Вентилятор смерти (Gbl)

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Прошу вас, дочитайте этот лист до конца!

Три месяца назад по работе дали задание: проанализировать по карте количество и причины смертей в различных районах Москвы и определить, где что надо улучшить, например, опасные транспортные развязки.

Сразу бросились в глаза яркие лучи красных и серых точек, обозначающих автомобильные аварии и самоубийства. Лучи немного кривоватыми зигзагами отходили от какого-то леска в обыкновенном жилом квартале, судя по карте.

Мне следовало написать отчёт о самых «красных» точках по всей Москве: зафиксировать координаты, найти способы уменьшить количество смертельных случаев. Но как выразить координатами линии?

Я даже специально съездил в место, где они сходятся, но не заметил ничего примечательного. Штук сорок деревьев, со всех четырёх сторон кирпичные здания шестидесятых годов. Сходятся к центру несколько тропинок, совершенно обыкновенных. И ещё стоит гигантский железный куб с прорезями, похожий на вентиляцию станции метро. И дует очень сильно.

Но ближайшая станция находится примерно в полукилометре отсюда, может, какой-то потайной бункер? Обычно у жилых домов находятся не такие колоссы!

Я поспрашивал у местных жителей, никто ничего толкового не сказал. Обойдя все окрестности, я не нашёл ни одного другого выхода вентиляционных шахт на поверхность, на крышах домов их тоже не было видно. Судя по всему, этот выход обслуживает сразу несколько кварталов. Но зачем? Я тогда списал всё на причуды архитектора.

Но оставалась ещё проблема – что написать в отчёте? Единственным объяснением, годящимся к помещению в официальные документы, была случайность. Позже я благополучно забыл об этих лучах и занялся остальными точками, которых было немало.

Пока не пришло время переводиться в другое отделение.

Заодно я решил поменять квартиру – так ехать пришлось бы через всю Москву. Подходящий вариант я нашёл как раз недалеко от того места, где сходились эти странные лучи смертей, но это меня не смутило. Обычно количество смертей в таких точках лишь незначительно превышает их в окружающем пространстве – толк в моей работе будет, только если устранить все причины повышенной опасности. Так что вероятность моей смерти в случае переезда почти не менялась.

Каким-то образом мне удалось узнать, что тот, кто занимал мой новый пост до меня, погиб, упав в люк, ведущий к трубам водопровода, и разбился насмерть. С шести метров – насмерть.

Тот люк мне найти не удалось, но, осмотрев его собратьев, я пришёл к выводу, что это невозможно. Притом, хотя я этого и не хотел, я убедился в этом на собственном опыте.

Тогда же я обнаружил интересный факт – у выходов вентиляционных шахт можно довольно просто снять крышку. Но только в этом районе.

Я обнаружил это, когда увидел, как какой-то малыш доставал из щели вентиляции свою игрушку. Даже он знал этот способ, а я нет!

Это открыло новые пути для исследований. Просмотрев детальные таблицы смертей за последние несколько лет в этом районе, я обнаружил, что несколько человек закончило свой жизненный путь, застряв за подобными дверцами и умерев либо с голоду либо задохнувшись. Это показалось мне таким нелепым, что я не только сам испробовал туда пролезть, но и обратился к базе данных с вопросом, нет ли там ошибки.

Но мне удалось выйти на человека, который сам обнаружил одного из застрявших в самом начале вентиляционной шахты. Заточённый по истечении нескольких дней лежания так обсох, что стал постепенно сваливаться в глубину, гремя о железные стенки, и эти звуки услышал тот человек, с которым я встретился.

К сожалению, ничего толкового я от него так и не узнал. Обыкновенный человек, правда, с хорошим слухом.

Тогда я отпросился у начальства на двухмесячный отпуск, который я вместе с напарником потратим на изыскания именно в этом районе. Он жил довольно близко, и нам было удобно работать вместе.

Мы решили поступить так – один из нас брал очень длинный моток прочных ниток и дежурил у него, а другой, держась за конец, уходил в шахту. Если больше пятнадцати минут нитка не раскручивалась, другой шёл на помощь первому вдоль нити. Когда тот из нас, кто был под землёй, собирался возвращаться, он несколько раз резко останавливался, а затем шёл назад, ориентируясь по нити и свёртывая её на ходу.

Метод себя оправдал. Мы ходили даже по туннелям, не имеющим никакого отношения к вентиляции, и ни разу не заблудились. Однако везде в них чувствовался очень сильный ветер.

Несколько раз кто-то из нас натыкался на странные вертящиеся штуки, поставленные здесь, видимо, для того, чтобы уменьшать концентрации вредных газов. Моему напарнику уже приходилось по работе лазать по техническим туннелям, и он говорил, что уже видел подобные штуки. Они ему нравились, он ощущал трепет, стоя перед штукой, которая могла за полсекунды перемолоть его в мелкие кусочки, но для создания ветров, которые мы чувствовали под землёй, их было явно недостаточно.

Иногда на поверхности в абсолютно ясную погоду я чувствовал такие же ветра, дующие достаточно узкими полосами – метров тридцать, не больше. Постепенно я заметил, что дуют они всегда в одних и тех же направлениях, и решил отметить их на карте. Это было моим увлечением – всё отмечать на карте.

Центром, от которого дули все ветра, даже подземные, оказался тот самый необыкновенно большой вентиляционный выход в лесочке, от которого отходили лучи учащения смертных случаев.

Тогда мы с напарником поняли, что лезть надо именно туда.

Около месяца мы ходили туда. При углублении в лабиринты, расходившиеся по окрестным домам, ветер усиливался, но найти его источник было совершенно невозможно. Такой вот стала наша изначальная цель – понять причины смертей – спустя месяц.

Ничего опасного мы в туннелях не встречали, и уже отваживались захаживать туда в одиночку.

Вчера, а может, и позавчера, я забрёл в какой-то левый туннель, явно ни для чего не предназначенный. Он находился на такой глубине, что вентиляционная шахта от него должна была вести уже в соседний район, но довольно быстро он закончился. Лестницей.

Освещение, которое встречалось и так нечасто, постепенно совсем угасло, пришлось включить фонарик.

Вдруг прямо передо мной из темноты высунулось тёмное щупальце, схватило фонарик, и плавно уплыло обратно.

Я вспомнил один из смертных случаев, занесённых в просматриваемые мной каталоги. Тот человек сошёл с ума, а потом пропал из больницы. Он всё бредил, что за ним охотятся какие-то чёрные улитки с щупальцами. Непонятно, почему он упоминал щупальца – у всех улиток они есть. Но теперь я понял – они были необыкновенно большими. Если, конечно, я тоже не сошёл с ума.

Дальнейшее я помню смутно – очень сильный ветер, дующий мне в лицо, совершенно сводил меня с ума.

Вокруг мелькали какие-то чёрные слизеобразные тела длиной по два метра, тусклые лампочки опять появились. Эти существа вели меня вниз, ветер становился всё сильнее, постепенно я почувствовал, в прямом смысле, «дыхание смерти». Похоже, большинство людей, которые его упоминают, и не подозревают, что оно из себя представляет.

Я оказался в очень большой комнате, и посередине неё что-то мелькало. Я пригляделся –то был вентилятор, Вентилятор смерти. Вдруг моё сознание прояснилось, и я подумал – куда ведут меня эти существа? И почему я до сих пор не умер?

И внезапно я понял, что Вентилятору смерти хватит и четверти секунды на то, чтобы перемолоть меня на мелкие кусочки.

.

.

.

.

.

.

.

Сейчас они заставили меня описывать наземный мир, во всех подробностях – его устройство, географию, отношения между людьми, виды животных. Похоже, они уже долго готовятся к своему первому – и триумфальному – выходу на поверхность.

Но они не умеют пока что читать по-нашему, только посылать телепатические сигналы, и научиться языку им предстоит ещё не скоро. К тому времени, думается, я уже буду мёртв, поэтому мне всё равно. На большей части листочков я записываю эту историю – и отправляю на поверхность, их выносит отсюда дыхание смерти, испускаемое Вентилятором, находящимся от меня сейчас достаточно близко. Надеюсь, хотя бы один из экземпляров кто-нибудь найдёт, и поверит мне.

Улиткам я говорю, что случайно выронил листок. Пока что они меня кормят. Координаты того выхода вентиляц<угол бумаги оторван>


Текущий рейтинг: 47/100 (На основе 124 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать