Дверь в одну сторону

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Creeper vg.jpg
Это игровая история. Если вы незнакомы с игрой Периметр, участвующей в её сюжете, то рискуете ничего не понять.

Металлическая коробка напоминала помятую сигаретную пачку, выдернутую из горящего мусорного бака, а небольшие частые вмятины наводили на мысль о железноклювом дятле-потрошителе сейфов. Но Виктор почему-то сразу понял, что именно ее он искал много лет.


В хранилищах Архива Исследований пылилось много занятных и по-настоящему загадочных артефактов, а этот, похожий на старый армейский коммуникатор, выглядел на фоне остальных жалко и неприкаянно. И довольно сомнительно для темы дипломной работы. Виктор подошел к столу дежурного и разбудил его:

-Проверьте, пожалуйста, что это такое? Дежурный поводил сканером, уставился в монитор. Ничего, видимо, не обнаружив, полистал потрепаный бумажный журнал и удивленно сказал:


-Эта штука проходит как дневник участника первой экспедиции в Психосферу.

-Как так? Я не встречал в работах Архива ни одного упоминания или ссылки на этот материал. С ним что-то не в порядке?

-Тут указано, что к этому предмету прилагается заключение о подлинности, - дежурный порылся в шкафу. – Вот оно. Странно, дневник попал в Архив не по обычным каналам, а был куплен на аукционе у какого-то посредника. А вот служебная записка о признании данного материала непригоднымм для дальнейшей работы. Так... так... Все понятно. Прибор просто сломан. Электроника, чего хорошего от нее ждать?

-Я возьму дневник собой. У меня допуск класса В к материалам Архива.

-Нет проблем, заполните эту форму.


∗ ∗ ∗


Полученной стипендии должно было хватить до конца месяца. Или на билет до дома… А потом - об этом не хотелось думать. По крайней мере, в библиотеку он больше не вернется! Виктор шел по улицам вечернего Лондона и был погружен в свои мысли. Его работа близилась к концу.


-Тридцать лет назад это могло кого-нибудь удивить, - он не замечал, что бормочет вслух, - а теперь… Кризис исторического жанра. - он бледно улыбнулся. В плечи впивались узкие лямки рюкзака с металлической коробкой и первым изданием Ньютона, купленным утром за 25 фунтов на развале.


-Кого сейчас интересует история открытия спанж-миров? Не официально преподносимые факты, а самая что ни на есть правда! Спецслужбы? Они и так лучше всех ориентируются в этом вопросе… - он обещал себе, что не пойдет сегодня на Тауэр Бридж, но ноги сами несли его туда. - Да и кто сказал, что это нечто действительно правдивое?! Никто...


Под ногами шептала темными волнами пожилая, равнодушная Темза. Он положил локти на перила и уткнулся в них подбородком.


-Ни в одном официальном источнике не говорилось, что экспериментальных Проколов было несколько. - когда он рассказывал это самому себе, становилось немного легче. Появлялась иллюзия занятости, дела, которое стоит довести до конца. - Коридор FOSTRAL в Антарктиде стал первым удачным опытом по Проколу пространства, но даже в Архиве Исследований Психосферы есть только официальные пресс-релизы по этому поводу. Никаких интервью с участниками экспедиции, воспоминаний, отчетов. НИ-ЧЕ-ГО! Только голые факты: тогда-то открыт - дата первого Прокола; тогда-то пробит сквозной обратный Коридор. Очень немного для исторического события…


Он достал пачку безникотиновых сигарет, покопался в карманах в поисках зажигалки, не нашел и бросил сигарету в воду.


-Остается только махнуть на все рукой и опубликовать найденные материалы, как есть. – он думал об этом все чаще в последнее время. - Или вгрызаться в камень дальше, мечтая о золотой жиле.


-Дневник! - Виктор хлопнул себя по лбу. - Я даже не посмотрел на него, как следует! - коробка упорно не желала открываться, но, наконец, сдалась и обиженно щелкнула крышкой.


Действительно, полевой армейский многофункциональный коммуникатор, времен расцвета кремниевых технологий. Обшарпанная панель, пластинка с выгравированным именем – «Эндрю Филлипс», личным номером и каким-то длинным кодом.


Экран вспыхнул с заметной задержкой, и вместо пунктов меню и закладок Виктор увидел ряды вопросительных знаков. Он наудачу потеребил трекболл. Из динамиков послышались высокочастотные завывания и щелчки. Запись была явно испорчена или зашифрована. В принципе, в Архиве имелась нужная в таких случаях новейшая аппаратура. Но чтобы воспользоваться ей, пришлось бы идти на поклон к Майерсу. Виктору стало неуютно от одной мысли об этом. На мгновение в нем вспыхнула бешеная злость ко всем этим электронным улучшателям жизни, у которых так и не получилось ничего особо улучшить, и к техническому прогрессу вообще.


Неожиданно среди помех послышался слабый голос, который становился все сильнее и четче - как будто происходила ручная настройка на нужную радиостанцию.


"… Луа-ноноа сказал, что Спирит воюет со злыми духами. Они пришли к нему в голову и пытаются убить его внутреннего Стража, но он не сдается. Если духи победят Стража Спирита, то он станет игрушкой в руках какого-то Ду-Ырла, и нам придется его убить. А потом будет наша очередь помирать. Весь этот бред шаман выложил самым спокойным тоном, словно делясь планами на выходные. А интересно, у шаманов бывают выходные?...


Нас осталось девятнадцать человек, Спирит всего один, и если он свихнется, нам точно никогда отсюда не выбраться…"


∗ ∗ ∗


Дейв Майерс сказал бы Виктору прямо, что тот занимается ерундой и пора уже выбросить из головы всякий бред. А профессор Эллис, руководитель Виктора и шеф Архива, был воплощенной вежливостью:


-Да, я слышал эту некрасивую историю с коммуникатором. Архив совершил прискорбную трату денег, в результате получил пустышку. Хотите знать мое мнение? Это просто никчемный прибор со свалки! Еще и испорченный, к тому же… - профессор карандашом потыкал кнопки. Тон доносящихся из динамиков завываний не изменился.

-Это не большая фальшивка, чем все якобы документальные материалы по Коридору FOSTRAL!

-Я в курсе подобной гипотезы, более того, я признаю, что некоторые материалы являются более поздней подделкой, но этот ваш дневник…

-Хотя бы разберитесь с ним!

-Виктор, - профессор Эллис снял очки и устало прищурился, - будьте так любезны, избавьте меня от этого бессмысленного труда. И займитесь, наконец, чем-нибудь полезным для Архива!

-Простите за назойливость! - Виктор притворил за собой дверь кабинета Эллиса.


В коридоре было пусто. Виктор прижался лбом к оконному стеклу. Он наблюдал, как трепыхается на ветру разный мусор, застрявший в спиралях колючей проволоки над окружающей здание Архива стеной. Было безумно горько и обидно, как в школе, где все считали его болтуном и ябедой.


∗ ∗ ∗


"…До сих пор не понимаю, почему меня зачислили в отряд. Результаты почти всех моих тестов – худшие в группе. Не иначе, меня припасли на случай, когда нужно будет свалить на кого-нибудь неудачу операции.


Нас готовят по особым методикам военного ведомства. Видимо, Спанж таит невиданные опасности, если даже такого тихоню, как доктор Триер, учат обращению с оружием и оказанию первой помощи. Меня слегка беспокоит, что этот Прокол окружен завесой абсолютной секретности. Мы похожи на диверсионную группу для работы в тылу врага, но не на честных ученых и исследователей…"


Виктор слушал дневник уже второй день. Коммуникатор отчаянно барахлил и выдавал в основном первородный шум. Но иногда Виктору удавалось разобрать голос, который рассказывал о захватывающих событиях. Помятая металлическая коробка притягивала его с невероятной силой. Ему казалось, что дневник каждый раз сам решает, сколько выдать информации.


-Стивен, - в читальном зале почти никого не было, часы показывали половину десятого, - какие есть материалы по открытию первого Коридора?

-Непроверенные, ты имеешь в виду? – младший архивариус с пониманием относился к изысканиям Виктора.

-Меня интересует список участников экспедиции.

-Можно поискать, хотя…

-Что?

-Видишь, - Стив повернул к нему экран терминала, - ссылка на ведомство, которое занималось отбором участников экспедиции. Информация недоступна.

-"Сфера-4"! - Виктор прищелкнул пальцами, увидев знакомое из дневника название. - Спасибо огромное, Стив.

-Обращайся. Кстати, мы закрываемся.


Это походило на поиск нужного цвета вслепую. Виктор перерыл все каталоги и архивы, заново пройдя извилистыми тропами прежних рассуждений. С окончательными выводами не стоило спешить, но в одной мысли он крепко утвердился - Коридор FOSTRAL не был первым.


"… нам ничего не говорят о проблемах, с которыми столкнулись предыдущие экспедиций. Хорошо хоть предупредили, что риск огромен, и наше возвращение будет зависеть только от нас самих. Подготовка становится все более специализированной. Иногда мне кажется, что те, кто все это затеял, сами не понимают, что именно изучают. Нас уже тридцать четыре человека – техников и ученых, не считая пятерых Спиритов и двух армейских взводов. Из "Сферы-4" нас отвезут в Стамбул (зачем?), оттуда сразу самолетом на Южный полюс.


...Не терпится взглянуть на Коридор. Алекс Смит хвастался, что его разработки в области ядерных аккумуляторов-накопителей произвели на Спиритов огромное впечатление. Надеюсь, ожидание кончится через полторы недели …"


∗ ∗ ∗


-Вставай, FOSTRAL захватили пришельцы с Марса! - Дейв Майерс, когда бывал в добром расположении духа, обожал подобные шутки.


Виктор еще не успел стряхнуть с себя остатки последнего сновидения. Ему снилось что-то подземное, узкие ходы, темные трубы под потолком и удаляющиеся спины в одинаковых синих жилетах.


-Не знаю, как тебе удалось вскрыть старикашку Эллиса, но сделал ты это мастерски! - Дейв уселся на край стола Виктора, смахнув на пол разбросанные листы его работы.

-Что? - перед глазами мелькала светящаяся надпись "Сфера-4", медленно расползающаяся на отдельные световые пятна.

-Он счел твою работу интересной и перспективной, поздравляю, коллега!

-Ты можешь говорить серьезно?

-Легко. Эллис подписал твою заявку.

-Какую заявку?!

-Совсем заработался, бедняга. Короче, завтра ты летишь в Антарктиду, привет пингвинам!

-ЧТО? - мысли только-только выстроившиеся в один ряд, радостно разбежались, кто куда.

-Тебе поручено написать большой материал по первому Коридору. Душка Эллис решил направить твой юношеский пыл в конструктивное русло. Съездишь, посмотришь, проветришься, может, дурь свою там оставишь.

-Это правда?!

-Чистая правда! Кстати, ходят слухи, что Коридор на Фострале собираются законсервировать из-за каких-то проблем. Видишь, как тебе повезло! Так что делай все быстро.


Виктор стоял посреди комнаты и тупо моргал. Его привычное и незыблемое – как казалось до сих пор – бытие подточил и смыл поток последних событий. Кажется, он перестал понимать мир, и мир перестал понимать его. Но это было неважно. Главное, он понимал Дневник и человека, его оставившего – Эндрю Филлипса.


∗ ∗ ∗


"… жутко холодно. Все мы одеты в одинаковые куртки омерзительно-кричащих расцветок: оранжевые, лимонно-желтые, красные. Они нужны, чтобы мы не теряли друг друга при плохой видимости. По-моему, бред какой-то. Раздражение не оставляет никого ни на секунду. Нас ровно сто человек, сходящих с ума в ожидании.


Не верю своим глазам. Только что привезли какого-то папуаса. А я уж думал, что экспедиция отменяется. Зла не хватает на этих уродов! Десять часов ждали только этого… специалиста. Говорят, что он шаман из самой глубокой нигерийской дыры. А по тому, как обходятся с ним Спириты, кажется, что это Эйнштейн, по меньшей мере. Похихикал с медиками над его внешностью. Очень потешно выглядит в меховой шапке, надвинутой по самые брови, и огромной дутой куртке розового цвета… Луа-ноноа... Это имя очень ему подходит."


Самолет ощутимо тряхнуло, когда они проходили через мембрану купола Циклоп-Сити. Виктор припомнил историю этого названия: в начале века, во время активного освоения Антарктиды, было решено накрыть самый крупный город материка сверхпрочным мономолекулярным куполом. Официально город назывался Амундсен. Очень скоро веселые пилоты переименовали его в Циклоп-Сити - купол с большой высоты смотрелся огромным глазом. Название, как водится, мгновенно прижилось.


-Добрый день, - огонек справочного терминала горел ровным зеленым светом, как светофор, разрешающий двигаться дальше, - справочная служба аэропорта Амундсен.

-Меня интересует Коридор FOSTRAL. Как я могу туда добраться?

-В настоящее время посещение Коридора Фострал ограничено. У вас есть допуск или приглашение?


Виктор приложил свою ID-карту к считывающему устройству. Терминал дружелюбно подмигнул лампочкой.


-Коридор FOSTRAL расположен в ста пятидесяти милях на юго-восток от Амундсена. Вы можете воспользоваться услугами нашего аэропорта или городской транспортной компании. Рейсы до Коридора отправляются четыре раза в сутки. Ближайший в 16-00 по местному времени. Забронировать билет?

-Один, пожалуйста, на 16-00.

-В какой валюте Вы предпочитаете расплачиваться?

-Английские фунты.

-13-85, пожалуйста.

-Спасибо. - Виктор расплатился, сложил пополам билет с неизменным пингвином и сунул его во внутренний карман куртки. У него оставалось еще сорок минут.


"… под Коридор: технические и вспомогательные помещения, полигоны отведена огромная территория, тысячи квадратных километров. Тридцать ядерных реакторов, сорокаметровые конусы вакуумных накопителей и внушительная громада самого Коридора. Дикие миллиарды долларов. Здесь еще поговаривают, что на Мадагаскаре законсервирован такой же комплекс . Да, пожалуй, это самая дорогая игрушка человечества, после короткого романтического увлечения космосом.


Задача Коридора - обеспечить устойчивый канал обмена веществом между двумя полостями стабильной материи (к их числу относится и Земля). На первом этапе (Прокол) строится модуль Коридора и совершается импульсное одноразовое соединение со спанж-миром. Задача нашей группы - успеть перейти в открытый мир вместе со всем оборудованием. Далее следует быстрое исследование нового мира, монтирование обратного модуля. Его активация завершит второй этап (Возврат) и сделает Коридор двунаправленным постоянным туннелем между мирами…"


Винтолет словно плыл по спокойной глади воды. Это будило внутри Виктора мутные подсознательные страхи. Тонкий лед реальности покрылся паутиной мелких трещин. В последнее время ему снились потрясающе четкие и яркие сны. Он постоянно оказывался в местах, о которых слышал в дневнике. Вокруг было оглушающе пусто. Не было никого. Ни людей, ни его самого, и только странные предметы, как будто только что оставленные кем-то во сне Виктора, за мгновение до его появления там.


Пятидесятиметровый утес Коридора уверенно возвышался над свитой более низкорослых сооружений.


-Красавец, правда? - сосед Виктора ткнул пальцем в выпуклое оконце. Винтолет завис над землей в разумном отдалении от сооружений Коридора, словно приглашая полюбоваться их строгими линиями.

-Коридор?

-Ну да. У меня дух захватывает от его вида. Особенно, если представить в какие дали он уходит…

-Работаете там? - догадался Виктор.

-Антонио Санчес, ксенобиолог, - сосед почти вплотную придвинул лицо к окну.

-Виктор Герасимов, историк.

-О, вы занимаетесь историей Коридоров?

-Да, я стажер Архива Исследования Психосферы.

-Отлично, к нам давно никто не приезжал. Уверен, директору Коридора будет, о чем вам рассказать.

-Искренне на это рассчитываю… Вы сказали, ксенобиолог? Чем вы занимаетесь, если не секрет?

-Боже мой, какие тайны?! Так, рутинные биоэксперименты с нестабильными спанж-формами. FOSTRAL, знаете ли, подкидывает в последнее время задачки. Это удивительное место!

-Я слышал, последние разработки Спиритов позволяют контролировать Реакцию Психосферы?

-О, - Антонио погрозил ему пальцем, - все-то вы знаете! Да, мы сотрудничаем со Спиритами…


Винтолет выпустил шасси, салон плавно качнулся, и Антонио бодро вскочил на ноги:


-Вот мы и на месте, любезнейший Виктор. Однако вам нужно будет пройти через контроль, здесь все строго, как на границе. Я думаю, увидимся внутри! - он обеими руками сжал на прощание ладонь Виктора и двинулся к выходу.

-Вот же зануда, - пробормотал Виктор и снял с полки для вещей свою сумку.


Что было не так, с его собеседником. Салон был почти пуст, и то, что Санчесу досталось соседнее с ним место, Виктор расценил как небесную кару за какое-то не очень крупное прегрешение.


∗ ∗ ∗


"… Нас как будто лишили праздника. Никаких спецэффектов - показуха нужна только в кино, как сказал один из Спиритов. Три дня ушло на подготовку и проверку аппаратуры. Все были на нервах, скученность страшная, приходилось сидеть в одном помещение и ждать. Бессонница лишила нас шанса остаться наедине с самим собой. Наконец, Прокол был совершен. Длинной колонной мы прошли по туннелю и погрузились в огромную транс-капсулу. Шлюз Коридора распахнулся, полосы лампочек на полу моргнули пунктиром, и мы двинулись. Внутренняя длина Коридора - триста метров. Что-то лопнуло впереди с едким свистом. Я сидел сзади и видел, как передняя часть капсулы поглощалась похожей на кипящую ртуть поверхностью. Вот она быстро надвинулась и на меня... Абсолютно никаких ощущений. Так мы прибыли на встречу с судьбой…"


-Пропуск класса "1D" дает вам право на свободное перемещение во внешней зоне комплекса Коридора, а также на допуск к информации, не содержащей грифа секретности выше "F". Также вы имеете право на три посещения спанж-мира через Коридор по предварительной записи в отделении Службы Безопасности Комплекса. У вас есть какие-нибудь вопросы? - в фильмах попавшимся мелким жуликам так же педантично и скучно зачитывают их права.

-Нет, благодарю вас, если у меня возникнут вопросы, я немедленно обращусь к представителям Службы Безопасности Комплекса Коридора FOSTRAL. - Виктор не смог удержаться от этой легкой иронии.


Записанный в дневнике голос прежде ровный и только временами слегка раздраженный иногда превращался в захлебывающиеся выкрики.


"…Спирит набросился сзади на Тюрьи и свернул ему шею. Тот осел, но Спирит не успокоился и начал бить труп головой о землю. Лозовски навел винтовку на голову безумца и что-то заорал. Спирит чиркнул по нему диким и каким-то белым взглядом, и Лозовски тоже упал, начал кататься и раздирать себе лицо ногтями. Тогда другой военный молча метнул в шею Спирита нож. Попал точно в кадык. И сразу же другой Спирит, прежде беззвучно вывший у груды вещей, неожиданно кинулся на Брайана и выхватил у него пистолет. Какая-то дикая мешанина из тел… Спирит начал тащить оруже на себя, а Брайан, идиот, вцепился за ствол. Конечно же, поймал пулю. Его кинуло на меня, а Спирит вставил ствол себе в рот и нажал на спуск… Эта схватка все время у меня перед глазами. Как будто в моей голове пьяный киномеханик постоянно крутит единственную оставшуюся пленку."


-У самого Коридора они разделились на четыре группы, - ему казалось, что стоит произнести это вслух, и все станет реальным, оживет. - Такое решение приняли Спириты. Нужно было как можно быстрее понять, что представляет из себя новый мир, и каких сюрпризов стоит от него ожидать. Одна группа, возглавляемая Спиритом Алексом Нихелем, двинулась вперед, оставив у себя за спиной место выхода из Коридора. Две другие пошли в разные стороны, с каждой отправилось по одному Спириту. В точке выхода решено было сделать базовый лагерь. Там установили аппаратуру и разгрузили ботов. Здесь же остался автор дневника и двое Спиритов. Спустя пять часов внутри Спанжа Спириты начали сходить с ума.

"…форменное безумие. Нам пришлось связать его, но он продолжал выть и пытаться навредить себе. Однако, здесь со Спиритов спесь слетела быстро. Недоступные и вызывающие страх на Земле, они превратились в юродивых, которым хочется – аж руки чешутся - двинуть прикладом.

...Мы потеряли двоих ребят из-за этих сволочей. Я напуган до смерти. Наконец до меня дошло, что все это - не прогулка, не детские игры и не кино! У меня на глазах убили человека, с которым я общался, который был близок мне по духу… На его месте мог быть я! Ужасно!

...Все треволнения не дали мне описать мир, где мы находимся уже вторые сутки. Теперь он вызывает только раздражение. Бред пьяного сюрреалиста. Безудержная, шизоидальная мазня. Всюду пятна синего, зеленого, желтого цветов. Здесь царит вечный полусумрак. Нет, видимость хорошая, но источника света нигде не видно. Мы по привычке говорим «утро», «вечер», «день», это помогает адаптации. Хорошо, палатки непроницаемые, и во время отдыха легко создается иллюзия ночи.

Кажется, что почва под ногами дышит. Да это и не почва, собственно. Кругом кишат какие-то мелкие твари. Биологи распотрошили одну, но у нее нет не то что костей, даже внутренних органов! Словно ребенок-олигофрен вылепил ее из пластилина. Я уже устал удивляться, насущные проблемы съели весь запас любопытства. Очень жарко. Воздух насыщен какими-то испарениями с терпким растительными запахом. Воды здесь нет, конечно. Это еще одна мина замедленного действия под экспедицию.

...От поисковых групп нет никаких известий. Наши передатчики не работают. Пытались активировать элемент питания для возвратного модуля. Конечно же, ничего не получилось. Мы все поражены крайней степенью пессимизма. Похоже, в этом чертовом мире просто не работает наша аппаратура! Датчики на ядерных аккумуляторах показывают, что энергии всего четверть от необходимого количества! Ее нам не хватит не то что для Прокола, а даже для разогревания консервов… Хорошо, хоть наши коммуникаторы работают, записи исправно заносятся. А значит, ребятам из поисковых отрядов будет чем развлечься. Впрочем, я почти не сомневаюсь, если мы сгинем здесь, никто не отправит за нами повторную экспедицию."


∗ ∗ ∗


Сомнения умирали по очереди. Сначала ему показалось, что все материалы здешнего архива фальшивые, но потом он нащупал путеводную нить. В базе данных Коридора имелось два вида доступа к информации: для любопытствующей публики и для узкого числа своих сотрудников. Все материалы в годы былого ажиотажа вокруг первого Коридора часто дублировались и взаимодополнялись, что неизбежно привело к дрейфу и размыванию правдивой информации. Понять теперь, что к чему, не сумел бы никто.


Но за годы работы в Архиве Виктор стал специалистом высшего класса по добыванию информации. Найти или экстраполировать необходимые сведения, пусть даже из-под ограниченного доступа, не составило почти никакого труда.


Факты, почерпнутые им из дневника, подтверждались один за другим. В первой экспедиции участвовало сто человек. Опять вынырнуло название "Сфера-4" - база по комплексной подготовке личного состава. Два взвода войск особого назначения. Лучшие специалисты в области физики, химии, биологии, медицины. Самая совершенная по тем временам аппаратура, самые опытные техники. Когда он составил список участников экспедиции, его ликованию не было предела: Лозовски, Смит, Филлипс… Он был рад этим мертвым именам, как родным братьям! С каждым шагом он верил дневнику все больше и больше.


-Какая находка! Какая сногсшибательная удача!!! - если бы уборщица в хранилище Архива задвинула коробку подальше на полку, он мог запросто пройти мимо этого сокровища.


К нему приходили разноцветные сны. Он забывал их в ту же минуту, как просыпался, но эти образы, переживания, события все время были рядом с ним. Его тело помнило тяжесть ядерных аккумуляторов, которые он сгружал вместе с остальными с низкого борта грузового бота, и липкую жару чужого мира…


∗ ∗ ∗


-Безусловно! - директор Коридора Лео Биллинг был фантастически неопрятен. Казалось, что он уже долгое время не мылся, не брился и с рождения носит одну сорочку. Виктор с некоторым усилием протянул ему ладонь для рукопожатия. - Разумеется, вам стоит посетить FOSTRAL! И поскорее. Видете ли, Коридор скоро закрывается на профилактику.


"Они тут что, все такие истерично-гостеприимные?" - на ум пришел случайный попутчик в винтолете, но вслух он лишь вежливо поддакнул:

-Да-да, значит, я могу завтра рассчитывать на экскурсию?

-Разумеется. Вам нужен сопровождающий?

-Нет-нет, первый раз я хочу просто осмотреться.

-Хорошо. - моментально согласился директор. - Вам выпишут пропуск на восемь утра, идет?

-Идет. - деланно улыбнулся Виктор и с замершим сердцем стиснул его липкую ладонь. Покинув кабинет, он первым делом отправился мыть руки. – Это какой-то сумасшедший дом.


"… вернулась первая группа с отвратительными новостями. Спирит, который был с ними, мертв. Они отошли на пару десятков километров, когда у него начался припадок. К несчастью, он шел рядом с платформой, груженой оружием и боеприпасами. Итог - семь трупов, еще трое ранено. Большая часть аппаратуры взорвана к чертовой матери.

Я - тающий снеговик на солнцепеке. Еще пара часов, и у меня начнется дикая истерика со слезами и проклятьями. Все мы на пределе. Похоже, спокойствие не оставило только нашего нигерийского друга: Луа-ноноа методично двигает челюстями и тихонько стучит в свой там-там.


...Мы обречены. Вернулись оставшиеся две группы. Теперь нас пятьдесят семь. Истерика сменилась исступленным желанием жить. Уничтожена почти половина оборудования, треть от оставшейся не работает в здешних условиях. Зато теперь у нас есть куча еды, смерть от голода не грозит экспедиции в любом случае. Спирит остался один, и тот еле дышит. Арнольд Брехт говорит, что он в коме. Что делать, абсолютно непонятно…"


∗ ∗ ∗


Три часа перед переброской были самыми суматошными за последние полгода жизни Виктора. Какие-то проверки, тесты, ожидания, туманные инструктажи о «нештатных ситуациях» .Он не понял смысла всех этих приготовлений, и сразу обо всем забыл. А во время переброски Виктор испытал мощное дежавю. Разумеется, причиной тому был дневник. Было только одно отличие от описанных в нем событий – в огромной транскапсуле Виктор был совершенно один.


FOSTRAL ударил по его восприятию, вонзил в него свои клыки и тут же спрятался в нору. Сознание Виктора расслоилось на кучу прозрачных пленок, каждая из которых самостоятельно дышала, слышала, думала, впитывала местные ароматы. Он пошатнулся, на миг прикрыл глаза и прижался лбом к бетонной поверхности Коридора. "…Эндрю, беги!… Не надо, не надо, что ты делаешь?!… Они сошли с ума… Подожди…" Сумерки дышали, хлюпали, сопели и чавкали. Под ногами с хрустом лопались маленькие твари. Он скатился под уклон холма, кто-то схватил его за ноги и потащил вниз, а потом в подбородок уперся холодный клюв ствола…


Виктор дернулся, кулаки со всего маху воткнулись в гладкую стену Коридора.

-Черт! - тяжелые алые капли слетели с разбитых костяшек его пальцев. Он обернулся, попытался найти взглядом врагов…

-Что со мной?! - с подобным чувством приходишь к себе домой, обнаруживаешь там чужих людей, и понимаешь, что они живут здесь очень давно. - Что со мной происходит?!

-А, русский историк! - на плечо ему уверенно легла чья-то рука.

-Мистер… Санчес. - он с трудом вспомнил фамилию. Круглая физиономия ксенобиолога будто напрашивалась на хороший удар, и Виктору с некоторым усилием удалось сдержать себя.

-Как вам у нас? Все нравится? У меня смена, но директор попросил побыть вашим, так сказать, гидом. Что бы вам хотелось посмотреть в первую очередь?


"Вот ведь привязался, маленький сукин сын!" - но злость высыхала на его руках последними скупыми каплями.


-А где был лагерь первой экспедиции? Он ведь должен быть где-то неподалеку?

-О, это очень знаменитое место! Там до сих пор остались обломки их роботов. А что это у вас за странный прибор? Вы с ним не расстаетесь.


Виктор не обратил внимание на последний вопрос. С каждым шагом в нем прибывало уверенности, что когда-то он уже шел по этой земле. Возможно, во сне.


∗ ∗ ∗


"… не составлял отчет уже три дня. Причина тому - беспорядки. Нас таки накрыло волной животного страха. Все началось, когда Спирит впервые пришел в себя. Он был очень слаб и отвратительно выглядел. Такое впечатление, что из него выкачали всю жидкость. На лице двумя огромными полушариями торчали белые, как бумага, глаза. Доктор Брехт попытался вколоть ему что-то, но тот с неожиданной силой оттолкнул шприц. Спирит сказал только одно слово - «Шаман!». Несмотря на жуткую жару (все ходят в одних шортах, но оружия из рук не выпускают), меня продрало смертельным холодом. Скрип его голоса бродит закоулками моего сознания до сих пор.


Луа-ноноа склонился над ним, продолжая постукивать в свой барабанчик. Они о чем-то пошептались, и Спирит снова отключился.


«Вечером» того же дня военные устроили пальбу. Заслышав первые выстрелы, все похватали личное оружие и начали стрелять в темноту, не думая ни о чем. Это караулу показалось, что кто-то подкрадывается к лагерю. В итоге: трое раненых, один убит.


... Общими усилиями настроили энергетический контур возвратного модуля. Той энергии, что у нас есть, хватит только на активацию всех агрегатов, но не на Прокол. Данные о мире крайне противоречивы. Пожалуй, ими довольны только биохимики и биологи. Физики с их неработающей аппаратурой – балласт, по сути. Зато психологов явно не хватает, единственный оставшийся в живых, Ян Тайрелл, похоже, сам на грани шизофрении. Психоз - второе название Спанжа!


... Мы нашли первого "черного" человека. Буквально в двух шагах от нашего лагеря Луа-ноноа заметил обезображенное тело. Такое впечатление, что кого-то окатили бензином и подожгли: скрюченные черной агонией конечности, обугленная кожа, распахнутый в немом крике рот… А когда обнаружилась пропажа Яна Тайрелла, мы поняли, чье это тело.


В этот раз никто не лег спать, пока мы не вырыли траншею и не залегли там. Потом все время беспокойно прислушивались к волчьему вою пулеметов над головой. Стоило приподнять голову, и можно было разглядеть быстрые угловатые тела, скользившие над землей и рассыпавшиеся под стальными плевками пуль.


Наконец, я забылся в беспокойном сне. Мне снились мертвецы, они гнались за мной по улицам родного города, и я убегал, медленно, как это бывает только во сне, а потом оборвался в бездонный колодец и падал, обмирая от бесконечного ужаса.


Все раненые в последней стычке превратились в "черных" людей. Напоминает какую-то мгновенную химическую реакцию - доктор Брехт вскрыл их тела, но так и не нашел причин их "обугливания". Возможно, это какая-то местная инфекция, вирус…


… Бунт рухнул на наш лагерь, как спелый плод с дерева. Военные отказались жить рядом с учеными. Это вы во всем виноваты! - равнодушно сказал их лидер, майор Дуглас. - Я бы вас всех пристрелил - патронов жалко, а руки пачкать неохота…


Потом они забрали два грузовых робота и все оружие. Если сумеете открыть обратный Коридор, мы к вам присоединимся, - майор Дуглас поставил на себе крест, это было видно по его мертвым глазам. - Мы будем в трех километрах от вас. Не вздумайте соваться во время отбоя или толпой - пристрелим, как бешеных собак.


… Спириту заметно лучше, но он все еще выглядит очень ослабленным. Луа-ноноа сказал, что Спирит воюет со злыми духами. Они пришли к нему в голову и пытаются убить его внутреннего Стража, но он не сдается. Если духи победят Стража Спирита, то он станет игрушкой в руках какого-то Ду-Ырла, и нам придется его убить. А потом будет наша очередь помирать. Весь этот бред шаман выложил самым спокойным тоном, словно делясь планами на выходные. А интересно, у шаманов бывают выходные?...


Миленькая перспектива. Нас осталось девятнадцать человек, а Спирит всего один, и если он свихнется, нам точно никогда не выбраться отсюда. Надежда на его выздоровление еле теплится. Прошлой «ночи» мы ждали, как Страшного Суда. Но ни одна тварь не подошла к нашему лагерю. Зато в той стороне, куда ушли военные, несколько часов слышался треск выстрелов.

-Я не даю злым Ныынге приходить ко мне в гости, и они ходят к другим людям! - каждый раз перед сном Луа-ноноа протяжно воет на два голоса и пляшет вокруг костра. Если это отгоняет тварей, то я готов к нему присоединиться.


Сегодня мы нашли очередного "черного" человека и обнаружили пропажу доктора Брехта…"


∗ ∗ ∗


Вросшие в спанж металлические остовы роботов обозначали базу военных. Виктор понял это, словно ему приходилось бывать здесь прежде. Титановые корпусы торчали во все стороны драными краями. Казалось, здесь завтракали великаны, разбросав вокруг мятую фольгу и битое стекло. "Они стояли до последнего, - почему-то пришло ему в голову, - а потом упали и умерли".


-Вот здесь они и жили, пока не сумели пробить дорогу обратно. Судя по всему, их накрыло мощной Реакцией, но они сумели отбиться… - Санчес обильно потел и постоянно вытирал лоб клетчатым платком. - На самом деле, здесь не так уж много следов этой первой экспедиции. Наверное, только вот эта база да еще Ожог.

-Ожог? - вспыхивает дымным факелом человеческая фигура, корчится, кричит диким, лающим воплем, но не может сдвинуться с места.

-Поехали, - Санчес с кряхтением полез за руль двухместного скутера, - он тут неподалеку.


Неровная клякса выжженной почвы была очень глубокой, обширной и жуткой на вид. Выглядела так, словно на живую плоть вылили адскую кислоту.


-До самого зерослоя! - похвастался Санчес, как будто сам выжег ее здесь увеличительным стеклом. – Свидетелей не осталось, и мы до сих пор ломаем голову, что здесь шарахнуло.

-Удивительно… - голос Виктора ломался, ему казалось, стоит отодрать последний засохший бинт со своих болезненных воспоминаний, и сразу все станет ясно…

-Ой, уже 11! - спохватился Санчес. - Мне пора на Ферму, извините. Я могу подбросить вас к самому Коридору. В последнее время стали попадаться агрессивные формы инсектов, надо быть осторожным.

-А сами вы как отбиваетесь?

-Как говорят у вас в России - Мертвые не потеют! – после этих слов Санчес расхохотался, хотя Виктор не понял, в чем состоит шутка.

-Понятно... Ну, спасибо за экскурсию... - свинцовым грузом он шел на дно своих мыслей.


Зеленоватая пыль осела за скутером Санчеса. Виктор огляделся по сторонам - поблизости никого не было. Бойкие местные пауки шустро бегали по окрестным холмам. FOSTRAL дышал, напевая всем своим внутренним великолепием какие-то одному ему понятные песни.


Виктор оглянулся на Врата Коридора и пошел в другую сторону.


∗ ∗ ∗


"… Чертова ловушка! Ясно, почему провалились первые три попытки! Они уверены, что заперли нас на этом мире, но мы сможем вернуться…- наконец-то очухался Спирит. Это вселяет в нашу депрессивную компанию некоторый оптимизм. Но пока он не окончательно пришел в себя и несет полную чушь.


Луа-ноноа постоянно находится рядом с ним, стучит в там-там и бормочет какие-то шаманские заговоры. Сказал, что Страж Спирита оказался сильнее! Он справился и теперь сможет открыть путь Змея Мгааза. Глазки шамана стеклянно блестят. Но для этого ему нужны будут Йоор-Чарлахи… Кроме меня, никто не вслушивается в этот бред. Каждое утро мы находим одного или нескольких "черных" людей. Сайрес Линдскольд вчера не выдержал и вскрыл себе вены. Дурачка откачали, но через пару часов и его настигла "черная" беда. Это зло забирает слабейших, тех, кто не способен больше сопротивляться… Военные прилежно подают трассирующие признаки жизни…


Духи ночных кошмаров делают дыры в душе и высасывают жизнь. Люди чувствуют, когда это происходит, и называют это страхом, - сказал Луа-ноноа, и я с ним согласился. Но это же полный бред...


Во сне я вижу все самое жуткое, о чем мне доводилось слышать, думать, видеть… Я просыпаюсь с таким чувством, будто меня вымазали изнутри какой-то липкой мерзостью, и теперь я нечист, привлекаю свои запахом всякую нежить… Паранойя. Сам ставлю себе диагноз. Эти миры прокляты. Адский соблазн привел нас сюда, но где-то осталась еще ниточка надежды, удерживающая меня от падения в пропасть безумия…


Я помню, как Спирит открыл глаза и посмотрел на меня в упор. Думаешь, мы не сможем отсюда выбраться? - сказал он мне - Как первые три экспедиции? НЕТ!!!. Кажется, посредством его рта вещает какой-то ржавый, изношенный механизм.


...Я помог Спириту сесть, кажется он мне доверяет. Но потом услышал, чего бы мне очень хотелось забыть. Он пробормотал мне прямо в лицо торопливым горячим шепотом: «Я съел много разумов таких же, как ты. Мне пришлось. Не осуждай меня». Луа-ноноа сразу начал приплясывать вокруг нас, исступленно молотя в свой барабан. «Если бы не люди, которых я съел, мы никогда бы не вырвались отсюда!» - различил я еще.


Уырл!!! - голосил Луа-ноноа - Уырл!!! Спирита кинуло мне под ноги, я отскочил. Его конечности гнулись под немыслимыми углами, по телу шли волны конвульсий. Он катался у ног Алекса Смита и вдруг схватил его за колени… Шаман закричал что-то вроде: Мгоа-Тута-Латембе… И все кончилось. Спирит повис на Алексе пустым бурдюком, Луа-ноноа упал без сознания, а я ударился задницей о землю и заулыбался.


… Сегодня «утром» исчез Алекс Смит. А за ближайшим холмом, где раньше был наш сортир, мы нашли следующего "черного" человека. Тишина. Все уже уверены, кто виноват в «черной напасти». Будь у нас огнестрельное оружие, боюсь, Спирит был бы уже мертв. Убить его голыми руками ни у кого не хватает мужества. Меня одолевают ужасные сомнения. Где-то вокруг головы рваным роем летают обрывки фраз: мне пришлось… если бы не люди… я съел… Страшно хочется умереть. Страшно. Хочется. Умереть. Все сразу и по отдельности…"


Виктор нашел это место сразу, как будто внутренний компас вывел его сюда. Ложбинка между пологих холмов, за тридцать лет это место нисколько не изменилось. Здесь он диктовал последние строки… Он?! Какого черта?! В голове столкнулись две правды, летящие со скоростью света по нейронам его мозга.


∗ ∗ ∗


-Если вы сделаете, как я скажу, мы выберемся отсюда! - Спирит опирался о плечо шамана.

-Ты убил этих людей? - глаза Эндрю Филлипса окружали черные круги усталости и недосыпания.

-Я не убивал их. - Спирит поморщился. - Я вобрал в себя их сознания! Все они сейчас живы. Во мне…

-Мы не верим тебе, - слезы текли по щекам Саймона Вебба, самого молодого участника экспедиции, абсолютного седого двадцатилетнего парнишки, - ты хочешь обмануть нас!!!

-Саймон, ты помнишь, как доктор Брехт делал тебе уколы еще в "Сфере-4", и ты сказал ему, что всегда боялся уколов…


Саймон зажал рот грязной ладонью и беззвучно зарыдал.


-Мне нужна ваша помощь! Вы знали, на что идете, черт возьми! Сопливая надежда человечества! Я предлагаю вам спастись! Или сдохнуть здесь!

-Я, - вперед шагнул Джон Меррит. Это физик, раньше не слышал от него и слова, - я готов помочь, что нужно делать?

-Мы не сможем пробить обратный канал, пока наша аппаратура не работает. Поэтому я предлагаю заставить ее заработать.

-Он издевается над нами! - вскочил Вебб. - КАК?! Ты приставишь пушку к аккумулятору и сначала попросишь его по-хорошему?

-Да, как? В этом мире законы физики выполняются как-то странно, – выступил Меррит, – Удивительно, что мы вообще здесь существуем.

-Да, этот мир изменчив и нестабилен. Но нам это может помочь. - Спирит обвел их тяжелым взглядом. – Я могу своей волей воздействовать на мир и заставить его играть по нашим правилам.


Меррит в возбужденнии тер подбородок.


-Иначе говоря, вы создадите зону, в которой будут выполняться земные законы, и в которой наши энергонакопители заработают?

-Можно и так сказать. Но детали неважны.

-Кроме Змея Мгааза нужны Йоор-Чарлахи, - вмешался Луа-ноноа.

-Да, я один не смогу все сделать. Мне нужны усилители и трансляторы моей воли. Я рассчитываю на вас.

-Но никто из нас не слышал о таком дерьме! Что надо делать, и как вообще у нас это получится?

-Я не смогу вам это объяснить. Луа-ноноа проведет обряд, после чего вам все станет ясно.

-Обряд!? Парни, он просто сошел с ума, это же бред.

-Делайте со мной что угодно, только верните меня назад! Я буду этой Змеей, Чарлахом, Санта-Клаусом, кем угодно, если это даст шанс.

-Это наш единственный шанс. А у предыдущих экспедиций не было и его.


Все замолчали. Шаман закрыл глаза и очень четко произнес:


-Иногда лучше умереть, чем стать Йоор-Чарлахом. Но Луа-ноноа обещал, что он сделает Дорогу Духов, и у вас нет выбора.


Никто даже не поднял головы, услышав приговор размалеванного папуаса. Первый раз люди увидели призрак надежды, и были готовы следовать за ним, несмотря ни на что.


-А военные в деле? - зачем-то спросил Вебб.

-Ими мы пожертвуем. Сильное воздействие на мир должно вызвать бурную реакцию. Луа-Ноноа направит ее на военных, чтобы мы смогли сделать работу. Но ты еще успеешь к ним присоединиться, если тебе что-то не нравится.


Обряд Йоор-Чарлаха должен рано утром. Нам сказали просто ждать. Никто друг с другом не разговаривал, все сидели поодиночке. Настало время вопросов. Я пробрался к шаману.


-Что с нами будет, старик?

-Вы откроете Дорогу, а потом, скорее всего, умрете.

-Это так опасно? Кто такие Йоор-Чарлахи? Жертвы для обряда, верно?

-Это избраные служители Мгааза, Того-Кто-Изменяет, хвосты его бича. Среди людей иногда рождаются такие, их пробуждают и посвещают великому змею.

-Спирит станет Тем-Кто-Изменяет?

-Он наследник крови демонов, и только ему это под силу. Но он тоже умрет.

-Я не понимаю... Как получилось, что все мы избранные?

-Я не вижу среди вас избранных.

-Значит, все это обман? Как у нас может получиться?

-СТАТЬ Йор-Чарлахом сможет каждый, но БЫТЬ им может только избраный. Обычный человек от этого теряет душу, и она становится добычей Ду-Ырла.

-Что со будет с тобой?

-Я не вижу, что будет со мной...


...Спирита я нашел около контейнеров. Он сидел на корточках раздетым по пояс и с чавканьем уничтожал продукты, держа в обеих руках по пакету. Он был перемазан шоколадом, кетчупом, маслом. А вокруг валялись консервные банки, упаковки пайков, обертки, фляги. Видно, ланч Спирита сильно затянулся. Я не знал, что человеческий желудок может вместить столько еды. Это зрелище вызвало у меня отвращение, и я не особо старался это скрыть.

-Угощайтесь, друг.

-Шаман сказал, что после открытия Коридора мы умрем.

-Вероятность гибели Йор-Чарлахов - не менее 97%.

-А ты не боишься, что я пойду и расскажу это остальным? Тогда тебе будет трудно заманить парней на свою вечеринку.

-Не боюсь, Филлипс - Спирит икнул и застыл, как статуя. Только мышцы его живота сокращались, извивались, перекручивались. Резиновый мешок с живым клубком длинных толстых змей, шевелящихся внутри. Этот ужас я наблюдал около 5 минут. Наконец, Спирит сфокусировал взгляд на мне - Я знаю тебя лучше, чем ты сам. Тебя включили в отряд по моему требованию. И я могу предложить тебе – только тебе – неплохой шанс уцелеть.

-О чем ты говоришь?

-Вспомни «черных людей». Я умею забирать души и так получать силу. То же самое я сделаю с тобой, но не поглощу твое сознание, а попробую переместить его в какой-нибудь предмет, вещь. Тело такое хрупкое... Шаман мне поможет, у нас должно получиться. А ты лучше всех подходишь для переноса, и это твой единственный шанс не умереть!


Последние слова Спирит кричал мне вдогонку. Я в ужасе бежал, не разбирая дороги. В голове громыхало «Не умереть!» Он даже не сказал «выжить»... Лучше подохнуть в муках, чем согласиться на такое. Не помню, где и как долго я плутал по миру, пока не упал и не забылся во сне. Спал я на удивление спокойно, но ближе к утру у меня был кошмар. Мне снилось, что я могу летать, легко и свободно, как птица. Я безмятежно парил над миром, все было как на ладони. Я заметил на земле черную точку, и мне захотелось непременно увидеть это. Я спустился вниз и понял, что это «черный человек». Мне захотелось убежать, улететь, скрыться где-нибудь подальше от этого места, но я приблизился к телу. Черный человек показался мне очень знакомым, но я не мог вспомнить, кто это. Наконец, мне это почти удалось, но за мгновение до осознания, кошмар кончился...


∗ ∗ ∗


Обряд завершился. Тот-Кто-Изменяет бросил первый взгляд на мир, который ему предстояло покорить и изменить.


...Военных атаковали со всех сторон. Они лезли отовсюду - порождения кромешных глубин их подсознания. Шипастые, с огромными оскаленными пастями и прозрачной шкурой, сквозь которую виднелись шевелящиеся куски человеческих тел. Гигантские насекомые, рептилии, летающие рыбы, безобразные механические деревья. Агония людей и их жалкие попытки защититься порождали новые и новые толпы чудовищ. Казалось, даже металлические тела огнестрельного оружия содрогаются от мерзости, всаживая в жутких тварей свои заряды… Гора монстров сплеталась над игрушечной баррикадой из опрокинутых роботов, и страх продолжал хлестать из сознания военных душными, липкими струями…


А в это время остатки экспедиции стояли в кругу. Их тела были обнажены, разрисованы и иссечены каменным ножом. Но они чувствовали только, как чудовищная воля вливается в них словно в трубы, течет по кругу, пульсируя, очищаясь и усиливаясь.


В центре круга Йоор-Чарлахов по самую шею был закопан Спирит. Вокруг него метался Луа-ноноа, сотрясаясь в конвульсиях и катаясь по земле. Он тряс ножом и быстрой, но удивительно четкой скороговоркой выкрикивая слова. Никто не понимал их смысла, но каждое из них мощно резононировало с какими-то глубинными струнами человеческой сущности, поочередно обрывая их. От этого поток воли внутри круга разгонялся и стабилизировался.


Неуловимым движением, без замаха, колдун вонзил нож в макушку Спирита. В тот же миг Йоор-Чарлахи ощутили, как сфокусированная ими воля выплеснулась, подобно цунами. Реальность дрогнула, и ее нежная податливая плоть приняла новые формы и подчинилась новым законам.


Индикаторы энергонакопителей удивленно щелкнули и зажглись сигналом готовности. Контур возвратного модуля подернулся дымкой, воздух рядом с ним резко нагрелся на десятки градусов. Коридор открылся… И тут мир настигла мучительная агония Спирита. Мир вздрогнул, как от ожога и тут же бурно среагировал на боль.


∗ ∗ ∗


Человек приподнял голову. К щеке прилип какой-то мусор. Мучительно хотелось пить. С кряхтением он оперся на локти, руки подломились, и он опрокинулся на бок. Тело едва слушалось, и вообще, было странно и непривычно ощущать его... Чувство тяжести, запахи, прохладу, вкус крови из прокушенного языка... В голове мельтешила круговерть образов и имен. Два из них – Эндрю и Виктор – вспоминались чаще остальных.


-Эй, русский! - он медленно обернулся на этот странно знакомый голос. Из-за холма показался небольшой круглолицый человечек.

-Мы знакомы? – голос плохо слушался его, норовя сорваться в высокий писк.

-Готов, голубчик! - хитрые глазки человечка радостно прищурились. – Долго же мы тебя ждали.


Пистолет в его пухлых ладошках неодобрительно щелкнул предохранителем.


-Я ничего не понимаю! - паника начала овладевать им. – Я никуда не пойду! Доложите командиру экспедиции... профессору Эллису...


Он сумел подняться на ноги и ошеломленно озирался вокруг. Здесь он был когда-то, и последнее, что запомнил - невыносимо яркая вспышка светло-малинового пламени, которую воспринял не только зрением, но и чувствами, о которых не знал прежде... А до этого здесь стояли странные люди в круге, которые хотели подчинить себе мир... А до этого он видел ужасное обгорелое тело, и это был – ОН! Отложенное на много лет осознание этого осветило все темные закоулки его памяти. Он вспомнил Черное Лицо и... Нет, про него он не смеет говорить... Они делали с ним что-то невыносимо ужасное, а он был абсолютно беспомощен... Нет! Он больше не позволит сделать такое с собой. Он больше не вернется в этот ящик!


Последние мысли пронеслись, когда тело, выжимая из себя последние крохи сил, распласталось в яростном прыжке. Они снова пришли за ним, но на этот раз он знает, что делать! Они не знают всех его возможностей... можно успеть...


Но коротышка успел среагировать. Четырехточечный станнер выплюнул навстречу летящему человеку сгустки нейроплазмы. Тело упало с глухим стуком, и борьба окончилась...


∗ ∗ ∗


-Как все прошло? - Директор Биллинг, развалясь в кресле, пытался разглядеть свет лампочки сквозь залапанный стакан с вязкой прозрачной жидкостью.

-Филлипс с нами, друзья! Он оказался резким, чуть не свинтил мне голову. Людей я не боюсь, а тут даже вспотел. Голова, под мышками, и шея немного, - Санчес снял кобуру и осторожно ощупал себя.

-Надо же... Однако, я поначалу не думал, что что-то получится. Мои поздравления, Майерс! На моей памяти только двое подавали Чрезвычайный Рапорт в Совет. Вы рискнули и выиграли.

-Риска почти не было. Для меня было очевидным, что сознание Филлипса активизировалось, как только русский взял в руки дневник. Перенос состоялся бы рано или поздно. Главным было не мешать этому. Вы понимаете, Биллинг, о чем я?

-Прекрасно понимаю. И вы поймите меня. Ваш Архив тридцать лет впустую бился с этим дневником, и вдруг вы - этак непринужденно - запрашиваете доступ человека на Фострал. Одно его присутствие могло сорвать все наши меры по сдерживанию инвазии. После чего у нас была бы одна забота – сохранить хотя бы один процент образованного населения. Я подумал, что ваша активность - просто дымовая завеса, за которой вы хотите скрыть неудачи с дневником.

-Спасибо, что не поделились этой мыслью с Советом... Вы же знаете, что Седой был моим учителем, и этот дневник с Филлипсом внутри - все, что от него дошло. Целью моей жизни стала разгадка этого послания. И именно поэтому я подал Чрезвычайный Рапорт. Это святыня для меня, а не вопрос карьеры.

-Друзья! Довольно споров. У нас славная добыча! Мы теперь узнаем точно, как они открыли Коридор, поймем, как можно переносить личности. Наш Организм научится новому, а разве это не праздник? - Санчес лучезарно улыбался и прямо-таки сиял.

-И правда, коллега. Ты всегда мог доказать, что все прекрасно. И всегда, дружище Санчес, я тебе завидовал. Как ты говоришь? Мертвые не потеют, верно? - Биллинг засунул палец в стакан и поболтал им жидкость.

-Не потеют! Да, не потеют! - Санчес прямо задыхался от смеха.


Биллинг встал из-за стола и подошел к тумбе в углу кабинета. На ней стояла высокая пирамида из прозрачного материала, внутри которой было вморожено тело чернокожего старика со сложенными на груди руками. Директор вылил на эту инсталляцию содержимое стакана.


-Послушайте, Биллинг, теперь у нас есть Филлипс. Выбросьте черномазого на помойку, хватит с ним возиться. Пусть резвится себе с духами предков, - Майерс насмешливо сощурил глаза.

-Э, нет. Вот теперь-то я его достану! Впереди долгая дорога, и он нас будет развлекать. Верно, Луа-ноноа?



Екатеринбург - Калининград

Автор: Юрий Некрасов
Творческая корректировка: Михаил "ChSnark" Пискунов и Андрей "КранК" Кузьмин

См.также[править]

Другие лорные рассказы о вселенной "Периметра":


Текущий рейтинг: 76/100 (На основе 13 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать