Бухгалтер, сумасшедший и Луна

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Василий Игнатьевич Плахин, бухгалтер с десятилетним стажем, сидел на своем балконе и смотрел в телескоп на луну, вздыхая и, вероятно, думая об упущенных возможностях и о тщетности своего нынешнего бытия.

Телескоп был куплен им два года назад. Василий, будучи по натуре человеком любознательным, обладавшим духом настоящего исследователя, первооткрывателя, думал тогда, что телескоп откроет ему новые горизонты, окошко в новые миры. И поначалу так и было. Каждый вечер бухгалтер выходил на балкон, открывал окно и направлял телескоп сначала на Луну - самый крупный и потому самый простой объект неба для наводки начинающего астронома-любителя, затем на Юпитер и Сатурн и даже на звезды иных систем и созвездий. Василий даже изготовил из фольги и картона фильтр и, минуя предостерегающую пословицу о том, что с помощью телескопа на солнце можно посмотреть только два раза - сперва правым, а затем левым глазом, все же рассмотрел ландшафт, если можно его так назвать, ближайшей к нашей планете звезды, не лишившись зрения.

Однако, вскоре оказалось, что мощности линз его звездной подзорной трубы не хватало для того, чтобы увидеть планеты вне нашей системы, а все звезды выглядели предательски похожими друг на друга.

Телескоп постепенно отходил на второй план, а на первый план выходила бумажная рутина - проклятие любого бухгалтера. Василий снова погрузился в нее с головой, не имея альтернативы и нового объекта разрядки.

Иногда он, все же, доставал телескоп с антресолей, ставил на балконе и, как раньше, и смотрел на Луну, не испытывая, однако, былых эмоций. Так было и сегодня ночью.

Затягиваясь сигаретой, уже третьей по счету за эту ночь, Плахин смотрел на вдоль и поперек изученную им Луну и с сожалением думал о том, почему он родился в такое скучное время.

Докурив, Василий еще раз меланхолично вздохнул и, закрыв окно, ушел в спальню.

Если бы только наш герой знал, что произойдет в эту ночь, то он ни на секунду не оторвал бы взора от блестящего небесного полудиска.

∗ ∗ ∗

На следующий день заголовки всех газет почти торжественно гласили: "Луна повернулась обратной стороной". И вправду, в ясном дневном небе отчетливо был виден белый полукруг, теперь лишенный гигантских кратеров - "морей", как их называют ученые. Новостные телеканалы не отставали от своих печатных собратьев, и уже окрестили поворот луны "событием тысячелетия", и в этой характеристике они, скорее всего, были правы.

Тем временем, Василий Игнатьевич, сорокалетний бухгалтер, бегал по квартире с восторженной улыбкой и по-ребячески наивно причитал: "Это фантастика!". Догадавшись поставить телескоп, он впопыхах навел его на новую, неизведанную луну и, забыв даже про фильтр, прильнул к окуляру. Через несколько секунд Василий уже лез на антресоли за фильтром, обиженно потирая рукой обожженный глаз. Прикрепив фильтр к объективу, Вася и вовсе впал в отчаянье - теперь луну не было видно, так как ее свет был слишком тускл.

- Ничего не поделаешь, - почему-то вслух сказал он и театрально развел руками, - придется ждать ночи.

Спокойно ждать ночи ему не дал зазвонивший вдруг телефон. Василий взял трубку и с немалым удивлением узнал, что, несмотря на феноменальное астрономическое событие, квартальный отчет сам себя не закроет, и ему, Василию, придется идти на работу, причем идти как можно скорее, так как он уже опоздал на двадцать с лишним минут.

Наскоро одевшись и осушив чашку кофе, бухгалтер с немалой долей сожаления быстрым шагом направился к своему месту работы. Выбор между душным автобусом и пешей прогулкой был сделан, и Василий размашисто шагал по тротуару набережной Нижнего озера.

Внезапно, взгляд нашего героя привлек человек, стоящий на скамейке, окруженной толпой. Он что-то полукричал, размахивая руками, и при этом с его носа то и дело спадали его очки, и ему приходилось их поправлять.

В очередной раз плюнув на работу, бухгалтер подошел поближе, чтобы услышать, о чем с таким оживлением говорит этот явно не совсем уравновешенный субъект.

- ...а между тем, скажу я вам по секрету, граждане, - сказал уличный проповедник, при этом слегка наклонившись, но не понижая голоса, - что каждый из нас в той или иной мере астронавт, и, был на луне! Это неоспоримо, друзья.

По толпе разнесся легкий смешок.

"Видимо, с катушек слетел из-за луны, - думал Василий. - И не стыдно же людям потешаться над несчастным человеком!"

Подумав с минуту, Василий достал телефон и сделал звонок в психиатрическую больницу, что на улице Донского, а затем отправился на свою злосчастную работу, где и пробыл до десяти вечера, закрывая не менее злосчастный квартальный отчет.

Вернувшись домой, смертельно уставший бухгалтер, напрочь забыв о своих намерениях рассмотреть новую луну, практически сразу рухнул в кровать и забылся глубоким сном.

Снилось Василию, будто он - странствующий ученый, которой ходит по миру со своим телескопом, одетый лишь в старинную греческую тогу, и рассказывает людям об устройстве мира, о неведанным и невиданных ими доселе вещах. Однако, как он ни старается, люди не идут за ним, а его учение им не интересно. Проснулся Плахин моменте, когда его, несмотря на отчаянные попытки сопротивления, выпроваживали из магазина сантехнических материалов, в котором он решил рассказать людям о том, как из труб и линеек сделать подробную астролябию.

Проснувшись, Василий решил записать сон. Он часто так делал, считая, что это поможет ему в освоении осознанных сновидений.

Закончив записи, Плахин позавтракал и, обнаружив, что он снова опаздывает на работу, причем на целый час, стал одеваться. Не успел он натянуть брюки, как в дверь раздался стук.

"Черт, с работы, наверное", - подумал Вася и, придерживая рукой сползающие брюки, проследовал в коридор и открыл дверь.

На пороге стояли санитары в белых халатах.

- Плахин Василий Игнатьевич? - спросил старший санитаров гнусавым голосом, доносившимся откуда-то из-под густых седых усов.

- Ага, - ответил бухгалтер, нервно сглотнув. - А по какому вопросу вы, собственно?..

- Вам придется проехать с нами.

Лицо Василия исказила гримаса неподдельного страха и тотального непонимания.

- По какому вопросу? - сказал Вася, пытаясь держаться спокойно.

- По вопросу вашего психического здоровья, гражданин, - отозвался басом из-за спин санитаров полноватый полицейский.

- Вы не имеете права, у вас нет оснований. Я свои права знаю, и... - срывающимся голосом начал Плахин, но тот же блюститель закона перебил его.

- Основания есть, гражданин. Проедете с этими, - полицейский кивком указал на санитаров, - господами, они вам все на месте и объяснят.

- Протестую! - окончательно потеряв душевное равновесие вскричал Василий, зачем-то метнув правую руку вверх, сжав в кулак, отчего его брюки, разумеется, упали.

- Ладно, вяжите его, - сказал старший санитар, и ошалелого бухгалтера мигом облачили в смирительную рубашку.

- Произвол! - кричал Василий, но на него уже никто решительно никакого внимания не обращал.

К десяти часам утра Василия, на тот момент уже совершенно раздавленного внезапно свалившимися на него обстоятельствами, доставили в психиатрическую лечебницу по адресу ул. Донского, 76 "Б".

Нашего героя, пребывающего в состоянии полной апатии, усадили в кресло в кабинете главврача.

- Так-с... - главврач, сощурив глаза, внимательно посмотрел на потенциального пациента. - Что произошло?

- Меня связали и силой приволокли сюда, хотя я решительно ничего такого не делал! - сказал Василий, вновь почувствовав прилив сил и желание бороться за свою свободу.

- Это мы сейчас выясним, уважаемый.

- Да что тут выяснять! - бухгалтер вскочил с места, но санитары тут же усадили его обратно.

- А то, что вы, уважаемый... - главврач посмотрел в какую-то карточку, - Василий Игнатьевич Плахин, вчера ночью, надев на себя полотенце и взяв с собой телескоп рефракторного типа, расхаживали по улицам, кричали под окнами, а затем, выбив тем самым телескопом окно магазина сантехники, что на Московском проспекте...

- Вздор и наглая ложь! - закричал не своим голосом Вася, производя тем самым впечатление человека действительно сумасшедшего.

- Успокойтесь, пожалуйста, тут никто не желает вам зла. Вы выбили окно, и, после проникновения внутрь, рассказывали кому-то о том, как сделать некий астрологический прибор из сантехнических материалов...

- Астролябию, - сказал Василий пониженным голосом, внезапно все осознав.

- Вот видите, начинаете вспоминать. Теперь давайте успокоимся и...

- Подождите, дайте мне все объяснить. Я знаю, что это покажется невероятным, но, - тут Василий перешел на шепот, - я сделал это во сне!

- То есть - лунатизм? - спросил главврач не столько у Васи, сколько у своих коллег.

- Нет же, не так все! - снова переходя на крик, вещал бухгалтер. - Я осознавал, что делал. Но я делал это во сне! В сновидении, понимаете?

- Зачем же вы, все осознавая, делали вещи подобного рода?

- Вы худший психиатр из всех, которых я когда-либо видел! - заорал Василий от злости. Санитары снова схватили его, но главврач жестом показал им, что делать этого нет необходимости.

- Разве не ясно, - продолжил бухгалтер уже более спокойным голосом, - что во сне восприятие искажается! Во сне наша модель поведения искажается, право, вы должны это знать, а не я вам объяснять!

- Полностью с вами согласен, - максимально спокойным голосом сказал главврач. - Однако сделали вы все это на самом деле.

Вася хотел снова крикнуть: "Чушь!", но вовремя осекся. "А вдруг я и вправду болен?" - подумал он.

- Ладно, - сказал бухгалтер, подумав с минуту. - Я согласен пройти курс лечение. На дому.

- К сожалению, это невозможно. Вы ведь адекватный, - санитары, переглянувшись, ухмыльнулись, - человек, и сами понимаете, что вы сейчас представляете опасность как для окружающих вас людей, так и для себя самого. К тому же, ваш случай - очень нетипичный, и мы пока не можем точно сказать, как ваш... недуг будет развиваться и как с ним бороться. Вам будет лучше пока что следовать нашим указаниям и остаться здесь, а уж дальше - посмотрим.

Поняв, что спорить бесполезно, Василий, опустив глаза, сказал:

- Хотя бы развяжите меня.

Главврач кивнул санитарам, и тебя выпустили бухгалтера из оков смирительной рубашки.

- Сопроводите Василия Игнатьевича до палаты номер 14, - сказал главврач и, нацепив очки, стал делать какие-то пометки в карточке.

Василия ввели в общую палату, в которой, как он, к своему счастью, обнаружил, был всего один человек. Им был мужчина с растрепанными серыми волосами, бегающими живыми глазами, спрятанными под старомодного вида очками с одной дужкой. Они еле держались у него на носу.

Блеклая радость тут же сменилась страхом - невольным соседом бухгалтера был тот самый уличный проповедник, которого Василий собственноручно сдал в эту лечебницу.

Как только сумасшедший заметил нашего героя, в его глазах загорелось настоящее пламя.

Санитары молча вышли и закрыли за собой дверь.

Несколько раз бегло окинув Василия взглядом, проповедник, вдруг улыбнувшись, торжественно сказал:

- Вольфганг! Можно на "ты", - и протянул Васе жилистую, бледную руку.

- В-вася, - заплетающимся языком ответил бухгалтер.

- Вася! - все так же торжественно повторил Вольфганг. - В первую очередь, хочу сказать, что я крайне разочарован твоим поступком! - Василий нервно сглотнул - Зачем, зачем ты позвонил в эту проклятую лечебницу? На улице Рокоссовского есть нормальная психиатрическая больница, там палаты одноместные, да и персонал приветливее, почему же не позвонить туда? Стыдно должно быть, Вася!

Плахин промолчал, а его собеседник, поправив очки, продолжил уже менее строгим голосом:

- К тому же, перловка тут просто ужасна. Гм. Ладно. На самом деле, все не так плохо - ведь нас теперь двое, а это, я скажу тебе, Вася, уже что-то! По одиночке нам было бы совсем нечего делать, но теперь, когда у тебя есть я, а у меня есть ты - все намного лучше, чем могло было быть.

Бухгалтер снова промолчал, обречено посмотрев в пылающие глаза своего соседа по палате.

- Ты хороший собеседник, Василий. Все время молчишь, а другого мне и не надо. Мне нужно рассказать тебе кое-что, обещаешь ли ты, что будешь молчать до конца, не перебивая меня?

На мгновение повисла тишина.

- Обещаю! - внезапно для самого себя уверенно сказал Вася.

- Отлично, великолепно! - вскинув руки и уронив злополучные очки вскрикнул сумасшедший. Для начала, Вася, что ты знаешь о снах? Не отвечай. А о луне? Тоже не отвечай. Да как луна связанна со сном, казалось бы, да?

Сделав паузу, Вольф продолжил.

- А связь тут самая что ни на есть прямая, Вася. И связь эта в том, что луна - сейчас слушай внимательно и не удивляйся - проектор сновидений. Вернее, обычная, обращенная к земле сторона луны ничем таким решительно не является, но вот обратная - а теперь не обратная, а уже передняя сторона - настоящая стартовая площадка грез и сновидцев. Да-да, и когда ты, мой друг. Каждый раз, когда ты ложился спать, ты был там, в пространстве над луной.

- Вы действительно сумасшедший, - сказал бухгалтер.

Истерически расхохотавшись, Вольф ответил:

- А ты, Вася, не сумасшедший? Ты бегал в одном полотенце по улицам, вломился в магазин с криками о просветлении. Кто еще из нас полоумен?

Бухгалтер замолчал.

- На самом деле, Василий, никто из нас не безумен. Просто ты стал жертвой луны, а я... Скажем так, я тут гость. Ладно, к сути. Каждый раз, когда ты ложишься спать, твое ментальное тело оказывается спроектированным в космическом пространстве над обратной стороны луны. Это происходит из-за свойств лунного камня, будь у нас чуть больше времени, я бы рассказал подробнее, но это не так интересно. Гора-а-аздо интереснее то, что луна почему-то повернулась, почему - не знаю, и теперь сновидцы вместе со своими снами оказываются не где-то в вакууме, а на нашей несчастной планете.

- И что же теперь будет? - взволнованно спросил бухгалтер.

- В точности - сказать не могу, но могу сказать, что будет нечто очень интересное. Событие века! - увлеченно ответил сумасшедший.

Разговор продолжался весь день с перерывами на трапезу. Наконец, устав, Василий откинулся на кровати и, пытаясь устроиться поудобнее, спросил:

- А что будет, если я во сне пойму, что это сон?

- А ты проверь.

- У меня не получается.

- В этот раз точно получится, - улыбнувшись, сказал Вольф.

∗ ∗ ∗

Как только бухгалтер закрыл глаза, он провалился в глубокий сон.

Ему снилось, что он стоит на перекрестке, не зная, в какую из четырех сторон ему нужно идти. Мимо него то и дело проезжают машины, и как только Вася все же решается идти, поток машин становится слишком сильным.

"Который час?" - вдруг подумал бухгалтер, всматриваясь в запястье своей руки, на котором не было никаких часов. Вдруг, на коже запястья, будто на экране, засветились ярко-синие цифры: 25:11.

"Что за чертовщина?" - подумал Вася. "Такого времени не бывает! Уж не сплю ли я?"

Чтобы проверить это, Василий, зачем-то зажмурившись, прыгнул и попытался полететь. Секунд на десять зависнув в воздухе, он взмахнул руками, но тут же упал на землю. Однако, теперь уже не сомневаясь ни секунды в том, что это все происходит лишь в его сновидении, бухгалтер снова прыгнул, и на этот раз больше не опускался на землю.

Взмывая вверх, а затем опускаясь вниз, пролетая на безумной скорости над полями, лесами и автомагистралями, Плахин, возможно, впервые за многие годы чувствовал себя по-настоящему счастливым.

Полетав с полчаса и словив на себе немало изумленных взглядов, Василий решил найти во сне свой родной город. практически сразу ему это удалось, и уже через полминуты он сидел на крыше недостроенной высотки - Дома Советов. Здание это, несомненно, уродовало своим видом архитектуру города, но зато вид на город с него открывался отменный.

"Я ведь теперь всесилен! Я могу... создать что-то из ничего!" - с почти детским энтузиазмом подумал Василий, и тут же решил попробовать.

Не придумав ничего оригинальнее, бухгалтер создал из воздуха огромную колонну, высотой, должно быть, с Дом Советов, и, раскрутив ее в воздухе силой мысли, откинул куда-то вдаль. Раздался чудовищный грохот, на горизонте показалось облако цементной пыли.

"Круто!" - только и подумал бухгалтер и громко рассмеялся, не задумываясь о том, что он сейчас, в сущности, натворил.

Сотворив еще несколько предметов - один масштабнее другого - и бездумно уничтожив ближайший крупный торговый центр, Василий, выдохнув, стал искать себе новое развлечение.

Посмотрев на небо, бухгалтер улыбнулся.

"А я ведь могу не ограничивать себя одной планетой. Вперед, к звездам!" - и, сделав несколько сальто в воздухе, Плахин, в мгновение ока набрав невероятную скорость, взмыл вверх. Ни сила тяжести, ни сопротивление атмосферы теперь для него не существовали, и спустя несколько секунд он уже был на околоземной орбите.

Бухгалтер остановился, зачарованный видом на бесконечное звездное пространство . Затем его взор упал на огромный лик луны, занимающий теперь крупную часть обозримого пространства. С немалым удивлением Василий обнаружил, что от луны тянется бесконечное множество едва различимых световых нитей разного спектра - от чисто-белого до почти черного.

Одна из таких черных нитей стала вдруг утолщаться, становиться ярче, извиваясь при этом, как гремучая змея. Свет словно сгущался, расплываясь в космическом пространстве, как чернила осьминога под водой. Отделившись от общей массы, два сгустка чернил полетели в сторону Васи, который все еще парил без движений, парализованный необычайным зрелищем.

Решив, что нужно спасаться бегством от неведомой угрозы, Василий продолжил полет в сторону от Земли и ее спутника, оглядываясь на чернильные сгустки, из которых вдруг, к ужасу бухгалтера, показались тонкие, склизкие, дистрофичные руки и головы, похожие на человеческие черепа, туго обтянутые дельфиньей кожей. Существа безмолвно преследовали Васю, постепенно догоняя его несмотря на его невероятно высокую скорость полета.

Плахин попытался оторваться от них, резко сделав петлю и свернув в сторону. Это и было его ошибкой - реакция существ была безупречной. Мгновенно схватив Василий тонкими, но невероятно сильными руками, существа поволокли его обратно, в сторону Земли. Пытаясь выбраться из цепких лап, Василий лишь выбивался из сил. Совсем ослабев, он решил не сопротивляться неизбежному. Вдруг одна из тварей отпустила Василия и, облетев его несколько раз, снова стала одним целым с туманом, окутывающим ее. Почувствовав, что теперь он может освободиться, бухгалтер, извернувшись, ударил вторую тварь туда, где должен быть нос. На мгновение отпрянув, существо с новой силой ринулось на Васю, обхватив его обеими руками и окончательно обездвижив.

Черный туман, в который превратилась первая тварь, окутал Василия с ног до головы и, к ужасу последнего, влился ему в грудную клетку, минуя одежду и кожу. У бухгалтера потемнело в глазах, а существо, державшее его, оглушив Василия мощным ударом, отцепилось от него, отправив его в свободное падение на земную твердь, которая теперь приближалась с неумолимой быстротой.

Попытавшись прервать падение, Вася попробовал снова взлететь, но тут же его тело пронзила сильнейшая боль, пресекшая дальнейшие попытки спастись.

За секунду до того как разбиться насмерть, Плахин проснулся.

∗ ∗ ∗

Боль все также пронизывало его тело.

Василию не сразу удалось открыть глаза - веки, перемазанные какой-то черной смолистой жидкостью с трудом разомкнулись. Голова будто бы трещала по швам, в ушах неистово звенело.

В полубессознательном состоянии бухгалтер, пытаясь удержаться на ногах, встал с кровати. Сделав шаг, он, пошатнувшись, упал на колени, не в силах удержать равновесия. Его мутило.

К горлу обессиленного Василия подступила тошнота, и через пару секунд его вырвало все той же черной, смолистой и вязкой жидкостью. Жидкость, не оставляя никаких следов, просочилась в пол.

Почувствовав себя лучше, Василий встал на ноги. Слабость, как после затяжной простуды, все еще подкашивала его ноги, и он, рухнув на койку, задремал, на этот раз - без сновидений.

Проснулся бухгалтер уже во втором часу дня. Осмотревшись, он с удивлением обнаружил, что в палате он один. Вольфганг не просто куда-то ушел - от него не осталось ни следа, никаких вещей.

Потянувшись, Вася пошел к главврачу.

- О, проснулись, уважаемый! - саркастически приветствовал Василия главврач.

- Где мой сосед? Его выписали?

Главврач, стараясь сохранять спокойное лицо, сказал:

- У вас, гражданин, не было никакого соседа.

- Как это - не было? - почти со злостью спросил Вася.

- Вот так, не было. И не будет, потому что мы переводим вас в одноместную палату, Василий Игнатьевич.

- Я не сумасшедший! У меня был сосед! - закричал Василий. - Санитары видели, спросите у них, - уже спокойнее сказал он.

- Отлично. Сейчас мы с вами найдем их и обо всем расспросим.

Главврач встал с кресла и направился к выходу. Василий, не дожидаясь его, открыл дверь, но тут же отпрянул, от страха округлив глаза.

- Идите сюда, - полушепотом сказал Вася.

Хмыкнув, врач подошел к Васе.

- Ну-с... - протянул он, но тут же, подобно своему пациенту, отпрянул и вытаращил глаза.

Там, где должен был быть коридор, теперь была винтовая лестница, ведущая вниз.

- Невозможно! - прошептал главврач и перекрестился.

- Кто теперь сумасшедший? - сверкая глазами, сказал бухгалтер.

- Мы оба, - прошептал главврач, пробуя на ощупь ногой ступеньку лестницы, будто не веря до конца в ее реальность.

На мгновение оба остановились, пытаясь заглянуть вниз, рассмотреть то, к чему эта лестница ведет.

- Путь у нас один, - вдруг решительно сказал Василий. - Туда.

Засеменив по лестнице, Василий скрылся внизу. Главврач осторожно пошел за ним, то и дело оглядываясь по сторонам, ощупывая стены, будто желая еще раз убедиться в реальности всего происходящего.

- Сюда! - крикнул Василий. Врач, ускорив шаг, побежал вниз по лестнице.

Бухгалтер стоял, оперевшись рукой на дверь, самую обычную квартирную дверь под номером 41.

- Вам это о чем-нибудь говорит? - спросил Василий у главврача.

- Более чем... - прошептал врач, теряя душевное равновесие и сползая на пол.

- Закрыто, - сказал Вася, подергав ручку двери. Обернувшись, он увидел главврача, лежащего на полу в полубессознательном состоянии и ринулся к нему.

- Вы чего? Да, ситуация из ряда вон, но это ведь не повод опускать руки!

- Это моя квартира! - срывающимся голосом прохрипел главврач.

- Н-да, - озадаченно сказал Василий. - Тогда, должно быть, у вас есть ключи?

- При чем здесь ключи! - вдруг резко встав закричал доктор. - Мы... мы оба сошли с ума, вот и все!

- Тише, доктор. Мы с вами не сумасшедшие. Я все понял и вам объясню.

- Потрудитесь, пожалуйста, объяснить! - почти обиженно сказал врач.

- Все очень просто. Мы с вами находимся в чьем-то сне. Из-за того, что луна повернулась, сны проецируются в реальность, и мы случайно попали под чью-то проекцию сновидения.

- Мы все сошли с ума... - тихо запричитал главврач, закрыв лицо руками.

- Прекратите, в самом деле, нюни распускать. Вы же врач, а не поэт, - сказал Василий, продолжив дергать дверную ручку.

Вдруг послышался звук проворачивающегося в замке ключа. Василий отпрянул от двери. Главврач, оторвав руки от лица, ожидающим взглядом смотрел в дверь.

Дверь открылась. В дверном проеме стояла девочка лет пяти-шести, держащая в руках ключи.

Не зная, чего ожидать, Василий сделал пару шагов назад.

- Папа! - вдруг радостно закричала девочка и кинулась на шею санитару. - А вы кто? - спросила она, сощурившись и посмотрев на Васю.

- А я... - бухгалтер переглянулся с главврачом, - А я коллега твоего папы. Работаем, х-м, вместе.

На пару секунд в воздухе повисла тишина, а затем девочка, обращаясь к совершенно ошарашенному главврачу, сказала:

- Папочка, теперь тебе не придется долго ехать с работы. И мы с мамой сможем тебя навещать. Правда, здорово?

- Здорово, - будто загипнотизировано ответил врач.

Снова застывшую тишину прервал едва слышимый звук. Кап. Кап. Звук доносился из коридора.

Ведомый предчувствием, Василий, не дожидаясь разрешения, зашел в квартиру. Из доносился из комнаты, которая, по видимому, была детской.

Кап. Кап. С потолка на пол капала черная смолистая жидкость, уже знакомая Плахину. Весь пол был вымазан ею, и местами жидкость, пузырясь, поднималась в небольшие столбики, постепенно увеличивающиеся в размерах.

- Эй! - недовольно крикнула девочка из прихожей. - А у моего папы вы разрешение не спросили!

Черные столбики, перестав расти, стали изменять форму. Из одного показалась тонкая, черная рука, из другого - округлый, смолистый лоб.

- Бегите! - крикнул Вася, пытаясь найти под рукой что-нибудь потяжелее. - Ради Бога, бегите быстрее отсюда!

- Что за шутки? - с упреком крикнула девочка и вбежала в квартиру.

- Заберите ребенка! - не своим голосом заорал Плахин, но врач, будто не слыша его, все также стоял на лестничной площадке и, держась за голову, что-то бормотал себе под нос.

Одна из тварей, отряхнувшись и оскалив серые, острые с зазубринами, как у акул, зубы, встала на руки, и пошла в сторону прихожей, волоча за собой нечто, напоминающее не то обрубленный хвост, не то хребет. За первой тварью встала вторая, затем третья. На бухгалтера они не обращали никакого внимания.

Тут взгляд Василия упал в дальний угол комнаты. Там, на детской кровати, под толстым одеялом, кто-то спал.

С лестничной площадки послышались нечеловеческие крики, а затем - грохот, скрежет и хриплое шипение лунных тварей.

Василий, не теряя ни секунды, подскочил к кровати и, сорвав одеяло со спящей там девочки, принялся ее тормошить.

Как только девочка разомкнула глаза, крики стихли.

- Вы кто, дяденька?

Василий, не ответив, заспешил к выходу. Открыв дверь, Василий увидел главврача, лежащего в бессознательном состоянии на бетонном полу. Проверив его пульс, Плахин затащил врача в квартиру и, взяв с кухни бутылку питьевой воды, плеснул ее своему спутнику в лицо.

Врач, придя в себя, судорожно задышал и вытаращил испуганные глаза.

- С подключением, - саркастично сказал Вася, захлопывая за собой дверь.

Выйдя на улицу, Василий хотел было направиться к себе домой, но вдруг понял, что ключи от дома, ровно как и большая часть ценных для него вещей, остались в психбольнице, а сам он был одет в белый больничный халат. А возвращаться в лечебницу не хотелось, ой как не хотелось...

И тут Васю осенило.

"Если я усну и попаду в осознанный сон, я ведь могу стащить ключи и свои вещи! - думал Плахин, радостно ухмыляясь. - Главное, чтобы не заметили... Тьфу! Мне ведь не нужно даже лезть туда! Во сне я всемогущ".

Решив действовать безотлагательно, бухгалтер, сев на приподъездную скамейку, вытянул ног и закрыл глаза.

Промучившись с полчаса, сменив десяток поз и поймав пару изумленных взглядов прохожих, бухгалтер понял, что нужно менять стратегию. Подумав с минуту, Плахин нашел новое решение.

"В транспорте заснуть намного легче, - размышлял Вася, шагая к ближайшей остановке. - Вот только денег у меня нет. Ничего, что-нибудь придумаю".

Придя на остановку, Василий, к своему удивлению, обнаружил, что на ней, в ожидании своего автобуса, стоит всего один человек. Это был бесноватого вида гражданин с растрепанными черными волосами и с не моргающими, красными пустыми глазами. Одет он был черное пальто.

Сглотнув, Василий приблизился незнакомцу и сказал:

- Извините, у вас не найдется двадцать рублей на проезд?

Дернувшись, будто его отвлекли от важного дела, мужчина, повернув голову в сторону Васи и будто посмотрев сквозь него, переспросил хриплым голосом:

- Что?

- На проезд... двадцать рублей... не найдется?.. - запинаясь, повторил вопрос бухгалтер.

- Найдется, - сказал незнакомец, пошарив по карманам и протянув Василию горсть странного вида медных монет.

- Это, гм... не рубли, - сказал Вася, взяв горсть монет в руки.

- Не переживай, он примет, - ответил незнакомец, снова уставившись в одну точку.

- Водитель? - почему-то неуверенно спросил Плахин.

- Харон! - как-то раздраженно сказал незнакомец.

Отпрянув на секунду, Вася, уже увереннее, спросил:

- А где я нахожусь?

Злобно посмотрев исподлобья на нарушителя своего спокойствия, незнакомец, ничего не ответив, снова ушел в себя.

Тут Василий заметил, что вокруг него и его невольного собеседника начал сгущаться туман. Дороги больше не было - вместо нее колыхалась мутная, темная вода.

"Что происходит?" - почему-то совершенно спокойно подумал Вася. "Что я здесь делаю?"

Через мгновение его осенило. Конечно же, он все-таки уснул на той треклятой скамейке!

Вася взлетел, и, сделав несколько кульбитов в воздухе, вылетел из облака густого тумана.

"Будет не очень хорошо, если меня заметят" - подумал Василий, поднявшись на высоту метров ста над землей. "Но мне ведь не обязательно лететь туда! Я могу мгновенно перемещаться, как с помощью телепорта!"

Зависнув в воздухе, Плахин сконцентрировался на намерении оказаться около своего спящего тела. Как оказалось, одного усилия воли было недостаточно. Тогда бухгалтер закрыл глаза и визуализировал то место, куда он должен был попасть, стараясь прорисовать как можно четче каждую деталь.

И через секунду он уже стоял рядом со своим телом, спокойно лежащей на скамейке.

К счастью для Васи, людей поблизости не оказалось, и никто его не заметил.

Зачем-то сделав несколько демонстративных взмахов руками, Василий, закрыв глаза, создал ключи от дома. Открыв глаза и рассмотрев ключи, бухгалтер, довольно ухмыльнувшись, закрыл глаза снова. Через пару секунд перед ним на газоне стоял телескоп на штативе, погребенный под футболкой, брюками, принадлежностями личной гигиены и ворохом документов, балансирующих на всей этой конструкции. Теперь осталось только проснуться. Вася ущипнул себя за руку. Не помогло. Тогда он подошел к себе спящему и дернул свое бренное тело за руку. Дернул еще пару раз. Безуспешно. Вася, вдруг разозлившись на самого себя, закричал "проснись!" и ударил себя спящего с размаху по лицу.

И проснулся на скамейке с красной, опухшей щекой.

Как оказалось, солнце уже заходило, поэтому он заторопился.

Переодевшись и кое-как взвалив на себя телескоп, Василий, оглядевшись по сторона чтобы понять, где он, все-таки, находится, побрел в сторону предположительной дислокации своего дома, попутно ругая себя за то, что во сне он не перенес телескоп и остальные вещи сразу в дом.

Проходя незнакомые ему ранее кварталы, Вася замечал множество странностей. Странные вещи и странных людей. Вот раскинуло свои многочисленные, витиеватые ветви дерево, проросшее прямо по середине асфальтированной дороги. А вот человек - полез на это дерево, цепляясь за кору костяными когтями, в которые превратились его пальцы.

На дорогах не было машин. Все они пустовали на парковках и обочинах.

Все происходящее вокруг напоминало чей-то горячечный бред. Чем ближе Вася подходил к дому, тем меньше оставалось реального в окружающем его пространстве.

Выйдя на знакомые улочки, бухгалтер ускорил шаг. На секунду остановившись, он скинул телескоп с плеч, выкинул документы, тут же разлетевшиеся, как осенние листья, и, оставив только ключи, побежал.

Солнце практически полностью скрылось за горизонтом, когда Вася, отперев магнитным ключом входную дверь, засеменил по ступеням.

Пятый этаж - его. Вот его квартира. Остановившись около двери, Вася, глубоко вздохнув, выпустил ключи из рук. Они со звоном упали на холодный бетон лестничной площадки.

Плахин побежал дальше - вверх по лестнице. Шестой этаж, седьмой, восьмой, девятый - последний! Выше - только крыша, проход к которой был за хлипкой деревянной дверью, чисто символически забаррикадированной старой мебелью и заколоченной двумя трухлявыми досками. Отшвырнув несколько комодов и стульев, Вася переведя дыхание, схватил верхнюю доску и вырвал ее вместе с гвоздями. Бухгалтер отбросил ее в сторону кучи старой мебели. Вторая доска и вовсе развалилась у него в руке. Путь свободен!

Проскочив короткую ветхую лестницу, Вася оказался на крыше. Прохладный ветер ударил ему в лицо.

Солнце только что скрылось за горизонтом, окрасив небо в багряный цвет.

Несмотря на ранний час, звезды уже вовсю светили, перебивая свечение зашедшего солнца. Небо казалось полотном, раскрашенным каким-то безумным художником во всевозможные цвета.

Ярче всего светила луна - огромный, чисто-белый диск находился прямо над головой бухгалтера. От лунного диска вниз, к земле, тянулись многочисленные нити, уже знакомые Василию. Их количество постоянно увеличивалось, и они, переплетаясь между собой, опускались все ниже и ниже, становились все ярче.

Бухгалтер подошел к самому краю крыши. Посмотрел вниз. Земля, подобно небу, теперь стала чем-то неописуемым, нереальным и невероятно красочным.

- Как это красиво, - шепотом сказал Плахин.

И, раскинув руки, шагнул в пустоту.

∗ ∗ ∗

На следующий день все стихло. И Луна снова стала обычной, как раньше. А газеты и телевидение еще несколько недель наперебой рассказывали про "лунную истерию", утечки природного газа, магнитные аномалии и массовые галлюцинации.

Источник - http://readli.net/buhgalter-sumasshedshiy-i-luna/ Да, я поставил плашку об авторстве, потому что автор - я, а это написал, потому что рассказ залит также и на тот сайт


Текущий рейтинг: 80/100 (На основе 74 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать