Гоэтия: Эксперименты

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

На просторах всемирной сети можно найти множество отчётов разновозрастных школьников с 4стора и девиц с богатым внутренним миром о призываниях матных гномиков, ёжиков, бабок-матершинниц и прочих попобав. Но описаний экспериментов с призывом персонажей из классического средневекового каббалистическо-гоэтического пантеона почти не сыскать. Здесь будут представлены наиболее вменяемые и запоминающиеся эксперименты по эвокации не абы кого, а демонов Гоэтии.

Вызов Бима[править]

Повествование взято из книги западного телемита и рыцаря Ордена Тамплиеров Востока, исследователя магических феноменов Стивена Сэйвдоу. Перевод: Анна Блейз, 2015 г. Взято с сайта oto.ru.

Гоэтические эксперименты № 1—5[править]

Коллега и партнёр автора пожелал остаться анонимным, так что здесь мы будем обозначать его только инициалами — С. Г. Оба оператора вели записи об экспериментах по отдельности, но в этой книге приводятся данные только из дневника автора. Все воспроизведённые здесь большие цитаты и диалоги взяты из записей, которые велись от руки на протяжении пяти последних лет, местами почти неразборчиво, без знаков препинания и разделения на абзацы. В ходе работы над книгой все цитируемые фрагменты дневника были отредактированы и, при необходимости, разъяснены.

Подготовка к серии гоэтических экспериментов началась в январе 1985 года, а первый эксперимент был проведён в начале мая того же года. Для эвокации мы выбрали демона № 26, Бима (Bim). Его сигил был выгравирован на медном диске, и все использованные для этого материалы были подготовлены заранее должным образом.

Согласно общим указаниям, перечисленным в главе 6, герцогов можно вызывать только от восхода солнца до полудня и только в ясную погоду. Кроме того, день, выбранный для эвокации, должен приходиться на период до полнолуния и носить нечётный номер в лунном цикле (считая от новолуния). Герцогами управляет Венера, так что проводить вызывание следует в пятницу. Кроме того, мы решили, что для этого ритуала можно использовать благовоние Абрамелина, так как Бим — дневной демон, подчинённый знаку Стрельца. Для операций Стрельца хорошо подходит алойное дерево (lignum aloe), а оно входит в состав правильно изготовленного благовония Абрамелина.

Все нижеописанные гоэтические эвокации проводились в закрытом помещении длиной около 35 футов, шириной 25 футов и высотой 10 футов, с гипсокартонными оштукатуренными стенами и дополнительной звукоизоляцией из двойных листов пенопласта и двойных листов гипс-картона. Круг мы начертили на двух фанерных листах толщиной ½ дюйма и площадью 12х6 футов каждый, скреплённых вместе в квадрат 12х12. Углы этого фанерного квадрата были привинчены к полу болтами из нержавеющей стали размером 6 х ¾ дюйма, прошедшими сквозь покрытие пола в фундамент здания. Вначале мы начертили и освятили круг в соответствии с указаниями из главы 6. Затем начертили треугольник — на отдельном квадратном листе фанеры толщиной ½ дюйма и площадью 5х5 футов, приподнятом над полом на 3 фута. Чтобы этого добиться, мы прикрепили фанерный лист с треугольником к деревянной конструкции размерами 5х5х3 фута, собранной из листов фанеры толщиной ¾ дюйма и алюминиевых скоб. Эта конструкция, в свою очередь, была укреплена на листе фанеры толщиной ½ дюйма и площадью 6х6 футов, привинченной болтами к полу и закреплённой в фундаменте. Треугольник мы разместили на востоке, в двух футах от внешнего периметра круга, как и положено при вызывании герцога. Разумеется, все использованные материалы были должным образом очищены и освящены заранее.

К сожалению, дом находился в довольно густонаселённом районе, и наши эксперименты, как и следовало ожидать, не лучшим образом сказались на отношениях с соседями.

Поначалу автор поленился выучить наизусть все пространные заклинания, проклятия и узы «Гоэтии» очень трудно. Поэтому мы переписали все эти тексты на листы высокосортной бумаги, очищенной и освящённой, и вложили в подготовленную таким же образом папку с тремя кольцами, чтобы можно было брать их с собой в круг. Но, как ни досадно, ни в одном из вызываний, в которых заклинания читались по бумаге, добиться сколько-нибудь значительных результатов не удалось. Фактически, первые наши четыре эксперимента не увенчались успехом.

Только на пятой попытке вызывания Бима нам удалось установить первый, хотя и краткий, не долее двух-трёх секунд, контакт с некой сущностью, один только намёк на присутствие которой наверняка повлёк бы за собой трагические последствия для человека неподготовленного. И даже нам с коллегой, несмотря на всю тщательную подготовку, это событие внушило такие серьёзные опасения, что провести шестой эксперимент мы отважились лишь через восемь с лишним месяцев. Ниже следует отрывок из дневниковой записи от 15 ноября 1985 года, относящейся к пятой попытке вызывания демона по имени Бим:

В ходе второй декламации второго заклинания, на фразе «…пламенем вкруг престола, ангельским сонмом небес и великой премудростью Божьей я заклинаю тебя: явись перед этим кругом…», с восточной стороны донёсся оглушительный рокот, подобный раскату грома, и прямо у нас над головами прозвучали два слова: «Вы — дураки!» — но назвать это «голосом» в обычном смысле слова было нельзя. То был необыкновенно глубокий горловой баритон, резонанс от которого буквально пронизал и меня, и С. Г. насквозь, до самых глубин нашего естества.

Несмотря на то, что никакого зримого явления духа не последовало, нас обоих охватил необъяснимый страх. Ужас и отвращение — это первобытная инстинктивная реакция человека на встречу с демонической сущностью. Со временем их необходимо преодолеть, но ни С. Г., ни я ещё ни разу не сталкивались с подобной силой или сущностью, не принадлежащей к обычному человеческому миру. Вероятно, её можно было бы описать как некое концентрированное зло, но всё же никакие слова не передадут в полной мере этого страха и омерзения. Приготовиться по-настоящему к первому подобному столкновению просто невозможно; порыв бежать и скрыться от той ужасной судьбы, что может ожидать нас в когтях демонического порождения преисподней, непреодолим.

Мы немедленно прекратили эвокацию и, трясясь от ужаса, провели отпущение и закрытие, а затем целую серию изгнаний: Малый ритуал изгоняющей пентаграммы, Малый ритуал изгоняющей гексаграммы, Изгоняющий ритуал Змея и Звёздный Рубин. Но и после этого некая тёмная сила по-прежнему витала в храме, подобно густому туману или облаку: отвратительное, противоестественное ощущение от незримого присутствия измученной и истерзанной души, осуждённой на бесчисленные эоны вечного адского проклятия.

Часом позже С. Г. устал и ушёл, а я, проводив его, вернулся в храм и ещё раз провёл все четыре изгоняющих ритуала, а затем ещё и гексаграмматические ритуалы изгнания всех семи планет. Затем, ещё через час, я возвратился снова, но на сей раз из-за усталости ограничился лишь Изгоняющим ритуалом Змея и Звёздным Рубином. (Конец записи)

Эта мрачная тень витала в храме ещё около двенадцати дней, выдержав более сотни тщательно исполненных изгоняющих ритуалов. Её можно описать как некий астральный «туман», заполнивший рабочее пространство и, по-видимому, расползшийся по всему дому. Несколько посетителей за этот период отмечали, что испытывают какое-то «тягостное чувство» и в других комнатах; наблюдались также незначительные явления полтергейста. Однако никаких более серьёзных последствий замечено не было, и по прошествии этого периода всё вернулось к «норме».

Гоэтические эксперименты № 6—8[править]

В ходе шестого эксперимента, проведённого в пятницу 18 июля 1986 года, С. Г. и автор этих строк снова, как и в предыдущие пять раз, попытались вызвать Бима. Эта попытка не увенчалась успехом, равно как и следующий, седьмой эксперимент.

На восьмой раз мы впервые решили использовать «чёрный ящик», описанный в разделе «Гоэтии» под названием «Проклятие общего рода, именуемое оковами духов», и этот опыт стал вторым по счёту, в котором нам удалось добиться звукового эффекта. Кроме того, мы поместили в круг небольшую жаровню-хибати, стеклянную банку, наполненную смесью серного порошка и листьев камфары, и щипцы. Всё это, включая чёрный ящик, было приобретено во вторник и должным образом очищено, освящено и завёрнуто в чёрную ткань, а затем хранилось в надёжном месте 35 дней, вплоть до первого употребления.

Упомянутый звуковой эффект случился при первом чтении «Заклинания огня», приблизительно через тридцать секунд после того, как мы вложили в чёрный ящик (дно которого было заранее посыпано смесью серы и камфары) сигил Бима, выгравированный на медном диске, и поставили ящик на решётку над углями, горевшими в жаровне. Следующий отрывок взят из дневниковой записи за 12 декабря 1986 года:

При первом чтении «Заклинания огня», на словах «…я буду жечь тебя вечным огнём и предам тебя вечному забвению…», снова раздался раскат грома, хотя и не такой оглушительный, как во время 5-го эксперимента. Казалось, он исходит из треугольника, расположенного на востоке. Затем тот же самый гортанный баритон провибрировал: «Учи слова!». На сей раз мы были готовы к чему-то подобному, хотя и несколько устали дышать зловонными парами, поднимавшимися от чёрного ящика на углях, да и побороть неизбывный первобытный инстинкт, побуждающий бежать от всего сверхъестественного, было непросто.

Мы повторили проклятие и оставили сигил в чёрном ящике, но и после третьего повтора никаких результатов не последовало. Тогда мы провели отпущение и закрытие, а затем — Малый ритуал изгоняющей пентаграммы, Малый ритуал изгоняющей гексаграммы, Изгоняющий ритуал Змея и Звёздный Рубин.

Не выходя из круга, я снял чёрный ящик с углей, вынул из него щипцами медный диск, а прочее содержимое ящика высыпал на угли; смесь заискрила и дала на редкость отвратительный дым. Затем мы покинули круг, оставив смесь прогореть до пепла. После этого мы вернулись и тщательно проветрили комнату, включив электрические вентиляторы. Затем мы совершили воскурение благовонием Абрамелина в большом количестве, а затем — столь же обильное воскурение смесью мускуса и мирры.

Через несколько часов я пришёл ещё раз и снова провёл те же четыре изгоняющих ритуала. После этого я собрал из жаровни весь пепел до последней частички, отвёз его на берег океана и развеял по ветру, чтобы он смешался с песком и морской водой. Затем я вернулся в круг и ещё раз повторил четыре изгоняющих ритуала, после чего сделал изгоняющие гексаграммы всех семи планет.

Уже знакомое нам присутствие Бима чувствовалось в храме ещё некоторое время. На сей раз оно явственно ощущалось в течение шести дней (несмотря на пятьдесят с лишним изгоняющих ритуалов, проведённых за этот период), а потом стало едва заметным и в таком качестве продержалось ещё два дня. По общему впечатлению оно практически не отличалось от остаточных эффектов после пятого эксперимента, хотя явлений полтергейста не наблюдалось, а посетители не отмечали никаких необычных ощущений. Поскольку на этот раз «осадок» держался не так долго, мы предположили, что эвокация дала не настолько мощный эффект, как в пятом эксперименте, или же наши изгоняющие ритуалы по какой-то причине оказались более действенными.

Гоэтический эксперимент № 9[править]

Через несколько дней после 8-го эксперимента мы с С. Г. подробно обсудили результаты и пришли к выводу, что прежде, чем приступать к эксперименту № 9, все эти длинные заклинания, проклятия и «Оковы» следует выучить наизусть. Вызвать демона Бима ко зримому явлению до сих пор так и не удалось, а поскольку в ритуальной магии всегда нужно доводить начатое до конца, выбора у нас не было.

Заучить наизусть девять страниц ритуального текста — дело небыстрое, а поскольку нам обоим приходилось работать ещё и над другими проектами, до следующего эксперимента прошло почти пять месяцев. Но 8 мая 1987 года мы снова отважились войти в круг, подготовившись лучше, чем когда-либо. Мы вооружились мечами и магическими кольцами, «чёрным ящиком» и двумя сигилами Бима, выгравированными как положено на подготовленных должным образом медных дисках. Один из этих дисков с прикреплённой на обороте серебряной пентаграммой Соломона автор этих строк подвесил себе на шею на толстой серебряной цепи. Второй диск мы взяли с собой в круг на тот случай, если придётся воспользоваться «чёрным ящиком». Как и в прошлый раз, мы установили в круге жаровню и взяли банку со смесью серы и камфары и щипцы.

Как и во всех предыдущих опытах, мы совершили подготовительный ритуал. Автор этих строк провёл очищения, освящения и изгнания, после чего второй оператор вошёл в круг и занял своё место в центре.

Дальнейшие события были описаны в дневнике:

С. Г. начал с первого заклинания и повторил его трижды — но безрезультатно. Я стоял на гексаграмме в восточной части круга, неподалёку от треугольника, и держал наготове меч. Все мои мысли были сосредоточены на вопросах, которые предстояло задать духу, если удастся его вызвать, но, тем не менее, я держал в голове все заклинания и проклятия на тот случай, если мне придётся перехватить инициативу. С. Г. перешёл ко второму заклинанию и повторил его трижды, опять-таки безрезультатно. Тогда он трижды прочёл третье заклинание и трижды — «Призывание Короля», а затем решил приступить к последовательности проклятий. Он развёл огонь в жаровне (мы использовали стандартный самовозгорающийся уголь), ещё раз прочитал третье заклинание, а затем — первое проклятие. Ничего не произошло. Тогда С. Г. засыпал в ящик смесь камфары с серой и положил медный диск с сигилом Бима, а затем поставил ящик на решётку жаровни.

Прочитав «Заклинание огня» и «Второе проклятие», С. Г. приступил к «Великому проклятию». Как только он произнёс первую фразу: «Итак, ты по-прежнему упорствуешь, и не желаешь повиноваться, и не являешься предо мной, чтобы ответить на то, о чём я тебя вопрошу…», — из самого центра чёрного круга в треугольнике начал подниматься густой серый туман, как будто исходящий из маленького отверстия в этой центральной точке. С. Г. заметил туман, но решительно продолжал говорить и дочитал проклятие до конца. Затем он умолк; он стоял у меня за спиной, и я не видел, что происходит; но я решил, что он всматривается в этот туман так же напряжённо, как и я. Я заметил, что он не стал повторять проклятие, но не знал, чего ожидать в ближайшие несколько минут, а потому постарался подготовиться, насколько это было возможно.

Затем С. Г. быстро извлёк сигил щипцами из «чёрного ящика» и снял ящик с решётки. Я не мог отвести глаз от треугольника: этого явления мы добивались двадцать семь месяцев кряду! Густой туман поднимался медленно, гораздо медленнее, чем поднимается обычный дым. К тому моменту, как С. Г. дочитал «Великое проклятие», эта дымовая завеса уже добралась до высоты примерно в два фута. Поднимаясь, туман распространялся всё шире, образуя воронку, на уровне пола всё ещё очень узкую, но расширявшуюся пологой вогнутой дугой и достигавшую в верхней части около 12—13 дюймов в диаметре.

Через две-три минуты после того, как С. Г. замолчал, туман поднялся уже до четырёх футов от пола. Основание воронки по-прежнему оставалось узким, но зато очень плотным, а по мере расширения и подъёма туман как будто истончался. При этом чёрный круг в треугольнике начал становиться как будто жидким или желеобразным; этот эффект распространялся вширь от центральной точки, где находилось то маленькое, около дюйма в диаметре, «отверстие», из которого поднимался дым или пар. В конце концов, весь чёрный круг словно превратился в озерцо чёрных, густых чернил. Вдобавок, это озерцо казалось слегка выпуклым, как будто снизу, из-под треугольника, на него давила какая-то сила. К этому моменту, минут через шесть после того, как С. Г. прекратил читать заклинания, туман уже поднялся до высоты примерно в пять футов, а диаметр воронки достиг около 25 дюймов. Основание её всё так же оставалось тонким, не более дюйма в ширину, но очень плотным по консистенции.

Мы переговаривались полушёпотом; я не отводил глаз от происходящего в треугольнике, и всё это время удерживал меч так, чтобы остриё было направлено прямо в его центр. С. Г. спросил меня, справлюсь ли я сам или ему стоит подойти и встать со мной рядом. Я сказал, чтобы он оставался начеку, но пока не двигался с места. Мой бронзовый щит — «магическое перстень» — лежал на полу под ногами, и я потянулся за ним левой рукой, по-прежнему удерживая меч в правой. Я был наготове — точнее, мне так казалось. Но до того я ни разу ещё не встречался лицом к лицу с силой, принадлежавшей не нашему миру, а миру иному — некой тёмной, яростной, бесплодной земле, которую даже вообразить себе не может почти никто, кроме тех немногих, кто дерзнул отворить врата, запретные для смертных. Если в решающий момент возникнут какие-то непредвиденные затруднения, оттуда, из-за этих врат, могут вырваться силы, способные в мгновение ока сокрушить оператора. Так был ли я и в самом деле готов? Исходя из того, что в итоге я выжил и даже могу об этом рассказать, приходится допустить, что да — по крайней мере, отчасти. Однако я понятия не имел, чего следует ожидать.

Туманная воронка поднялась на высоту чуть более шести футов от уровня треугольника — почти под самый потолок (треугольник находился на возвышении, так что от уровня пола верхнюю часть воронки отделяло примерно футов девять). В самой верхней части её ширина достигла уже около 35 дюймов. Она оставалась неплотной, а края её слегка загибались внутрь.

С. Г. начал читать «Обращение к духу», и после фразы «БАТАЛ (Bathal) или ВАШАТ (Vashat), мчащийся на АБРАК (Abrac! АБЕОР (Abeor), сходящий на АБЕРЕР (Aberer)!» — воронка начала вращаться вправо, против часовой стрелки, поначалу медленно, но постепенно ускоряя ход. Не зная, что предпринять, я просто наблюдал за тем, как она раскручивается всё быстрее и быстрее. Точно рассчитать скорость вращения было невозможно, потому что нижняя часть, казалось, вращалась быстрее верхней, как обычно бывает с воздушными вихрями, но, по приблизительной оценке, на пределе своей скорости эта воронка совершала от одного до двух оборотов в секунду. Вращаясь, она создавала тягу, так что вокруг меня и за спиной ощущались странные воздушные потоки. Вдобавок температура в комнате заметно упала — должно быть, градусов на 10—15.

Через три минуты после того, как С. Г. дочитал «Обращение», эти воздушные потоки стали вызывать вполне ощутимые неудобства. Волосы у меня были длинные, до середины плеч, и от этих потоков они стали развеваться, закрывая боковой обзор, а временами даже и фронтальный. Я взял себе на заметку, что в дальнейшем волосы надо будет или подстричь, или завязывать в хвост.

К этому времени серый туман принял отчётливую форму стремительно вращающейся воронки, и из этой серой мглы начал проступать некий облик. Вначале, приблизительно через четыре минуты после того, как С. Г. закончил декламировать «обращение», в сером тумане возникла маленькая цветная точка. Различить её цвет поначалу не удавалось, но вскоре она превратилась в лилово- или пурпурно-серое пятнышко, которое стало растягиваться вверх и вниз, преображаясь в слабо окрашенную прямую линию, постепенно утолщавшуюся. По мере того, как это пятнышко разрасталось во все стороны, цвет его становился всё более насыщенным, хотя на протяжении ещё двадцати или тридцати секунд невозможно было понять, какую в результате оно примет форму.

Итак, в этом сером тумане скрывалась некая сущность, хотя из-за вращения толком разглядеть её было нельзя. Я обратил внимание, что чёрный круг в треугольнике по-прежнему остаётся выпуклым, и чёрная полужидкая или желеобразная масса, в которую он превратился, как будто пульсирует или растекается под давлением снизу. Основание воронки между тем расширилось до 6—8 дюймов в диаметре, и по мере того как вращение ускорялось, туман понемногу становился всё более плотным. Затем, наконец, я стал различать достаточно определённую форму, скрытую в этом туманном облаке, а лиловый цвет стал совершенно отчётливым.

А затем этот лиловый цвет внезапно вспыхнул у меня перед глазами и залил всё поле зрения, так что в следующие несколько секунд я не видел ничего, кроме него, — словно мне на голову набросили лиловое одеяло. Нормальное зрение довольно быстро восстановилось, но и после этого вся комната оставалась как будто залита лиловым светом.

Воронка из серого тумана продолжала быстро вращаться, но теперь из неё на высоте около шести дюймов над уровнем глаз выглядывало какое-то лицо. Я отчётливо его рассмотрел: оно напоминало волчью морду тошнотворно голубого цвета, с двумя коротенькими рожками между острых ушей. Глаза были ярко-жёлтыми, без зрачков, и смотрели на меня сверху вниз с неприкрытым гневом и отвращением.

Я направил меч прямо ему в лицо и твёрдо произнёс: «Именем ИЕХОВА (IEHOVAH) повелеваю тебе предстать предо мною в человеческом облике, приятном для глаз, безо всякого уродства и безобразия». К тому моменту, как я произнёс слова «в человеческом облике», лицо в треугольнике начало испускать тихое повизгивание. Звук становился всё громче и, наконец, перерос в оглушительный рёв, эхом отдающийся от стен, — как рычание льва, терзаемого ужасной болью. Затем рёв оборвался, и лицо скрылось в тумане.

Я повторил свой приказ, использовав имена ИЕХОВА (IEHOVAH), Тетраграмматон (TETRAGRAMMATON), Анафаксетон (ANAPHAXETON) и Примеуматон (PRIMEUMATON). Лицо больше не появлялось, но раздался всё ещё довольно громкий баритон:

— За что ты меня так мучаешь?

В голосе явственно слышалась боль. Всё ещё направляя на него меч правой рукой, а в левой держа диск, я ответил:

— Повелеваю тебе предстать передо мною немедленно, в зримом и приятном для глаз обличье, а не то твои муки будут длиться вечно.

Из тумана показалась мускулистая голубая рука с когтями, сделала круговой взмах и снова исчезла. В тот же миг баритон прогремел: «Ты мне не хозяин!».

Я набрал в лёгкие как можно больше воздуха и принялся перечислять имена, вибрируя их на самой высокой ноте, какую только мне удалось взять: Яхве (YHVH), Адонаи (ADNI), Элохим (ALHIM), Агла (AGLA), Цебаот (TZABAOTH), Шаддаи (SHADDAI), Элим (ELIM), Эль (AL), Ях (YAH), Тетраграмматон (TETRAGRAMMATON), Анафаксетон (ANAPHAXETON), Примеуматон (PRIMEUMATON), Йешимон (YESHIMON), Гесион (HESION), Анабона (ANABONA), Йод (YOD) и Вав (VAU). Не могу точно сказать, почему я использовал именно эти имена и в таком порядке, но в тот момент мне это показалось правильным. При этом я по-прежнему держал в правой руке меч, направленный остриём к тому месту, где раньше находилось лицо, а в левой руке — диск.

Из клубов дыма раздалось какое-то ворчание, перешедшее в стон. Затем прозвучали слова:

— Я буду говорить с тобой.

— Тогда покажись и назови своё имя и обязанности, — потребовал я.

— Я не желаю ни показываться, ни открывать своё имя. Я сказал, что буду говорить с тобой, — последовал ответ.

Голос был низкий и как будто исходил с востока, но слегка отдавался у меня в голове, как эхо.

— Я приказываю тебе показаться и назвать своё имя и обязанности, — повторил я.

— Нет! — упрямо ответил дух.

Чувствуя себя увереннее от того, что мне, наконец, что-то удалось, я скомандовал снова:

— Повелеваю тебе показаться в зримом обличье — силою (тех же четырнадцати имён в том же порядке).

Когда я провибрировал «Вав», снова раздалось тихое повизгивание, переросшее в львиный рык. Затем рык внезапно оборвался, и в верхней части туманного облака над треугольником появилось лицо. Жёлтые глаза, лишённые зрачков, уставились на меня сверху вниз точно так же, как и пару минут назад, — с явным отвращением и презрением. Пятнистая кожа тошнотворного голубоватого цвета наводила на мысли о частично оживлённом трупе, — описать это точнее я не в состоянии.

Я по-прежнему держал меч в правой руке, указывая остриём на то же самое место. Я старался изображать невозмутимость, насколько мог, хотя и не уверен, что у меня получилось. Я произнёс «Приветственное обращение», а затем подошёл к границе круга и сказал:

— Пантаклем Соломона я призвал тебя! Дай мне правдивый ответ!

При этом я левой рукой подложил диск под талисман, висевший у меня на шее на цепочке, и выставил его перед собой. Я не хотел выпускать диск из рук и старался держать его повыше на тот случай, если придётся защищать лицо.

— И кто же ты таков? — вопросил голос с востока.

Я предположил, что это сказал дух, хотя губы на лице не двигались. Слова опять отдались эхом у меня в голове, а жёлтые глаза духа, казалось, изучают меня и окружающую обстановку.

— Вопросы здесь задаю я. Назови своё имя и обязанности! — потребовал я, уже начиная раздражаться. Смею предположить, что это лучше, чем испугаться до полусмерти, хотя здравомыслящий человек на моём месте, конечно, был бы перепуган.

— Я известен под многими именами, — раздалось у меня в голове.

— Я устал от твоего непослушания и упрямства, — рявкнул я. — Назови мне своё имя, или я перейду к пытке.

Я снова набрал воздуху в лёгкие и провибрировал те же четырнадцать имён на самой высокой ноте, какую только смог взять.

По лицу пробежала лёгкая гримаса, и голос заявил:

— Одни называют меня Турель (Turel), другие…

— Врёшь! — выкрикнул я. — Тураэль (Turael) — вестник Юпитера, и это не ты. Я не потерплю от тебя лжи, и если ты не дашь мне правдивый ответ…

— Моё истинное имя — Бомашияэль (Bomashijael), — перебил голос. — Чего ты от меня хочешь?

— Во-первых, назови мне своё истинное имя, — сказал я. — Если ты будешь и дальше меня обманывать, то навлечёшь на себя немыслимые муки в неугасимом…

— Я уже назвал тебе своё имя, — снова перебил голос. — Я — Бомашияэль, и правит мною знак лучника. А теперь отпусти меня!

— Ты не в том положении, чтобы чего-то от меня требовать. Если твоё истинное имя — Бомашияэль и по природе ты родствен Стрельцу, то какое число тобою управляет? — спросил я.

— Неужто ты не знаешь? И ты говоришь, что способен мною управлять? Да я могу уничтожить тебя в мгновение ока…

— Я связал тебя своею властью, разве нет? Ну, попробуй, уничтожь меня, если можешь.

Ответом мне было очередное ворчание; глаза прищурились, словно пытаясь просверлить меня взглядом, но я и бровью не повёл.

— Вижу, по какой-то непонятной причине ты меня щадишь, — заметил я. — Ну так что, может, подружимся?

— Что ты хочешь этим сказать? Ты говоришь загадками, а я не могу отвечать правдиво на пустое сотрясание воздуха, — проговорил голос уже немного потише.

— Тогда скажи мне, какое число тобою управляет! — приказал я.

— Девятнадцать, — процедил он.

— Итак, ты — Бомашияэль, по природе родственный Стрельцу и подвластный числу девятнадцать и всему, что соответствует этому числу, — подытожил я. — И это действительно так? Если ты лжёшь мне…

— Это моё истинное имя и моя природа, — перебил он.

— Тогда каким именем я могу управлять тобою? — спросил я.

— Этого я тебе никогда не открою! — заявил он.

— Вот же зловредный упрямец! — взбесился я. — Хочешь, чтобы я предал тебя на муки до конца времён? Если ты меня доведёшь, я так и сделаю!

Позже я поражался своей отваге; такое ощущение, что в ходе всего этого диалога я действовал не вполне по собственной воле. Кто-то мною руководил, и с духом беседовало какое-то моё альтер-эго. В моей речи появились архаические обороты, и сердился я сильнее, чем мог от себя ожидать. В целом, я действовал так, как на моём месте действовал бы более сильный и могущественный маг. Возможно, это была инстинктивная реакция на опасность, потому что проявление слабости или неуверенности в такой ситуации могло бы навлечь на меня беду, — но, так или иначе, на протяжении всего этого эпизода я не испытывал ни малейшего страха. Наоборот, я ощущал какую-то странную приподнятость и воодушевление, и причиной тому было скорее самодовольство, чем адреналиновая реакция. Теперь, задним числом, мне кажется, что в той ситуации я был «не вполне собой», — по крайней мере в той её части, когда диалог развивался особенно бурно.

Я крикнул С. Г. через плечо, чтобы он приготовил «чёрный ящик», но демон остановил его.

Затем я снова подвёл итог:

— Итак, ты — Бомашияэль, дух Стрельца, подвластный тому, кто представлен числом девятнадцать, и я могу повелевать тобой силою твоего имени.

— Это правда, — последовал ответ.

На протяжении всего этого диалога комнату по-прежнему заливал неяркий лиловый свет, ставший заметным ещё при первом явлении лица над треугольником. С того момента я всё время стоял перед треугольником, в правой руке держа меч и направляя его остриё на лицо духа, а в левой — диск, который при необходимости можно было быстро поднять перед собой.

— Каковы же твоё звание и обязанности? — спросил я.

— Коль скоро ты сумел совершить то, что делаешь сейчас, тебе наверняка уже известны и мой чин, и мои особые дарования, — отвечал дух.

— Я желаю знать больше. Гораздо больше.

Дух: Чего же именно ты желаешь?

Оператор: Я уже сказал тебе: вопросы здесь задаю я.

Дух: Тогда спрашивай!

Оператор: Каковы твоё звание и обязанности?

Дух: Я правлю тридцатью девятью легионами Араб-Зарака (Arab-Zaraq) как полновластный эрцгерцог во владениях Амаймона (Amaimon).

Оператор: А твои обязанности?

Дух: Большей частью мои обязанности состоят в работе с мёртвыми. Я могу оживлять трупы и заставлять их рассказывать о своей прошлой жизни. Также я могу собирать их вместе и создавать воинства из гниющих тел. А также я обучаю искусству некромантии.

Оператор: И это всё, на что ты способен?

Дух: У меня есть и несколько второстепенных обязанностей.

Оператор: Каковы они?

Дух: Я могу правдиво отвечать на вопросы обо всех тайнах природы. Я могу даровать красноречие. Также я могу внушать влюблённость женщинам, равно как и мужчинам.

Оператор: Говорят, что ты также даруешь богатство тому, кто способен связать тебя.

Дух: Когда-то так и было, но со временем жажда материального богатства утратила свою ценность, ибо истинной мерой превосходства стала власть. Даже среди смертных самые могущественные не имели богатства, примером чему — тот назарянин, Христос, которому род ваш поклонялся как богу две тысячи лет по его смерти. Мы увидели, что люди могут обогащаться и без нашей помощи, а нам современные деньги ни к чему, так что теперь материальные блага интересуют только людей, но не нас. Иные из нас умеют находить забытые клады, но для этого может понадобиться далёкое путешествие, ибо осталось не так уж много кладов, пропавших бесследно. Да и эти немногие добыть подчас непросто.

Такой развёрнутый ответ застал меня врасплох. До сих пор все ответы были сухими, краткими и даже резкими; дух старался говорить как можно более лаконично, не выходя за рамки прямого ответа на вопрос. Я предположил, что все эти разглагольствования призваны сбить меня с толку, и не стал развивать тему дальше. Но, так или иначе, я понял, что с появлением бумажных денег духи утратили способность создавать богатства при помощи иллюзий и обмана. Возможно, это связано с тем, что финансовым делам теперь сопутствует подробная отчётность, а количество выпускаемых купюр строго регламентируется. Разумеется, гордость ни за что бы не позволила духу признать, что он утратил власть над материальными богатствами, но он обошёл этот вопрос поистине дипломатично. Надежда обзавестись помощником в финансовых делах была не главной из причин, по которым мы решили вызвать именно этого духа, так что я спокойно перешёл к дальнейшим расспросам, сосредоточившись на теме, которая интересовала меня по-настоящему.

Оператор: Говорят, что ты хорошо разбираешься в природе и свойствах духов и душ умерших, а также многое знаешь о мирах, в которых они обитают.

Дух: Некромантия — воистину сложное искусство; хотя тому, кто сумел призвать мой дух, наверняка достанет способностей, чтобы этому обучиться. Если бы ты освободил меня, я бы смог тебе показать…

Оператор: Ты останешься связанным до тех пор, пока я не удовлетворюсь твоими ответами. Ты донельзя меня раздражаешь своими смехотворными попытками обмануть меня и провести, и если ты не образумишься, тебе придётся сильно пожалеть о своей дерзости. У меня есть к тебе определённые вопросы, и я требую, чтобы ты ответил на них правдиво.

За этим последовало ещё немало болтовни, занявшей в записи десять страниц и в основном сводившейся к отвратительному пустословию и завуалированным (и не очень) оскорблениям личного свойства. Полезных сведений из остальной части разговора извлечь почти не удалось, так что на этом мы завершим настоящую главу, а в главе 12 я попытаюсь изложить некоторые свои выводы по поводу философских установок, присущих демонам. Стоит отметить, что демон часто пытается убедить оператора «отпустить» или «освободить» его. Но отпускать духа до того, как будут получены ответы на все запланированные вопросы, и до того, как он произнесёт клятву, изложенную в главе 7, ни в коем случае не следует.

Результаты[править]

Полное описание проведённой нами серии гоэтических экспериментов занимает более 500 страниц, подшитых в две папки форматом 8х10 дюймов. Однако бóльшая часть этих материалов не подлежит публикации, так как содержит указания по проведению черномагического ритуала. Если эта информация поможет кому-либо в занятиях чёрной магией, кармические последствия неизбежно вернутся к автору. Кроме того, в упомянутых записях содержатся сведения личного характера, касающиеся только самого автора и его коллеги, и некоторые факты, разглашение которых могло бы чрезвычайно пагубно отразиться на жизни многих людей, не говоря уже о самом авторе. Вдобавок, многое из того, что мы обсуждали с духами, нельзя принимать на веру без существенных оговорок. Из двадцати четырёх экспериментов семь не принесли никаких результатов; в трёх случаях удалось установить лишь голосовой контакт; в шести — добиться частичной материализации, а в восьми случаях вызываемые духи представали в зримом обличье полностью. Ни один из этих духов не явился в том облике, который приписывается ему в «Гоэтии». Все они принимали различные человекоподобные формы, от скелетообразных до чрезвычайно тучных. У всех глаза светились ярко-жёлтым светом и были, по всей видимости, лишены зрачков. Кожа у всех была голубоватая, как у разлагающегося трупа; и у всех имелись острые зубы или клыки, когти на руках, выпуклый лоб и пара коротких рожек прямо надо лбом. Носы их напоминали, скорее, звериные рыла; подбородки были необычно заострены, а уши, также остроконечные, располагались высоко на голове. Некоторые черты внешности — форма лица, оттенок кожи и отдельные особые приметы — варьировались в широких пределах. Кроме того, каждый дух, судя по всему, был способен изменять свой внешний вид.

Голоса тоже были самые разнообразные — от глубокого баритона до пронзительного сопрано. Каждое слово отдавалось эхом и вибрировало в голове оператора. На самом деле я до сих не знаю, были ли эти голоса вообще слышны за пределами рабочего пространства. Наши ближайшие соседи упоминали о необычных шумах, доносившихся из нашего дома в ходе экспериментов, но никто из них не утверждал, что эти шумы походили на человеческие голоса. К счастью, моя рок-группа нередко репетировала у меня дома, и соседей удалось убедить, что это были звуки синтезатора.

Некоторые события повторялись при каждом успешном эксперименте. К их числу следует отнести странное лиловое свечение, заливавшее всё рабочее пространство; мы с коллегой предположили, что через «врата», которыми приходил демон, в наш мир отчасти просачивалась и атмосфера демонического мира, принимавшая в свете свечей лиловый оттенок. Кроме того, над треугольником всегда появлялось воронкообразное облако, а из чёрного круга в центре треугольника как будто сочилось вязкое на вид, слизистое вещество. Всякий раз возникали странные воздушные потоки и электрические вспышки, а температура в помещении заметно падала.

Нам удалось вызвать Бима, Гималиэля, Андреальфуса, Хальфаса, Шакса, Гамигина, Набериуса и Мальфаса. В ходе двадцать четвёртого (и последнего) эксперимента мы попытались вызвать Фуркаса, и это чуть было не кончилось катастрофой: эффект был сопоставим со взрывом умеренной силы. Так я убедился в том, что место для опытов выбрано неподходящее. Кроме того, я осознал, что пренебрегаю жизненно важными делами, чтобы выкроить время для магической работы, — а между тем без определённой финансовой стабильности продолжать эксперименты было бы невозможно. В итоге я решил сделать перерыв до той поры, пока не подыщу более удачное место для практики.

Приступая к эвокациям, я надеялся, в первую очередь, получить ответы на некоторые определённые вопросы, а во вторую — разбогатеть при помощи духов. Но, как выяснилось, гоэтические демоны не помогают разбогатеть. У них нет ни власти над современной финансовой системой, ни способности создавать из ничего драгоценные камни или старинные золотые монеты. Они могут сообщать важные сведения из области различных оккультных дисциплин, таких как астрология, наука о магических свойствах растений и камней и так далее, а также давать любопытную личную информацию об отдельных людях, но ни на чём из этого сделать деньги законными способами невозможно. Кроме того, я убедился на практике, что любую содержательную информацию, полученную от демонов, будь то личного или общего свойства, следует принимать с осторожностью, не забывая о том, из какого источника она исходит. Все сведения необходимо тщательно взвешивать и проверять.

Тем не менее, для вызывания гоэтических демонов остаётся ещё немало других причин. «Обязанности» этих духов, то есть их особые магические таланты, открывают перед магом поистине безграничные возможности. Спектр упомянутых «обязанностей» чрезвычайно широк — от управления землетрясениями до любовной магии, — но к числу самых важных демонических способностей относятся обучение различным оккультным искусствам и наукам, ответы на вопросы о событиях прошлого, настоящего и будущего и поиск потерянных вещей.

Кроме того, гоэтические духи могут нападать на врагов оператора и даже убивать их. Пару разу мне довелось вызвать переполох в оккультных группах и нажить себе недоброжелателей, но ни разу ещё дело не зашло так далеко, чтобы пожелать кому-то мучительной и ужасной смерти, — да я и в принципе не способен на такую враждебность. Разумеется, любая подобная операция проходит по разряду чёрной магии, как та определяется выше, в главе 1[40].

С моей точки зрения, никакие материальные выгоды не стоят риска, с которым сопряжено вызывание гоэтических демонов. Желания любовного или сексуального характера куда проще исполнить при помощи талисманов и обращения к силам венерианской природы. Отличного фамильяра, то есть духа-помощника, можно добыть самостоятельно, просто подыскав сущность подходящего вам рода. А по вопросам лечения следует обращаться не к духам, а к компетентным специалистам-медикам.

Неизбежная угроза гибели может существенно перевесить любые потенциальные выгоды от получения желаемой информации, пусть даже самой ценной. Кроме того, не наберётся и одного процента людей, способных без серьёзных последствий выдержать ту физическую и душевную нагрузку, что выпадает на долю оператора. Следует признать, что эксперименты по эвокации сказались и на самом авторе этих строк — и не только благотворно.

Негативные последствия заключаются в том, что эвокация требует огромных затрат энергии. Оператор истощает свои резервы, в результате чего процессы физического износа организма, похоже, ускоряются и клетки начинают преждевременно стареть. Нужно потратить годы на предварительную подготовку, регулярно и в полном объёме выполняя упражнения по накоплению энергии и просто физические упражнения, — в противном случае оператор почти наверняка не вынесет чисто физической нагрузки. Психологический стресс тоже очень силён и может повлечь за собой такие тяжёлые душевные расстройства, по сравнению с которыми даже смерть покажется милосердным избавлением.

Тем не менее, для хорошо подготовленного и сведущего оператора гоэтическая эвокация не представляет особой опасности. Разумеется, всё зависит от индивидуального физического и духовного состояния и от способности генерировать личную энергию, от умения должным образом изгонять стихийные и планетные энергии, а также от дотошного следования букве инструкций. Тому, кто желает стать опытным заклинателем, следует дисциплинированно выполнять различные упражнения, описанные в предыдущих томах этой серии. Частое и регулярное их выполнение на протяжении нескольких лет превратит мага в опытного оператора, способного экспериментировать с ритуальным вызыванием демонов.

Следует также отметить, что необходимость в эвокации на практике возникает редко. Маг-ритуалист может благополучно прожить всю жизнь, так ни разу и не прибегнув к этому инфернальному искусству, и это нисколько не принизит его как мастера. Ни один из самых знаменитых магов XIX—XX веков не провёл ни одной полностью успешной гоэтической эвокации. Эти великие маги могли с огромным интересом изучать руководства по вызыванию духов — например, «Ключ Соломона», который на протяжении нескольких веков считался основным учебником по ритуальной магии. Но ни Алистер Кроули, ни Сэмюэл Л. Макгрегор Мазерс, ни Артур Э. Уэйт, ни Элифас Леви, ни Фрэнсис Баррет никогда не заявляли открыто, что им удалось провести успешную гоэтическую эвокацию, завершившуюся полноценным и зримым явлением вызываемого духа. Так же обстоит дело и со всеми известными современными исследователями оккультизма.

На настоящий момент автор знает лишь пятерых ныне живущих человек, способных на успешную эвокацию, и только одного из них — лично. Что касается остальных, то двое из них, проживающие, по-видимому, в Европе, проводили успешные эвокации и добивались впечатляющих результатов. Об их существовании автор узнал в ходе подготовки к собственным экспериментам — правда, из не вполне надёжных источников. По-видимому, мастера ритуальной эвокации всеми силами стараются соблюдать секретность. На то есть несколько причин, и самая главная из них — защита от тех, кто может вынудить мага проводить эвокации для них.

Необходимо отдавать себе отчёт, что вызывать духов допустимо лишь ради своего духовного и интеллектуального развития, но не для того, чтобы произвести на кого-то впечатление и доказать, что вы обладаете особыми способностями. Главные задачи зрелого мага-ритуалиста — заботиться о поддержании запасов личной энергии и стараться достичь как можно более высокого уровня магического сознания. Он должен принять и соблюдать широко известное кредо мага: «Знать, дерзать, желать и хранить молчание».

Вызов Пэймона, или Как НЕ НАДО вызывать демонов[править]

Текст взят с сайта orthodox666.ru. Орфография и пунктуация сохранены.

Это лучший отчёт о гоэтических практиках из множества попадавшихся в поле зрения редакции Искусства Антитворения. Нехарактерная для подобных, как правило, схематичных креатур писцов-экспериментаторов данная работа поражает живостью литературного языка, обильными и глубочайшими философско-«бытовыми» и психологическими отступлениями вкупе с оккультной функциональностью. Всё это плюс клипотический PR сделало необходимым наличие данных выдержек из аутентичного магического дневника на нашем сайте.

Слава Сатане!

Art of Anticreation’s Mayhem

ИСТОРИЯ О ГОЭТИЧЕСКИХ ПРАКТИКАХ FD И О ТОМ, КАК СЛЕДУЕТ ВЕСТИ СЕБЯ С ДУХАМИ[править]

FD только закончил третий курс университета, помимо учёбы он работал младшим научным сотрудником в государственной сфере права, причём он получил эту должность, когда ему было 18 лет, что противоречило всем законам логики… Как-то вышло, что он, сам того не желая, ввёл в заблуждение крупного начальника, который решил, что у FD уже есть высшее образование. Но это отдельная история, не менее замечательная, о которой, возможно, будет когда-нибудь написано.

Кроме того, FD в то время увлекался гиперкомплексными динамическими системами и психологией. У него даже были свои пациенты. Некоторые из них сошли с ума, кто-то очень поднялся, кто-то остался ни с чем, поскольку не был готов к жертвам.

В это же время FD практиковал путешествия по тонким планам и магию Хаоса, посему позволял себе множество лирических отступлений в церемониальных ритуалах.

В то время сформировалась небольшая рабочая группа, в которой FD принимал далеко не последнее участие. Проводились какие-то совместные мероприятия, совещания, лекции, «встречи с замечательными людьми». Довольно большое место в этих мероприятиях отводилось «переделу власти», посему многих захлёстывал поток амбиций, в том числе и FD.

В один прекрасный день коллективный взор пал на гоэтию… FD был избран в качестве заклинателя. Ему же выпала честь выбора для эвокации кого-нибудь из 72 демонов гоэтии Лемегетона. Долго не думая, он ткнул пальцем в Пэймона. Пэймон оказался королём, что вдвойне льстило его притязаниям в то время.

Местом для вызова был избран лес. В рабочей группе был человек, назовём его «известным именем» «Александр»; он считал, что все церемониальные элементы нужно до мелочей просчитывать, и от них прямо зависят результаты практики. Поскольку он так считал, то он всё и рассчитывал — время, место, подбирал благовония, рисовал печати и имена. Природа не наделила FD мелочностью или педантизмом, а его увлечение магией Хаоса позволяло не обращать пристального внимания на всю эту «бюрократию».

На дворе стоял июль, и рабочая группа отправилась в лес. Все шли с полной уверенностью, что материализация будет исполнена успешно.

Само собой разумеется, что до практики на всех участников посыпались разного рода проблемы.

Лес был старый, смешанный, прекрасный, диковатый и немного больной. Естественно, дело не обошлось без алкоголя, чему было найдено рациональное объяснение: алкоголь выносит на астрал, где и живут эти оголтелые гоэтические духи…

Алтарь был сооружён из двух больших колод. Александр провёл изгнание в круге псалмами и освятил круг святой водой. Всё было готово и эвокация началась, лес содрогался от истошного чтения заклинаний.

Как потом оказалось, некоторые из заклинаний надо было читать по несколько раз, о чём FD не знал. Он всё вычитал, но в треугольнике ничего не изменилось. Причём, в силу своих (мягко сказать) нехристианских позывов, заклинатель считал не слишком функциональным вызывать духов с помощью божественных имён, от которых у него продуцировалась мания нигилизма.

Это закончилось тем, что после чтения классических заклинаний из ключиков Соломона, FD стал на краю круга перед треугольником, где по сказке должен явиться дух, и начал заклинать Пэймона посредством матерной брани, которая казалась ему не менее функциональной на астрале, чем всякие цабаоты, угрозы лягушками или стаями саранчи, которые когда-то обожрали Египет и тем порадовали еврейский народ… Казалось, что лучше заклинать ядерным оружием, спидом, маньяками или террористами, эон Гора, мать вашу. Казалось, всё прошло неудачно. Кое-как закончив практику, все остались менее удовлетворены, нежели им претили ожидания.

На Алтаре перед началом ритуала горела свеча, а после окончания практики она полностью растеклась на колоду и продолжала гореть в центре круга ещё около 6 часов, что, по меньшей мере, было необычно. Как потом оказалось, то был «хвост» — знак того, что дух не был качественно изгнан в конце ритуала, но остался. Никто из участников тогда даже не понимал, что Пэймон пришёл…

Мнимая неудачность практики вызвала агрессию и разочарование…

После этой практики FD заработал одержание, в течение дней 10 его буквально трясло, внутри играла агрессивность, раздражённость, бестия. Тело горело в напряжении, сознание постоянно пребывало на низшем астрале, никакой мыслительной активности. Малейший раздражитель и его виновники оказывались достойны смертной казни. Никакого либерализма и пощады, состояние не далеко ушедшее от животного мира. Прошло полторы недели и FD отпустило, это было просто славно. С ним случилось то, что именуется не иначе, как подселение. Организм сопротивлялся и созидался иммунитет, который есть единственная возможная и функциональная защита от подобных контактов.

FD лишний раз убедился, что человек — это динамическое существо. Динамика возможна только в незамкнутой системе. Для развития человека всегда нужны возможности и хаос — как пространство развёртывания. Отсюда следует, что «кто бы» и «как бы» не захотел, нет шансов организовать полностью статичную, «замкнутую» и совершенную защиту. Всегда есть «хвосты», за которые может зацепиться тот или иной дух, если у него достаточно на это сил. Псалмы, святая вода, защитные знаки ритуала — это хорошо, но далеко не панацея.

FD учился на культуролога, но доселе не думал, что культура в такой степени распространяется на тонкие планы. После таких мордотрещин, он понял, что дух требует не менее нежного обращения, чем женщина. Он требует определённой этики и модели поведения, нарушение которой приводит к таким же реакциям, какие были, например, у Влада Тепеша, когда к нему пришли турецкие послы… (послы поклонились, но не сняли головные уборы, так как в Турции такое не принято, Тепеш оскорбился и приказал прибить гвоздями головные уборы к их головам)…

Ещё одной важной мыслью было то, что дух очень заинтересован, чтобы заклинатель разочаровался в возможности успеха. Такое разочарование — это настоящий десерт для духа, не менее вкусный, чем страх. Это такое же удовольствие, как радость ребёнка, дёргающего кота за хвост: ах! это чудное шипение! эта западня! эта снятая сила, подобная крови на трапезе вампира. Задумайтесь, какой барыш снимает дух морали — он сколотил себе состояния на том, что построил темницу ограничений, лишающую многих радостей беспредела. Впрочем, на духе морали зарабатывает и дух вина, которому дух морали изредка передаёт своих заключённых на профилактику. Тут надо считаться, ибо вытесненное возвращается, а в таком контексте оно даже не опасно. Вот вам и онтологический заговор, и целая система отношений, ничем не отличающаяся от форпостов государственности.

После такой зверской попытки эвокации FD первое время про гоэтию ничего не хотел ни слышать, ни говорить.

Проходит около месяца и он едет в Москву навестить своих друзей и братьев по оружию из одной славной тоталитарной секты, название которой автор предпочёл оставить в тайне, ибо даже её аббревиатура, по странному стечению обстоятельств, превратилась в священное и сокрытое для непосвящённых слово.

По приезду FD узнает о том, что Umbra Morta и AL-LA-ShT-ORR (так звали тех «людей», к которым приехал FD) намереваются опробовать гоэтию и вызвать Пэймона… FD был в шоке, поскольку он до этого им ничего не сообщал ни о Пэймоне, которого вызывал, ни о своих экспериментах с гоэтией… Напомню, что помимо Пэймона в Лемегетоне есть ещё 71 альтернативный дух… Какая к чёрту статистика!!! Здравствуй, Юмор Провидения!

Такому повороту событий удивились все, после чего незамедлительно стали готовиться к эвокации… По наступлению сумерек, данное действо было исполнено. Безумие, продолжавшееся на протяжении нескольких часов, разрывало своими безобразными дланями ткань всеобщего Присутствия, водворяя заклинателя в нервное истощение. Рассыпающийся в воздухе запах ладана насыщал комнату, дым проникал в лёгкие, пронизывая всякую земную и тонкую вещь… Очертания круга и треугольника символизировали единственное основание одномоментного бытия. Вернувшиеся из древности печати, повисшие на телах внутри круга, хранили память о том, что ещё предстояло узнать…

Блики силуэтов, облачённых в белые мантии, тени играющих свечей и таинственная музыка создавали невыразимое чувство тревоги, насилуя своей атмосферой и без того незаурядные существа участников…

Начало эвокации исполнил AL-LA-ShT-ORR, освятивший сотворённый магический круг ритуалом пентаграммы. Его пение божественных имён разрезало воздух бесчисленными вибрациями, глумило нечестивое действо божественным пантеоном…

Umbra Morta олицетворяла чувство и восприятие того, что должно было произойти. Её тёмные волосы и глаза медиумически созерцали треугольник, внутри которого размещалась печать Пэймона, по углам пылали свечи и струились нежным дымом благовония…

Угрожающим горделивому королю оружием был молот Ваджры, его тяжёлая рукоять с четырёхгранным лезвием постоянно держала в напряжении кисть заклинателя, в роли которого выступил опять FD…

Поскольку участники обладали не только всевозможными талантами, но и незаурядной ленью, многие церемониальные элементы были просто проигнорированы, какие-то умышленно не учтены и пр. Так, эвокация проходила при убывающей Луне, печати, конечно, освящались, но, за неимением изобразительных талантов, печатались на принтере… Вызывание надо было проводить рано утром, но проводилось ночью. Круг рисовался мелоподобным средством от тараканов…

По вхождении в круг у всех почувствовался сильный жар. Чтение первого заклинания продолжалось три раза, тела наливались жаром, потом, вибрацией, оргазмической пульсацией в ногах. Чтение второго заклинания — пять раз. Из всех божественных имён ощущалась специфическая сила Примеуматона…

Материализация не удалась, но сила в круге и треугольнике чётко ощущалась. В перерывах между заклинаниями участники увлеклись «телепатическим» диалогом с Пэймоном, который всячески соблазнял всех выйти из круга.

Очень продуктивно с Пэймоном «пообщался» AL-LA-ShT-ORR. Он спросил у Пэймона: «В чём дело, почему ты не материализуешься?» Приходит ответ: «Мне музыка мешает, надо её выключить» (для этого нужно выйти из круга).

Напомню, что в конце ритуала, если дух не материализуется, то заклинателю необходимо сжечь печать духа. Причём, сжигается та печать, которая находится у заклинателя на Алтаре в круге. Кроме неё, есть и другая печать, которая находится в треугольнике, где должна происходить материализация. AL-LA-ShT-ORR «телепатически» начинает угрожать: «Материализуйся, а то мы спалим твою печать — не ту маленькую, что на алтаре, а ту — большую, что в треугольнике…» Ответ был просто потрясающим: «Ничего страшного, вы новую распечатаете…». Тонкое чувство юмора непокорного духа нас жутко порадовало.

Далее к общению подключилась Umbra Morta, она слышит от Пэймона следующее: «Выйди (из круга) и отодвинь „виртуальную занавеску“ над треугольником, тогда я материализуюсь (за ней ты увидишь меня)». Треугольник во время действа запотел. Спонтанные движения Umbra Morta и AL-LA-ShT-ORR`а в круге в течение некоторого времени были непредугаданно идентичными.

Umbra Morta услышала стук копыт о почву (галопом)… Возможно, то был Пэймон, являющийся на верблюде… (правда автору ничего не известно о верблюдах, бегающих галопом…)

Всех участников в момент чтения четвёртого заклинания окатило холодом. Казалось, в спину дул холодный ветер, несмотря на то, что ритуал проходил в квартире. Три свечи по углам треугольника заметно уменьшились, но следов стекающего воска не осталось вообще… Кульминацией всего мероприятия стала материализация (в жизни не догадаетесь кого)…

После принуждения и проклятия непокорного духа, мы молча наблюдали за треугольником. Из ниоткуда вдруг выбегает таракан (а помните, чем был очерчен круг?). Таракан похабно бежит в треугольник, а потом, ужравшись химикатов и будучи в полумёртвом состоянии, без проблем пересекает круг… При попытке заклинателем его убить, таракан убегает с неожиданной резвостью восвояси. После чего вновь появляется и, стремительно перевернувшись на спину, трагически умирает на глазах участников…

Пэймон очередной раз пошутил…

Небольшое лирическое отступление на тему онтологических принципов:

1. Гомеопатическое движение — это движение «изнутри наружу». Подбираются лекарства «по подобию». Если лекарство вызывает жар, то его применяют от жара. Этот принцип проявляется в манифестационизме и интериоризации. Это стратегия «тёмного через ещё более тёмное», а если математически — то это «минус на минус» или «доказательство от противного».

2. Аллопатическое движение — это движение «снаружи внутрь». Чтобы избавиться от жара, применяется жаропонижающее средство. Это метод креационизма и экстериоризации.

FD избрал для себя средством лечения от бытия гомеопатическое движение, посему его способ мышления, действия и отношение к миру во многом диктовалось таким приоритетом. Он не отрицал и аллопатию, но она его в онтологическом дискурсе интересовала, как бы не обидеть, в меньшей степени… (с другой стороны, аллопатия — это конформизм, а он нужен в качестве «языка общения»…)

FD после двух практик эвокации буквально ненавидел Пэймона. Единственное, что успокаивало, так это тот факт, что НЕНАВИСТЬ — ЭТО ФОРМУЛА СВЯЗИ, она привязывает внимание и постоянно напоминает о себе. Как вывод — связь с Пэймоном установлена, осталось превратить эту связь в поводок для духа, а не наоборот, как имело место быть… (как это ни больно признавать).

Как адепт гомеопатии, FD сразу стремился нарваться на неприятности. После последней эвокации, он наложил вето на ликвидацию круга и треугольника и, постелив себе мягкий коврик, лёг спать так, что голова его находилась в треугольнике, а тело — в круге…

Спал он крепко и проснулся весьма бодрым. Утром всех участников охватило желание повторять практику столько, сколько это будет необходимым для всеобщего удовлетворения. Участников накрыло бескомпромиссное состояние, которое в войсках СС выражалось магической формулой: «С нами Бог! И мы никогда не сдадимся!!!»…

FD обратился с просьбой к одному мастеру прокомментировать прошедшую эвокацию и указать на основные ошибки. Он мило ответил:

«На основании описанного нельзя говорить о крупных ошибках. Освящение печатей? (Демона и Соломоновой)… Я предпочитаю нарисованные по всем правилам самостоятельно. Освящение круга ритуалом пентаграммы — хорошо, однако великолепна привязка к торе/библии — Псалмы (в первой книге Ключа). А вообще — „Вызывать, вызывать, вызывать…“ Три человека, одна девушка-медиум — само по себе хорошая предпосылка для результата. Если у участников не было хотя бы недельного воздержания, то можно подтолкнуть (общий эффект) чрезмерной сексуальной активностью (необычной/истощающей). На крайний случай для молодых и озабоченных можно переодеваться, совершать омовения вместе. Не стоило „разговаривать“ с Пэймоном до „проявления“ — теряется потенциал… Относитесь к подобным разговорам как к глюкам… Вообще, и в данной ситуации особенно, подобное действие требует определённой самодисциплины… К сожалению, все варианты описать мне сложно (mea culpa)… Так что практика, практика, практика, чтобы было о чём разговаривать…»

Спустя сутки после последнего вызывания было проведено следующее.

FD по своей же инициативе уступил место заклинателя, которое исполнил AL-LA-ShT-ORR. Во время практики FD чувствовал себя не на своём месте, что вызывало немалый внутренний дискомфорт и желание, чтобы ритуал быстрее закончился. Воспоминаний об особенностях произошедшего почти не сохранилось. Тем не менее, всем участникам впервые были слышны неразборчивые голоса, но общий эффект и впечатление сильно уступали предыдущему опыту. Появилось ощущение, что тварюга куда-то сбежала…

На следующую ночь мы снова устроили практику. Все устали, но решительность участников ничуть не изменилась. FD вновь взял в руку молот Важдры и стал заклинать. Пошли уже знакомые эффекты и явления: запотевший треугольник, дымка над ним, телесный жар, холод, озноб, страх и ненависть.

Опять несколько часов усердной заклинательной работы и, наконец, уже ставшее естественным, третье за последние трое суток проклятие Пэймона. FD как-то спросил у мастера, о котором уже упоминалось: «Что даёт проклятие в ритуале эвокации и как это может действовать в отношении духа?». Он ответил, что проклятие создаёт немалое напряжение в теле мага и на основе этой энергии у духа больше шансов материализоваться. Самому духу, мол, сие «проклятие» ничего не причиняет.

В момент чтения проклятия FD был разъярён, он пускал из Ваджры стрелы ненависти в треугольник, но так и не увидел чётких очертаний духа. Как только проклятие было произнесено, участники молча смотрели на треугольник. В этот таинственный момент (а это было около трёх часов ночи) из-за наших спин, где располагалось окно на улицу, раздался чей-то истошный вопль: «Да заебали вы все, идите на хуй!!!»…

Ха-ха-ха-ха!!! Нас это необычайно порадовало!!! Этот мужской вопль адресовался как бы не нам, но Юмор Провидения ублажил нас этим воплем в самую кульминацию ритуала и после измотавшей нас до истощения работы.

Вы только вдумайтесь в слова, какими ответил нам дух на проклятие…: «Да заебали вы все, идите на хуй!!!»… Это уже был совсем не «глюк» в результате «телепатии», а физически проявленный, чёткий и объективный голос. Даёшь материализацию!!!

(Выходит, что матерную брань гоэтические духи по меньшей мере понимают…, но любят ли?… ещё предстоит узнать…).

Стоило бы сказать, что, с точки зрения гомеопатии, данная фраза как бы приглашает «переключить» внимание на любой другой объект, а не на Пэймона. С точки зрения аллопатии, сия фраза говорит о том, что духу хочется с нами вступить в контакт (он приглашает нас дальше с ним трахаться)…

В принципе, не важно что хочет дух, главное — что он уже созрел отвечать на наши вопросы…

FD благополучно вернулся в Минск и через небольшой период времени решил продолжить гоэтические практики. Следующее вызывание состоялось в том же лесу, где и первый раз. На этот ритуал напросился один из студентов FD (одно время FD почитывал лекции в университете будущим психологам).

Студент был интровертом, причём весьма закомплексованным и клипотичным. Правда FD на тот момент студент весьма устраивал, поскольку почти не употреблял алкоголь (то есть не переводил ценный продукт) и из-за своей скромности охотно выполнял всю неблагородную работу (собирание дров, поддержание костра и т. п.).

Весьма весёлым фактом явилось то, что на эвокацию был куплен большой новый фонарик, который прекрасно работал, пока мы собирали дрова и готовились к процедуре, но прямо перед началом действа этот факел научно-технической революции неожиданно сломался и мы не смогли его починить. Замечу, что мои московские друзья в этот же день совершали аналогичную процедуру.

В начале ритуала лес был тих и спокоен, пять человек стояли в круге в очередном предвкушении нового. На этот раз все основные правила гоэтического вызывания были учтены, этим вновь занимался Александр. После первого чтения заклинания истошным и громким голосом FD, лес завыл и зашумел. Это произошло настолько резко или даже мгновенно, что не заметить такой переход было просто невозможно.

FD стал читать дальше и делал это до тех пор, пока не увидел над треугольником светящееся пятно. Оно было небольшое, с ладонь руки, но светилось зелёным и фиолетовым, что просто очаровывало. Один цвет переливался в другой. Глаза FD моргали и эта маленькая лужица то исчезала, то становилась видимой, появляясь на прежнем месте.

Никто из остальных участников этого не узрел, но FD даже не сомневался, что это не глюк. Это уже куда серьёзнее, нежели дымка над треугольником. Студент вообще увидел большой «апельсин», которому жутко поразился. Худо ему пришлось в ту ночь — после практики студенту был устроен мозговой штурм, бедняге прошлись по комплексам, но он так и не признался, что занимается мастурбацией… ха-ха!

Утром все оказались дома у FD. Поскольку все после леса были грязные, FD мило пошутил, сказав, что мальчикам надо снять свои штаны перед тем, как заходить в квартиру, чтобы лишний раз не мусорить… Студент шутки не понял и единственный снял штаны перед дверью, чем жутко всех рассмешил.

Продвижение в практике уже чувствовалось, но всё же было далеко от идеала. Студента мы в тот день потеряли, поскольку он категорически отказался в дальнейшем принимать участие в такого рода ритуалах, поскольку «в них не верит». Очевидно, что такое оправдание было психологической защитой — отрицанием и вытеснением.

FD не стал настаивать и больше с ним дел не имел. Пэймон требует жертв.

Через некоторое время была проведена ещё одна практика, но уже в квартире, в самом центре Минска. Мы сначала планировали провести эвокацию втроём, но, по пути следования на место проведения ритуала, нам «случайно» встретился один знакомый, который напросился идти с нами. Дело в том, что в круге рекомендуется нечётное количество участников, но этим мы решили пренебречь… Спустя 15 месяцев после этой практики напросившийся знакомый по каким-то причинам повесился, оставив на память жену и ребёнка.

Вся комната была жутко задымлена благовониями. После пятого повторения первого заклинания каких-то ярко выраженных эффектов не наблюдалось. Напросившийся участник почувствовал какое-то воздействие.

Одним из членов нашей рабочей группы был A. W., он сообщил, что его реакции схожи с теми, которые имели место во время самого первого вызывания, где он тоже принимал участие. Это были ощущения сковывания тела, потрясения рассудка, но у A. W. в этот раз они были более ощутимыми и приходящими постепенно.

Состояние FD принципиально ничем не отличалось от предыдущих гоэтических практик. Активность в треугольнике не наблюдалась. Единственно — FD чувствовал некоторый дискомфорт, связанный с тем, что мероприятие проходило в квартире, что не давало широких возможностей в драматизации ритуала.

Началось первое чтение второго заклинания. Не успел FD дочитать до середины, как сзади что-то рухнуло…

Это упал без сознания A. W. Потом он напишет: «Перед падением помрачение психики и физического тела резко усилилось. Я упал в обморок».

Он выпал из круга наполовину и сразу же был подхвачен напросившимся на практику участником. A. W. поставили на ноги, FD у него что-то спросил, но A. W. был невменяем и издавал что-то нечленораздельное скрипуче-хрипящим голосом…

FD, не долго думая, вылил ему на голову стакан воды, стоявший рядом с алтарём: A. W. пришёл в сознание и осознал своё местонахождение. Стоит отметить, что вода оказывается незаменимой, когда у заклинателя при чтении начинает першить горло, а если заклинатель гоэтических духов старается, то у него всегда горло истерзано.

A. W., немного отойдя от случившегося, сообщил, что его куда-то выбросило, но ничего конкретного явлено не было — ни голосов, ни образов. В то же время, он высказал точку зрения, что они могли быть, однако запомнить их не удалось. Его обморок продолжался не более минуты. Единственное, что A. W. удалось вспомнить в видении, так это непонятная пустыня и фрагмент динамической смены картинок — чёрно-белая мозаика.

A. W. сообщил, что этот опыт был воспринят им как реальность. Как только A. W. пришёл в себя, он настоял на продолжении практики, а сам присел в круге записывать случившееся.

Дальнейшее заклинание Пэймона, после такого переключения внимания, уже не вызывало большого интереса. Казалось, что мы чуть не потеряли A. W., поэтому Пэймон, из-за всеобщего испуга, воспринимался скорее на периферии (где он, собственно, и находился).

Напомню, что вместо положенного нечётного количества участников, нас было четверо. FD склонен к мысли, что это одна из возможных причин того, что дух чуть не утащил одного из нас. Точнее утащил — спустя 15 месяцев, как уже было отмечено, повесился напросившийся участник. Он гораздо меньше остальных вписался в нашу группу и принимал минимальное участие в наших экспериментах.

Прошло несколько месяцев и рабочая группа занялась переделом амбиций, что очень сильно отразилось на обстановке и общей работе. После того, как споры с амбициями были разрешены, мы потеряли возможность пользоваться помещением, в котором проводили свои собрания и практики. После этого участники костяка нашей группы устроились работать в разные смены и дни. Таким образом, собирать всех вместе оказалось практически невозможным. Пэймон оказался явным гомеопатом, его единственная материализованная фраза всё-таки служила не чем иным, как приглашением заняться другими вещами. В группе наступил затяжной кризис.

Спустя несколько месяцев, FD навестили Umbra Morta и AL-LA-ShT-ORR. Была запланирована новая эвокация.

Помимо эвокации, FD в тот день решил устроить культурную программу для своих гостей, а также надо было отметить день рождения одной из своих подружек — L.V.

На рассвете FD, L.V., Umbra Morta и AL-LA-ShT-ORR уже колесили по Беларуси, в полдень — летали в облаках гашиша, в обед — заливались водочкой (во время посещения старинного белорусского замка AL-LA-ShT-ORR и Umbra Morta показали всю свою русскую ментальность, из-за чего FD уводил их окольными путями, дабы не оказаться в псиной пасти системы).

Ближе к полуночи, только приехав и даже не отдохнув, FD, Umbra Morta и AL-LA-ShT-ORR собираются на очередную эвокацию. К ним присоединяется Александр, шашлыки (иже с ним) и вино. Всё мило уходят в лес, участников опять чётное количество, но этому никто не придаёт большого значения. Семь километров пути даются довольно нормально.

На окраине леса, где-то в полукилометре от предположительного места вызывания, горел костёр, стояло нечто подобное на палатку и было очень шумно. Все подумали, что рядом с лесом кто-то разбил палаточный городок. Создавалось впечатление, что там расположилось не менее сотни человек и мы серьёзно обеспокоились тем, что они могут нам помешать. Александр сказал: «Я не понимаю, какой смысл разбивать палатки недалеко от черты Минска».

Вторая проблема была в том, что никто не додумался взять с собой даже фонарик, а лес был густой и заросший высокой и мокрой травой. Нам надо было найти место, соорудить алтарь и всё это в полной темноте… FD такой экстрим был явно по душе, остальные же немного возмущались безумием всего замысла.

Немного поблуждав в зарослях и намочив ноги, мы расположились в елях, где было относительно нормально.

Из ветвей росшего неподалёку орешника FD соорудил алтарь, похожий на табурет.

Дико уставшие, невыспавшиеся, укуренные и до конца не протрезвевшие FD, Umbra Morta и AL-LA-ShT-ORR приступили к практике…

Такого ещё не было — FD, прочитав второе заклинание, увидел в треугольнике на мгновение силуэт и ощутил такой приступ страха, что всю остальную часть ритуала читал текст вызывания только для того, чтобы скорее закончить, но отнюдь не для того, чтобы материализовать духа. FD больше не желал смотреть в треугольник, поэтому смотрел только в текст ритуала. Как выяснилось после практики, это чувство невыразимого ужаса возникло у всех участников. Umbra Morta и Александр сошлись на мнении, что Пэймон как обычно пришёл, посмотрел на дураков и удалился восвояси…

На рассвете мы возвращались обратно. К всеобщему удивлению, на месте «палаточного городка» у леса стояло несколько больших снопов сена и стадо коров…

Пэймон опять пошутил…

Конец

P. S. Продолжение будет, но одному Богу известно когда.

Fr.N. f':'D.


Текущий рейтинг: 57/100 (На основе 23 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать