Деревенские старожилы

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

В прошлом году деду Олегу исполнилось восемьдесят. Мало кто из стариков в России может похвастаться такой круглой датой. Да и сам дед Олег вряд ли дожил бы до восьмого десятка если бы двадцать лет назад не началось массовое вымирание стариков. В деревне больше не с кем распить бутылку водки, поспорить и подраться. Остались только он и две старухи, также оставленные семьями в глуши. Алкоголь перестал интересовать его прямо во время похорон последнего друга. Вместо этого его мысли занимали политика по телевизору, небогатое хозяйство и прелестная сотрудница почты, привозившая в деревню пенсии.

Сегодня дед решил истопить баню. Топил сразу на двоих В банные дни к нему приходила одна из старушек. Дед знал её плохо, в деревне она обосновалась лишь пять лет назад. Ольга, так звали старушку, попала в сети черных риэлторов и чудом осталась жива однако лишившись документов, квартиры и абсолютно всего. В один прекрасный день просто приехала и заняла один из десятков пустующих домов до, «пока не выгонят хозяева» Деду она не нравилась с первого момента знакомства, тогда Ольга пошутила что их имена похожи и возможно это судьба. Но без неё было ещё хуже.

Вторая соседка, паралитик Клавдия, никогда не имевшая детей, жила на другом конце деревни. Соцработники приезжали раз в неделю, все остальное время, до приезда Ольги, за ней приходилось ухаживать деду Олегу. Ну не позволяла его совесть оставить беспомощную. Это было невероятно мучительно. Клавдию дед знал с детства. Вид того как юркая озорная девочка превратилась в безмолвный бесформенный мешок, заставлял скрестись кошек на душе.

Для бани на двух стариков, хватало четырех ведер воды. Дед взял коромысло с ведрами и когда шел к роднику, краем уха услышал неподалеку детский смех.

- Неужели к Ольге кто-то приехал — подумал дед, его собственные внуки из города, уже навещали его в этом году. Им было нестерпимо скучно в пустой деревне и такие визиты длились от недели до двух.

Набрав два полных восемнадцати-литровых ведра, дед кряхтя зашагал домой. До родника дорожка шла под гору, обратно же нужно было подниматься. Дорожка была узкой, шла между двумя огородами, заросшими до состояния молодого леса, по обеим сторонам в высокой траве утопал подгнивший забор. Внезапно детский смех раздался совсем рядом и смешки с детской речью начали приближаться к деду со стороны правого огорода.

Деду стало не по себе. Было что-то жуткое в этих голосах. Внезапно смешки прекратились, но уже через десть секунд раздались со стороны левого огорода!

- Этого не может быть. - подумал дед: Чтобы попасть из одного огорода в другой нужно перемахнуть через два, пусть подгнивших, но высоких забора и незаметно прошмыгнуть мимо деда.

Смешки уже раздавались позади, дед ускорил шаг и отметил что детские голоса теперь отдаляются слишком медленно, как будто его пытаются безуспешно нагнать. И тут он понял, что ему показалось жутким. По голосам невозможно было определить пол ребенка. Таких голосов дед не слышал ни от своих детей и внуков, ни от чужих. Тяжелые ведра давили на плечи и сковывали движения, хотелось скинуть их и выплескнуть ледяную воду в сторону жутких голосов.

Расплескивая воду дед Олег побежал к своему дому и увидел что калитка на его заборе разрисована какими-то каракулями и пятнами нанесенные древесным углем, крошка от которого была рассыпана под забором. Рисовали на том уровне где это сделал бы пятилетний ребенок. Дед потянулся к ручке, которую нужно было нажать чтобы калитка открылась и сделал на данный момент самое неприятное открытие, пятно которое располагалось под самой ручкой оказалось несколькими, наложенными друг на друга, отпечатками маленьких ладошек испачканных в угле, которые безуспешно тянулись к ручке калитки. Дед забежал во двор, тут же поставил ведра, схватил коромысло покрепче и снова вернулся на улицу.

- Ну погоди, Ольга. Что же ты не следишь за своими!

Где-то вдали раздался крик Ольги. Дед неуверенно зашагал к ней с коромыслом в руке. Крики продолжились и дед побежал. Добравшись до избушки Ольги дед заглянул во двор через забор и тут же пожалел об этом. Сотни черных как ночь полуголых негритят топтались в тесном дворе Ольги, волоча последнюю за волосы и руки к большой дыре, которую дед Олег раньше не видел.

Ольга увидела деда Олега, мучительно подняла руки и заливаясь слезами замолила о помощи. Негритята разом обернулись к деду. Никакие это не дети. Морщинистые лица как у вековых стариков, желтые клыки, свиная щетина вместо волос и бороды, это были самые настоящие черти из ада. Карлики завопили своими детским голосами и начали кидаться в деда камнями. Дед Олег выронил коромысло и на ватных ногах зашагал к себе. Сердце отстукивало безумный ритм, дед упал в траву на обочине и услышал под землей шум скребущих лапок.

Пропажа трех стариков не была удостоена даже хоть какого-то упоминания в прессе. Казалось весь мир просто вздохнул с облегчением от пропажи лишней ноши с плеч родственников и государства и продолжил жить своей беззаботной жизнью.


Текущий рейтинг: 46/100 (На основе 27 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать