Время для сказок

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Story-from-main.png
Эта история была выбрана историей месяца (декабрь 2017). С другими страницами, публиковавшимися на главной, можно ознакомиться здесь.
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Синева ночи спускалась быстро – как всегда бывает на исходе лета. Олег докурил, и ещё немного постоял, вдыхая свежую прохладу, прислушиваясь к извечному стрёкоту кузнечиков в высокой траве. Свежий ветерок мягко касался лица.

«Время ещё есть. Я успею»

Потом он поднялся к сыну, ухитряясь идти бесшумно в звенящей тишине комнат. Маленький Славик, как обычно, натянул одеяло до подбородка и с любопытством смотрел карими глазами. Олег погладил мальчика по светлому ёжику волос и улыбнулся.

- Ну что, время для сказок?

Славик не выдержал – сбросил одеяло и радостно подпрыгнул на кровати.

- Конечно, конечно!

Олег знал этот ритуал, обычай тихих вечеров. Знал, как будет капризничать малыш, безжалостно бракуя каноничные «жили-были» и робкие переделки полузабытых мультфильмов. Он знал, что ждёт сын, ради чего так долго не засыпает каждый вечер – пока отец пропадает там, в темноте двора. Старая сказка на новый лад. Каждый раз одна и та же.


- В далёком-далёком краю, где верхушки вековых сосен поддерживают небосвод, а солнце выглядывает лишь по большим праздникам, было маленькое, затерянное в лесной глуши королевство. Там жили смелые и гордые люди, красивые девушки и отважные рыцари. И текло время неспешно и мирно, до той поры пока не объявился…

Славик в такие минуты, казалось, не дышал – только смотрел, подперев кулачками щёки, восторженный слушатель. Олег знал – ему очень интересно и ни капельки не страшно. Конец истории всегда был правилен и позитивен.

- …страшный зверь – а, может, не зверь это был вовсе. Поначалу лишь видели охотники огромные следы на снегу, да слышали крестьяне вой в самой чаще. Но потом чудище стало приходить в деревни, стало нападать на людей…

Мальчик не сводил взгляда с отца и не увидел, как сжалась на миг в кулак его рука.

Поначалу лишь ходили слухи меж бомжами да подъездными алкашами, а следы, если и были, стирал дождь или заносил снег. Никто не думал считать, сколько пропадало пьяниц, особенно, по поздней осени, когда надраться в хлам хотелось даже олеговому начальнику с классическим именем Сан Саныч – а у него был джип-внедорожник и билеты в Таиланд на каждое Рождество. Но однажды в городском сквере обнаружили растерзанного парнишку из патруля – а его напарник сутки не мог сказать ни слова – а после остался заикой, наверное, навсегда. Тогда же, наконец, кто-то заметил и следы – но розыскные собаки пришли в панику, а хозяин одной, охотник-любитель, так и не смог определить видовую принадлежность.


- …Был он огромен ростом, чёрен, как сама тьма и очень жесток. Но самым страшным было то, что порой он передвигался на задних лапах, как человек! Так он всегда уходил от преследования, и его не могли догнать ни пешком, ни на лошади. И никто не знал, где искать логово этого чудища, и никто не ведал, откуда оно пришло…

Никто и правда не знал, что делать. Вскоре по окрестностям нашли ещё два трупа. Не повезло отлучившемуся отлить таксисту и любителю ночных пробежек. Почерк, если можно это понятие применять к твари, был тот же самый. Его не интересовало мясо, в вульгарно-бытовом смысле, он жаждал просто убивать. Олег помнил, как матерился старший следователь с подходящей для этого фамилией Сердюков. Ох, не хотелось ему уходить на пенсию с жирным пятном в послужном списке. Потому и замалчивали все три случая, объявив их простой поножовщиной, ограблением, бытовухой. Кровавые подробности знали лишь немногие посвящённые – в том числе и Олег, выезжавший на третий случай. Но потом случилась та ночь, в холодный и промозглый Валентинов день…


- …А однажды, в день, когда в королевстве праздновали праздник Любви и Любящих, зверь напал на принцессу, дочь старого короля. Он похитил её, когда та гуляла с подружками, и утащил в тёмную чащу…

В лице Славика словно дрогнуло что-то, но тут же и разгладилось. Он всегда жалел бедную принцессу, такую добрую, милую, и хорошую – а другой она и быть не могла. Святые детские представления…

Та девчонка, с поржавевшим от крови облаком светлых волос не была принцессой, наверняка у неё имелись и недостатки посущественней – но всё же она не заслуживала остывать в луже собственной крови на грязно-сером оттепельном месиве. Схватили её парня – скорее, рефлекторно, да и такое потрясение вряд ли б сыграл и самый гениальный актёр. Девушка оказалась дочерью ректора одного из немаленьких ВУЗов, да и на её молодого человека никто не мог наложить обет молчания. К следующему вечеру неизвестный убийца был во всех новостях, страницах интернета и газетных сводках.


- …Страх и печаль охватили людей. Прекрасные девушки облачились в траурные одеяния, а отважные рыцари углубились в леса в поисках, но были они тщетны. Старый король тяжко страдал от горя и неизвестности, а детей, особенно, таких маленьких, как ты, не пускали гулять на улицы…

Да, дворы той зимой, да и ранней весной, опустели. Потом монстр загрыз ещё двоих – и в морге отметили то, что прослеживалось ещё на том, официально первом, патрульном – следы зубов были не характерны ни для одного из известных хищников. Волки, собаки, медведи были исключены из числа подозреваемых. Но ни один хищник, не мог незамеченным орудовать в городских кварталах, пусть даже по ночам. С санкции властей, наряды милиции и ППС были проинструктированы стрелять на поражение – и монстр проявил человеческую хитрость, ни разу не попавшись им на глаза. А простой народ уже вовсю говорил об оборотне…


Славик дотронулся ручкой до ладони отца.

- Пап… Но потом же пришёл он? Герой? Да?

Олег ободряюще улыбнулся.

- …Однажды на исходе дня проезжал через королевство молодой воин, странник, - малыш с радостным нетерпением завозился под одеялом, - Был он из далёких краёв, где солнце не заходит почти весь день, а земли омывает ласковое и могучее море. Отправился он в дальний путь, после того, как предсказано было ему найти свою судьбу за далёкими горами, за бескрайними полями. Много славных дел совершил он, пока вела его дорога в маленькое королевство…

В конце марта случилось вопиющее – монстр растерзал парня на подземной парковке. Одного из тех мажоров, что рассекали город ночами на спортивных авто. Его компания и отец – крупный бизнесмен – давили на следствие со всей яростью. Друзья – так вообще отправились разъезжать карательной экспедицией в миниатюре, но от подобных шума во все времена было больше, чем толку. Следствию было вообще нечем крыть – Сердюкова потихоньку ушли, пришедший на его место приятель Сан Саныча исправно соблюдал инструкции начальства, дал даже несколько интервью, успокаивал, разъяснял, обещал. А на монстра бросили его, Олега.


- …Многим людям помог молодой воин, многих злодеев и чудовищ победил. И вот, увидев, что люди в королевстве напуганы да печальны, узнав, какая беда гнетёт их, поклялся герой избавить их земли от зверя. Переждал он ночь в королевском замке – а утром отправился по дороге прямо в лесную чащу…

В то апрельское утро Олег точно так же бежал на свирепое рычание и отчаянный детский крик, но его путь был намного короче. А потом были выстрелы – по две пули на каждую здоровенную бойцовую псину, потом была карета «скорой» - и огромные глаза чудом спасённой девочки. Неделя засад и бессонных ночей дала свои плоды. Ещё через пару дней задержали и хозяина бойцовых псов. Это был типичный жизненный аутсайдер, да ещё и с хромающей психикой. Всё шло к принудительному лечению, но, во время одного из выводов на следственный эксперимент, мужик ухитрился броситься под поезд. Плюнули и забыли. А нападения прекратились…


Славик снова затаил дыхание. Сказка приближалась к развязке.

- … Долго ехал воин по буреломам и бездорожьям, становились они всё гуще, всё мрачнее – но смелое сердце вело его вперёд. И вдруг выехал он к огромному замку – замку в самой непроходимой чащобе, с чёрными башнями и заколоченными ставнями. А тяжёлые ветви дерев скрывали его от любопытных глаз…

Обыск в квартире психопата выявил немало интересного. Мужик прилежно собирал газетные вырезки о преступлениях «монстра». В его компьютере обнаружились закладки на освещавшие нападения криминальные порталы. Нашли у него и специальный спрей, бьющий по обонянию розыскных собак. Вездесущие бабушки у подъезда охарактеризовали его с самой худшей стороны – но побаивалась соседа и молодая пара студентов, снимавшая двушку на той же лестничной клетке. Нелюдимый и угрюмый, с вечно рвущимися с поводка псами. Порой они, видно, всё же срывались…

Тот новый следак, приятель Сан Саныча, говорил в присутствии Олега с психиатром. Звучало много веских слов – «мизантропия», «дисфория», «дестройер»… При всей своей мрачности, они звучали успокаивающе.


- … Странно и недобро выглядел замок, но юный воин всё же вошёл под его своды. Крепко держа верный меч, пробрался он пустыми коридорами к дверям главного зала. И там, в золочёной клетке, грустная, но живая сидела принцесса. А перед ней стоял незнакомец – смуглый, лысый, с крючковатым носом, затянутый во всё чёрное. Воин сразу понял, что это и есть зверь. Зверь в своём истинном обличье…

Славик вздрогнул – как и всякий раз, когда действие доходило до этого персонажа. А Олег вновь мимолётно подумал о психопате, чьи черты и описывал всякий раз.

Мотивы так и остались не поняты до конца. То ли мужиком двигала природная злоба, то ли он столь диким способом поднимал самооценку – история криминалистики знавала подобные примеры. Олегу, до этого не отличавшемуся крупными взлётами, выписали премию – а чуть позже он сам выбил себе отпуск на месяц, уехав со Славиком в родную деревню. Вдали от городского шума и суеты мальчику легко дышалось, да и сам Олег ощущал умиротворение. Правда, готовясь к отъезду, Олег ловил обрывки людской молвы… Поговаривали, что всё свалили совсем не на того, и настоящий монстр до сих пор бродит среди ночных дворов. Город не мог без своих легенд, пусть и настоянных на крови.


- … Полюбовавшись на прекрасную пленницу, отправился колдун в свои покои. Воин последовал за ним – и увидел, как надел тот шкуру странного зверя. Приросла она к его коже, и стал он тем самым монстром. Пал он на лапы и убежал в лес…

- Пап, но ведь он побежал в королевство! – Славик присел на кровати. - Он снова будет нападать на людей!

- В ту ночь валил густой и колючий снег, - успокоил сына Олег, - люди сидели в своих домах, и монстр прорыскал ни с чем. А воин освободил принцессу и поклялся ей победить колдуна. С рассветом воротился зверь в замок, и снова стал человеком. Тогда выстрел воин в него заговорённой стрелой – и поразил насмерть. Вернулся он в королевство с победой, и счастливый король обвенчал с ним свою дочь. А потом показал ей воин и свою страну, и жили они там долго и счастливо, не забывая и родителя навестить, - Олег слегка взъерошил мальчику волосы. - А дорога в мрачный замок колдуна заросла травой да бурьянами. И жизнь в королевстве снова потекла спокойно и размеренно…

Довольный Славик завозился, укрываясь. Отчего-то сказка всегда действовала на него усыпляюще – а Олег всегда придумывал разные концовки. Но в них всегда торжествовало добро, различались только способы победы.

Заботливо подоткнув одеяло, мужчина склонился над сыном. Мальчик сонно улыбнулся отцу.

- Ты как тот воин, да, пап? Побеждаешь злодеев и спасаешь людей!

- Да, малыш, - кивнул Олег. - Я стараюсь.

Взгляд скользнул по семейному портрету на прикроватном столике. На Славике лихо сидела фуражка, ещё старая, от деда. В своём первом сочинении он обещал стать милиционером – как папа. Олег не любил новомодное определение «полицейский», от него сквозило чуждостью; тонкости же следственной работы засыпающему Славику знать было пока незачем. Тихо притворив дверь в спальню, Олег повернул ключ в замочной скважине.


Полная луна просвечивала сквозь блёклую пелену туч. Часы в коридоре приготовились бить полночь. Спускаясь по лестнице, Олег уже чувствовал, как начинают заплетаться и мелко трястись ноги. Яростная судорога свела руки, до боли вонзая в кожу стремительно растущие ногти. Крупные капли пота, точно дождавшись команды, заструились по лбу.

… Тогда, в беседе с психиатром…

Олег упал на четвереньки, пополз к входной двери – он предусмотрительно оставил её открытой. Самым трудным было сдерживать рвущееся наружу рычание.

…промелькнул ещё один термин…

В сад мужчина вывалился уже судорожно дёргающимся нечто, царапая землю и извиваясь.

… «имитатор»…

Три-четыре дня в месяц – это почти сорок дней в год. Сорок проклятых ночей. Он научился забывать о боли, он привык помнить нужные даты, он умел сдерживать рвущее чувство и почти мгновенно возвращаться к реальности. Даже когда это заставало его врасплох – как тогда, на парковке. Психопат-подражатель подвернулся очень вовремя – но сейчас, раздирая землю когтями, Олег не знал, что будет потом, когда отпуск закончится. Вернее, знал слишком хорошо.

Освободившаяся луна ярко осветила ночной пейзаж, но страшный силуэт успел нырнуть в темноту оврага. Он привык бороться с собой, со своим звериным началом – хотя почти всегда и проигрывал. Он умел уводить следы – но это не облегчало ледяного шока утренних воспоминаний. И больше всего он боялся увидеть однажды в глазах сына тот ярко-зелёный отблеск, что порой пронзал его сквозь зеркало.

А в тихой детской Славик лишь крепче обнял любимого медвежонка и улыбнулся во сне. Ногти на его ручонках слегка удлинились – а, может, это просто были игры лунного света…


Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 275 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать