Бойтесь своих желаний

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Triangle.png
Описываемые здесь события не поддаются никакой логике. Будьте готовы увидеть по-настоящему странные вещи.
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

— Солнышко, ты никогда не рассказывала про бывшего. Почему вы расстались?

— Ты действительно хочешь знать?

— Ну да. Хочу получше узнать тебя. Мы знакомы уже три месяца, а ты для меня как черный ящик, — он нежно погладил ее по голове.

— Хорошо, — Саша встала с любовного ложа, открыла ящик стола. Её груди колыхались на фоне окна. — Почитай это, и все поймешь.

В руке у нее была ксерокопия рукописного текста на нескольких листах. Семен вопросительно посмотрел на ее лицо, включил ночник и начал читать.


Я стал лидером по продажам, что удивительно, ведь в магазине автозапчастей я работал всего ничего, да и стоял на невыгодных маслах. Директор магазина за это наградил меня путевкой в Египет. С этого все и началось. Двухнедельный тур за счет фирмы. Я сильно жалел, что тур на одного — Сашке тоже не помешало бы отдохнуть. В аэропорту она меня успокаивала: «Ничего, считай это мальчишником». Какая милая девушка — о такой можно только мечтать!

Мы подали заявление за неделю до вылета. После моего возвращения планировалась свадьба. Прошло меньше трех недель, а кажется, что целая вечность...

Не буду описывать весь отдых — все там были, все купались в Красном море чаще, чем в Черном. Пляжи, бары, рестораны, шведский стол, поездки в пустыню... В один из последних дней отдыха я отправился на экскурсию на какие-то барханы. Мы выехали в семь утра на верблюдах, двигались до полудня, потом был привал в поселении бедуинов. Один из них прекрасно владел русским. Мы с ним разговорились, он спросил, как там Москва, Арбат. Я, улыбнувшись, объяснил, что сам с Камчатки, в столице бывал только проездом.

Мой новый друг, Муса, рассказывал про обычаи своего племени. Поведал он мне интересный факт. У них день считается временем злых духов. И только с наступлением ночи демоны уходят, и добрая ласковая луна защищает людей. То есть ситуация, обратная нашей. У нас в темноте выползает нечисть, а днем светит солнышко.

Выпросив разрешение у экскурсовода, я поднялся на ближайший бархан, запечатлеть живописные виды. Выкладывать в «Одноклассники» пальму возле отеля мне показалось примитивным. На бархан при невыносимой жаре подняться оказалось трудно. Я сделал десяток кадров и почувствовал головокружение. Ладно, сделаю с другим объективом пару снимков — и нужно спускаться. Пока возился с камерой, мое внимание привлекло что-то темно-коричневое под ногами. Мелькнула мысль: а вдруг древний артефакт — туфля фараона, посох жреца?.. В итоге я раскопал старинную глиняную бутылку. На пробке была то ли арабская, то ли еврейская вязь, хотя евреев в Египте со времен Моисея не видно.

Пальцы сами дернули удобный выступ. Раздался хлопок, и из бутылки повалил густой едкий дым. На пару секунд я закашлялся, а открыв глаза, увидел перед собой мужчину. Смуглый, черноволосый, на голове чалма, а чресла подпоясаны выцветшей повязкой.

— Слушаюсь и повинуюсь, мой господин, — кивок, как в фильмах.

Ничего себе сервис! Надо Сашке рассказать, как приеду. Это ж надо — прикопали бутылку в бархане, да еще с дымовой шашкой. Даже актера нашли русскоязычного.

— Ты джинн? — мне стало весело, хотя слабость становилась сильнее.

— Можно и так сказать, — под бородой мелькнула улыбка рыночного торговца.

— А сколько желаний я могу загадать?

— По количеству б'зиз.

Я могу ошибаться, но по-моему, он говорил именно «б'зиз».

— А сколько у меня б'зиз? — я тщательно повторил за ним непонятное слово.

— Три.

Понятно — все как в сказках, три желания, но еще каких-то б'зиз приплели.

Я рассмеялся:

— Тогда хочу себе последнюю «Феррари», хату здоровенную и... — я задумался, что еще пожелать, ну не девку же, меня дома невеста ждет. — ... и ноутбук самый прокачанный.

— Будет исполнено. Поезжайте домой.

В глазах потемнело. Когда я очнулся, надо мной склонились русскоязычный бедуин, экскурсовод и два немца.

— Ребята, классного джинна вы сделали! — я наткнулся на непонимающие взгляды.

— Виктор, тебе привиделось. У тебя был солнечный удар.

— А, ну хорошо, — я откинулся на землю. Как же хорошо в оазисах...

Вернувшись в номер, я начал распаковывать сумку с фотокамерой и бутербродами. Рука наткнулась на что-то твердое. Похолодев, я извлек бутылку. Глиняную. С арабской вязью на пробке. Ту самую, в которой, как я думал, была дымовая шашка. Маленькая, чтобы хватило на небольшие спецэффекты. Но мне же сказали, что джинна не было, что он мне привиделся. Может, у бедуинов такой юмор? Может, Муса, зная нашу тягу к анекдотам на тему трех желаний, дурит русских туристов? Но я точно помню, что не клал в сумку никаких бутылок. Хотя могли подложить, пока я был в отключке.

Несмотря на то, что я нашел логические объяснения происходящему, чувство тревоги не покидало меня. Все развлечения, весь этот рай для нищих и шутов мне стали неинтересны. Я не мог дозвониться до мамы, до любимой. Даже лучший друг меня бросил. В нарастающем волнении я возвращался домой в родной Петропавловск. А в самолете мне приснился сон.

Я сидел в центре круглой комнаты с темно-коричневыми стенами. Возле одной из них стояла классная доска. Недавний джинн, в костюме, с указкой, выглядывая из-под посверкивающих очков, объяснял мне закон сохранения энергии.

— Как ты знаешь, о изумруд моей сокровищницы, ничто не берется из ниоткуда и не уходит в никуда. В школе ты учился плохо, а потому в дебри термодинамики, — на доске сначала появились, а потом исчезли какие-то формулы, — углубляться не буду. Скажу лишь, что никакая материя не уходит в никуда. Никакая материя не берется из ниоткуда. А жизнь есть высшая форма материи, напитанная энергией под завязку. Одного человека хватит не только на то, чтобы сделать из него полцентнера тушенки, но и на автомобиль и на ноутбук. Главное, правильно распределить энергию, именуемую жизнью. А остаток, — учитель сверкнул глазами, — переходит мне. Ладно, урок окончен. У тебя еще все впереди. Кстати, совсем забыл, если делаешь из человека вещь, то душа его будет заключена в этой вещи. И она чувствует все! Абсолютно все. Так что береги близких.

... — Наш самолет, рейс номер восемьсот двадцать пять, Москва — Петропавловск-Камчатский, совершает посадку в аэропорту города Елизово, — я проснулся от голоса стюардессы. Вот мы и дома.

Когда я получал багаж, ко мне подошел работник аэропорта, смуглый, с черной бородкой. Видимо, тоже недавно загорал на пляжах.

— Виктор Алексеевич? Вам просили передать ваши документы и ключи.

Развернув пакет, я обнаружил документы на «Феррари F12» золотистого цвета, номер такой-то, свои права и ключи.

— Подождите, это ошибка! — я вертел головой, но работника и след простыл.

Ладно, на месте разберемся. На трясущихся ногах, ничего не понимая, я направился на стоянку. Точно, вот она. Вся сверкает, фары смотрят с любовью. Бибикнув сигнализацией, я сел в авто, закурил.

Итак, джинн был настоящий. Первое желание выполнено. Черт, да так не бывает! Джинны, аладдины — это все в сказках той девки из «Камасутры». После второй сигареты я смог кое-как успокоиться, осмотрел свою новую ласточку. На заднем сиденье лежала сумка. Уже догадываясь, что там может быть, я аккуратно взял ее в руки. Помимо ноутбука, разумеется, самого прокачанного, там лежали документы на дом общей площадью пятьсот квадратов, находящийся там-то и там-то. Все три желания исполнены. Джинн просто молодец! Что ж, домик можно продать. На вырученные деньги устроим с Сашунькой бизнес. А вот «Феррари» оставлю. И ноутбук стоит оставить, как память о том, что и мне улыбнулась удача, память о чуде.

— Йе-хе-хей!!! — я рванул с места на скорости, о какой раньше и не мечтал, регулярно сигналя, чтобы расступились: видите, хозяин жизни едет. Теперь я тоже мажор, тоже могу плевать на всех с высоты. — Да-а-а-а!!!

Я влетел на свой восьмой этаж без всякого лифта. Вот моей засоне подарок на свадьбу будет! Это ж надо, «Феррари», настоящая! И коттедж! Теперь заживем по-настоящему!

Квартира меня встретила могильной тишиной. Никого. Ни Сашеньки, ни даже записки. Немного огорчившись, я достал из принтера лист и написал, что вернусь скоро, у меня сюрприз.

Сам я поехал в новый загородный дом. Великолепнейший коттедж я бы оценил миллионов на тридцать как минимум. Огромный двухэтажный особняк в стиле помещиков заката империи.

По дороге назад я звонил маме и любимой. Но трубку никто не брал. Прежнее волнение стало возвращаться ко мне с новой силой.

Трехдневные поиски результата не дали. Саша в отпуске, все время проводила в подготовке свадьбы на пару с матушкой, которая три года назад вышла на пенсию. Так что расспрашивать на работе бесполезно. У друзей и знакомых они не появлялись.

Я поехал к единственному другу, Седому.

Меня встретили заплаканные девчата. Жена и приемная дочь — Полина.

— Юль, — я обратился к жене друга, — что случилось?

— Андрюха мой пропал, — голос безжизненный, глаза красные-красные.

— Как пропал?! — в животе образовался тугой ком, словно проглотил ледяных змей.

— Пятый день его нет. Уехал на работу, вышел покурить и все...

— Заявление...

— Подала, ищут.

Она посмотрела на ключи в моей руке.

— Ты на машине? Подвезешь до отдела? Узнаю, как поиски продвигаются.

— Да, поехали. Мне тоже туда надо, — на ее вопросительный взгляд я с трудом продолжил:

— Сашка с мамой пропали. Приезжаю, а их нет. Ни у кого из знакомых уже с неделю не появлялись.

Улица встретила нас безысходной серостью неба, заплеванным асфальтом и мелким дождиком. От такого пейзажа удавиться впору.

— Твоя «Феррари»?

— Да, выиграл в лотерею, — ответил я грустно. — Хотел Сашке сюрприз сделать.

— Ей понравится. Машинка — вылитая она.

Я присмотрелся. А ведь действительно. Кузов под цвет ее любимого платья, фары небесного цвета, как ее глаза. А в изгибах радиаторной решетки проглядывает выражение тоски и обиды, которое у любимой появляется в редкие моменты ссор.

— Юль, ты поезжай на автобусе. А мне надо в другое место. Я пошёл.

— Постой, куда ты? А машина?

— На ней нельзя, я не могу объяснить.

Я шел, и слезы катились по лицу. Тридцатилетний плачущий мужик, должно быть, жалкое зрелище. Кажется, я понял, где все дорогие мне люди. И я начал понимать дьявольскую термодинамику джинна.

Придя домой, я в первую очередь достал коробку. Аккуратно извлек ноутбук и чуть не выронил. Он был в узорах. Я хорошо помню этот орнамент. Я сам дарил маме этот халат.

— Мамочка, любимая, прости меня. Я все исправлю, обещаю...

Смотреть на дом, бывший моим другом, смысла не было. Крепкий, добротный... С крышей цвета седины. Седина у него появилась после прошлогодней поездки на Урал. Интересно, как же из восьмидесятикилограммового человека сделали дом? Ах да. Значение имеет не только масса, но и энергия жизни. Так говорил этот учитель?

Может, выяснить, что значит б'зиз? Мой компьютер разобран, а втыкать в маму сетевой кабель... я не смогу. Жить, катаясь на любимой девушке, тоже никак. И бросить их я не смогу.

Я в отчаянии завыл, обхватив голову.

— Джинн, паскуда, ответь!!! Что делать, как жить, исполнитель поганый?!! И что, что выше твоих дьявольских законов?!!

Хотя я уже знал ответ. Лишь кровь способна смыть кровь. И лишь жизнь берут демоны за жизнь. Я отдал проклятому духу тела и жизни своих родных, но не их души. Но заплачу я за ошибку душой. Я щедро напою поганого бородача своей кровью.

Милый читатель моей исповеди, я не знаю, кто ты: сосед, который заглянет на невыносимую вонь, или сотрудник полиции, который будет фотографировать мой труп, но поверь, это страшно: узнавать в компьютере маму, в автомобиле — девушку. И видеть лучшего друга с окнами вместо глаз. Этот последний абзац я дописываю, спуская кровь из левой руки через воронку в бутылку джинна. И я только что услышал от него, что значит б'зиз. Близкий человек.


— Саш, ты жила с сумасшедшим?

— Нет, милый. Это ты живешь с «Феррари». Помнишь, как от меня воняло бензином, когда мы познакомились? Джинн принял его жертву и отпустил нас.


Автор: SectorCBAT


Текущий рейтинг: 65/100 (На основе 116 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать