В гости из будущего

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Краткий пролог[править]

В силу моего хорошего гуманитарного образования (у меня есть и второе — техническое), нижеизложенное может показаться искушённому анону литературным произведением. Однако всё, о чём пойдёт речь, является одной из самых больших загадок моей жизни. Тайной, не разгаданной до сих пор. Таковой она является и для двух моих друзей, принявших в истории непосредственное участие. Я не просто буду приводить здесь конкретные места, адреса и координаты, а даже имена участников не будут изменены. Я сам тоже не являюсь убежденным аноном, и даже наоборот: был бы очень рад человеку, который приоткрыл бы мне завесу тайны.

Кратко представлюсь с деликатной стороны, чтобы это не вызывало вопросов: за всю свою жизнь я ни разу не пробовал даже закурить сигарету. Вещества, грибы, трава и прочее мне тоже никогда не были интересны. И наконец — я никогда не принимал никаких психоактивных лекарств, антидепрессантов и всего такого прочего. Алкоголь — да, бывает. Но мало. Как оказалось — всё это и не требуется, ибо «есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мертвецам мудрецам»(с).

Сны о чём-то большем[править]

Завязка самых загадочных событий охватывает несколько лет — примерно с 2005 по 2009 год. Это очень важный период, без которого не было бы главной истории. Как и любому человеку, в течение этих лет мне снились самые разные сны, но было среди них несколько необычных: они сложились в единую сюжетную линию. Начиная со второго из них, я всякий раз прямо во сне точно осознавал, что вновь попал СЮДА ЖЕ. С этого ощущения начинался каждый следующий сон этой линии. Каждый из них был чрезвычайно реалистичен, вплоть до звуков и ощущений атмосферы мест, и достоин отдельного небольшого рассказа.

Первый сон: квартира без выхода[править]

Я оказываюсь в прихожей мрачной квартиры, которая не кажется мне знакомой. Её обстановка довольно старомодна: массивные напольные часы с боем, какие-то шифоньеры из массива дерева, тяжеловесная мебель… всё сделано увесисто и солидно. На полу лежит не новый, но таки паркет. Я отмечаю про себя, что в квартире неприятный полумрак, а потом пришло ощущение, которое сразу надавило и напугало: квартира покинута жильцами, и довольно давно. Везде лежит слой пыли, часы стоят, нет света. Гнетущая, давящая тишина.

Всё это начинает пугать, и первое, что я делаю — пытаюсь выйти из квартиры через входную дверь. Она оказывается безнадежно закрыта: замок не поддается, я не могу даже сдвинуть застарелую задвижку, а дверь как будто перекошена вместе со стеной. Страх нарастает, появляется ощущение безвыходности, я начинаю ходить по квартире в поисках путей спасения. Заглянув в первую же попавшуюся комнату, вижу неожиданное: окно занавешено, полумрак, но кусок толстенной внешней стены в углу выломан и как бы высыпался наружу; в ней зияет крупная дыра прямо на улицу. Становится совершенно ясно, что несмотря на мрак помещения — на дворе день.

Сначала я обрадовался, подошел к дыре, но оказалось, что высота примерно третьего этажа не позволяла просто вылезти туда и уйти. Я смотрел на улицу, желая покинуть неприятную квартиру, и ко мне постепенно приходило понимание нового крипового обстоятельства: там, на улице, было абсолютно пусто и до звона в ушах тихо. Обычная неширокая городская улица не подавала никаких признаков жизни, доставляя дикую мысль: этот город давно покинут людьми, и я в нём абсолютно один. Я проснулся от страха. Даже сейчас, при написании этого текста, по моей спине идёт холодок: настолько реален был тот сон. Следующие, впрочем, не уступали…

Второй сон: опять квартира без выхода, но…[править]

Едва очутившись в этом сне, я сразу понял, что Я СНОВА ЗДЕСЬ. Одно только это понимание заставило испугаться. На этот раз была ночь, и квартира освещалась только отсветами фонарей с улицы. Они, как ни странно, горели, а окна уже не были занавешены плотными шторами. Но не это было главным. Оглянувшись вокруг, я увидел, что от обстановки квартиры осталось лишь жалкое подобие: мебель хаотично валялась на полу, была проломлена и побита, паркет частично содран, на полу была грязь и вода, вместо абажура в прихожей висела только голая лампочка, которую я даже не догадался включить: было не до этого. В комнате с дырой уже практически отсутствовало пол-стены. Занавесок и тому подобных мелочей уже просто не было. Входная дверь была забаррикадирована упавшей мебелью: шкафом или чем-то вроде огромной вешалки с задней стенкой и комодом.

Моим единственным желанием снова было — выбраться, и как можно скорее. Я начал обследовать квартиру, пытаясь войти в другие помещения… и проснулся в холодном поту.

Третий сон: Широкая Масленица[править]

Не пытайся пока искать логику, уважаемый анон. Ко мне понимание взаимосвязи этих снов приходило постепенно и лишь после финала истории, поэтому запасись терпением и вникай в поток происходящего. Здесь всё сжато в один текст, но для меня это стало результатом осмысления многих лет флешбеков и воспоминаний. Рациональность — хорошая штука, но иногда реальность работает иначе: ты просто ЗНАЕШЬ, и тебе не требуется объяснять самому себе многое. Интуиция спасает от мгновенного ахуя, а логику ты включаешь уже потом — спустя недолгое время и в более спокойной обстановке.

Итак, анон. Представляй себе максимально живо, будто видишь такое ежедневно: во сне я оказываюсь посреди оживлённой площади. На улице ясный зимний день с добрым морозцем. Вокруг меня множество веселых людей, лошадей, саней, бубенцов… Горки, столбы, аттракционы, народные гуляния, базарчики. И я без особого внутреннего удивления просто ЗНАЮ: опа, я снова тут! Я снова в этом городе!! И так же, без ажиотажа, чётко определяюсь во времени: эпоха правления Екатерины II. Ничего особенного: просто, ьлять, Масленица во времена Екатерины Великой!

Едва осмотревшись, оказываюсь подхваченным веселой гурьбой людей, которые меня узнают и вообще — знают. Я же смотрю на окружающий мир будто бы из скафандра: глазами некоего молодого парня, им самим при этом не являясь. Я не узнаю никого из окружения, но все вокруг узнают меня (а точнее — парня). И самое главное — мне рады. Нет никакого ощущения страха и опасности, а есть только любопытство поглядеть на жизнь того времени. При этом меня не удивляет, что я в нём оказался.

Мы с подхватившей меня толпой отправляемся в разъезд по городу, при этом я сам еду в санях, запряжённых в тройку. Весьма недешево, думаю, даже по тем временам. Я неплохо одет. Вся одежда реально старинная. Хорошо помнятся детали городских домов, мимо которых мы проезжаем: наличники, ворота и т. п. Мы начинаем ездить по гостям. В течение сна мы зашли в три разных дома, и везде я видел, что моего «аватара» встречали с искренней радостью и усаживали за заранее накрытый стол. Было приятно это видеть, и я даже проснулся с хорошим настроением.

Четвёртый сон: заскочил на минутку[править]

Я стою посреди небольшой городской улицы, абсолютно безлюдной. Глухая летняя ночь, тепло. Вдоль всей улицы, насколько видно вперёд, горят вполне обычные фонари. Справа от меня — пятиэтажка, слева — какие-то старые дома, сплошь в строительных лесах. По сути — видны только леса, свежие белые доски, а стены домов в их тенях почти не разглядишь.

Я точно знаю, куда сейчас направляюсь: вот в эту пятиэтажку справа, вот в этот подъезд, на второй этаж… и вот она, конкретная квартира, мне давно известная. Открываю дверь ключом, вхожу. Но не как к себе домой, а как, например, в квартиру близких родственников, когда их нет дома, причем совершенно «легально»: мне сюда можно. Внутри я улавливаю ту атмосферу, которую ты, анон, наверняка легко себе представишь: типичная «старушкина квартирка»: старая советская мебель, ламповый телевизор, фотографии в шкафчике-буфете, подушки одна на другой на кровати, чистенькие и аккуратные кружевные салфеточки под вазами и статуэтками. Всё так чистенько, прибрано, заправлено, и… оставлено навсегда. Эта мысль приходит очень быстро после входа в квартиру: я ловлю себя на том, что и этот дом, и этот город… были покинуты людьми лет 20-30 назад. Начинаю криповать, прохожу из прихожей в комнату, иду мимо кровати с подушками к окну. Окно старое, деревянное. Открываю его, слушаю ночь. Тишина, и лишь где-то очень далеко лают собаки.

Стало неприятно, захотелось найти выход. Из всего этого. Я без проблем покинул квартиру, снова вышел на ту улицу с фонарями. Неумолимо приближаясь, слышался злой, голодный и пугающий лай стаи собак. Стало страшно от безысходности. Проснулся.

Пятый сон: Большая перемена[править]

Напомню ещё раз, что все описываемые сны приходили мне абсолютно неожиданно, и были разделены месяцами, а то и годами. За это время я уловил «единую сюжетную линию» и успел несколько раз обсудить эти сны с моим другом Игорем, который в то время очень увлекался психологией и воспринял мои рассказы с большим интересом. Как и для меня, этот цикл историй был для него увлекательной загадкой. Обоих мучила одна и та же мысль: что это за город? Учитывая полную спонтанность снов, я не мог надеяться, что ответ на мой вопрос будет найден. Не хочется томить тебя, анон, но без этих эмоций и размышлений история не состоялась бы. Это важно! Как и пятый сон…

Представь, что я очутился на пустой городской набережной. Яркое летнее солнце заливало всё вокруг, по правую руку от меня неспешно текла река, и я точно знал, что это Волга. Это был рабочий полдень начала советских 70-х. Ни души — но в этот раз не потому, что город заброшен: просто люди на работе. На заводах, фабриках, в учреждениях. Тепло. Хорошо. Яркое ощущение выходного дня, выпавшего посреди рабочей недели. Вспомните прекрасные советские фильмы «Большая перемена» и «Афоня» — вот она, та ламповая советская атмосфера беззаботной эпохи застоя. Но самое главное: я опять точно ЗНАЮ, что я в ТОМ ЖЕ САМОМ городе. И вдруг…

… И вдруг навстречу мне по набережной идёт молодой парень лет 25: русый, ботинки, брюки, рубаха с широким воротом, кепка. Такой беззаботный, веселый, счастливый. И меня — прямо во сне — осеняет, что он и может дать ответ на мой главный вопрос. Я бросился к нему и, взяв за грудки, спросил, — без агрессии, а скорее с мольбой в голосе. Помню как сейчас свой вопрос и его ответ; это единственные фразы, запомнившиеся мне из всех пяти снов:

— СЛУШАЙ, ГДЕ Я?!??!?!

Парень усмехнулся, с сочувствием посмотрел на меня как на дурачка или как на перепившего, легким движением убрал мои руки со своей одежды и со спокойствием сильного человека, тоже без агрессии, ответил:

— Так это ж КЛН, на Волге.

С этой фразой, звенящей в голове, я проснулся. Причем из названия города я запомнил только согласные: КЛН. Тут же, чтобы не забыть, набрал Игоря. Вывалил ему всё, что запомнил — два предложения.


В Бристоль, друзья![править]

Я позвонил Игорю утром. Была августовская пятница 2009 года. Запомнив мою инфу, но не расшифровав «КЛН» он позвонил нашему общему другу Артёму, чтобы озадачить его вопросом: город на Волге с этими буквами. И Артём неожиданно быстро выдал ответ: «в советское время Тверь называлась Калинин, вы типа забыли, что ли?!»

Нам по 28-29, никто не женат, легки на подъём… вечером того же дня, сразу после работы, мы втроем на машине срываемся в Тверь. Из нашего Подмосковья не так уж далеко: 220 км, максимум 3 часа езды. К этому моменту и Артём уже посвящён в подробности, но что конкретно мы ищем — не знает никто. А самое важное обстоятельство — никто из нас до этого не бывал в Твери.


Порой не верится, друзья, но всё-таки БЫВАЕТ![править]

Около 19:00 мы приехали в Тверь. Было ещё светло. Въехав в город по Московскому шоссе, мы проследовали в центр и припарковали машину на ул. Вольного Новгорода, примерно тут: 56.860659, 35.912101. Абсолютно не зная города, мы интуитивно пошли по Трехсвятской в сторону площади Ленина и далее. Трехсвятская — это пешеходная улица типа московского Арбата, где народ свободно гуляет. Именно там Артём обратил наше внимание на одно обстоятельство: вокруг нас парами и тройками гуляли… девушки, и вообще в целом девушек было намного больше, чем парней. Немного удивившись, мы продолжили прогулку, и наконец оживленная часть Трехсвятской кончилась. Мы повернули на ул. Лидии Базановой, которая оказалась неожиданно пустой и неуютной. Все люди как будто бы резко исчезли. По ней мы дошли до улицы Андрея Дементьева и повернули на неё. Солнце уже закатилось, и до темноты оставалось не более получаса. Мы решили постепенно двигаться обратно.

Именно здесь, на улице Андрея Дементьева, я физически ощутил какой-то странный резонанс и озноб, граничащий со страхом. Улица была пуста. Мы, конечно, не тверичи, но пустая улица в центре вечером в пятницу… Это казалось странным. Пройдя по этой улице буквально 150 метров, я увидел уходящую вправо асфальтовую дорожку (ул. Жигарёва). И почувствовал: нам туда! Туда мы и пошли. Улица Жигарева представляла собой следующее: зажатая между двумя длинными домами асфальтированная дорожка, по бокам которой стояла трава высотой более 2 метров, как на болоте! Самое главное: на дорожке никого не было! Это сильно удивило. По ней мы дошли до площади Маршала Жукова. На огромном, бетонированном, пустом пространстве не было НИКОГО, кроме конной статуи полководца. Эта бетонная пустота вызвала во мне такой резонанс, что по спине прошёл холод. Вдалеке на площади мы увидели небольшую палатку, где за решеточкой сидела единственная живая душа на всю округу — продавщица. Купив какую-то мелочь типа колы и чипсов, мы заодно спросили её, а почему на площади, где много места и лавочек, так пусто. Она, казалось, даже не поняла, что мы имеем в виду…

Пройдя примыкающую к Маршала Жукова площадь Славы, мы упёрлись в улицу Симеоновскую и пошли по ней влево. Во мне продолжало нарастать непонятное напряжение, в теле был какой-то озноб и неприятный расколбас.

Мы дошли до Симеоновской 54, и у меня чуть не подкосились ноги: я очутился там, куда заходил в своём четвёртом сне. Было только одно отличие: дома по противоположной стороне улицы вместо лесов были частично затянуты декоративными баннерами (там, видимо, затевалась реконструкция фасадов). Дом Симеоновская 54 и был той самой пятиэтажкой, куда я заходил во сне. Двери всех подъездов уже тогда были с кодовыми замками. Мы подождали минут 15, но никто не вышел и не вошёл: попасть в нужный подъезд не удалось. Меня, однако, колбасило и без этого: было странное ощущение беспричинного страха вперемешку с постоянным холодом по спине. Стемнело, зажглись фонари, и картина дорисовалась сама собой. Анон, ты можешь зайти в Яндекс. Карты, найти там адрес и посмотреть Панорамы. Вот так, только ночью, и начался мой четвёртый сон: https://yandex.ru/maps/14/tver/?l=sat%2Cskl%2Cstv%2Csta&ll=35.914621%2C56.854786&panorama%5Bdirection%5D=116.654653%2C-2.838776&panorama%5Bpoint%5D=35.913942%2C56.855323&panorama%5Bspan%5D=120.000000%2C65.205625&rl=35.91396167%2C56.85530455&z=18

Тверь нетуристическая[править]

Не дождавшись у Симеоновской 54 ни одной живой души, мы продолжили путь в сторону Трехсвятской, чтобы вернуться. Вновь прошли по ней, вновь попали на площадь Ленина, и вот на этой лавочке (56.859878, 35.911812) увидели пару девушек. Вопрос, возникший у нас в самом начале, всплыл сам собой. Мы вежливо поздоровались, представились туристами и задали прямой вопрос: почему мы в городе так много компаний девушек и почти не видно молодых мужчин? Мы честно признались, что впервые в городе, что нам это показалось странным, поэтому и спрашиваем.

Ответила одна из девушек, и её ответ я помню как сейчас. Он прозвучал абсолютно серьёзно. Мы не сомневались в том, что они были трезвы. Она ГРУСТНО сказала следующее: мол, ребята… как вам объяснить. Здесь есть Тверская АЭС, и там работает огромная часть мужского населения города. В связи с вредностью условий труда у нас есть две главные проблемы: импотенция и онкология. Молодые мужики, говорит, мрут как мухи, а кто жив — у того здоровья мало, оттого и не видно их на улицах.

Всё это было сказано настолько однозначно и серьёзно, что у нас не появилось и тени сомнения на этот счет. Посочувствовав и обменявшись ещё несколькими дежурными фразами, мы расстались, дошли до машины и уехали домой.


Эпилог с казённой справкой[править]

Вернулись мы ночью, я сразу лёг спать. На следующее утро я вспомнил вчерашний диалог и первым делом набрал в Яндексе «Тверская АЭС». Напомню: шёл 2009 год. Сегодня, 17 мая 2019 года, печатая этот текст, я специально повторил свой запрос. Результаты почти не изменились, за исключением одной правки про 2017 год, которая лишь усиливает впечатление. Вот сегодняшняя цитата из Википедии:

Планы Станцию планируется построить[1] в Ржевском или Удомельском районах.

Запуск поэтапный: не ранее 2022 года запуск первого энергоблока с реактором типа ВВЭР-1200 установленной мощностью 1150 МВт. Позже, в 2022—2026 годах ввод в строй ещё трёх аналогичных энергоблоков, таким образом планируемая установленная мощность станции составляет 4600 МВт.

В распоряжении Правительства РФ от 9 июня 2017 года № 1209-р «Об утверждении Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2035 года»[2] планы на ввод в эксплуатацию Тверской АЭС до 2035 года отсутствуют.

Прямо сейчас я отчетливо вспоминаю, как 10 лет назад похолодел, прочитав эту короткую справку…


Текущий рейтинг: 76/100 (На основе 58 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать