В старом-старом доме

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Мне больно видеть белый свет,
Мне лучше в полной темноте.
Я очень много долгих лет
Мечтаю только о еде.
Мне слишком тесно взаперти,
И я мечтаю об одном:
Скорей свободу обрести,
Прогрызть свой ветхий старый дом.
Проклятый старый дом!


Тихая лунная ночь обливала сочащейся тишиной всё вокруг. Клочковатый туман опутывал строения, размывая и стирая их контуры, искажал звуки. Ослабший ветерок тихо омывал всё вокруг. Слегка шелестели деревья. Даже птицы не нарушали этой вязкой, всепоглощающей тишины. Она казалась материальной, в ней можно было утонуть. Странное спокойствие казалось затишьем перед бурей. Оно облепляло со всех сторон, как монстр из детских кошмаров, старающийся затащить тебя в самый тёмный угол. Его гипнотическое спокойствие притягивало и не хотело отпускать.

Странные незнакомцы, тихо переговариваясь, сами того не зная, вошли в мои владения. Ну вот, только я наконец решила, что больше визитов не будет, как появились эти трое. Ну и что они у меня забыли? Мне уже порядком надоело отгонять от своего жилища людей, лезущих в него как тараканы в норы. Ладно ещё днём, днём я бессильна и не могу припугнуть непрошеных гостей. Днём меня обволакивает липкий как паутина сон, которому я не могу противиться. Но ночью я могу как следует позабавиться с наивными существами, имеющими неосторожность забрести ко мне в гости без приглашения. Сталкеры, блин. Ну кто вам сказал, что заброшенные дома обязательно нежилые? Ну да, люди живут в них крайне редко, но я ведь уже почти два столетия как не человек. Это что, не считается?

Ладно, может заодно и перекушу. Голод уже даёт о себе знать. Решено, иду на охоту. Ну а заодно в кино.

Для начала неплохо было бы их припугнуть. Думаю, скрипа старой трухлявой лестницы и падения с неё кирпича для простого запугивания должно хватить. Незнакомцы, уже порядком подзарядившие себя разнообразными крипи и легендами, повелись даже на это. Испугано замельтешили тонкие лучи фонариков, хаотично разрезая тьму.

Теперь надо загнать их поглубже в дом, подальше от выхода и слепых глазниц разбитых окон. Дальняя узкая комнатушка как будто специально сделана для ловушек.

Входная дверь с размаху захлопнулась, отрезая несчастным сталкерам путь отступления. Они всей толпой ломанули к ней, принявшись барабанить в неё и кричать.

Та-а-ак, пока что всё идёт по плану. Продолжим.

Наконец искатели приключений додумались бежать к ближайшему окну. Недобежав совсем чуть-чуть, они остановились, словно почуяв неладное.

Ага, а сейчас я ещё и подсветку уберу, совсем весело станет.

Как по команде свет фонарей начал дрожать и рассеиваться, пока все три разом не лопнули. Быстрый сквозняк пронёсся по помещению, распахивая все двери. Не сговариваясь, троица ломанула вглубь. Забежав в какую-то комнату, они захлопнули дверь и вцепились в ручку, повиснув на ней.

Вот, готово. Та самая комната без окон. Ну почему все люди так примитивно мыслят, думая, что если запереться в кирпичной коробке, то я их не достану? А я-то уже давно тут. Они сами прибежали ко мне, да ещё и дверь держат.

Шорох в углу - это я привлекаю к себе внимание. И судя по реакции - довольно-таки успешно. Один за другим они отлипают от дверной ручки и оглядываются. И правильно делают. Тёмная тень проносится от одного угла к другому. Сталкеры- неудачники бросаются к двери.

Бесполезно. О двери я уже позаботилась.

Ну вот, теперь они наконец осознали, что сами себя привели в ловушку. Этого только мне и надо.

Пора им показаться. Так, ну и кем же я буду сегодня? Мертвенно-бледным призрачным силуэтом? Жутким клыкастым вампиром? Костлявой сущностью с кожей утопленника и чёрными бездонными глазами? Или же противный разлагающийся труп будет гвоздём программы?

Хм, наверно остановлюсь на чём-то, напоминающем человека, но с полусотней острых треугольных зубов и глазах с продолговатым кошачьим зрачком. Должно подействовать.

За спиной у троицы раздаются довольно-таки громкие шаги, заставляющие их нервно оглянуться. Ну конечно же, там стою я. Глаза сверкают, когти на руках проводят по стене, оставляя царапины и заставляя древний кирпич крошиться. Издавая утробные рычащие звуки, начинаю медленно и эффектно приближаться.

Один из троицы, видимо самый нервный, прицеливается в меня из извлечённого из болтающегося сзади рюкзака ружья и спускает курок.

Ах, как жаль, что ему это не помогает. Не смотря на попадание, я продолжаю приближаться, в упор гладя на паникующего стрелка.

Ну что ж, ты умрёшь первым. Ты сам так захотел.

Руки с ружьём, против воли стрелка, направляют ружьё ему в живот. Глаза его расширяются, он пытается удержать свои руки. Его остолбеневшие приятели с немым ужасом взирают на это. Палец, так же против воли хозяина, давит на курок, доводит его до критической точки.

Выстрел.

Человек медленно оседает на пол. На его лице навсегда застывает маска ужаса.

В этот момент я подхожу вплотную к следующему. Обхватываю его голову руками. На мгновение он приходит в себя, но уже поздно. Его глаза начинают бешено, панически вращаться.

Я смотрю прямо на него.

Его глаза.

Мои глаза.

Я чувствую, как высасываю его энергию, его силу, его сознание. Чувство голода постепенно притупляется, а позже и вовсе затихает. Его глаза замирают, становятся стеклянными, в них больше нет жизни. Возможно он будет жить биологически, а возможно умрёт на месте.

Я отпускаю его голову и довольно улыбаюсь своей хищной улыбкой. Так-то лучше.

Вот что мне делать с третьим - ума не приложу. Есть я больше не хочу, и вряд ли захочу в ближайшее время. Убить его просто так? Отпустить? Если я его отпущу, то он может привести сюда своих сородичей, а они могут спалить мой дом или устроить на меня травлю. Нет, не вариант. О, точно, знаю.

Внушаю последнему оттащить двух своих друзей подальше от этого дома, а после забыть меня.

Когда в моём доме вновь опустело, я устало зеваю, а после, скинув с себя маску человека-монстра, довольно и сыто улыбаюсь и ложусь спать, как всегда не в силах противиться ужасной сонливости, одолевающей меня с утра.

См. также[править]

Текущий рейтинг: 53/100 (На основе 15 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать