Дед Мороз

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Случилось это давно, еще в советское время, в одном из далеких северных городов, где пришлось мне провести несколько беззаботных детских лет. В промышленном городе почти все взрослое население так или иначе было связано с главным предприятием, поэтому все дети получали билеты на одну и ту же новогоднюю елку. Ждали этого события, конечно же, очень. Это не Москва и не Ленинград, где развлечений и в советское время хватало – в северном городе широкие пустынные проспекты, метель, окна домов слабо тлеют по ночам, и только северное сияние на все небо. Дети считали дни до того момента, когда придет добрый дедушка Мороз и одарит их сладкими подарками из большого красного мешка, и конечно всем хотелось праздника.

Родители старались нарядить детей получше, девочек красиво причесывали и завязывали им банты. Никому не хочется, чтобы его ребенок выглядел хуже остальных, поэтому наконец-то давали надеть привезенное из Москвы платье, доставали из ящиков цветные колготки из Прибалтики и яркие румынские кофточки. В зале ДК яблоку негде было упасть от нарядных ухоженных детишек, которые горящими восторгом глазами смотрели на большую новогоднюю елку, всю в мишуре и огоньках. Дед Мороз уже был здесь, в длинной синей шубе с серебряным узором он высился возле елки и оглядывал детвору из-под ладони, затянутой вышитой варежкой.

- А сейчас мы попросим родителей выйти, и отправимся в волшебное путешествие! – поставленным баритоном возвестил он, и детишки загалдели в предвкушении.

Родители ждали детей в холле ДК, некоторые выходили на улицу, но быстро возвращались – мороз и метель не давали даже дышать нормально. Из зала слышалась музыка, детский смех, традиционное призывание Снегурочки и, конечно же, «Елочка, гори!». Многим вспоминалось и свое детство, куда более скудное на события. Как хорошо, когда дети смеются!

Двери зала распахнулись, и детвора с подарками посыпала наружу. Радостное море заполонило холл, и восторженные рассказы перемешались с выкрикиваниями имен тех детей, которых родители пока не встретили. Но вот постепенно пустеет гардероб, расходятся семьи по домам, и только несколько родителей в растерянности озираются по сторонам. Их дети так и не вернулись с праздника.

Утром после метели наладили телефонную связь, и директор ДК седеет на глазах, потому что звонит приглашенный в качестве Деда Мороза человек из театрального коллектива, и извиняется, что вчера не смог доехать на елку из-за завалов на дорогах, и можно ли как-то все уладить и перенести елку на сегодня? В ДК полно милиции, заплаканные родители снова и снова рассказывают, как отправили детей в зал, как искали их после, и что было на них надето.

Тем вечером пропало восемь детей в возрасте от шести до девяти лет. Трое мальчиков и пять девочек. Тело семилетней Тани Осиповой обнаружили к лету, когда уже сошел снег. Она лежала в стороне от железнодорожной насыпи со связанными ручками и ножками. Очевидно, ее бросили в снег еще живой. Опознали девочку по остаткам праздничного платья и протезу глаза – за год до этого Танечка выбила себе глазик вилкой. Следователь предположил, что «Деду Морозу» нужны были здоровые дети, и поэтому он выбросил Таню.

Родители Тани были нашими соседями. Мне тогда было два года.

Семерых оставшихся детей так никогда не нашли.


Текущий рейтинг: 86/100 (На основе 39 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать