, кроме качавшихся на ветру деревьев и безмятежной поверхности воды в бассейне.

В доме было много квартир, но обычно в это время было тихо. Джейми играл каждый вечер, пока на улице совсем не темнело. Обычно к десяти часам в доме не было никаких звуков кроме его музыки.

Он выглянул в темноту, и тут его внимание привлек отражавшийся в бассейне лунный свет. Звук, который он слышал, был каким-то мокрым. Что-то вроде брызгов. Или хлюпанья. Джейми точно не знал, как это назвать. Он покачал головой и задернул занавески.

Он снова уселся перед пианино и щелкнул костяшками пальцев. Его мать терпеть не могла этот жест, но без него он просто не мог играть. Джейми играл быстрое арпеджио. В этой мелодии было что-то особенное, что-то, что могло ему пригодиться. Надо было добавить только самую малость…

Ну, вот опять.

- Какого черта? – сказал он. Его руки соскочили с клавиш и ударились об скамейку. Как можно работать, когда из этого чертова бассейна раздаются такие звуки, как будто там поселился гигантский морской слизняк?

Джейми подумал о том, чтобы разбудить мать или позвонить управдому, но потом передумал. Мать только что вернулась с 18-часовой смены, а управдом и так его ненавидел. Луис поначалу не хотел сдавать квартиру Джейми и его матери. Он терпеть не мог подростков и прямо сказал Джейми, что если тут же пожалеет, если нарушит правила. Это отношение нисколько не изменилось, даже несмотря на то, что мать Джейми платила за квартиру на два месяца вперед. Когда Джейми, в последний раз обратился к нему за помощью, потому что засорилась раковина, он был уверен, что Луис вот-вот засунет сантехнический трос ему в глотку.

Раздался всплеск, потом еще один. Джейми снова встал и вышел на балкон. Он высунулся за перила, оставив свет своей квартиры позади. Внизу кто-то был. Бледная тощая рука соскользнула с бетонного края бассейна и исчезла, пустив круги по воде.

- Боже мой, - вырвалось у Джейми, и его собственный дрожащий голос вырвал его из оцепенения. Там, внизу, кто-то тонул.

Джейми отскочил от перил, будто они обожгли его. Он побежал к двери, свернув по дороге скамейку для пианино. Выбегая наружу, он открыл дверь нараспашку и только на лестнице услышал, как она хлопнула.

«Помедленее, Джейми», - шептал ему его внутренний голос, пока он бежал вниз по лестнице. К счастью, осталось всего пять ступенек, когда он подвернул лодыжку и кубарем покатился вниз.

- Господи! – воскликнул Джейми. У него ушло полсекунды на то, чтобы понять, что он ничего не сломал. Затем он встал на ноги и побежал.

Он выбежал через аварийный выход, и, не обращая внимания на сигнал тревоги, помчался вокруг здания.

Черт! Ворота перед бассейном были заперты. Он просунул пальцы сквозь звенья цепи и подумал, сможет ли он перелезть через ограду – в ней было не меньше восьми футов. Вынужденная пауза развеяла панику. Может быть, он ошибся, может быть, ему показалось, может быть, кто-то просто наслаждался ночным купанием, может быть-

Но он видел руку, тощую и бледную, как у ребенка.

В ответ раздался еще один всплеск, кряхтенье и брызганье. На этот раз две руки отчаянно ухватились за край. Ногти на руках потемнели. Она истекает кровью, подумал Джейми.

Он потряс ворота и поставил ногу на звенья цепи, но под его тяжестью замок открылся с оглушительным звоном, и ворота распахнулись. Джейми не заметил, как и почему это случилось. Он просто ворвался внутрь и побежал к краю бассейна.

Рук больше не было. Вода была тиха.

- Нет, нет, пожалуйста, только не умирай!

Его взгляд неистово бегал по спокойной зеркальной поверхности, но он ничего не видел. Внезапно, у мелкого конца бассейна, под водой показался черный силуэт. Он услышал всплеск, и из под воды высунулась тощая бледная рука.

- Как ты? Держись!

Как она там оказалась? Почему он не заметил её раньше? И вновь внутренний голос попытался перебороть панику: помедленнее, Джейми.

Но он уже бежал к мелкому концу. Достигнув ступенек, которые постепенно вели в воду, он наступил в лужу, поскользнулся и снова упал. На этот раз, на спину. Он ударился головой о декоративную плитку, и в глазах тут же потемнело.

Он очнулся от холода. Его ноги были в воде, свисали с первой ступеньки. Проворчав, Джейми повернулся к воде. И тут он увидел её.

Это была женщина, и даже в темноте, даже в воде, даже с ушибленной головой, он видел, что она не умерла. Она была очень даже жива.

И она приближалась.

- Какого черта… Какого черта! – он полез обратно, но у него закружилась голова, и ничего не получалось.

Сперва он подумал, что это был ребенок, маленький и напуганный. Но теперь, когда он лежал, парализованный головокружением и шоком, стало ясно, что никакой это был не ребенок.

Джейми лежал на спине, его ботинки промокли от воды на ступеньках, и у него на глазах кошмар становился явью.

Она поднималась как волна, казалось, она была неподвластна силе притяжения. Сперва показались её волосы, потом голова, затем из воды высунулись её руки. Она беззвучно скользила по воде все ближе и ближе. Джейми открыл рот, чтобы закричать, но она подняла свою голову, покрытую мокрыми водорослями, и откинула назад длинные нити темно-зеленых волос, и голос заглох в его горле.

На ней не было одежды, и посеревшая кожа, качаясь, свисала с её скелета. Она разлагалась прямо на глазах. От одного её вида Джейми почувствовал, как желчь подялась к его горлу. Надеясь увидеть хоть что-то человеческое, он посмотрел ей в лицо.

Она была ужасна, ужасна. Её глаза горели как блуждающий огонек, только они и освещали её покрытое слизью лицо. Два огонька в карманах раздувшейся плоти. Она открыла рот, обнажив свои тускло-зеленые зубы. Носа давно уже не было, на его месте остались только две рваные дыры. В тот момент, когда жирный белый червяк высунулся из одной из этих дыр и пополз по её щеке, к Джейми вернулся голос, и он закричал.

Джейми карабкался назад, не думая о том, чем была эта тварь, что он будет делать дальше. Сейчас главное - удрать, удрать от нее подальше. Но несмотря на весь адреналин, бившийся в его венах, его голова все еще с трудом соображала после того удара. Его руки неуклюже скользили по обрамленной цементом плитке, но у ничего не получалось. Он пнул её, высвободил ногу, и его тут же поразила мысль, что он сойдет с ума, если окажется, что его ботинок и впрямь погрузился в гниющую плоть.

Её руки тянулись к нему, и теперь ему стало ясно, что то, что он увидел на её ногтях, не было кровью. Из под её кожи торчали кости, покрытые илом, тиной и внутренностями бесчисленных подводных жителей.

Джейми удалось проползти, наверно, еще два фута, и он был готов встать и броситься бежать. Но не успел он подняться, как её рука сомкнулась вокруг его лодыжки.

Это было мягкое прикосновение, как прикосновение матери или у возлюбленной. Сдерживая тошноту, он попытался вывернуться. Захват усилился, и холод руки чувствовался даже сквозь джинсы. Джейми осмелился оглянуться через плечо. Её лицо, мертвое и безразличное, не выражало никаких эмоций, а её руки обвивались вокруг его лодыжки, сжимая её все крепче. Зеленые зубы торчали из открытого рта как Стоунхендж. Он дернул ногой, и её захват ослаб. Именно эту лодыжку он подвернул, когда падал с лестницы. Сквозь нее, словно гром, пролетела жгучая боль. Студенистая плоть срывалась с её рук, прилипая к ткани его джинсов. Видя эти кусочки гнили, Джейми мог только удивляться своей способности сдерживать тошноту.

Он полз по плитке, но она безжалостно тянула его к себе. Откуда у нее было столько сил, она же труп, всего лишь гнилой труп? Она тянула его прямо в воду. Его щека ударилась о верхнюю ступеньку, во рту появился вкус крови.

Она не столько тащила его, сколько карабкалась по нему, хватаясь за колени, за икры, за бедра, за ребра, за плечи. Джейми чувствовал, как её гнилая плоть скользила об его одежду. Она была холодной, практически ледяной. Её прикосновение обжигало. У него задралась майка, и её скользкая холодная кожа коснулась его живота.

Она вскарабкалась на него, вцепившись обеими руками в его волосы. Её открытый рот предстал прямо перед его лицом, а её длинные конечности обвились вокруг него, как огромная змея. Почувствовав её запах, он задрожал от отвращения, и она потащила его в воду.

Когда кромка воды сомкнулась над его головой, инстинкт Джейми немедленно проснулся и вступил в борьбу со страхом. Как ни противно ему было к ней прикасаться, он стал хватать её за руки, пытаясь оторвать их от себя. В борьбе с ней, он вырывал ей волосы. Его легкие горели. Он ударил локтем в её холодное безжизненное лицо, ободрав его об её зеленые зубы. Погрузил руки в плоть её ног, обвившихся вокруг его собственных бедер. Слизь попадала ему под ногти, но он продолжал бороться, вырывая из нее куски плоти, даже когда его пальцы закоченели и он перестал их ощущать.

Она обвивала свои руки вокруг него, и он чувствовал, как её щека прижалась к его шее. Он ухватился за её руки, но как- как- У нее было слишком много суставов, руки были настолько длинные, что могли обвиться вокруг него дважды. Она сжала его как змея-констриктор, лишая его дыхания. Вода заполнила его легкие, и перед тем, как захлебнуться, он почувствовал, как её зубы впились ему в шею.

Джейми застыл, и все вокруг почернело.


Автор: V. B. Rising

Оригинал


Текущий рейтинг: 49/100 (На основе 24 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать