Возвращение "блудного" отца

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Возвращеие "блудного" отца»)
Перейти к: навигация, поиск
Floppydisk.png
Эта история не редактировалась. Её орфография и пунктуация сохранены в своём первозданном виде.
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.

В самый апофеоз жаркого лета, всегда появятся люди, которые с мучавшим их нетерпением отсчитывали дни до долгожданных выходных. Когда можно собраться всей дружной семьей и поехать на речку: нажарить шашлыков с томатным соусом и отсиживаться в тени ив, наслаждаясь неописуемо вкусным мясом, покрытым черной, хрустящей корочкой. Дети не захотят выходить из воды, пока не посинеют губы, а женщины будут лежать на горячем, мелком песке и загорать, надеясь получить кожу цвета шоколада. Потом, ближе к вечеру, можно, с превеликим удовольствием сидеть, опустив ноги в нагретую воду, и смотреть на алый закат, когда небо получает лиловый оттенок. Когда совсем стемнеет, все лягут в свои палатки, но никому не удастся заснуть. После таких ощущений-то…. Ребятня, светя в лица фонариком, начнут шепотом рассказывать жуткие байки об утопленнике, который по ночам вылезает из воды, разлагающийся и покрытый водорослями. Он утаскивает на дно реки тех, кто попадется в его зеленые руки, чтобы там неторопливо сожрать.

На спуске к песчаной косе появляется ревущий на всю лесную глушь, старый «паджерик», до лобового стекла обляпанный засохшими брызгами грязи. Он резко останавливается, вернув этому месту благоговейную тишину. Водительская дверца открывается и из нее появляется высокий, худой мужчина, одетый в рыбацкую униформу и с неописуемым наслаждением глядящий на спокойно текущую реку. Она имееет ширину сто пятьдесят метров. Противоположный берег казался сплошной зеленой полоской, где ровными рядами росли ивы, опустившие свои кроны к обрывистым берегам, словно что-то выискивали в мутной воде.

Мужчина, Евгений Пшеницын, заходит за автомобиль и вытаскивает из багажника все то, что они взяли с собой для отдыха: еду, мангал, лодку и все такое прочее. Если вы выезжали на природу, то должны знать, что для таких случаев берут люди. Потом из автомобиля выходит Андрей – друг Евгения, который на четыре года его младше и еще не имеющей своей семьи. У него до сих пор еще гуляет ветер в голове, и он сам понимает, что к созданию новой ячейки общества еще не готов. С заднего сидения вылезает такой-же высокий и худой, симпатичный юноша, с длинными русыми волосами. Большие, карие глаза, мечтательно рассматривают все вокруг. Это Данил – сын Евгения: спортсмен-волейболист, отличник, гордость школы, чья фотография висит на доске почета, вместе с другими учениками, о которых навсегда останется память в стенах МБОУ СОШ № 11. Он подходит к отцу и взяв с его рук мангал, начинает его собирать, спрятавшись в тени дерева - на солнце находится в такую жару очень опасно. Евгений целую неделю ждал этого дня, который сможет полностью провести с лучшим другом и любимым сыном. Он гордится Данилом до глубины души. О таком сыне можно только мечтать.

Спустя полчаса, всех троих уже обволок густой дым, идущий от горячего мангала, над которым, на шампурах жарились куски свинины. Данил, как только освободился от работы, на ходу разделся, оставив одежду лежать на песке, и с разгону нырнул в холодную, одурманивающую воду. На дне лежал песок и мелкие камушки, что только придавало купанию позитивный исход. Евгений сторожил мангал, держа в руках бутылку с водой, и глядел, чтобы не поднималось пламя, способное испортить шашлык. Рядом, на корточках, сидел Андрей, курящий сигарету. Он заметил, как друг тревожно поглядывал на сына.

- УЗбакойся. Ты че такой нервный, Жека?

- Я? Ниче. Просто смотрю, чтобы с Данькой ничего не произошло. А то вон, как он ныряет. А если на дне булыжник окажется?

Андрей, глубоко вздохнув, выкинул бычок, наступив на него ногой.

- Все нормально будет. Ты че за него беспокоишься? Ему ведь не пять лет…и даже не восемь. Он уже, вон, с девками походу, во всю развлекается. Евгений медленно кивнул. Он сам это хорошо понимал… можно было ему не объяснять. Данилу уже пятнадцать лет, но…после смерти Наталии, он поклялся, что будет защищать его. А он ведь так на похож на свою мать. Даже не только внешне, но и характером. Все время та приключений искала. И Данька такой-же.

Даня, нырнув, уже долго не выплывал на поверхность. У Евгения в голове начали прокручиваться самые страшные мысли.

Нет Нет НЕТ!!)

Но тот успешно показался на поверхности, убирая с лица тяжелые от воды волосы. Уже начавший паниковать отец, облегченно вздохнул. И правда. Что с Данилом может случится-то? Он ведь не тот младенец, которого нужно было оборонять от всего враждебного мира. Ему пора в нем учится выживать. В армию он ведь с ним, охая и ахая, не поедет?

- А ты че купаться не идешь? – Спросил Евгений, намочив кое-где покрасневшие угольки. От дыма у него заслезились глаза.

- Да ну. Очково мне. Мне тут на работе такое рассказали…

- Что такое?

Андрей встал на ноги, проверяя готовность шашлыка.

- Если честно, я бы не хотел, чтобы Данька тут купался. Конечно это немного выше по течению произошло, но знаешь-ли…

- Так. – Евгений протянул другу бутылку: - На, теперь ты следи. Так что произошло?

- Ну…Короче тут кое-кто тонул. Несколько человек. За этот год.

Река это именовалась Раздольной. Один из самых широких водоемов в округе. Самое широкое русло у нее – триста метров, а длина около двухсот сорока пяти километров. Берет свое начало она в Китае, а если быть точнее в Маньчжурии. По территории Приморского края она протекает сто девяносто один километр. В основном ее окружают сплошные леса и холмы…и еще это место любителей искупаться.

А в 90-ые бандиты любили сбрасывать сюда своих жертв.

По словам Андрея, первыми утонувшими за этот год были четверо семиклассников. Они считали себя путешественниками и поэтому решили на своих двоих пересечь непроходимые леса и забраться на сопку, что у села Утесного.

Вот только до сопки они не дошли.

Преодолев лес, покрытый двухметровым слоем снега, ребята вышли на берег Раздольной. Поленившись пройти лишний километр до моста, мальчики решили пересечь реку по льду. И провалились в ледяную воду, даже не успев понять, что к чему. Мальчишки, считай, погибли, как только очутились в воде. Ведь она была просто ледяная, а подводное течение слишком мощным, чтобы ему сопротивляется. Они кричали, захлебываясь водой, пытаясь цепляться за лед, но тот под их тяжестью тут-же ломался. Мальчики кричали и звали на помощь, но зимой в те края редко кто приезжает для отдыха. А животных там мало, поэтому на помощь охотников можно было не рассчитывать.

Они мерзли и истощались все больше и больше, пока не ушли под воду.

Евгения эта история повергла в настоящий, парализующий ужас. Он был готов потерять сознание, представив на месте одного из ребят Даньку. - Потом произошел еще случай. Это уже этим летом было. В районе Хеньки.

Мальчик с отцом выехали на отдых. Пока отец готовил спиннинг для рыбалки, его пятилетний сын подошел слишком близко к воде и земля под ним раскрошилась… и он упал. Мужчина прыгнул за ним, но малыш уже утонул. Говорят в тех районах у реки существует второе дно. Потому-то отца и сына моментально утащило под воду.

Посмотрев в лицо своего старейшего друга, Андрей пожалел, что рассказал эту историю, да еще в такой обстановке. Жеке и так было тяжко. Натали погибла три месяца назад, а муж-одиночка еще не отошел от такой потери. Да кто-бы так быстро отошел?

По покрасневшему от жары лицу Евгения текли тяжелые капли пота. Сухие губы дрожали, как и руки, покрытые мозолями от постоянной физической работы.

Когда Данил начал выходить из воды, почувствовав запах готового шашлыка, у обоих взрослых с души упал огромный валун. А то и несколько.

Есть у Евгения один случай, о котором никто не знает. О котором он никому не рассказывал, даже лучшему другу и сыну, которого часто раздражает чрезмерная забота отца.

И глядя в сторону реки, эти кошмарные воспоминания всплывают сами по себе, как утопленники, частично съеденные временем и рыбой. Был у Евгения старый друг, с которым они были «не разлей вода» еще в начальных классах- Рома Сухарев. В итоге, закончив школу, они вместе поступили в одно учебное заведение, дабы не расстаться и не терять друг друга.

А потом Женя по уши влюбился в стройную голубоглазую чертовку, которой через много лет предстоит стать жертвой убийцы-насильника. Они познакомились на вечеринке, которую устроил у себя дома их сокурсник. Женя долго в тот вечер смотрел на ее длинные ноги, облеченные в прозрачные колготки, переходя глазами на черные волнистые волосы, заплетенные в «конский хвост».

Рома заметил, с каким голодом на нее смотрит друг, поэтому начал уговаривать «карифана» подойти и по нормальному познакомится с красоткой. Зная характер Жени ( он был очень стеснительным и подойти к красивой девушке для него было выше возможного, а если и подходил, то терял контроль над мозгом), насильно поднял Жеку и подтолкнул к Наташе, сидящей и разговаривающей с подружками, пьющих «Тархун». В ту ночь алкоголем баловалась только мужская часть ПГСХА.

Так Евгений и познакомился со своей будущей женой- Наташей Светлиной. В ту ночь они первый раз поцеловались, а спустя неделю, на следующей тусовке, успели вместе переспать .

Сказать, что Евгений был на Седьмом небе от счастья – значит сказать ничего. Потом наступила катастрофа.

Наташа забеременела. От Ромы.

С того времени начался конец крепкой, неразрывной дружбе двоих молодых друзей. Проходя мимо по территории Академии, они даже не глядели, словно позабыли о существовании друг друга.

Что-же касается Наташи и Жени, он сказал, что не откажется ЕГО ребенка, и прекрасно понимал, что Наташа в этом не виновата. Он знал, что Рома ее напоил и насильно заломил на диване. При всем остальном, этот ублюдок забыл предохранится. Когда они закончили ПГСХА и снимали квартиру на Хениной сопке, Евгений к тому времени работал на шиомонтажке. Даниле тогда было три месяца. А через тринадцать лет позвонил Рома, попросив о встрече.

Для Жени это был прекрасный случай для проведения сладкой мести. Немного поразмыслив, он снисходительным голосом назначил время и место: восемь вечера, на берегу Раздольной. На той самой песчаной косе, где они когда-то играли в детстве. После работы, он попросил коллегу довести его до моста, а там, поблагодарив, спустился вниз и побрел вдоль берега, шурша сухой травой. Они встретились в назначенном месте. Рома почти-что на лысо подстригся и был одет в рыбацкую униформу. Евгений пытался внушить бывшему другу, что он забыл о всех обидах, и что теперь они снова стали друзьями. И по добродушной улыбке и печальным глазам Ромы, он понял, что у него получилось.

- Послушай, чувак. Я понимаю, как дерьмово поступил и…прости меня. Я уважаю тебя за то, что ты не бросил Натаху…это ведь я виноват… ( Я знаю, падла)

…и что ты, считай, растишь МОЕГО сына. Послушай, Жека, я хочу, чтобы мы остались друзьями и…если нужна какая помощь…финансовая…звони в любое время дня и ночи.

- Да, конечно. Давай обнимемся. - Женя пытался сделать голос более трагичным, чуть-ли не плачущим. Они крепко обнялись, как могут только мужчины. После чего Жека сказал, что прихватил с работы вискаря, дабы отпраздновать их долгожданный «мир».

- Темно уже. Я тебя подвезу, братишка. – Сказал Рома. - Спасибо братан.

Роясь в рюкзаке, он дождался, когда друг отвернется, глядя, как вода отражает свет луны. Вытащив руку из рюкзака, он замахнулся ею, держа в ней саперную лопату.

Специально заточенное лезвие вошло в затылок, словно в мокрую древесину. Разом хлынула кровь. Рома, визжа, взялся за голову и упал на колени. Потом начал кататься по мокрому песку. Кровь ручейками текла сквозь пальцы. А Женя, выкрикивая проклятия, опускал лопату на голову беззащитного друга.

И еще. И еще.

Когда Рома Сухарев лежал мертвым в луже собственной крови, Евгений достал из рюкзака толстую веревку и привязал один конец к шее друга, о убийстве которого ни сколько не жалел. Скорее наоборот: как жаль, что он совсем не мучился. Нужно было взять спицы и выколоть ему глаза. Потом отрезать причиндал.

Он нашел на берегу подходящий валун и привязал другой конец веревки к нему. После чего, держа тело за подмышки, по колено вошел в воду, еле как держась на пути течения, и кинул Рому в воду. После чего, смыв с рук и лица кровь, отправился в обратный путь и через два часа был уже дома.

Слава Богу Наташа уже спала… в обнимку с Данилой.

Стемнело. Все трое сидели перед костром и слушали гитарную серенаду Андрея. Евгений который раз подумал о том, как жаль, что Наташи нет с ними. Ее и изнасиловал психопат, учащийся в ПТУ, после чего спрятал труп в канализационном люке, где ее через неделю нашли работники Водоканала. Почти полностью съеденную крысами.

К нему вновь вернулись печаль и неописуемое одиночество. А треск деревяшек в огне, обжигающих лицо, только усиливал эти чувства. Костер начал потихоньку угасать. Евгений попросил Даньку сходить на противоположный берег и принести еще хворосту. Только осторожней. Когда парень скрылся в темноте, до куда не доходил свет костра, Андрей вытащил из своей сумки водку и разлил ее в две маленьких походных рюмки. Долго молчав, они думали, за что выпить.

- За Данила. За тебя. – Сказал Андрей.

- Спасибо. – По щекам Евгения потекли слезы радости. И он повторил, уже шепотом: - Спасибо.

Даня очутился на другом, заросшем кустами берегу, где в складках песка лежали сухие листья. Ветки, казавшиеся в сумраке страшными ручищами, противно хлестали по лицу.

Он, с треском ломал палки, которые чуть не выкололи ему глаза, собирая их в кучку.

Папа, блин. Бесспорно, он любил своего отца, а после смерти мамы тем более… но когда мамы не стало, отец начал ходить за ним, как с писаной торбой. Только ударился об угол дивана или чихнул…ВСЕ…начинает чуть-ли не в Скорую звонить.

Наслаждаясь тишиной и одиночеством, он положил собранный хворост а песок. А сам сел на берег, опустив ноги в уже остывшую воду. Думал об Ане. Это их новенькая. Пришла только в этом году. С каким-то восхищением и страхом, Даня увидел в девушке свою маму, только на много лет моложе.

В итоге, подсев к ней на биологии, о завел беседу. И не пожалел. Аня оказалась не только красивой, но еще и умной. (как мама…)

И он позвал ее на свидание. В кино. На «Хоббита». Он не очень любил фентези..больше ужастики. А вот Аня была просто в восторге.

От приятных мыслей его вытащил отвратительный запах, бьющий в нос. Что-то между сгнившей свининой и дохлой, пролежавшей на солнце рыбы. Он невольно сморщился.

А потом перед ним забурлила вода и парень увидел, как что-то выходит из воды. А точнее, сначала он увидел лицо.

Даня закричал.

∗ ∗ ∗

- Слушай…а может сегодня ко мне сразу съездим? Отметим такой наш сбор. Как считаешь?

Евгений немного посмотрел в костер, потом улыбнулся уголком рта.

- А что, можно. Только…мне как-то не охота на глазах у Дани нажираться.

- Ну давай тогда, он у меня посидит, дома. В приставку поиграет. А мы в гараж пойдем.

- Ну… это еще нормально.

В темноте появился нечеткий, размытый силуэт. Чем ближе приближался к костру, тем точнее он становился.

Это был Даня. В руках он нес стопку сухих веток.

- Красавчик, Данич. – Сказал Андрей, принял у парня хворост, кидая по одной палочке в огонь.

- Да я там чуть не помер от страха. – Сказал Данил, садясь между мужчинами.

- Что такое? – Обеспокоенно спросил Евгений.

- Да из воды какое-то бревно выплыло. Я чуть не обделался. Серьезно. Так еще на лицо похоже…

У Евгения по спине прошел холодок.

Вспомнился старый друг.

∗ ∗ ∗

Андрей Гнатенко жил в небольшом поселке, находящимся в пяти километрах от города. Его частный домик стоит на склоне холма, где разместился переулок Лазо. Совсем рядом с Раковкой – мелкой речкой, впадающей в Раздольную. От берега, дом Андрея отделял один небольшой подлесок. Даню они оставили в доме. Андрей включил ему «PlayStation» и оставил одного, объяснив, что все, что парень найдет в холодильнике – можно отправлять в рот. Сказал, что они с папой уйдут ненадолго.

Вот это было уже вранье.

∗ ∗ ∗
***

Андрей налил водку сначала в свою рюмку, потом в Женину. Рядом, на стуле лежала раскрытая пачка сухариков и банка с корнишонами. В гараже все пропиталось запахом машинного масла.

- Ну что, Жека…выпьем за нас. Что мы вот так отлично собрались, наконец-то.

- И не поспоришь с тобой.

Они чокнулись и погрузили жидкость в свои глотки.

И так еще раз. Потом еще по одной…И еще, за мир во всем мире…

∗ ∗ ∗

Даня сидел в гостиной, на диване, который раз побеждая противников, играя за своего любимого «Саб-Зиро», попивая «фанту» и нажимая на все кнопки на геймпаде.

Входя дверь со скрипом открылась.

« же вернулись.» - Подумал тогда Даня: « Ща с папой попробую сыграть.»

Пальцы застыли на месте. Глаза вылезли из орбит.

Он опять почувствовал этот запах: тухлой воды…сгнившего мяса. 

И еще один звук.

Капала вода.

Половицы на веранде уныло трещали. Волосы на голове у мальчика встали дыбом.

- Папа? – Спросил парень, но в ответ была лишь тишина…и скрип половиц.

В тот момент в гостиную вошел незнакомец.

Нет.

Это был скелет, позеленевший от ила, с висящими на нем остатками плоти.

На шее висела петля, поросшая мхом. По ней ползали улитки.

∗ ∗ ∗
***

Скелет глядел на мальчика черными, пустыми глазницами, в которых застряли песок и ракушки. С левой глазницы свисала дохлая рыба. Он издавал непонятные, скрипучие звуки, словно хотел что-то сказать,

- Привет, с-с-с-сыно-о-о-о-ок! но что-либо разобрать было невозможно. Безгубый рот открывался и закрывался, угрожающе щелкая зубами.

Что то серое проглядывалось в пустых глазницах, полных мокрого песка, и в тот момент Даня с ужасом осознал, что видит остатки мозга утопленника.

Парень сидел на диване, парализованный ужасом. Геймпад выпал из его рук и упал на ковер. Скелет, пьяно шатаясь, начал приближаться к мальчику. За ним по полу тянулись следы из тины и песка. С него стекала вода. Он вытянул руки вперед, сжимая и разжимая косточки пальцев. Зубы все щелкали и щелкали…щелкали и щелкали…

На скелете висели остатки рыбацкой камуфляжной униформы, обросшей тиной. С плеч свисали водоросли, обвивая шею, словно бинты мумию. Склизкие косточки пальцев уже тянулись к парню и закрывали все перед его глазами.

Охвативший мальчика страх больше не сковывал конечности. Данил схватился за одну из подушек на диване и ударил ею скелета. Мертвяк отшатнулся, издавая отвратительные хлюпающие звуки. Задел одной рукой торшер и повалил его на пол.

Восстановив равновесие, скелет, ни о чем не думая, вновь зашагал к мальчику. В пустых глазницах читалась…некая грусть, разочарование. А вот зубы изображали костяную, безумную улыбку.

Мальчик вскочил с дивана и вбежал в другую комнату, прихлопнув за собой дверь. Он думал, что сойдет с ума, когда услышал, как пальцы мертвеца царапали дверь с другой стороны.

Мальчик не знал, сколь долго держался за ручку двери, чтобы не упасть в обморок и не сразу заметил, что царапанья прекратились. Более того, Даня услышал шаги скелета…где-то у входной двери.

«Господи, неужели он ушел…Он ушел. Ахереть, я видел мертвеца. Я! Я видел настоящее зомби, господи, я, я видел. Видел Твою МАТЬ!!» На всякий случай, Данил подошел к окну, чтобы посмотреть – ушел-ли зомби? Во дворе горел фонарь, поэтому что-то увидеть было возможным. «Обосраться можно, да я Рик Граймс…»

Парень убрал в сторону штору и выглянул в окно.

Никого нет. Собака спокойно…стоп! Где собака? В будке было пусто…

Цепь. Цепь лежала на земле, рядом с домиком собаки…Но к ней никто не был привязан.

Рядом, уже возле крыльца, Данил заметил ошейник дворняжки Риты. Он весь был перепачкан кровью.

Больше он ничего разглядеть не смог. Весь обзор закрыла голова мертвеца.

Данил в то мгновение просто не успел ничего сделать. Все произошло слишком быстро. Почти моментально. Скелет словно прятался под окном, ожидая удобного момента для нападения.

Стекло разлетелось вдребезги. Один осколок попал мальчику в глаз. Данил закричал от острой внезапной боли. По щеке потекла кровь. Потом за шею его схватили склизкие, холодные руки. Сжали горло мертвой хваткой.

« Нечем…дышать…»

Вскоре воздух совсем перестал поступать в организм, и перед глазами Дани все начало расплываться. Но он все-равно продолжал единственным глазом видеть перед собой зеленый от тины череп. Из дыры, где был когда-то нос, вылез какой-то моллюск.

Желтые зубы скелета продолжали клацать, имитируя чечетку. Но этот звук становился все дальше…и дальше.

∗ ∗ ∗

Они зашли в дом, в стельку пьяные, выкрикивая имя Дани и невнятно напевая песни своей молодости.

Потом они увидели следы. Из воды и песка. Торшер в гостиной был перевернут. Телевизор работал. Мужчины видели главное меню «Мортал Комбат»… Но своего сына Евгений нигде не заметил.

Они вбежали в спальню и различили осколки стекла, разбросанные по всей комнате. Испачканные кровью шторы развевались на ветру.

В тот миг Евгений все понял. Он в один миг отрезвел, словно и не пил вовсе... и закричал, теряя последний остаток разума и здравомыслия, погружаясь в пучину безумия. Он лишился всех, кого любил, ради кого мог жить. Ничего больше у него не осталось.

Он кричал до хрипоты, пока Андрей, еще не осознавший в чем дело, пытался набрать дрожащими руками номер полиции.

∗ ∗ ∗

- За тебя, Даня! – Евгений присосался к бутылке водки, сидя на берегу, с удочкой в руке.

Поставив бутылку на песок, у него все завертелось и расплылось перед глазами. Пусть так. Пусть болит голова. Так лучше. Так не больно. День выдался солнечным и теплым, несмотря на то, что наступила середина октября. Погода, словно летом.

«Лето, ах Лето... Лето красное, будь со мной!»

Леска а его удочке натянулось, сверкая на солнце. Неужели о что-то поймал? Наконец-то!

Мужчина вытащил находку на берег, ожидая увидеть здоровую рыбину, прыгающую и сопротивляющуюся своей неминуемой смерти…

Но к разочарованию Евгения, он вытащил со дна какой-то мусор. Мячик или другое выброшенное кем-то дерьмо.

Он подошел и поднял мокрую, склизкую хреновину на уровень глаз.

И в тот-же миг отрезвел. Точно так-же, как и тогда, придя домой к Андрею. Евгений Захохотал. Визгливо, истерически. Из глаз потекли слезы. Это была голова его сына. Раздутая, и теперь по форме напоминавшая хеллоуинскую тыкву. Кожа приняла синевато-зеленый оттенок. Его сын улыбался ему блаженной, доброжелательной улыбкой (Все хорошо папочка. Все просто отлично папуля, пока вы там бухали, меня убили и утащили в воду, мною немножко покушали рыбки, но это ничего, совсем ничего папочка передай мамочке и дяде Андрею, что я отлично провел остаток каникул… мертвым на дне реки.).

У головы недоставало глаза. Через открытый рот, Евгений видел, что отсутствовал и язык.

Потом Евгений почувствовал отвратительный запах, дымом обволакивающим все вокруг.

Слева от него, из мутной воды вылезла, зеленая, когтистая рука. С голых костей свисала плоть. Грязные ногти впились в песок, скрипя по камням. Потом вылезла вторая рука…

Евгений смотрел на появление старого друга, держа перед собой голову Дани.

Потом из воды вынырнуло лицо. Вернее – голый, зеленый череп.

В одой глазнице, где когда-то висела дохлая рыба, зиял злобный, карий глаз, на поверхности которого виделись песчинки. Зрачок бегал из стороны в сторону и потом остановился на Евгении. Нижняя челюсть отпала и на песок вывалился язык, покрывшейся илом:

- Я вижу тебя я вижу тебя я вижу тебя я вижу тебя я вижу тебя… - Хрипел утопленник. Из остатков горла доносились булькающие звуки. Оно начало подниматься на ноги, оставшимися пальцами подзывая Евгения к себе. Язык раскачивался, словно маятник часов.

А Евгений лишь стоял, продолжая держать голову сына, который ему родным даже не был.

( Нет. Был! БЫЛ!)

Настоящий отец Дани сейчас шел к нему.

Он не мог бежать. Не хотел.

А зачем?


Текущий рейтинг: 29/100 (На основе 32 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать