Выгребная яма

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
Floppydisk.png
Эта история не редактировалась. Её орфография и пунктуация сохранены в своём первозданном виде.
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.

Пять часов просидел в ванной, но призрачный запах до сих пор преследует меня.

Сначала я пробовал смыть его под мощным горячем душем, не обращая внимания на лёгкие ожоги. Потом, убедившись, что я чист, вылил весь тюбик, оставшийся от прошлой хозяйки квартиры. Пена какая-то, розы, цветочки, карамель. Вот на флаконе написано, а не чувствую.

Я просто собирался записаться к врачу. После того, что случилось, без помощи специалиста явно не обойтись, как и без поллитры. Но перед выходом, уже обутый, я глянул в окно – собирались тучи: чёрно-белые, слоящиеся, ползущие к земле. Так и расставил приоритеты.

Стоило только подключиться к интернету, как аська замигала новым уведомлением.

- До тебя не дозвониться никак.

- Правда? Наверное, телефон зарядить забыл.

- Ну что, приятель, когда приедешь собирать урожай? – это Серый, друг детства. Он недавно женился и, лелея мечту о большой семье, избавился от жилплощади в бетонной коробке, махнув жить за город.

- Прости, Серёг, но я пока пас, -пальцы дрожат. Немного подумав, добавляю, - Те вещи, которые вы уже увезли, пускай пока там и валяются.

- Ты рушишь наши планы, дружище, - и грустный смайлик в конце.

- Аллергия. Врачи завтра кладут в больничку на период цветения.

- Хорошо, приятель. Выздоравливай скорее.

Поблагодарив собеседника, я перешёл в невидимый режим. Уничтожил всю контактную информацию из профиля. А потом и вовсе снёс аську с компа к чертям собачьим. Теперь можно и к врачу записаться. После этого – на сайт РЖД.


Теперь, думаю, без предыстории никак не обойтись.

Как я уже сказал, Серый недавно отгрохал себе хоромы загородные. И не далее, чем на этих выходных, мы огромной компанией гоняли на новоселье. Вот прям с вечера пятницы и усвистели. А там такое! Всего пара часов от города – и тебе двухэтажный дом с верандой, и банька по-чёрному, беседка для шашлыков. Собственно, ими мы и питались, совершенно забыв о здоровой пище до понедельника. Можно же по такому-то поводу!

Так как соседи ещё не заехали – кооператив казался не то сравнительно новым, не то уже заброшенным, но приличным с виду – музон из машины, чтобы всё как у людей. Весело, пиво рекой. Счастливые наши молодожёны, К. то ли переела, то ли Сергуня уже постарался – живот выступает под футболкой. Дружбан наш собаку привёз, она игривая такая. И вид на реку. Сзади лес – природная стена, защита; спереди серебрятся шелка воды. Солнечно так, птички поют. И утром, едва только солнце встало, и затемно – перекличка ночных птиц. Чудное место, даже удивительно, что нет никого.

Ночь с пятницы на субботу пролетела незаметно. Ну, на первый взгляд. На втором этаже, куда нас и заселили, вообще тишина и спокойствие. А пока кутили в гостевой комнате, неуютно было сидеть напротив окна. Я ещё на заметку взял – шторки им новые привезти на следующих выходных. Этот ситцевый динозавр, повидавший Союз, проиграл не одну битву моли. То тут, то там ночь подглядывала за нашей компанией в дырки разного диаметра. А ещё шторки не сходились. И вот эта щель до мурашек, до дрожи холодила. Прям словно кто-то ледяной рукой между лёгкими трогает. Наглаживает. Поднимается цепкими пальцами, сдавливает трахею, стоит засмотреться в непроглядную темень. И так всё это накрутило, что когда по ветру ходил, голоса слышал. Со стороны леса. Даже вглядываться пытался, но так темно было, что даже лунный свет не спасал.

- Может, кто и приехал, пока мы тут в твистер играли. Ты жути-то не нагоняй, - возмутился Серый, наполняя мой стакан. Я тогда отказался – не хотелось лишний раз выбираться в ночь, да ещё и идти до этого жуткого сооружения. Вот всё в этом участке было нормальным, современным – кроме чёртовой уборной! Каменная дорожка до неё казалась натуральной издёвкой. То ли им денег не хватило, то ли традиции были слишком сильны, но то самое треугольное здание стало поводом для шуточек. И, по классике жанра – дыра в полу. Самая обычная дырка, как в деревенских сортирах наших бабушек. Не знаю, как вас, а меня всегда пугали эти провалы. Вот присел ты, а тут рука. Бац – и схватит за яйца. Или встанешь, бросишь беглый взгляд, а там лицо бледное, как в японских ужастиках, и глаза пучит. Дверь не откроется, а тебя и утащат в дыру… Ну а ещё пол трещит. Я лично видел, что гвозди плохо держались. Хорошо, что детей ни у кого не было – такой ногой доску сдвинет, а на надгробии потом что писать? Но Сергей оправдывался – не моё, мол, от жильцов старых осталось. Я ж, ироды, вам на угощение деньги приберёг, решил толчок с получки перестраивать, а вы…

Так и прошла первая ночь.

На вторую шёпот стал громче.

Если бы хоть кто-то их них поверил мне, перестав отмахиваться: «Это лишь шум дождя, не парься», возможно, всё сложилось бы иначе. Или нет. Не знаю. Ничего не знаю. Хочу проснуться, и чтобы запаха этого больше не было. Лило там и впрямь как из ведра. А мы ведь собирались встретить закат – З. уже камеру принесла, фотографии красивые делать. Над рекой-то самое оно смотреть. Рябь подёрнется алым, загорится вода, пока ночь будет оттеснять солнце за горизонт. Незадолго, когда солнце уже подползло к городу, со стороны леса понабежали тучи. Низкие, чёрно-белые, словно из старых кинолент. Разразились дождём. Забарабанило по крыше, зазвенело. Капли разлетаются, прибивая листву. Короткий путь от беседки до дома промочил нас насквозь. Так и запрятались к теплу камина, пока что-то таращилось на нас из щели штор. На этот раз я не стал делиться впечатлениями, лишь отсел подальше. Самое-то: кидаешь карты на К., жизни радуешься, когда она раздевается. Но даже так я не забывал то и дело поднимать взгляд от веера карт, и несколько раз мне казалось, что нечто движется там, за окном.

Как сказал Серёга, потащиться отлить по правилам в такую непогоду мог только последний безумец. Да, пусть я и безумен, но о выборе ни капли не жалею. Да и отливать в ведро в сенях, знаете ли – это попахивает младшими отрядами в лагере, ночами со страшными историями, когда Луна светит ржаво-красным, а старые качели-лодочки раскачиваются сами по себе. В-общем, странные мысли и вытолкнули меня на улицу. Небо рушилось, било плетьми, а я стоял и смотрел, щурясь, в его непроглядную черноту. Было так темно, и, если бы не шум ливня, можно было подумать о полной изоляции. Тут-то я и напрягся чуток: остальных звуков природы не было слышно. Холодок по спине побежал, но не тот, который капли под промокшей одеждой, а другой, особенный. Перед тем, как окончательно рвануть в сортир, подхожу к окошку, всматриваясь в узкую полоску яркой жизни. Ни К., ни меня с этого ракурса не видно. Только часть комнаты. Тут-то и подумалось, а не поэтому ли З. так часто ёжится, словно от холода…

До туалета добрёл, подсвечивая дорогу экраном водонепроницаемого туристического телефона. На новых моделях они вообще яркие – так привык, что и свет заранее включать не стал. И сижу вот в темноте, баш почитываю, дела поделываю, как слышу – зашептало снова. Не дождь, а шёпот самый настоящий. Без музыки-то лучше слышно. А тут ещё обрывки какие-то, на слова похожи, а что говорят – не понятно. Напрягся знатно, начал вслушиваться. Да так навслушивался, что… Чавк-чавк. Шлёп. Чавк. Шлёпает кто-то, шуршит в мокрой траве. И не один. Вам ведь знакомо это самое, когда кожей чувствуешь движение где-то недалеко? Вот и я так же. Подсветил на дверь и чуть не обосрался, да только сходил уже, и экран тут же потушил. Кто ж среди ночи запирается в деревенском толчке? Я вот – не стал. И шпингалет этот грешный раскалённым клеймом под веками отпечатался, да пульсирует вместе с сердцебиением.

Аж забыл, как дышать. Таращился в темноту, боясь зверья, которое могло из леса выйти, случайно дверь поскрести и открыть. А тут закусочка. Прям шпроты в банке, ё-моё! Не самое приятно чувство, знаете ли. Привстал, потянулся к защёлке… Тут-то и толкнулось что-то в постройку. Сзади. Глухо стукнуло. И кто-то шумно втянул воздух, издавая предсмертный хрип. Я как стоял, так и замер. И оно замерло. Слушает, нюхает, чавкает в грязи. Так мы и стояли, испытывая терпение друг друга, пока те, кто шептали, не проявили себя вновь. Мозг тут же скомандовал: «отомри!» А дальше… Стыдно рассказывать. Но я должен поделиться, на случай, если вы окажетесь в подобной ситуации. Уж не знаю, как я допёр до этого – говорят же, в экстремальных ситуациях думалка иначе работает – но мне удалось расшатать гвозди и, закинув их в карман на всякий случай, нырнуть под доски.

Одно дело – запах выгребной ямы, когда ты над дырой, и другое – оказаться в гуще событий. Густой вязкий смрад отрезвил меня. Только представьте – в этот момент я осознал, каким идиотом буду выглядеть в глазах друзей. «Провалился в яму», - придумал я, - «Так что с тебя конина, Серый». А потом он проставится, но ещё долго будет подшучивать, называя спелеологом.

Да, именно так Серёж бы и поступил.

Я уже собирался выбираться обратно, как вдруг что-то ударилось в постройку снова, на этот раз в дверь. И вся моя смелость сдулась незавязанным воздушным шариком. Упала прямиком на дно ямы. Я последовал её примеру и, задержав дыхание, присел немного. Тут-то осознание, что слишком много дерьма навалено, приложило меня по голове. «От старых жильцов осталось», - промелькнуло в голове, отчего я задумался. Столько домов вокруг, а все пустые. Странно это. Но если бы звери гуляли, об этом могли писать в новостях? В дверь снова бухнули. А затем она открылась. Со скоростью десантника на задании я занырнул поглубже в отвратительное мягкое убежище, успев расслышать звуки, которые, я уверен, будут преследовать меня ещё много снов подряд. Дыхание, хрипловатое, с подвыванием. Я успел представить, как раскалённый воздух выходит, наполняя маленькое помещение адской вонью. Что бы там ни было, сейчас оно засунуло свою морду в дверной проём и жадно дышало, пытаясь распознать мой запах. Нет, я не гарантирую, что так оно и было, но воображение подкинуло именно эту картину. Просидеть так удалось до самого закрытия двери. Я вынырнул. Я боялся дышать. Было мерзко, хотелось выблевать внутренности, поскольку холодное дерьмо заполняло все отверстия на лице. Воздух жидкий и отвратительный на вкус, но я почти не обращал внимание на всё это. Буквально секунду я даже думал, что всё это мне показалось от удара головой. Но тут, по традиции всех фильмов ужасов, раздался крик. Сначала К., а затем и остальные. Они заходились ужасающими воплями, раздирая голосовые связки, и это пугало. Но страшнее стало тогда, когда крики начали стихать. Грохот, доносившийся из дома, смешался с очень жуткими звуками… Может, это воображение дорисовало их, но я уверен, что слышал, как хрустят чужие кости. Это длилось несколько часов. И всё это время я сидел в выгребной яме, обнимая колени и сотрясаясь от беззвучных рыданий. То, что заглядывало в туалет, пришло вместе со смертью. И мне очень повезло, что это не учуяло меня, ведь воняло «на цокольном этаже» - мама не горюй. За то время, что я сидел здесь, нервы успели прийти в порядок. Конечно, сложно назвать порядком то, что со мной творилось, но способность мыслить здраво всё же вернулась. А вместе с ней – и мои страхи касательно деревенских туалетов. Так я и забился в самый угол, стараясь не бултыхаться и не открывать глаза. Ощущение, что напротив меня сидит чересчур чистая мёртвая японка, обнимало холодными костистыми руками, щекотало в груди. Я был уверен, что если немного пошарюсь в этой бурой массе, то найду там чей-то шероховатый череп. Или вот-вот таинственная Рука Без Конца вылезет из стены, чтобы найти мою шею.

Но гораздо страшнее мне было думать о том, что то самое вернётся и на этот раз догадается засунуть морду в дырку.


Я не знаю, как я не сошёл с ума до утра. На самом деле, я не уверен, что всё ещё могу здраво мыслить. Набирая этот текст, я несколько раз перечитываю кажду строчку, ища логические неувязки или малейший намёк, что я спятил. Тогда всё стало бы гораздо проще.

Однако продолжу. В какой-то момент я почувствовал ЭТО. Просто всё вокруг стало другим. Моё сознание высвободили из плена многотонного пресса. Знаете… Птицы пели. Я понял, что дождь, изолировавший нас от остального мира, пропал. Небо не было чёрно-белым. И впрямь – солнечные лучи пробивались через щели, я видел их в дыре над головой. Но вылезать «из домика» не хотелось. Я кутался в иллюзию безопасности, как в одеяло, чувствуя возможность нападения монстров из-под кровати. Монстров, которые уже ушли. Поэтому, спустя пару минут раздумий – этот выбор казался мне жизненно-важным – я всё же выбрался из толчка. Не мёртвая школьница, но тоже страшно! Да, пока что я оставался самым страшным объектов в радиусе нескольких километров. Понимаете… Всё здесь было таким жизнерадостным и обычным, что я ни за что бы не поверил в собственную историю, услышь её со стороны.

Пока я шёл в сторону жилого помещения, не мог не заметить это жуткое чавканье – на боты налипло порядочно. И, посмотрев назад, вдруг понял, что на каменной дорожке не осталось моих вечерних следов. Даже если они и были… Дождь всё размыл. Дождь помог мне спрятаться. И незапертая дверь так же сыграла на руку, ведь я не дал им шанса предположить, что в туалете кто-то был... Но сейчас, в свете нежных солнечных лучей, ночное приключение казалось лишь белой горячкой. И я, сконфузившись, уже начал придумывать историю о том, как провалился в сортир и отключился до самого утра, как вдруг обратил внимание на тишину. Ну, понимаете – вне домика всё было нормально. А оттуда не доносилось ничего. И это не было удивительно. Потому что внутри никого не было. Я осмотрел каждый сантиметр, все шкафчики и места, где можно спрятаться. Вещи стояли на своих местах, словно дом приготовили для демонстрации на продажу. Будто те, кто здесь отдыхал, просто собрались и вышли по пожарной тревоге, оставив всё на своих местах. Было ли мне страшно? Не помню. Я просто подумал, что нужно валить отсюда, пока снова не дождь не разыгрался. Вдалеке над лесом начинало моросить. Не знаю, правда ли он имел отношение к происходящему, но отчего-то мне не хотелось попадать под мокрый обстрел. Поэтому я рванул к реке и так, как был, прям в одежде занырнул. Отмываться пришлось долго. Запах въедливый, кажется, всё им пропахло. До сих пор не вывел, наверное, просто психоз уже. Да я даже простыл там, пока бултыхался. Но нужно было привести себя в порядок, если я надеялся выбраться отсюда. Правильно сделал – в электричке приняли за бомжа, тем более, что денег не было. Чудо, что телефон уцелел – всё же оправдал рекламу – его и впарил кондуктору, только симку в окно выкинул. Наплёл, что с друзьями заблудились в лесу, что мотался несколько дней по болотам. Не уверен, что они там были, но вряд ли правдивость тогда имела значение. Так она меня даже чаем горячим отпоила. В городе добираться было сложнее. Не поверите – бомжи за своего приняли, мелочи на проезд отсыпали. Так я как домой попал, сразу в ванную и полез.

А потом Сергуня написал.


С этого я и начал рассказ.

Можете посчитать меня суеверным, но я раз двадцать перекрестился от того, что документы дома оставил, так как добирался на электричке. На всякий случай оставив запись к врачу, я полез на авито. Когда в спешке продаёшь квартиру в крупном городе, на низкие цены быстро клюют риелторы. Задаток уже скинули на карту, завтра ключи отдам – и на вокзал. Это очень глупо, знаю. Может, и правда белочка приходила – прямиком в сортир. Но в одном я уверен – кроме меня сегодня выложили ещё одно объявление. Да, о продаже того самого участка. И фотографии – прямиком из дождя. Специально пригляделся – да, следы снова размыло, так что у фантомного туалетного ходока есть алиби.

Знаете, я не верю, что это Серый внезапно решил продать дом. И я знаю, что это не он писал мне с его аккаунта. Так что я не испытываю ничего из-за спешного побега, даже уколов жадности. Не знаю, что там произошло, но, боюсь, что это затронет всех в его контакт-листе. Хорошо, что многие сидят на городском форме. Очень прошу вас несколько раз подумать, прежде чем выезжать в посёлок У. Даже если всё это случайность или просто бред перепившего мужика, я не хочу, чтобы вы рисковали собой.

И помните, что деревенский сортир отлично маскирует запахи.


Изначально публиковалось здесь


Другие истории автора[править]


Текущий рейтинг: 87/100 (На основе 389 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать