В искаженном виде не танцуйте

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

«В искаженном виде не танцуйте».

Эта надпись светилась неоном перед входом в ночной клуб, который Артем проезжал, сидя в салоне автобуса. Он мысленно фыркнул на такое нелепое предложение и достал из кармана джинсов деньги, чтобы расплатиться за проезд. Насчитал необходимую сумму и поднялся, держась за поручни. Следующая остановка – нужная ему.

Тормозные колодки автобуса явно просили замены: с протяжным скрипом ветеран общественного транспорта остановился, высаживая пассажиров. Артем протянул деньги водителю и едва удержался от вскрика. Ему на мгновение показалось, что… Да нет, глупости. Не бывает такого.

Но на одну секундочку ему почудилось, словно голова водителя повернулась на сто восемьдесят градусов. То есть, мужчина сидел, держась руками за руль, повернувшись всем корпусом к лобовому стеклу, а лицо было там, где должен был быть затылок.

Кошмар какой-то. Артем явно переработал сегодня. Оказавшись на улице, парень достал из кармана куртки сигареты и зажигалку. Закурил, постоял некоторое время, разглядывая ночной город. Бросил бычок в урну и услышал позади себя шаги. Сперва он не придал им значения: в конце концов, он не один живет в этом городе, а улица освещенная, оживленная. Даже если какие-нибудь хулиганы пристанут, он сможет дать им отпор. Зря, что ли, четыре года отдал спортивной школе и боксу?

Однако, обернувшись, Артем никого не увидел. И шаги стихли.

Он пожал плечами – показалось, наверное, - и направился в сторону дома. Спустя пару минут вновь услышал те же шаги. Странные, словно человек шел, подволакивая обе ноги.

Артем застегнул «молнию» на куртке, чуть не прищемив подбородок, и прибавил шаг. Преследователь тоже ускорился.

Еще пара десятков шагов – и родной подъезд. Тоже прекрасно освещенный. Заставляя себя не оглядываться, он почти бегом дошел до тяжелой двери, открыл ее магнитным ключом и юркнул внутрь. Было немного стыдно за свою трусость, но шаги и правда были странными. Артем не хотел бы увидеть их обладателя.

Он поднялся по лестнице на второй этаж и остановился, как вкопанный. Вот же дурень! Это, наверное, был инвалид. Может, человек с помощью костылей передвигается, может, ему помощь нужна! А он уже придумал себе чудовищ и монстров. Телевизор надо меньше смотреть.

Артем решительно спустился вниз и вышел из подъезда. Надо же – лампочка перегорела. На улице было темно. Небольшой участок света был только под фонарем, что стоял напротив. Похоже, тот человек уже ушел. Возможно, живет в соседнем подъезде.

Он уже взялся за ручку двери, как вновь услышал знакомые шаги.

- Кто здесь? – выкрикнул он. Шаги замедлились, словно тот, кто их издавал, задумался над вопросом. Потом шарканье возобновилось, под фонарем мелькнула широкая (и Артем мог бы добавить «рогатая») тень, а следом наступила тишина.

Нет, это явно не обитатель соседнего подъезда.

Воздух изменился, стал холодным, Артем резко отдернул руку от двери, которая будто покрылась инеем.

Шаги стали громче, словно их обладатель приблизился. Только видно никого не было.

Лампа над головой вдруг вспыхнула ярким желтым светом. Артем огляделся. Ну и что за шутник тут балуется?

- Я тебя не боюсь! – крикнул он, убеждая в этом скорее себя, чем невидимого «шагателя». И в ту же секунду совсем рядом он почувствовал самое ледяное дыхание, какое только может быть. Словно вдохнул пары азота.

А потом лампа зашипела и погасла. Одновременно с уличным фонарем. Артем выдохнул. Стало настолько темно, что в нем проснулся первобытный, иррациональный страх.

Он почувствовал, как начинает дрожать, не то от холода, не то от ужаса, и зажмурился, отчетливо поняв, что бежать бессмысленно.

А когда открыл глаза, то в кромешной темноте каким-то непостижимым образом смог разглядеть того, кто подволакивал ноги, преследуя его.

Тень, которую под фонарем оставил преследователь, была вовсе не рогатой. Из головы существа, бывшего когда-то человеком, торчали две руки. На подобающем им месте их не было. Артем опустил глаза вниз и увидел то, чего человеческий глаз осознать не в состоянии. Ноги монстра были выгнуты, вытянуты под самым неестественным углом. Сперва Артему в голову пришло сравнение с кузнечиком, но потом он понял, что и это сравнение некорректно. Невероятно длинные, почти свернутые в жгуты ноги были явно не из этого мира.

Он вдруг понял, что если еще хоть минуту будет рассматривать существо, то сойдет с ума, не в силах постичь его вид.

Это было настолько неправильно, что хотелось завыть. И плевать на соседей.

Монстр, дав себя разглядеть, вдруг исчез. А Артем вспомнил про соседей и огляделся. Вот теперь ему сделалось по-настоящему жутко. Собственный, родной дом зиял темными провалами окон и выглядел абсолютно нежилым. Неживым.

Соседних домов видно не было вовсе. Они почему-то расплывались перед глазами, представляли собой нечто дымчатое, эфемерное, и Артем не мог взять в толк, что у него со зрением.

Может, он чем-то отравился? А может, он при смерти, лежит в больничной палате и бредит?

Он сильно ущипнул себя за руку, ойкнул от боли и не обнаружил никаких изменений в мире. Все также беспомощно стоял его дом с осыпавшейся штукатуркой и выбитыми стеклами, все так же размыто выглядело все остальное.

На ватных ногах он попытался войти в дом, но сразу же за дверью подъезда его ждала непроглядная, густая темнота. Артем поспешил захлопнуть дверь.

И что делать? Он снова услышал шаги, на сей раз обычные. Судя по стуку каблуков, женские. Обернулся. Действительно, девушка в туфлях на огромном каблуке идет в обнимку с парнем.

Артем обрадовался людям и направился к ним. Однако парочка его не заметила (скорее всего, сделала вид, что не заметила, он же впритык подошел). Тогда он окликнул парня. Тот и ухом не повел.

Артем нахмурился, подошел к паре сзади и толкнул парня в плечо. Тот повел руками, словно отмахиваясь от мухи, а затем Артем услышал:

- Мне показалось, будто я слышала шаги.

- Тебе показалось, - заверил девушку парень и обнял ее крепче.

Артем застыл на месте. Да его просто разыгрывают. Не могут они его не замечать. Он снова окликнул парочку, но те продолжили идти вперед.

Фонарь на другой стороне улицы вновь зажегся, и Артем подошел к нему. Все-таки при свете оно как-то спокойней.

Потом он опустил глаза на свою тень и сглотнул тугой, вязкий комок. Тень имела три руки и одну ногу, и Артем точно знал, что тень – точное его отображение.

Лучше бы он не выходил из подъезда.

Текущий рейтинг: 75/100 (На основе 90 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать