Быть тобой

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Погода, конечно, вообще не радовала особо. Дождя нет, но и солнца не видать вовсе. Я не люблю такую погоду – создаётся впечатление незавершённости что ли. Ветер взъерошил мне волосы, когда я вышла из подъезда, – в который раз порадовалась своей шевелюре - ни разу не красила голову, и маски все натуральные, ничего магазинного. Этому меня маман научила, она та ещё модница. Ещё раз посмотрев с надеждой на небо (думала, может дождь начнётся и можно вернуться домой), вздохнула глубоко и почесала в институт.

Нет, вообще я институт люблю свой очень, и преподы у нас хорошие, и ребята классные – группа что надо подобралась, а среди них и моя любовь Никитка. Поэтому особых причин не идти не было, но бывает, знаете, такое настроение, что никуда идти не охота, да ещё и Никитка приболел, мой зайка, а без него там тоскливее как-то…

- Ой, Светка, еле догнала тебя! Какая красивая сумка у тебя, новая что ли, да? – повернувшись на голос я увидела Вику, в группе вместе учимся, дружим не особо, странноватая она, но неплохая, хоть и чуть навязчивая.

- Привет, Вик, да нет, старая сумка, древние запасы, - улыбнулась я в ответ ей.

- Понятно. Идти что-то неохота сегодня, да? И лекции как назло тоскливые все, может свалим? – предложила Вика.

- Да фиг знает, а вдруг проверка деканатская, да и… - посчитав, что для очистки совести я перечислила все причины не прогуливать, махнула рукой и предложила: – А, давай! А куда пойдём? Ко мне нельзя, у меня маман дома, а она по голове за такие дела не погладит…

- Да ко мне можно.

- А твои не заругают?

- Свет, я одна живу, я сирота ведь – грустно улыбнулась Вика.

- Ой, извини, я не знала, - я смущённо улыбнулась.

- Да ладно, пошли! - Вика взяла меня за рукав и потянула за собой, я покорно потопала за ней.


Жила Вика в маленькой однушке, но в центре почти. Квартирка была маленькая, но уютная, да и чистоту она поддерживала идеальную. Меня, как завзятую модницу удивило отсутствие зеркал (только в ванной, и то небольшое), и количество фотографий, развешанных по всем стенам комнаты.

- Ничего себе! Прямо галерея! – восхитилась я, когда зашла в комнату.

- Да, подумаешь, так балуюсь.

- Ничего себе, балуешься! Вот эта классная фотка, - я показала на большое чёрно-белое фото девушки формата А2, очертания тела получились идеальные и очень плавные, но…

- Вик, а почему у девушки лица нет? – на фото вместо лица было сделано затемнение. – Я, конечно, не художник, но всё-таки.

- Вообще это я на фото, понимаешь, я как сапожник без сапог – всех фоткаю, ну, или стараюсь, а своё лицо никак не могу в кадр поймать, плохо получается. Всё остальное нормально. А лицо никак не уловлю.

- Понятно, я тоже не фотогенична, если честно, на фотках редко себе нравлюсь… - начала было я

- Ты?! Не может быть! Да у тебя лицо прямо идеальное, и волосы… Погоди! – Вика метнулась к комоду и достала фотоаппарат.

- Так, вот сюда встань, – Вика поставила меня против окна, долго что-то настраивала на фотоаппарате, потом несколько раз щёлкнула меня. – Сейчас поглядим, - Вика скинула фото в ноутбук, потом показала мне.

- Ничего себе! Вот это да! – я была просто в изумлении, фото получились потрясные просто, - Вик, да у тебя талант, вот здорово получилось, а?

- Да уж, - Вика с улыбкой смотрела на фото, - лицо правильное, и волосы как золото, повезло тебе с шевелюрой, и ресницы, глаза такие глубокие получились, вообще здорово, брови… - Вика почти перешла на шёпот.

- Эй, Викуль, ты чего это? – её поведение и странное отношение к моей фотке удивило и немного смутило меня.

Вика будто очнулась:

- Ой, да, извини, это привычка фотки пристально рассматривать, проговаривать что получилось, что нет, - Вика смущённо улыбнулась.

- Ну, ладно, я побежала, давай до завтра. Спасибо за фотки, - я слегка коснулась губами её щеки, Вика в ответ неожиданно крепко меня обняла, мне стало совсем неловко, я быстренько попрощалась и ушла.

«Странная какая-то… Хотя, может девочек просто любит… а фотки классные сделала», - думала я пробираясь до дома. Потом звонил любимый Никитка, я и уже не думала про странности моей новой подруги. Неделя пролетела незаметно, Вика заболела и попросила занести ей тетради с пропущенными лекциями домой. Добралась я быстро до неё, поднялась на третий этаж и позвонила в дверь:

- О, привет, быстро ты пришла, заходи, - Вика приветливо улыбнулась и впустила в квартиру.

- Вик, я ненадолго, - я протянула тетрадь с лекциями.

- Светуль, да зайди ты, на часик, чайку попьём, я одна уже вою от тоски, - она сложила руки перед подбородком и округлила жалостливо глаза на манер кота из «Шрека». Я рассмеялась и прошла в комнату.

Поболтали ни о чём, Вика показала мне свои новые фотки – классно получилось, потом я обратила внимание, что на фотографии, где девушка без лица появились изменения - на месте затемнённого овала висела приклеенная скотчем – моя фотка!

- Это ты решила поэкспериментировать, да? – я показала пальцем на фото.

- Да, это так, решила проверить, насколько мне твоё лицо подходит, так, шутка, - Вика махнула рукой, - ну что, чайку попьём?

Я кивнула, и мы пошли на кухню.

- Я тут печенье сделала, попробуй, нормально получилось?

Я с удовольствием откусила симпатичное печенько и закивала головой:

- Потрясно, вот ты молодец! – я хлебнула чаю, съела ещё два печенья, за разговором не заметила, что допиваю уже вторую чашку чая.

- Ох, что-то мне поплохело, - голова закружилась, глаза слипались просто.

- Это я тебя заразила, вот тебя в сон и кидает, при ангине всегда так ты приляг чуток, отдохни, - Вика взяла меня под руку и уложила на диван, - поспи, я тебя разбужу через полчасика…

Больше я ничего не слышала, провалилась будто куда-то…


Очнулась от холода, лёжа на чём-то жёстком. Придя в себя ото сна, я поняла, что лежу в какой-то яме, и вообще не понимаю, как я здесь очутилась. Встав на ноги, я держась за стены. Озиралась по сторонам, как услышала шум над головой и увидела сидящую на краю ямы Вику:

- Вик. А где мы? Я что-то не помню ни фига..

- А тебе и не надо помнить, сиди себе спокойно и не рыпайся.

- Вик, да чё происходит-то? Ты чего хочешь от меня?

- От тебя?! – Вика рассмеялась неприятным смехом, подошла ближе, села на корточки. - Да ничего, я просто хочу быть тобой, жить твоей жизнью, вот и всё.

- Вик, я поняла, ты хочешь… давай мы будем общаться. Дружить, в гости ходить, хочешь, вещи мои возьми себе…

- Дура!!! Ты дурра!!! – закричала Вика. Мне не нужны твои вещи, они и так моими будут, я буду тобой понимаешь?

Вика встала прошлась немного, потом достала зеркало из сумки, посмотрела в него:

- Как же я ненавижу это лицо… но у меня будет другое, я буду тем, кем должна быть, просто ошибка произошла, поэтому я должна всё исправить…

Вика несла какую-то ахинею, я поняла, что у неё, по ходу, крыша поехала, голова у меня шла кругом: что делать, как отсюда выбраться? Положение не из завидных – я стояла в какой-то земляной яме примерно метра три глубиной, стены абсолютно покатые, ни одного корня даже не торчит, - судя по тому, что я видела какой-то дырявый потолок, мы находились в помещении. Тут до меня дошло, что я в каком-то непонятном одеянии нахожусь – то ли простыня, перешитая под рубашку, то ли ещё что-то, хламида короче. Из личных вещей тоже ничего не было – ни сумки, ни мобильника. Но самое страшное для меня, конечно, было то, что я ВООБЩЕ не понимала, что происходит…

- Ну, чё заметалась? Ты не бойся, мне от тебя ничего не нужно, ты только отдашь, что должна, и всё, - прошипела Вика, сидя на краю ямы.

- Вик, ты объясни нормально, что именно ты хочешь от меня и почему я сижу в этой яме и… - я глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. - Тебе деньги нужны? Я дам сколько скажешь, всё что хочешь, только пожалуйста, помоги выбраться…

- Да не нужны мне деньги, идиотка!!! – Вика кричала так, что у неё даже пена у рта образовалась, но тут же неожиданно успокоилась. - Что я буду тебе объяснять? Лишняя информация тебе ни к чему… - и, странно как то рассмеявшись, Вика ушла куда-то.

В яме было холодно, но, к счастью, пол устлан досками, и рядом валялось что-то наподобие пледа, я завернулась в него и стала напряжённо думать, что делать дальше. Слёзы почему-то совсем не наворачивались на глаза. Наверно я всё ещё не могла поверить в происходящее, в голове всё путалось, никак не могла понять я, что значили её слова про лицо, про мою жизнь. Тут я вспомнила про родителей - они, наверно, с ума сходят, а я тут, и вдруг на меня такая волна жалости к себе и ужаса накатила, что я зарыдала в полный голос. Долго кричала, в надежде, что меня услышат, пыталась угрожать Вике, но тишина стояла такая, что в ушах звенело, постепенно смеркалось, темнело, и становилось всё страшнее. Устав от слёз и всех событий я кое-как заснула…


…Солнце заливало комнату ярким светом. Открыв глаза, я тут же прикрыла их, но потом услышала голос мамы. Улыбнувшись, подумала: «Вот я и дома». Тут же в памяти всплыли события минувшего дня. Эта Вика… Чего она вообще от меня хотела? Впрочем, теперь неважно, ведь она всё-таки отпустила меня домой… Кстати, а почему я совершенно не помню обратной дороги? И почему у мамы такое измученное лицо? И почему я как-то странно вижу - будто бы не как обычно?

- Мы искали тебя везде, где только можно. Твои фото висели по всему городу, мы прочесали каждый уголок, каждый подъезд, я так боялась не найти тебя, доченька, - мама опять заплакала, потом, успокоившись, вздохнула и посмотрела на меня, - ты совсем ничего не помнишь?

Меня объявляли в розыск? Но ведь я просто одну ночь не пришла ночевать… Но мысли спутались, и я не додумала до конца. И вот опять - как-то странно вижу всё вокруг…

- Урывками какими-то, голова болит ужасно… - И вдруг я поняла, что именно не так с моим зрением. - Мам, почему я вижу только одним глазом? Что вообще у меня с лицом, а? Всё болит, сил нет, и руки почему-то перебинтованы… ничего не помню…

Мама смотрела на меня грустным взглядом и молчала. Потом взяла мою руку в свою и сказала:

- Дочь, я пойду с врачом переговорю, ладно? А ты полежи, отдохни, я быстро.

Мне очень не понравилась мамина реакция на мой вопрос про внешность. Я всполошилась. Мне очень хотелось посмотреть на себя в зеркало и вообще понять, что было со мной, и почему ничего не помню…

Но эти неприятные мысли быстро утомили меня. Я откинулась на подушки и оглянулась вокруг: обычная больничная палата, но рассчитанная на двоих человек, телевизор, холодильник, всё как всегда. Вторая кровать была пуста, мамы что-то долго не было, я смотрела в окно – было видно только ярко голубое небо сквозь ветки деревьев. Небо кусочками, сквозь ветки деревьев… вздрогнув, сама не зная почему, я отвернулась.

На тумбочке лежал пульт от телевизора, от нечего делать я нажала кнопку, экран озарился мягким светом…

«… нашли на заброшенном складе закрытого завода в яме, которую раньше использовали для хранения овощей. Девушка была в ужасном состоянии, на момент нахождения она находилась без сознания. И сейчас кадры оперативной съёмки с места происшествия…»

Я равнодушно смотрела в экран: показали какое-то старое здание, потом яму, настил из досок на полу ямы… Я отвернулась, чтобы взять с тумбочки яблоко, и услышала голос диктора:

«Девушка была в ужасном состоянии, бредила, вся была покрыта гниющими ранами, на теле следы пыток…»

Я обернулась, чтобы посмотреть на несчастную, и закричала: с экрана телевизора на меня смотрела я сама. Только с невероятно обезображенным лицом.

- НЕТ!!! НЕТ!!!! – я кричала так, что переполошилось полбольницы; меня успокоили только после того, как вкололи укол успокоительного.

«Найденной девушкой оказалась пропавшая месяц назад Светлана Суркова. Злоумышленники, их оказалось двое, обрили её голову налысо, отрезали оба уха, вырвали ногти и вырезали один глаз. Подозреваемыми оказались бывшая сокурсница Светланы Виктория Измайлова, она же является и организатором преступления, а её соучастником и главным помощником бывший врач-хирург, уволенный из больницы за пьянство и профнепригодность Стас Попов. Измайлова была задержана в своей квартире, при задержании она оказала сопротивление. В её квартире нашли личные вещи Сурковой. Есть вероятность того, что Измайлову признают невменяемой, так как она упорно называет себя Светланой Сурковой. На ногтях Измайловой были обнаружены приклеенные ногти, вырванные у Сурковой, а на столе в стеклянной банке обнаружили заспиртованный глаз Светланы и парик, сделанный из волос Сурковой, который был одет на подозреваемую. Также второй подозреваемый Стас Попов признался, что осуществлял хирургические операции, и что это именно он по предварительному сговору отрезал Сурковой уши, а потом пришил их подозреваемой Измайловой. Также он подтвердил, что глаз, который он удалил Сурковой, Измайлова просила вставить ей, но Попов признался, что не сможет осуществить подобную операцию… Эта страшная история поразила даже видавших виды оперативников. Возбуждено уголовное дело. Ведётся следствие…»


История была подвергнута некоторой доработке для перевода из формата гуро в формат крипи.
Оригинальную версию можно найти на diary.ru.
Автор оригинальной версии: Marko Polo. Текущий рейтинг: 61/100 (На основе 14 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать