Боже, только не она

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была переведена на русский язык участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Когда я был маленьким, мою мать застрелил уличный грабитель. Я не мог допустить, чтобы моя дочь тоже выросла без матери.

Я сидел у больничной койки в полном отчаянии. Врачи сказали, что у моей жены нет ни единого шанса. Операция прошла успешно, но её мозг так и не оправился от шока. Вам интересно, что произошло? Её напичкали наркотиками, избили и исполосовали ножом. Что я скажу своей четырёхлетней дочери? Как объяснить, что мама больше не придёт домой? Дочь и жена — это вся моя жизнь.

— Боже, только не она... Я готов на что угодно, чтобы спасти её, — шептал я безнадёжно, нависнув над умирающей.

— На что угодно?

Я обернулся от неожиданности и собирался было раздражённо отреагировать на незваного гостя:

— Ну что ещ... — я прервался на полуслове.

В полутьме безлюдной больничной палаты стоял престарелый фермер с оголённым торсом. Он был приодет в изношенный джинсовый комбинезон, а на голове носил соломенную шляпу.

— Приятель, ты ошибся палатой.

— Увы, — он бросил взгляд в сторону койки и глубоко вздохнул. — Это именно та палата, в которой я должен находиться.

Он снял свою шляпу, — видимо, в знак почтения:

— Боюсь, я могу вам помочь.

— Что?! Пошёл вон, — я с трудом сдерживал слёзы, — дай человеку спокойно провести последние секунды с женой.

Он посмотрел мне в глаза:

— Эти секунды могут быть и не последними. Но взамен ты должен сделать для меня кое-какое одолжение.

Я поднялся, чувствуя, как кровь резко отлила из головы, словно пытаясь усадить меня обратно:

— Ты не доктор. Это что, какая-то шу... — я резко сменил тон на более спокойный и нервно оглянулся по сторонам.

— Ты что, типа… Бог? Или что-то в этом роде?

На его лице появилась мрачноватая ухмылка:

— Нет, сынок. Ты слишком тут засиделся. Нет-нет.

По телу пробежала дрожь. До меня дошло. Я понял, кто он и бросил испуганный взгляд в сторону жены. Уверен, в тот момент моё лицо было белее белого:

— Хорошо… я понял.

— Брось, я и не Он тоже. Не стоит так драматизировать. Я фермер. Просто фермер. Я пожинаю… и посеваю.

Он положил шляпу на стул и подошёл к койке. Затем положил свою руку на руку моей жены. Я еле удержался от того, чтобы автоматически его оттолкнуть. И вдруг произошло невозможное: монитор сердечного ритма уловил ускорение сердцебиения. Впервые за несколько дней. Послышался тихий вздох, выбившийся из монотонного ритма аспирационного аппарата. Фермер убрал руку, и показатели тут же ухудшились вновь.

— Я пожинаю… но не кошу, — он повернулся ко мне. — Ты должен кое-что для меня сделать.

Я сглотнул.

— Хорошо. Что угодно.

После продолжительной паузы я продолжил:

— Ты хочешь, чтобы я кого-то убил за тебя?

Он широко улыбнулся. В его глазах отражался голубоватый свет больничной лампы.

— Всё будет хорошо. Пойми одно: фермер не может сеять без семян.

Он приблизился ко мне:

— Закрой глаза.

Я закрыл. Он поднял мою руку и положил в неё нечто из металла, твёрдое и холодное. Ощупав предмет, я, к собственному ужасу, осознал, что держу в руках пистолет.

— Кого?...

— Первого человека, которого ты встретишь после того, как откроешь глаза. Сделай это быстро. Так будет легче. Так, открой глаза.

Я оказался в темноте. В воздухе витал едва уловимый душок — моча и плесень. Что-то светило мне в глаза. Уличный фонарь. Правее — крыльцо. А прямо передо мной припаркован видавший виды Бюик.

Здесь я вырос. Это мой старый дом. Может, если просто развернуться и уйти…

— Кто здесь? — я услышал испуганный женский голос.

Чёрт. Я вспомнил о пистолете. “Сделай это быстро”. Он сказал, что всё будет хорошо. Я повернулся в сторону звука и поднял пистолет.

Боже. Только не она.

— ...Мама?

Прогремел выстрел.

Меня ослепило дульной вспышкой. А я ведь даже не спустил курок… К моменту, когда зрение восстановилось, я снова оказался в больнице. Всё так же держа перед собой пистолет.

— Всё в порядке, сынок, — фермер аккуратно вытащил пистолет из моих рук и положил его на тумбочку рядом с койкой. — Всё в порядке.

Я не мог и слова произнести, застыв на месте, весь в холодном поту. В течение нескольких мгновений я вновь и вновь переживал произошедшее. Что я наделал? Пустым взглядом я смотрел в голую стену. Но я не видел стены. Передо мной было лишь её лицо… испуганное и ошеломлённое. Нет. Зачем? Как? Сердце билось с такой частотой, что, казалось, готово было в любой момент остановиться.

— Сынок, присядь. Ты в порядке. И твоя жена тоже.

Я повернулся к койке, но ничего не мог разглядеть — всё плыло перед глазами.

— Ты чудовище… Это была… моя мать. Ты заставил меня…

— Ты сам сказал, что готов на что угодно. Боль уйдёт. Она погибла тридцать лет назад. Это старая боль. Всё могло закончиться много, много хуже. Радуйся, что твоя жена жива.

От койки слышалось слабое шуршание постельного белья.

Наконец зрение восстановилось.

— Уходи, демон. Если объявишься вновь, я сожму руками твою глотку и…

Его лицо резко исказилось в неодобрении:

— Аккуратнее, дружок, — он начал исчезать, медленно растворяясь в воздухе прямо передо мной, словно дым в лёгкий бриз. — Ничего. Следующей осенью ты заговоришь по-другому.

Я с разинутым ртом повернулся в сторону койки, да так резко, что чуть было не свернул себе шею. Объятый ужасом и сломленный, последним, что я услышал, было:

— Боже. Только не она.


Перевёл: Timkinut


Текущий рейтинг: 68/100 (На основе 41 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать