Восприятие

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Warning.png
Отдельные материалы этой статьи могут оказать аномальное воздействие, за последствия которого мы ответственности не несём!

«Живи себе спокойно и не суй свой нос, куда не надо» — по такому принципу я старался строить свою жизнь. Мне не нужно было ничего необычного, нестандартного — лишь тихое, спокойное существование. Я считал, что это правильно. У меня был друг по имени Витя, который никогда со мной в этом не соглашался. Мы были знакомы с детства, и сколько его помню, ему всегда нужно было что-то новое, интересное, необычное. Всегда он влезал во всякие авантюры и создавал разные безумные идеи. Помню, когда нам было по десять лет, он загорелся идеей построить ядерный реактор. Хвала небесам, ядерное топливо не так просто достать — иначе бы он построил, это точно!

Ядерный реактор не был самой безумной его идеей. По крайней мере, это не вызвало никаких последствий, в отличие от его последней химеры.

Мы сидели у меня дома вечером и распивали только что купленную бутылку вина (уже и не помню, по какому поводу). Сделав глоток, Витя как-то странно стал разглядывать бокал, после чего сказал:

— Как ты думаешь, как выглядит этот бокал?

Задавать странные вопросы — это отличительная черта Вити, так что я не удивился, услышав такой вопрос.

— Ну… он прозрачный и стеклянный.

— Нет, я не об этом! Какой он на самом деле?

— Э-э… прозрачный?

— Ты не понимаешь! Прозрачным это мы его видим, но быть он может совсем другим. Я тут прочитал одну книжку…

«Я тут прочитал одну книжку…» — эта фраза предвещала долгое запутанное объяснение новой сумасшедшей идеи, снизошедшей в черепушку моего друга.

— … по биологии, там в одной из глав говорилось, что некоторые виды птиц видят всё вокруг только в определённых цветах.

— И?

— Ты разве не понимаешь??Их восприятие уже, чем наше, но то, что наше восприятие шире, не значит, что оно всеобъёмлюще. Ведь мы не слышим ультразвук, не видим ультрафиолетовый свет, рентгеновские лучи, и кто знает, сколько ещё существует того, что недоступно нашему зрению, слуху и осязанию? Может, мы вообще ощущаем мир совершенно не таким, как он есть. Наши ощущения — это лишь отражение реального мира, а отражение может искажаться. Наш слух — это превращённая в нервные импульсы вибрация воздуха, а зрение — превращенный в импульсы свет! Мир, что мы видим — это иллюзия нашего сознания, за которой лежит объективный реальный мир!

Я не был пьян, когда слушал эту тираду, но всё равно практически ничего из неё не понял. Думаю, она бы звучала для меня разумней, будь я упившимся в зюзю. Я посоветовал Вите почитать что-нибудь из философии или психологии, если это его так интересует, когда провожал его.

Через пару дней после этого я зашёл к Вите, который попросил меня разобраться с его компьютером. В обращении с компьютером мой друг был похож на средневекового крестьянина. Я бы не удивился, если бы в ответ на выскочившее окно ошибки «Windows» он начал бы поливать монитор святой водой с криком: «Я изгоняю тебя, бес!». Идея освоить компьютер, к сожалению, никогда не приходила ему в голову, поэтому за помощью он всегда обращался ко мне.

Когда я пришёл к нему, то чуть не свалился в обморок от удивления, потому что в его гостиной практически до потолка были навалены целые башни книг.

— Ты подрабатываешь в библиотеке? — сказал я, осматривая горы книг.

— Нет, просто последовал твоему совету и решил немного почитать о восприятии.

«Немного?!».

Я осмотрел книги. К моему удивлению, там не было книг по психологии или философии — здесь были только эзотерические сочинения. Кипой были навалены книги Алистера Кроули, Папюса, Элифаса Леви, Карлоса Кастанеды, ещё каких-то авторов с невыговариваемыми именами, чёрт возьми, да Витя достал где-то даже сочинения Парацельса!

— Решил поступить в Хогвартс? — в шутку спросил я.

Витя улыбнулся и сказал:

— Нет. Я начал с книг по философии, а потом даже не заметил, как держал в руках какой-то оккультный фолиант. Знаешь, в нашей городской библиотеке есть столько всего интересного!

— Не сомневаюсь.

Быстро разобравшись с Витиной проблемой (тот случайно переустановил браузер и не понимал, почему у него «интернет поменялся»), я пошёл домой.

Я не верил во всякую мистическую чепуху и думал, что, прочитав пару-тройку эзотерических книг, Витя успокоится, но я ошибся.

Неделю спустя около одиннадцати часов вечера у меня зазвонил телефон. Звонила Лиза — девушка Вити.

— Да? — сказал я, снимая трубку.

Заплаканный голос Лизы потребовал моего прихода. Она сказала, что с Витей что-то не так. Несмотря на поздний час, я отправился домой к Вите. Мы жили всего в десяти минутах ходьбы друг от друга.

Дверь мне открыла красная от слёз Лиза.

— Что случилось? — спросил я.

— Витя уже как час заперся в гостиной и не пускает меня. Оттуда доносятся странные звуки, будто он поёт.

Я прошёл к двери в гостиную и попытался её открыть. Не вышло, и я навалился на неё всем весом, потом попытался её выбить плечом, ногой, но она не поддалась. Когда мы с Лизой хотели уже вызвать кого-нибудь, чтобы сняли замок, дверь открылась. Витя вышел из комнаты — лицо его выражало воодушевление — и закричал:

— У меня получилось!

— Что получилось? — спросила Лиза.

— Я видел! Я сумел! Я ощутил!

— Что ощутил?

— То, что лежит за нашим восприятием. Вы себе и представить не можете, как это круто! Это потрясающе! Я видел… о, это… в области наших чувств нет ничего, что сравнилось бы с этим!

— Успокойся, — сказал я. — Что ты почувствовал?

— О, это было великолепно! Я прочитал, как это сделать, в какой-то книге из всей этой кучи. В начале я не ощутил ничего, но потом… все краски этого мира переплелись в огромную спираль, которая начала бешено кружиться и, в конце концов, превратилась в сияющий ярким жёлтым светом туннель. Моё сознание стало засасывать в этот туннель. Я не ощущал своего тела — ни рук, ни ног, я чувствовал только собственное «я», я ощущал, что оно есть, и что оно существует. Меня засосало в этот туннель, и я понёсся по нему с огромной скоростью; я летел, наверно, быстрее света, всё стало вновь сливаться и закручиваться, и тут я увидел! Увидел другие миры! Я летел сквозь них по этому туннелю. Они все были вокруг меня — сверху, снизу, слева, справа! Я был окружен ими. Ты даже и представить не можешь, сколько всего существует сейчас рядом с нами. Я видел мир, где нет людей и вообще нет никаких животных, есть только фантастические растения, чьи цветы, огромные, каждый размером со слона, переливаются всеми цветами радуги! О боже, а в других мирах я увидел цветы, чьи лепестки имеют цвета, не существующие в нашем мире. О, я никогда не видел столько красивых цветов! Это продлилось лишь несколько минут, затем миры вокруг меня начали словно таять, а я сам будто стал сливаться с тем жёлтым светом. Я потерял чувство «я», будто моё самосознание растворилось в окружающем меня свете, а потом я очнулся здесь, в своём теле.

Мы с Лизой переглянулись.

— С тобой всё в порядке?

— Я чувствую себя лучше, чем когда-либо!

Эту сумасшедшую речь мы слушали, стоя в дверном проёме. Когда он закончил, я вошёл в комнату и ужаснулся, увидев на полу следы крови, козью голову и курительную трубку.

— Какого хрена ты тут творишь? — закричал я. — Витя, что ты наделал?!

— Не пугайтесь, это всё нужно было для ритуала.

— Для какого грёбаного ритуала???

— Расширения сознания. Нужно принести в жертву кровь козла и выкурить опиум. Затем надо прочесть некоторые заклинания.

— Слушай, я не знаю, что за херню ты тут творишь, но завязывай! То, что ты видел — это глюки от наркотика, ничего больше.

— Витя, он прав, это ужасно!

— Но ведь… ладно…

Витя грустно выдохнул.

Ещё раз напомнив Вите о вреде наркотиков и принесении в жертву козлов, я ушёл домой, оставив его и Лизу разбираться между собой. Видимо, Лиза порядком испугалась. Я надеялся, что Витя больше не примется за эту чертовщину и что ему придёт какая-нибудь более адекватная идея.

Через неделю Витя написал мне в «Mail-Агенте». Я сохранил его сообщение отдельно, потому что хотел позже показать его одному знакомому психологу. Вот текст:

«Я знаю, что ты говорил мне это бросить, но я не смог. Это потрясающе, волнительно, слишком интересно. Столько разнообразных миров существует рядом с нами! Ты должен обязательно попробовать, тогда ты поймёшь, каково это! Сегодня я вновь погрузился в путешествие по мирам. Я увидел мир, населённый детьми с абсолютно белой кожей, с абсолютно белыми глазами и волосами. Все они носят белую одежду. В их мире всегда царит поздняя осень, а деревья сделаны из хрусталя. Ты себе это можешь представить? Хрустальные деревья! Ты обязательно должен зайти ко мне, чтобы попутешествовать со мной!».

У меня не нашлось цензурных слов, чтобы выразить то, что я думаю о такой перспективе. Тогда я думал, что мой друг увязает в наркотической зависимости.

Через три дня после этого письма среди ночи кто-то позвонил в дверь. Проснувшись и проклиная весь мир, я направился ко входной двери. Витя — кто же ещё мог завалиться среди ночи! Вид у него был потрепанный и испуганный.

— Что случилось? — спросил я у него.

— Можно с тобой поговорить?

— Уже поздно, но ладно. Проходи на кухню.

Я решил налить нам чаю, но, взглянув на вид своего друга, понял, что ему нужно нечто покрепче, и достал бутылку водки.

— Так что произошло?

— Сегодня я вновь путешествовал…

— О, нет, ты всё ещё продолжаешь обкуриваться?? Опиум — это не шутки типа травки!

— Нет, после сегодняшнего я больше не буду проводить этот ритуал. Сегодня я видел нечто ужасное.

— Что ты видел?

Витя опустошил стопку водки и сам налил ещё.

— Всё началось как обычно. Спираль, туннель, жёлтый свет. Я опять летел в нём, и он выбросил меня в какой-то жуткий мир. Было необычно то, что там я имел тело. Небо там было серым. Я находился в лесу, где все деревья были лысыми, а ветви изогнутыми, как в страшном лесу из детской сказки. Я шёл, и вдруг моя нога провалилась на несколько сантиметров в какую-то жижу. Когда я вытащил её, то увидел, что наступил в гниющий труп. Меня чуть не вырвало, как вдруг я услышал сопение. Кто-то у меня за спиной громко втягивал воздух, будто принюхивался. Я обернулся и увидел, как в метрах ста от меня стояло какое-то существо. У него была фигура человека, но лицо было вытянуто, будто морда крокодила, а из длинного рта торчали длинные клыки. Гонимый диким ужасом, я бросился бежать, понимая нутром, что эта тварь бежит за мною. Всё путешествие обычно длится не более пятнадцати минут, и тогда я молился, чтобы эти минуты прошли как можно скорее. Я добежал до каких-то руин, в которых и попытался скрыться. Выглядывая из-за угла, я видел, как это чудовище остановилось недалеко от моего укрытия и стало принюхиваться, издавая это жуткое сопение. Вдруг оно посмотрело своими огромными белыми глазами прямо в мои, и всё вокруг растворилось, и я вновь очутился дома.

— Я тебя предупреждал, что это не доведёт до добра. Надеюсь, теперь ты закончишь с этим.

— Да, ты прав, надо с этим кончать. Но меня всё равно беспокоит это существо.

— Почему?

— Оно знает, как я пахну.

«Всё страньше и страньше», — думал я, видя, как мой друг превращается в Алису в Стране Чудес. Я решил, что надо обсудить с Лизой состояние Вити, а пока нужно как-то его успокоить.

— Почему тебя это пугает?

— Вдруг оно меня найдёт?

Я решил подыграть ему, так как понимал, что его можно усмирить только его же оружием.

— Даже если так, оно осталось в своём мире, где-то далеко-далеко, поэтому оно до тебя не доберётся.

— Ты всё равно не понимаешь! Эти миры — они не где-то там далеко, они прямо здесь! Все они существуют здесь и сейчас, прямо рядом с нами, мы их просто не воспринимаем. Миллионы миллионов самых чудесных, необычных, разнообразных и пугающих вселенных существуют в миллиметре от нас, но никто их не видит. Каждый день жители всех этих миров сталкиваются друг с другом, проходят один через другого, но никто из них не замечает этого, потому что не способен воспринять! И эта тварь сейчас где-то здесь, и если она почует мой запах… Господи, если она сможет попасть в наш мир?

— Успокойся! Я сомневаюсь, что чудовище будет убивать козла и обдалбываться опиумом, чтобы добраться до тебя.

Витя опрокинул ещё одну стопку водки.

— Ты, наверно, прав. Ладно, я пойду.

— Спокойной ночи.

Состояние Вити меня пугало. Я надеялся, что опиум не свёл его с ума окончательно и что он вернётся в чувства, как только прекратит эти свои «путешествия».

Закрыв за ним дверь, я отправился спать. Обычно я быстро засыпаю, но той ночью я долго не мог уснуть. Всё время мне казалось, что в комнате кто-то есть — смотрит на меня и стоит совсем рядом, только я его не вижу. Я уже было решил, что безумие Вити заразно. Тогда я списал эти ощущения на Витино влияние.

Через пару дней мы с Витей прогуливались по городу. Я спросил у него, бросил ли он свои занятия.

— Да, упаси меня боже ещё раз чем-то подобным заняться, — ответил он. — Но всё равно, я обеспокоен…

— Чем?

— По-моему, я теперь способен воспринимать другие миры без ритуалов и наркотиков.

— С чего ты это взял?

— Прошлой ночью, когда я попытался уснуть, мне показалось, что рядом кто-то есть.

Я не стал говорить ему, что я чувствовал то же самое, когда он пришёл ко мне.

— Не парься, ты просто измотал себя.

— Я на это надеюсь.

Вечером того же дня меня вновь посетило странное ощущение чьего-то присутствия. Я старался не обращать на это внимания, хоть и чувствовал беспокойство. Это ощущение навещало меня не раз и не два. Практически каждый день, когда оставался один, я чувствовал, что рядом кто-то есть. Мой сон испортился, я стал бояться темноты.

Десять дней назад Витя позвонил мне. Голос звучал испуганно, в нём слышалась одышка, будто он долго бежал:

— Слушай и не перебивай! Я не путешествовал после того раза, как увидел монстра. Тогда был последний раз, когда я принимал опиум. Сейчас я абсолютно трезв, но я чувствую, как меня преследуют. Вчера ночью я проснулся, сам не знаю отчего, и увидел, как рядом с моей кроватью стоят три человека. Все они были одеты в костюмы и шляпы-котелки. И у всех у них не было лиц. Они все стояли и смотрели на меня, а потом резко исчезли. Я не сразу осознал, зачем они пришли. Сегодня они вновь появились. Один из них потянул ко мне руку и попытался схватить, но я сумел вырваться. Я убежал из квартиры и бежал столько, сколько смог. Сейчас я в каком-то парке, я не уверен, где я нахожусь…

— Я сейчас прие…

— Нет, слушай! Не смей приезжать! Ты не сможешь ничего сделать. Я не знаю, как эти твари называются. Кажется, я прочитал что-то о них, когда только начинал путешествовать, но не обратил на это внимания. Эти существа — стражи миров. Они следят, чтобы жители одних миров не проникали в другие. А если замечают нарушителя…

Голос Вити прервался, и я услышал всхлип. Кажется, он плакал.

— Они забирают его с собой и подчищают за ним в мирах. Я знаю, что ты мне не веришь, но ты скоро сам в этом убедишься. Прости, но когда я рассказал тебе и Лизе о своих путешествиях, я втянул и вас в это… Стражи придут за вами. Прости, я не хотел…

Короткие гудки. Я сразу же позвонил Лизе, и вместе мы отправились искать Витю. К счастью, Лиза знала, что это был за парк. Мы обыскали его весь, и единственное, что нашли — Витин мобильник. Никто из нас не верил, что его забрали какие-то блюстители межвселенского правопорядка.

Выждав положенный срок, мы подали заявление о пропаже. В тот же день исчезла Лиза. На телефон она не отвечала. Я обзвонил всех общих знакомых, написал всем её друзьям «В Контакте», но она словно испарилась.

Прошла уже неделя с её пропажи. Каждый день я чувствую чьё-то присутствие. Кто-то наблюдает за мной. Исчезновение Вити и Лизы заставило меня поверить. Теперь я понимаю, что за чудесные Витины путешествия придётся дорого заплатить всем нам.

Вчерашней ночью я впервые увидел их. Три безликих человека стояли рядом с моей кроватью и наблюдали за мной. Они исчезли практически сразу. Все они были одеты одинаково — чёрные костюмы, красные галстуки и котелки.

Я понимаю теперь, что от этого никуда не деться, и что это необходимо. Миры, подобно нитям, сплетаются в единое полотно бескрайней мультивселенной, и когда существо одного мира попадает в другое, это полотно искривляется, и появляются они — стражи, восстанавливающие вселенский порядок. Теперь мне не остаётся ничего, кроме как ждать их.

См. также[править]

Текущий рейтинг: 66/100 (На основе 44 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать