Базовая станция "Красная горка"

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

С начала мая у электриков наступает «сезон». Снег сходит и начинаются бесконечные ремонты, монтажи и техобслуживания оборудования. У слаботочников, силовиков – у всех. С мая по октябрь контора ставит точки, которые наши манагеры согласовали еще с прошлого года. В общих чертах работа электриков сводится к монтажу и наладке радио- и электрооборудования базовых станций. Базовая станция – это именно то, что и обеспечивает возможность звонить. Если базовая станция расположена в городе, то в большинстве случаев их антенны можно видеть на крышах высоких зданий – такие серые вытянутые коробки. Основное радиооборудование находится в аппаратном шкафу, кроме которого еще есть куча всякого не менее важных вещей – трансформаторы, разноволновые приемо-передатчики, которые и обрабатывают сигналы, газоразрядники, защищающие оборудование от удара молнии и конечно бухты бесконечных проводов, оптоволоконных кабелей, коммутаторов. Если позволяет высота здания – антенны крепят прямо на крышах, если здание маловато – на крыше монтируют вышку, которая и обрастает потом антеннами. Как говорит наш главнюк по технике: - Лучше не высоко, а густо.

Но это город, а еще есть поселки, деревни, трассы, рядом с которыми тоже хотелось бы интернет и телефон. За такие участки операторы конкурируют не меньше чем за город. Сейчас все монтажники хотят работать в городе. В позапрошлом году начальство поиграло с премированием и установило монтажерам «сделку». Понятное дело, в городе можно навертеть гораздо больше, чем на выезде, хотя-бы потому, что за город надо еще добраться в конторском «кунге», а потом трястись назад уже после рабочего дня. Короче за город теперь никто не хочет, несмотря на «конкурентную тарифную сетку», как заливают нам кадровики.

В конце мая меня с напарником (тот самый Михаил Андреев) наконец-то направили на «Красную». Не то чтобы мы были очень рады, или ждали этого. Дело было в другом: эту вышку согласовывали почти 2 года. К слову – просто согласовать установку вышки занимает около года. Я как-то спросил у нашего главного на утренней разнарядке почему все никак на монтаж на «Юбилейном» нас не назначают. В ответ он показал толстую папку, не мягкий скоросшиватель картонный, а такие, с твердыми корками, толщиной сантиметров 8 и большим зажимом внутри, бухгалтера зовут их «регистраторами» - тот был заполнен документами чуть ли не полностью. Показал и добавил: - Чтобы его накормить этим бумажным мусором, ушло 10 месяцев, как доверху нажрется – тогда и полезешь на свой «Юбилейный». Вот мы и гадали, когда нас наконец-то сдернут с удобных городских точек в лес около «Красной горки».

Неожиданностью это не оказалось: В середине апреля главный инженер нашей шарашкиной конторы (Верхозин Николай Игнатьевич) обрадовал нас, что на неделе поставят саму вышку, подготовят площадку, потом поколдуют «силовики» - перед новым годом чудом удалось получить разрешение запитать высоковольтку от трансформатора, питающего местную воинскую часть, потом привезут вагончик с оборудованием, ну а дальше уже заезжают слаботочники – это я и Михаил, электрики-монтажники компании «ХХХХХХ-электромонтаж».

Поэтому в конце мая мы с Михой получили командировочные, комплекты инструментов, загрузились в наш «Кунг» и отчалили в направлении поселка «Красная горка», который скоро должен был облагородиться интернетом и сотовой связью. В городе монтаж слаботочки, тестирование и наладку бригада из 3 человек выполнит за пару дней. Но тут ситуация была немного другая – сейчас шел самый хлебный сезон, наша конторка в аврале накручивала новые точки и проверяла старые в центре, все бригады на центр уже третью неделю комплектовались усиленные, 4 человека, а то и больше. Перед новым годом наши доблестные «продаваны» выиграл тендер на обеспечение очередного бизнес-форума на правах какого-то информационного спонсора второй линии. В общем, уже третью неделю был аврал и посылать толпу народа в лес на монтаж вышки вторичной важности не стали. А мы и не против – отдохнуть с недельку на природе не так уж и плохо, даже несмотря на сдельную оплату. Кстати в нашей конторе к таким выезда относятся очень серьезно, все оформляется строго по ТК – с выдачей суточных и отчетом гостиничными чеками, а если поблизости нет гостиницы, то по правилам конторы, людей посылают в такие наряды только после того, как на площадке предварительно установят мобильный жилой бокс с водой, медикаментами и туалетом. После одного случая на заре деятельности, когда директор вместе с главным инженером чуть не присели лет на 8 – только так. На нашей практике такой вагончик потребовался один раз, когда взялись за несколько крайне геморных вышек «на северах».

Наша станция оказалась расположена на вершине невысокого холма, у местных - «лысый». На достаточно большой поляне среди березового леса стояла готовая вышка, территория огорожена, оборудование в контейнере, силовой кабель проложен в траншею и засыпан – видна полоска земли, уходившая на север в сторону военной части. На вышке уже закреплены антенны, трансиверы в главной будке (один LTE-шный, парочка GSM-овских и один CDMA-шный), газоразрядники – все на месте и сделано было как положено. В дальнем углу площадки, отдельно огороженный, стоял какой-то хитрый прибор или даже станок - хер его знает, что это было. На эту вышку имели интерес вояки из соседской части (именно поэтому так долго согласовывали ее) - Верхозин нас заранее предупреждал на летучке и долго плевался – они эту херь сюда и приперли, а взамен разрешили запитаться от их подстанции. Это был огромный бетонный параллелепипед примерно 2 на 3 метра и высотой метр. Скорее всего, это бетонное основание уходило в землю, т.к. в этом месте начинался небольшой уклон, а конструкция тем не менее стояла ровно. Наверху блока установлен темно-зеленый гладкий колпак. С моей позиции были видны огромные анкера по периметру купола, которыми он крепился к блоку. Сбоку к этой балалайке подходили толстенные кабеля, очевидно силовые.

Однако, по наряд-заданию, мы никак не касались этой зеленой херни, нас даже предупредили в конторе, что может прийти проверка из части – посмотреть, чтобы мы их «гроб на колесиках не поломали», как уточнил Миха. От нас требовалось как обычно - пробросить часть слаботочки, настроить бесперебойники и вообще все оборудование, включить силовую, после чего протестить свою часть, дождаться успешной интеграции вышки в сеть, отзвониться на пульт по конторским симкам уже с помощью новой вышки, повторно протестировать, запломбировать всё и сваливать. По нашим оценкам, до пятницы мы вдвоем сможем закончить весь монтаж и после обеда уже трезвонить на пульт «нашей Светочке», требуя «Кунг» на возврат.

Но предварительно я сделал еще одно важное дело: Когда водила выгрузил нас и уехал, я добрался обратно до города на попутке, взял свою «двенашку» и заехал в поселок. Договорился с «красногорочной» гостиницей по стандартной таксе – 50% от суммы чека, и вернулся на площадку довольный с уже готовыми отчетными документами, гласящими, что я и Миха проживали в гостинице в двух одноместных номерах с понедельника по пятницу. Таким образом «подрабатывали» почти все монтажники на выездах, все про это знали, но никто не лез куда не надо. В случае чего, контора обеспечила и оплатила нам крышу над головой, подпись в журнале по ТБ и в «правилах работ на объектах» Верхозин собирал с нас регулярно, а то что мы намутили левые схемы – так это наша проблема, ни одна трудинспекция не смогла бы поставить любимую контору раком, ну а нам с этого лишняя копеечка на помешает. А ночевать я и в машине могу, точнее мы вдвоем, разложив сиденья. Багажник был втарен пивом, дошираками, сосисками и водой, маленький газовый примус я всегда вожу с собой – в общем, неделя обещала быть отличной.

Вместе с чеками, я привез напарнику бытовой счетчик Гейгера. Миха как узнал на оперативке про «военную вундервафлю», очканул тогда и сейчас достал меня, чтобы я заехал к нему домой и взял счетчик.

– Может эта херня РИТЭГ-ами питается, ты откуда знаешь? – пояснил он мне. – А меня Лидка выгонит если кое-что отсохнет, ей дети нужны еще.

– Шизофреник долбаный! – утешил я его. – Я начинаю! – И по-пацански, с хлопком взорвал пробку у первой бутылки нефильтрованного «Францисканера». Уж гулять - так гулять!

Пока Мишка пыхтел на холме со своим Гейгером, я приговорил первого «Францисканера», вдоволь покурил и получше осмотрелся. Вышку закинули вертолетом на большую поляну на вершине пологого холма, вокруг не было никаких других возвышенностей, и, если бы не лес, мы бы спокойно видели воинскую часть, сады и сам поселок «Красная горка». Деревья стояли довольно плотно, но машину я оставил в 50 метрах от площадки, так что в целом, мы отлично устроились. Через полчаса показался «долбаный шизофреник» с недовольным лицом:

– Все чисто. Вот ты смеешься, а в Краматорске в 1989 году в одной квартире за 9 лет шестеро человек погибли и больше десятка инвалидами стало. – Он откупорил свое пиво и выжидательно посмотрел на меня. – А, интересно тебе, да? Так вот, в конце 70-х на щебеночном карьере проебали какую-то радиоактивную ампулу, и до 1989г. искали. При этом дом из этого щебня построили в 1980-м. Вот ампулу и обнаружили в стене той квартиры.

После этой торжественной тирады старший инженер-электрик с высшим образованием Андреев М.В. выхлопал полбутылки своего «Францисканера» разом и подобрел.

Днем мы работали быстро, когда нет постоянной городской дерготни и переброски с объекта на объект, работается на удивление легко и даже интересно. Часам к 6 вечера мы ехали мыться в «красногорочную» баню по «легкому» тарифу – за душевую 100 р. с человека, потом возвращались на площадку и до ночи выдували по 2 литра пива на лицо. Михась даже хотел было обоссать зеленый агрегат вояк: - Я ж на бетон, не боись, не коротнёт! - Но передумал.

К вечеру среды мы уже подали силовую на блоки питания, в этот раз все сработало штатно и мы мысленно поставили «зеленую зону» в отчетном чек-листе предыдущей бригаде. Через пару часов бесперебойники уже зарядили свои новые «Эмерсоновские» аккумуляторы и мы поехали в поселок в баню. Наутро еще раз проверили всю слаботочку и до обеда закончили со всеми технологическими проверками, а после обеда подали основное питание уже на оборудование и запустили всю систему в тестовом режиме. «Тестовый режим» означает, что пока эта вышка еще «не знает» про другие вышки, или «базовые станции» по правильному, но все оборудование уже работает. Нормально прокатав все необходимые тесты до вечера, я скинул все логи на конторскую флешку и мы снова укатили в «на мойку».

На завтра была пятница и у каждого из нас были на нее планы. Поэтому к вечеру четверга решили так: Запустить на ночь программу интеграции станции в общую сотовую сеть, при этом дежурить на всякий случай по очереди, потому что иногда интеграция проходит не совсем гладко - то трансиверы ерундят, то соседние вышки не хотят опознаваться, ну и вообще всякое бывает. Типа как систему на компьютер поставить – с десяток раз надо ответить «да, нет, не знаю», вот и тут так. Такое практикуется на выездах постоянно, начальство не возражает, т.к. сроки подготовки базы сокращаются, а трудовые инспекции не проверяют системные логи и не задают неудобные вопросы «кто отвечал на запросы системы этой станции в 2-46 ночи?» и «предусмотрен ли такой режим трудовым договором?» Примерно к 4-м утра мы рассчитывали успешно войти в сеть и поймать на своих конторских мобилах все 5 палок сигнала. Точнее, Мишка рассчитывал поймать, т.к. монетка определила мне спать до 4-30 утра, а дальше встать, сменить его, окончательно протестить уже вошедшую в сеть вышку и пломбировать оборудование. К слову – по правилам компании, корпоративные мобильники инженеров и монтажников на выездах должны быть в любой момент заряжены, симка вставлена и телефон никогда не выключаться. Таким образом мы рассчитывали свалить отсюда уже после обеда.

В 4-20 прогудел виброзвонком мобильник и я тут же сбросил его еще на 5 минут - не могу сразу подрываться и бежать. Михи на соседнем сиденье ожидаемо не было, поэтому я перелег поудобнее и приготовился в полусне сторожить следующее «у-у-у, у-у-у» будильника. Люблю такое время – за окном еще далеко не рассвет, ты уже почти выспался и теперь в полудреме мечтаешь о паре кружек кофе, потом не спеша в утренней синей тишине проверю фидеры, фонарь поставлю в дальний угол лицом к стене – нагоню такой загадочный полумрак… отзвонюсь на пульт, если все нормально с интеграцией…

Проснулся я рывком и неприятно дернул головой. 4-50 утра. Нуептвою! Будильник, какого хера!? Зарядка на месте. О, 5 палок сигнала! Миха молодцом, четко отработал. Умылся уже привычно холодной водой из пятилитровки, держать ее одному было немного неудобно, но я не хотел привлекать напарника, да его и не слышно было. «Ссыт наверное, - внезапно меня посетила более ехидная догадка: - Дрочит поди в лесу, старый черт! Пятый день ведь кантуемся тут, куда еще ему ночью деваться. Заставлю негодяя руки вымыть, как появится» Я доумывался, быстро разодрал упаковку сосисок, и с кружкой кофе из термоса пошел на площадку посмотреть. Аппаратный контейнер был открыт и система мигала своими зелеными диодами. Проверил сигнал – высший уровень, все 5 палок по-прежнему. Звонить, не звонить на пульт? С одной стороны 5-15 утра, с другой стороны правила компании, хотя он должен был отзвониться первым, как только башня в сеть вошла и он сигнал своей мобилой поймал. «Лучше перестраховаться, - подумал я. – Сколько раз бригаду вот так лишали «кварталки» за то, что каждый друг на друга надеялся»

Набрал диспетчера:

- Алло, доброе утро! Это Васильев, бригада на «Красной горке», подтверждаю готовность оборудования. Сигнал отличный.

- Доброе, Васильев! – «наша Светочка» похоже опять всю ночь не спала, а гоняла в «Симс», вот дурная баба! – Что там у вас, нормально все? Почему раньше не отзвонились?

- И тебе привет. Не знаю почему, мы с Андреевым дежурили, он ночью занимался интеграцией. А во сколько в сеть вошли?

Слышно было как Светочка защелкала древней мышкой, как дрова колола: - На сервере сигнал пошел в 2-46, а перед этим кстати ток скакал минут 15, сильно. Там все нормально? Не погорело чего? Верхозин говорил, с этого года закупаем дорогущие эти ваши новые фидеры-бридеры, сказал если что – всех к стенке поставит! Вы там не балуйте, Сань, нам тут не упало без премий из-за вас сидеть, ты же знаешь я в автошколу поступать собираюсь.

Светочка как ляпнет иногда! Лучше бы молчала, честно слово - за умную бабу проканала бы, может и замуж выскочила быстрей. «Ток скакал» у нее.

- Нормально все у нас, не боись. Андреев отошел, как вернется - спрошу почему не отзвонился. А тебе если премия нужна, так не пали нас Верхозину, скажи «нормально сработали», он все равно редко проверяет логи.

- Отошел? Куда отошел? У вас там лес или пентагон? – сарказм Светочки бил через край, видимо, в «Симс»-ах было не все хорошо.

За 40 минут, что я пил кофе и трепался с диспетчером, Миха мог уже сделать любые свои дела, тем более что шляться по холодному темно-синему предрассветному лесу в росе – не самое козырное занятие для него, как я полагал. Я скорее бы ожидал увидеть его храпящим на соседнем сиденье, а потом бы мы пошли уже вдвоем перезапускать проебанную заснувшим напарником интеграцию башни, и домой бы попали к вечеру – вот это для меня была понятней картина, чем сейчас. «Ну чтож, придется обломать этого кайфолога», - я достал служебный мобильник и набрал номер.

- Абонент находится вне зоны действия сети. – любезно сообщил сервер.

Что за черт, как вне зоны? Тут, под башней, шарахало так, что «на трансиверах можно сосиски жарить» - как пугали мы доверчивых практикантов из местной шараги. Еще раз проверил мобилу – все в норме, 5 делений. Тут новое «нокиевское» железо устойчиво обеспечивало 3-4 палки в радиусе минимум 5 километров, тем более что башня стояла на вершине холма. Этот холм как прыщ на жопе - вокруг ни углубления, ни других холмов, ничего. Внизу четко просматривалась справа «Красная горка», слева – воинская часть, прямо, километрах в пяти через низину начинались садовые товарищества, очевидно закрепленные за поселком. Лес вокруг просматривался метров на 200, дальше не позволяли деревья. Еще раз набрал номер напарника и снова «вне зоны». Почему-то мне резко перехотелось одному работать в утренних сумерках и тишине, вместо этого я закрыл аппаратную на ключ, вернулся к машине, сел боком на переднее сиденье и закурил. И кстати я раньше соврал, когда назвал его параноиком, сам то я не лучше. И вот сейчас я курил, думал и мне становилось как в том анекдоте: «я пью, пью – а мне все херовей и херовей» Мы работаем с Мишкой с 2002 года, получается уже 7-й год, и такие штучки не в его стиле. Вчера вечером мы с ним договаривались закончить эту байду побыстрее, он собирался свою Лиду на озеро вывести. А теперь выходит, что он ночью, в лесу куда-то ушел, не отзвонившись Светику на пульт, не дождавшись меня, прекрасно зная, что мне надо рассказать как прошла интеграция башни, про возможные косяки, которых бывает тысячи – это совершенно не похоже на него. Он не ягодник-грибник, да и какие грибы блять ночью в мае? И кислицей он не банчит на базарах, нас контора неплохо кормит.

Я докурил, закрыл машину, осмотрелся. Кто в детстве не научился громко свистеть, подворачивая нижнюю губу и складывая язык лодочкой – тот не имеет право называться взрослым. Я громко и протяжно свистнул, подождал с минуту и заорал: «Мииии-ха!», подождал еще минуту, взял первый ящик с инструментом и пошел на площадку в аппаратную. Решил так: Если смогу, проверю самостоятельно работу башни, чтобы акт подписать, запломбирую все, оставлю Мишке записку, съезжу в поселок за водой, вернусь и подожду его до 17-00, если раньше не объявится, и двину домой. А дальше наверное надо заяву ментам писать, разборки, может еще и уволят задним числом – даже думать не хотелось про это. Но куда он ушел? И как он может быть вне зоны? Тут же везде башня «светит»! И телефон у него не отключен, а именно вне зоны – наш конторский сервак различает «телефон абонента выключен» и «вне зоны».

Я открыл аппаратную, разложил свой тяжеленный инструментальный ящик и дернуло меня посмотреть в щелочку между приоткрытой дверью и косяком: метрах в 20 от машины маячил синий огонек сотового. Ептвоюмать, блять! Идет! Откуда?? Я же только что осматривался! Второй раз за утро я ругался в лучших традициях нашего ЖКУ-шного дворника, «дяди Славы». Я выскочил из будки и подбежал к напарнику: «Мишка, ты че творишь? Ты где был? Что случилось? – на мандраже я даже не думал изображать Джеймса Бонда и лениво покуривать сигаретку, как ни в чем не бывало. – Я ж тебе звонил, где ты был, братан?» Он выглядел помятым и потерянным, как ребенок, которого родители долго не забирали из детского садика в день рождения, а потом сообщили, что подарка не будет.

Я достал пачку, мы прислонились к машине и закурили.

– Михась, ты где был? Я тебе звонил» – мягко повторил я, что-то мне подсказывало, что надо быть помягче. – Светка впалит нас Верхозину, что не сразу отзвонились. Дай мобилку свою на 5 секунд.

На его «нокии» я обнаружил те же 5 палок сигнала и очень обрадовался. Набрал со своего, и почти сразу его телефон захрипел «Аааа ты знааааешь какие у наааас северные ветры?». Знакомая мелодия похоже сдвинула с места чем-то примороженные мозги напарника и он подал голос:

– Я работал, Саня. Ты спать лег, я в аппаратную пошел.

Тут мне прямо полегчало немного, напарник нашелся, ожил и вроде при памяти. Мы подкурили по второй и он продолжил:

– Ты спать улегся, я пошел в будку, запустил интеграцию и сел смотреть, поссать вышел через полчаса, постоял минут 10, на город посмотрел, «сапоги» вчера копошились у себя в части после отбоя. Потом силовая напруга начала скакать, интеграция несколько раз слетала от этого. Примерно около часа началось, я уж думал прилечь и будильник завести минут на сорок, а тут первый раз слетело. Бесперебойники давай пищать, я проверял – пошел «забор», напряжение с трехсот до шестисот прыгало, и так часа два.

– Я на пульт звонил утром, Светка говорит минут 15 скачки были.

– Жопой смотрела, мразь тупая! – неожиданно злобно прошипел он.

От неожиданности я дернулся. Совершенно некстати именно сейчас вспомнил историю из детства: После сончаса я никак не мог найти своего лучшего друга, Валеру Маршалова, а потом воспитательница сообщила, что Валера больше не придет, его родители переехали в другой город и забрали его с собой. Как и тогда, сейчас мне стало по-особенному неуютно.

– Потом все утихло, я снова запустил «потеряшку» и стал ждать. На этот раз наша башня в сеть быстро зашла, минут за 20. (Прим: «потеряшка» - наша конторская технологическая программа ввода, «интеграции» базовой станции в общую сотовую сеть) - И пока я ждал, я… я там кое-что понял. Так получилось.

– Что ты понял, Миха? – я снова затянулся.

– Всё.

– Что это «всё»? – мне совершенно перестал нравиться наш разговор, а когда я нервничаю или мне что-то сильно не нравиться, пусть даже где-то подсознательно, мой организм реагирует мгновенно – соматические спазмы спинных мышц примерно с 19 лет, когда я заработал сколиоз в достаточной степени, чтобы он потихоньку отравлял мне жизнь. А стоит понервничать, как спазм скелетных мышц с правой стороны скрючивает мой и без того многострадальный позвоночник. Вот и минут 30 назад противно начало ныть в пояснице, предвещая пару недель таблеток и плохого сна.

– Всё. – Снова повторил напарник. – Я кое-куда прошел… случайно, так получилось, не знаю как. Я просто прошел и все, сам не понял как - чуть выше надо подняться, за зеленым этим куполом. Там всё. Я всё видел, я понял это.

– Куда ты прошел, Миш? – я говорил как можно спокойней. - Мы на холме, «выше» нас ничего нет, там спуск идет на трассу. Где ты был?

Я уверен, что за 4 дня я изучил эту поляну вдоль и поперек, и с земли и с половины высоты вышки, а это почти 40 метров. Мы были на вершине холма, все. Никаких «выше» тут быть не может, все, что было кругом – ниже нас. Мне вдруг ужасно захотелось сдать объект быстрее и уехать.

– Ладно братан, ложись отдыхай в машину, сосиски я тебе оставил, воды немного в багажнике осталось. Я пойду закончу все и поедем. Ты Лиду на озеро везешь сегодня, не забыл? – я отыскал в багажнике второй инструментальный ящик, поменьше первого и отошел от машины. Секунду подумав, почему-то добавил: - Будь на связи, мобилку не выключай, добро?

Около часа я возился с аппаратурой, раз в пару минут поглядывая из щелки между дверью и косяком на машину. Михаил за это время залез в машину и лежал на разложенных сиденьях. Через часа 2 я закончил все проверки, позвонил жене, сказал что скоро буду, попутно порадовавшись качеству связи. Закончил пломбировку я около 12 утра, успев дополнительно выдуть еще 2 больших кружки кофе. Разговаривать с напарником во время этих 5-минутных перерывов совершенно не хотелось и я ограничивался дежурным подглядыванием в дверную щелку. Примерно в 12-30 я заканчивал складывать инструменты, когда позвонила «наша Светочка» и спросила, как у нас дела, вернее «…как у меня дела, потому что мобила Андреева опять «вне зоны»

Вот тут то я на измену и присел. Внезапно я четко понял, что тусуюсь посреди леса один, в то время как мой напарник среди ночи похоже немного отъехал головой, врет что на вершине холма поднимается куда-то «еще выше», при этом непостижимо пропадает из «зоны действия сети» посреди моря зашкаливающего сигнала вышки, появляется и вновь пропадает у меня из-под носа, несмотря на просьбу держат мобилу наготове.

Забыв про инструменты, я схватил оба ящика, закинул их в багажник и дал по газам. Никакой конторский «Кунг» я вызывать не стал. Конечно же я спалился, что вернулся и ночевал в машине и купил чеки в гостинице, но в тот момент было глубоко плевать. Первым делом я поехал в контору и мне повезло застать в ней Верхозина и нашего Самого (директор – Кварцов Николай Иванович, за глаза - «Иваныч»). Они еще не уехали отмечать удачное завершение подготовки к тому форуму.

Полтора часа я нервно рассказывал им всю историю от момента, как нас высадил «Кунг» перед площадкой. Мне тут же влепили «строгача с занесением» за наёб родной конторы на бабки (покупку гостиничных чеков) и нарушение внутренних стандартов работы на объектах, но по-настоящему Иваныч и Верхозин заёрзали от пропажи Андреева. Была пятница «после обеда» и оставалась небольшая надежда, что он просто ушел по своим делам. Хотя такое «просто ушел» было для Михи, да и для нас всех также привычно, как для хирурга выйти покурить во время операции по пересадке сердца. Решили ждать до понедельника, если не объявится – давать делу официальный ход и подключать «крутые связи кое-где» нашего главного безопасника, а до этого времени его спецы будут «пасти» днем и ночью конторскую мобилу Андреева, вдруг «абонент вернется в сеть» Кроме того, все отлично понимали, что «дело пахнет керосином», поэтому Иваныч тут же оформил мне полный отпуск в 28 дней, наш главбез приказал «из города никуда», а в понедельник как штык быть на месте.

В понедельник решили не рисковать, а подать заявление в милицию от лица фирмы. Был конечно соблазн «поработать» с женой, чтобы она подала заяву и не впутывать фирму, но оставался еще я, контора у нас была не «лютая», поэтому сделали как положено. Неделю я исправно просиживал на работе и исписал полпачки «Снегурочки» на объяснительные. А в пятницу вечером меня по коммутатору вызвала Светочка «бегом к нему».

В кабинете сидел наш главный безопасник, седой такой мужичок, все знали про него, что он «Ефимов», что он военный пенсионер и он ставит визу при приеме на работу, а больше ничего. По Иванычу было сразу понятно: Что-то хорошенечко «не так», сосем не так. Двумя годами ранее Иваныч купил своей дочери на день рождения новую «Камри», а через пару дней во время общего собрания ему позвонили из больницы, что она намоталась на столб и сейчас в реанимации. С дочерью кстати ничего серьезного, перелом и все, ну и шок. Вот сейчас лицо у него было точь-в-точь как тогда:

– Нам сейчас звонили… Человек звонил. Про Андреева говорили.

За 7 лет работы с Мишкой мы стали очень хорошими друзьями, а эта сумасшедшая история фактически перечеркнула большинство моих представлений о жизни. Что он там нес? «Я все понял», «Я кое-куда прошел, случайно», «Я все видел» Что это за бред? Пусть он внезапно съехал с катушек, но куда он пропал? «Абонент вне зоны действия сети», а в чьей тогда зоне действия? Какой сети? Как такое возможно? Наши техники, кстати, тоже руками разводят. Я просмотрел на несколько раз все системные логи. Светочка была права – скачки питающего напряжения были, первый скачок в 01-13, потом «забор» на 17 минут, потом – опять ровная напруга, положенные 380 вольт. И видно было что наша вышка пыталась пробиться в сеть 2 раза. А Мишка мне говорил, что несколько раз запускал интеграцию. По данным логов выходило, во время скачков «потеряшка» на нашей базе работала не прерываясь и продолжалось это не 20 минут как Мишка говорил, а больше полутора часов.

– Сказал, что заявление приняли, Андреева в розыск объявили. – прервал мои мысли Иваныч. – Потом про работу долго спрашивал, про бизнес. А еще про здоровье мое. Долго мы с ним о жизни трепались, минут 10. А потом он пожелал мне удачи и повесил трубку. Мы (кивок на Ефимова) ведь недаром связью занимаемся, наши ребята отследили звонок, он похоже специально трепался долго, чтобы мы успели. Знаешь кто звонил?

На бумажке, которую он подал мне через стол, нашим старым принтером, которым пользовались IT-шники и который давал желтую полосу через весь лист, был напечатан стандартный отчет обработки входящего вызова:

_____________________________________________________________________________________

29.05.2009г. 18:35:23 ХХХХХХ-электромонтаж Вх.: (ХХХ) ХХ-ХХ-ХХХ Служба специальной связи и информации Федеральной службы охраны Российской Федерации (Спецсвязь ФСО России) Адрес оконечного оборудования: 107031, Москва, пер. Большой Кисельный, д. 4. Прим: Бывш. ФАПСИ _____________________________________________________________________________________

– Что-то не то вы там наколбасили. – Криво и недобро усмехнулся мне «Ефимов» - А мы уж было хотели к командиру той части на прием сходить, чай попить с конфетами. Как так – башня «светит» вовсю, а человек наш вне зоны вдруг? Может они бы и намекнули нам где искать, что вы там натворили.

Мы помолчали немного, потом «Ефимов» гнусно спросил: – Ты все понял?

Что я должен был понять – я не знаю. Может мне уже надо готовить теплые носки и упаковку чая, говорят, в СИЗО это ценится. А может, мне дали пару часов чтобы точно также «потеряться»? Ничего этого я не знал, а вместо этого неожиданно деревянно отрапортовал «Ефимову»: «Я все понял»

С тех пор я вышел из отпуска, все также работаю, езжу на точки вот уже второй год. Мой напарник Михаил Андреев так и не был найден. Наши сервера ни разу не зафиксировали его мобилу в зоне обслуживания сотовых сетей. То, что его в розыск объявили – тоже без толку. Ни разу нигде не всплывал (нехорошее слово «всплывал»). Лес вокруг «Красной горки» прочесывали все лето добровольческие отряды – ничего, ни единого следа. Иваныч и Ефимов на прием к командиру части так и не попали, да и что они могли предъявить ему, особенно учитывая гору пустых пивных бутылок вокруг станции с нашими отпечатками, а также показания администратора гостиницы, у которого я покупал чеки? Контора выплатила хммм… вдове Лиде Андреевой много денег в качестве помощи, Иваныч предлагал еще если что, без проблем устроить ее в бухгалтерию.

Я чуть помолчал, посмотрел на кусок бумажки с надписью «Александр Иванович, этому человеку рассказать всё» и подписями Ефимова и Иваныча и перевел взгляд на сидящего напротив седого человека в сером костюме и неожиданно для самого себя ляпнул: «Можно ваше удостоверение? – и тут же, чтобы загладить косяк: - А куда он тогда прошел?»

Человек молча взял свой портфель, на пороге развернулся и сказал: «А вы знаете, в прошлом году один наш ученый, известный человек, доказал интереснейшую гипотезу. Интереснейшую, уверяю вас, поищите информацию, почитайте. Так вот, мы предложил ему миллион долларов и еще столько же, чтобы он продолжил работу. Отказался! Теперь вот сами выкручиваемся. Всего доброго!»


Текущий рейтинг: 85/100 (На основе 148 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать