Баал-Ра-Мол

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.
Floppydisk.png
Эта история не редактировалась. Её орфография и пунктуация сохранены в своём первозданном виде.

- Всё что ты хо-чешь, у те-бя уше есть! Всё чего ты бо-ишься, с тобой уше случи-лось! – Продолжала эта зубастая ведьма, которой я так опрометчиво соблазнился. А она тем временем смотрела на меня, как удав на кролика, и продолжала говорить. – Спроси, как меня зовут!

- Как..? – С трудом произнёс я, силясь обуздать свой страх и, одновременно, неудержимую тягу к этой женщине.

- Меня зовут Эш!

- А меня... – Хотел я ответить, но негритянка положила мне свой указательный палец на губы.

- Т-ц-с-с! – Прошипела Эш, – У тебя уше нет имени.

- Почему это?!

- По-то-му что все, кто его сна-ют ни-ко-кта тебя не увитят...

Внезапно я провалился в чёрную пустоту. Всё растаяло, как тает в памяти сон.


Пробуждение первое[править]

Не знаю, сколько прошло времени, пока я не проснулся. Боль в копчике, который я успел отлежать, возвращает меня к реальности. Я лежу на полу без одежды, правда кто-то укрыл меня тонким покрывалом. Это была Эш. Я вижу её рядом с собой, под тем-же покрывалом. Она мирно спит, лёжа на спине. Покрывало эротично сползло, обнажив её плечи и грудь. Какая красота! Если не замечать двух глубоких шрамов на левом плече. От вида этих рубцов на её теле, мне стало не по себе. Они выглядели, как будто кто-то хотел отрезать ей руку.

Оглядываюсь вокруг, это всё та же забегаловка. Никого нет, лишь пустые столы и стулья. Сквозь плотные шторы, я вижу, что за окном занимается рассвет. Вдалеке шум моря, прокричала одинокая чайка. Теперь я слышу человеческие голоса. Меньше всего мне хочется, чтобы сейчас кто-то вошёл в дверь и увидел меня, лежащего голым с этой негритянкой-уборщицей. Поэтому я поворачиваюсь к ней и, преодолевая вежливость, решаю разбудить. Но только я протягиваю к ней руку, она резко открывает свои белые глаза и поворачивается ко мне. Я аж вздрагиваю от неожиданности.

- Се-ко-тня никто не притёт! – Словно зная мои мысли, говорит Эш.

- Точно?! – Растеряно спросил я.

- Точно.

С этими словами она закрывает глаза и похоже твёрдо решает спать дальше. Мне больше не хочется её беспокоить. Я опять почувствовал страх. В памяти начал всплывать кошмарный сон, который я видел этой ночью. Мне снился огромный голый толстяк без головы. Поперёк его громадного пуза разверзлась акулья пасть со множеством острых кривых зубов. А то что я сначала принял за плащ, оказалось самой отвратительной вещью, какую я видел в своей жизни... это был невероятно толстый живой хвост, который двигался подобно исполинской гусенице.

От вида этого монстра болевой спазм в моём животе достиг апогея. Я схватился за живот обеими руками и упал на колени. На лице выступил холодный пот. Это было невыносимо.

- Скаши, что твоё имя Баал-Ра-Мол! И стань им! – Требовала Эш.

Прихожу в себя от воспоминаний... Да, это тот бред, что мне сегодня снился. Вчера я основательно напился и вот теперь просыпаюсь чёрт-те где с этой странной негритянкой. Я смотрю на Эш. С ней я тоже познакомился этой ночью.

Я зашёл в забегаловку возле пляжа, которая обычно закрыта в это время. Внутри не было никого кроме девушки-уборщицы, которая мыла пол.

Я сразу обратил на неё внимание. Это была стройная негритянка. На ней было чёрное короткое платьице и чёрный платок на голове. Она работала босиком. Я поразился, насколько у неё развитые икроножные мышцы. Несмотря на худобу, всё её тело выглядело очень мощным.

Уже от одного её вида мне следовало насторожиться. Но тогда я словно беспечный пьяный мотылёк летел прямо в пламя.

- Девушка, что вы делаете сегодня после работы? – Не церемонясь спросил я.

Негритянка выпрямилась в полный рост и посмотрела на меня своими... белыми глазами! Я чуть не вскрикнул. Вначале мне показалось, что у неё нет глаз, только белые яблоки. Но потом я присмотрелся, и увидел чёрные зрачки вокруг которых была едва заметная светло-зелёная роговица.

- По-сле ра-бо-ты, - по слогам произнесла незнакомка, - я учу русс-кий я-зык.

- Вам говорили, что у Вас удивительные глаза?!

- Та. – Ответила девушка. Затем она почему-то сразу помрачнела и опустила глаза. - Там от-кута я, глаза - это всё, что мошно по-ка-зать Солнцу.

Моему воображению сразу предстал образ затравленной женщины в мусульманской стране.

Как же сексуальна женская бесправность!

Я подошёл к девушке и взял её за плечи. Она подняла глаза. В близи они были ещё более удивительными: трёхцветными. В центре роговица была светло-зелёной, затем она переходила в небесно-голубой и оканчивалась тоненьким тёмно-синим ободком.

- Тебе наверно многое пришлось пережить, - мягко сказал я, - я хочу помочь тебе учить русский язык!

- Прав-та, ты хо-чешь? – Спросила девушка, будто не веря своим ушам, и улыбнулась улыбкой от которой мои руки мгновенно потеряли нежность. Её зубы были заточены! Улыбка походила на оскал пираньи.

Очнувшись от воспоминаний, я смотрю на лицо Эш. Сейчас, лёжа рядом с ней, я не могу поверить, что под её большими чувственными губами скрываются заточенные напильником зубы. Она красива. Высокий лоб, острый подбородок, аккуратный нос. Правда впалые от голода щёки и бритая наголо голова вредят её женственности. Но это же поправимо... в отличие от зубов.

Помню вчера, я чуть не выбежал от неё на улицу. Меня остановило то, что не было улицы. За порогом начиналась пустота... Наверное, это тоже был сон.

Я осторожно вылезаю из-под покрывала. Встаю на ноги, пол предательски скрипит, но продолжает спать.

Я по привычке ищу воду.

Странно, но у меня отсутствуют естественные физиологические потребности. Воды я пить не хочу, хотя с похмелья, меня должна мучить жажда. Более того во рту нет этого неприятного привкуса, который всегда ощущаешь на утро после вечеринок. Возможно, я принял что-то. Конечно! И это объясняет, почему в воспоминаниях этой ночи я не могу определить, где заканчивается реальность и начинается сон.

На одном из столиков нахожу недопитый вчерашним посетителем стакан воды. Мухи в нём не плавают, так что можно выпить. Через силу делаю один глоток. Нет, не хочу больше.

Это всё не важно. Сейчас у меня есть ощутимая проблема. Я не привык так долго носить костюм Адама, да ещё и в незнакомом месте. В конце концов мне надо домой. Придётся опять будить Эш. Я повернулся. Она уже смотрит на меня.

- Не ищи! – Говорит Эш, безошибочно угадывая мои мысли, - ты съел отешту вместе со сво-им телом.

- Что ты несёшь?!

- Пос-мо-три у твери!

Я сделал несколько шагов и увидел на полу большое количество багровой массы, состоящей из тошнотворных комков и клякс, присохших к полу.

- Что это за мерзость?!

Ответом мне стало очередное абсурдное и пугающее воспоминание.

- БААЛ-РА-МОЛ! – Этот бас выходил ураганной струёй из моей гигантской пасти. Он зарождался в недрах моего могучего змеиного тела.

Эш с радостью смотрела, как я пожирал человечка, которым был минуту назад. Как брызнули фонтаны крови из моей пасти, и как орал человечек, когда я жевал его.

- Ты не мошешь уй-ти, - голос Эш возвращает меня из ужасных воспоминаний. – Люти уви-тят, что ты не че-ло-век.

- Я человек!

- Ты Баал-Ра-Мол! Ты лишь на время тела-ешь-ся тем, кого съел.


Услышав это, я начинаю нервно хихикать. Что она несёт? Шахерезада! Сочиняет страшные и укуренные сказки, чтобы женится и получить гражданство...

- Эш! – Обратился я к ней с серьёзным видом, - расскажи мне о себе!

- Что рас-сказ-ать?

- Из какой ты страны?

Эш подняла руку и направила указательный палец вниз.

- Нет, где ты родилась?

- В ма-ши-не.

- Нет, как называется страна где ты родилась?

- Я ро-ти-лась внизу... в ма-шине, пот зем-лёй, - искренне глядя на меня своими удивительными глазами, пыталась объяснить негритянка.

Она лежит на боку, смотрит на меня, положив голову на руку и не пытаясь прятать свои упругие груди под покрывало.

- Какой твой родной язык?

- Это Иллирилит! – Отвечает Эш и показывает пальцем на один из столиков.

На столике я нахожу нечто, что вначале принимаю за квадратный шмат сала. Но взяв его в руки, к своему удивлению, замечаю, что он весь исписан крошечными символами. Этот предмет состоит из множества слоёв тонкой кожи, которые можно перелистывать, как страницы.

- Это мой учеб-ник русс-ко-го язы-ка, - говорит Эш и поднимается на ноги, оставляя покрывало на полу.

От вида её обнажённого тела у меня сжалось сердце. Весь живот Эш был исполосован глубокими шрамами.

- Что с твоим животом?!

- Меня пы-тали.

Я не знаю что сказать. Впервые я встречаю такую девушку... такую трогательную... я хочу защитить её, чтобы ей никогда больше не пришлось испытать ничего подобного. Но я чувствую в ней ад. Я одновременно хочу неразлучно быть с ней и бежать от неё со всех ног.

Внезапно, я ощущаю очень сильную усталость. В глазах темнеет. Я теряю контроль над своим телом. Ложусь на пол. Сквозь обморочную пелену я услышал слова Эш.

- Ты прос-нёшь-ся тругим! И мы пой-тём томой!


Пробуждение второе[править]

Сон, последовавший за этим, был самым ужасным кошмаром, какой я видел в жизни. В начале я увидел, что моя правая рука превратилась в большую кривую клешню, как у какого-то краба-мутанта.

Затем пришла моя старшая сестра, Люба. Она требовала чтобы я занялся с ней сексом. Я отказывался. Она впала в истерику. Её крик был невыносим. Он не был человеческим. Люба кричала пронзительным шершавым писком, словно кто-то тёр по стеклу пенопласт. От её крика моя голова болела нестерпимой болью. Это была настоящая пытка, которой не выдержал бы никто. И я трахнул её... трахнул свою сестру, чтобы она замолчала. Но этого ей было мало. Она потребовала, чтобы я убил её! На мой отказ она опять начала визжать. Я перекусил ей горло своей ужасной крабьей клешнёй. Затем мне пришлось смотреть, как Люба хрипит, захлёбываясь своей кровью.

Кошмар продолжался. Ко мне пришёл мой младший братик. Он также стал требовать, чтоб я его трахнул, а затем убил. Он визжал этим дьявольским визгом. Я сопротивлялся, как мог, но адская головная боль была сильнее меня. Я свершил с ним содомитский акт. Затем я убил его раздавив клешнёй ему череп. Это не было так быстро, как я надеялся. Я сжимал клешню изо всех сил, а он верещал, пока его череп не лопнул.

Потом пришла моя покойная мать. Она требовала, чтобы я сделал с неё тоже, что с братом и сестрой. Я попробовал сразу сплюснуть ей череп, но не тут-то было. Череп лопнул, но моя мать сказала, что не может умереть, пока я не займусь с ней сексом. Затем начался этот адский визг, и я сделал то, о что она от меня требовала.

За ней пришёл мой отец. Я откусил клешнёй ему голову, руки и ноги. Но визг не прекращался, он шёл со всех сторон, причиняя мне немыслимые страдания. Я знал, что только запихав свой член в изувеченный труп отца смогу получить несколько блаженных мгновений тишины.

Далее стали приходить мои друзья, коллеги с работы, одноклассники... в этом кошмарном сне были все люди, которые что-то для меня значили. И им всем нужно было одно и тоже... Я их трахал и убивал... убивал и трахал... мужчины, женщины, старики, дети... им не было конца.

Это был самый долгий и ужасный сон в моей жизни. Когда на закате я открыл глаза, то осознал, что в моей психике произошли резкие перемены.

Я стал испытывать к себе глубокое отвращение. Я понял, что презираю самого себя. Я брезгливо, с недоумением, рассматривал собственное тело. Эти короткие нелепые пальчики на ногах. Эти жиденькие волосики по всему телу. Эти странные и неуместные мужские соски... Но больше всего отвращения я испытывал к своим гениталиям. Я хотел отрезать их и выкинуть на помойку.

Эш объяснила, что во мне просыпается Баал-Ра-Мол. Скоро моё физическое тело изменится. Поэтому нам следует возвращаться под землю.

Я больше не хотел оставаться в мире людей. Я больше не испытывал к ним ничего, кроме отвращения.

Глубоко за полночь, когда улица опустела, и безлунная ночь могла сокрыть нашу наготу, мы с Эш отправились к морю. Оно было спокойным и тёплым. Море ласково приняло нас, подарив то блаженное чувство невесомости, которого лишены обитатели суши.

Я был хорошим пловцом, но никогда не плавал в море ночью. По мере того, как удалялся берег, во мне нарастала тревога. «В этом море нет акул», - повторял я про себя, не в силах отделаться от ощущения, что вот-вот что-то жаждущее плоти бросится на меня из пучины.

Плыть предстояло неопределённо долгое время. Всё отчётливее я понимал, что совершаю что-то безумное. Увы, презрение к самому себе не избавило меня от страха перед смертью и неизвестностью.

Мы плыли около часа. Когда огни курортного городка скрылись за горизонтом, я осознал, что точка невозврата пройдена. Вокруг было лишь безбрежное чёрное море и звёздное небо. Моё сердце выпрыгивало из груди. Я пытался не думать о тёмной пучине. Глубина, наверно, километр или больше... Пути назад нет! Мои страх и отчаяние не передать словами.

- Эш! Вернёмся! – Взмолился я, - Завтра поплывём днём!

- Нет завтра! Есть только сей-час! – Сурово ответила Эш, - Ма-шина не штёт!

Ответ Эш стал последней каплей, лишивший меня контроля над собой. Я начал кричать. Я больше не мог сдерживать своё отчаяние и панику. Я рыдал во весь голос, жалея себя и проклиная эту ведьму. Так продолжалось несколько минут. Я выбился из сил и наглотался солёной воды. Зато мне полегчало.

- Кричи ещё! – внезапно попросила Эш и нырнула под воду.

- Что?! Зачем тебе?!

- Тихая вота! – воскликнула Эш, вынырнув на поверхность. – Маш-ина пот нами!

- Что за «тихая вода»?!

- Слу-шай пот вотой!

Я набрал воздуха и погрузил голову под воду. Что-то показалось мне странным, но я не мог определить, что... Вдруг я понял: под водой не было никаких звуков! Ни бульканья пузырьков, ни шума, который обычно слышишь под водой. Только тишина. Непроглядная темень и мёртвая тишина.

Вне себя от страха я вынырнул на поверхность.

- Что происходит?!

- Маш-ина внутри тиш-ины! – пыталась объяснить Эш, - Она оте-та в тихую воту.

Эш резко скрылась под водой. Я ждал, пока она вынырнет несколько минут. Меня вновь настигла паника. Когда Эш появилась, я умолял её больше так не делать.

- Нырни глу-боко и лезь в машину! – в ответ скомандовала Эш, - Там есть востух!

Она тут же нырнула под воду. Я понял, что если не последую за ней, то останусь один в ночном море. В какой стороне берег, я уже давно не знал. Да и просто было так страшно, что не мог думать и принимать решения. Поэтому всё что мне оставалось, это подчинится Эш. Я набрал побольше воздуха, нырнул и устремился вертикально вниз. На глубине нескольких метров от давления массы воды у меня заболели барабанные перепонки. И тут мои руки встретились с чем-то под водой...

Первой моей реакцией был шок. Я немедленно всплыл на поверхность. Нечто под водой было гладким, твёрдым и неподвижным. Наверно оно из металла или отшлифованного камня. Возможно, это вход в подводную пещеру.

Эш сейчас там. Там сеть воздух. Надо исследовать подводный объект! С этой мыслью я сделал последний в жизни вдох на поверхности и ринулся в пучину.

Уже знакомое чувство боли в ушах на глубине, и вот мои руки касаются гладкой поверхности неизвестного объекта. Далее я нащупываю горизонтальные поручни. Они ведут сначала вниз, затем горизонтально прямо. Я отпускаю их и хочу всплыть за воздухом. Внезапно я всплываю в воздушном кармане где-то внутри этой конструкции. В полуметре над головой твёрдый потолок.

- Хорошо! – Слышу я голос Эш в паре метров от себя.

Я плыву на её голос. Мои ноги касаются гладкого дна, теперь я могу идти. Эш выхватывает из темноты мою руку, я тянусь к ней, она обнимает меня. Одной рукой я чувствую её мускулистую спину, другой её упругие ягодицы. Она прижимается ко мне всем своим телом. Я обмякаю в её объятьях. Только теперь я заметил, как замёрз пока мы плыли.

– Мы уше поч-ти тома! – шепчет Эш.

Она трётся о мой пах, от чего у меня начинается эрекция. Внезапно Эш выскальзывает из моих объятий и словно пытается убежать. Я ловлю её ногу в темноте, она уползает через какую-то шахту.

- Куда ты?

- Ити за мной!

Я протиснулся в эту шахту. Она настолько узкая, что в неё едва проходит моя голова. В добавок она на половину заполнена водой. Дальше ещё хуже – шахта уходит вниз, причём так круто, что я ползу чуть ли не вниз головой. В очередной раз я с опозданием понимаю, что делаю то, чего бы никогда не стал делать в здравом уме.

По мере продвижения в шахте я начинаю ощущать характерный сладковатый запах трупного разложения. Это окончательно выводит меня из себя, и я начинаю истерически звать Эш. Но она не откликается. Тогда я пытаюсь развернуться и ползти обратно, но вместо этого теряю опору и с криком кочусь вниз по наклонному спуску. Впереди красный свет. Что это? Я падаю на что-то мягкое, водянистое... Это труп! В красном свете я вижу полуразложившийся труп дельфина. Он лежит на решётке, в которую сливается вода.

Я осматриваюсь. Красный свет идёт сверху, там есть ответвление из шахты. Я карабкаюсь наверх и, наконец, вылезаю из узкой шахты в красный тоннель. Здесь можно встать в полный рост. Тоннель в высоту где-то два метра и полметра в ширину. Я не вижу источника света. Такое ощущение, что красный свет излучают сами стены. Внезапно я услышал голос Эш и обернулся.

- Ино-кта в этих щелях мы ви-тим Солнце, - грустно сказала она, стоя в дальнем конце тоннеля.

Я молча направился к ней. Пережитые мной в этой шахте шок и отвращение резко контрастировали с её сентиментальной грустью. Но Эш и не нужно было от меня сочувствия. Глядя на её сильное, исполосованное шрамами, тело я осознавал сколь много она пережила. Мне хотелось ей соответствовать, поэтому я решил больше не устраивать истерик.

Из тоннеля мы вышли на перекрёсток из двенадцати таких же тоннелей. Это было круглое помещение, похожее на циферблат часов. Мы свернули в один из тоннелей. Чтобы запомнить поворот я для себя решил, что мы вышли из 12 часов и вошли в 7.

По следующему тоннелю мы шли около десяти минут. Затем вышли на следующий двенадцати-дорожный перекрёсток и свернули в тоннель на 4 часа. По нему мы тоже шли около десяти минут, пока опять не вышли на очередной перекрёсток. Затем ещё был тоннель и ещё перекрёсток... Когда мы миновали десяток перекрёстков, я окончательно запутался и перестал запоминать дорогу.

Эш шла впереди, гипнотизируя меня своими формами. В красном свете она выглядела дьявольски-соблазнительной. Правда, в столь необычном месте мне было, мягко говоря, не до секса. На очередном перекрёстке я обратился к ней.

- Почему нам не пойти в другой тоннель?

- Нет, там смерть, - внезапно без акцента произнесла Эш.

- Ты говоришь без акцента?

- Сло-ва «нет» и «смерть» мы всегда ко-во-рим легко! – Гордо ответила негритянка.

- Кто такие «мы»?

- Мы – нарот Шерву! И это наши пути! А теми путями влате-ют враки.

Внезапно раздался оглушительный грохот, от которого сотряслись стены.

- Что происходит?! – завопил я.

- Машина итёт пот землю.

Грохот сменился мерным гудением. Тряска прекратилась, и тоннель слегка накренился, как если бы это был самолёт, заходящий на посадку.

Мы продолжали идти. Тоннели... перекрёстки... тоннели... так продолжалось ещё пару часов. Я выдохся и просил Эш сделать привал. Но она запретила, сказав, что здесь нельзя останавливаться. Я чувствовал себя так, будто бегу марафон. Когда я уже был готов упасть без чувств, Эш наконец объявила, что мы пришли.

Из очередного тоннеля мы вышли на просторную площадку... Это того стоило! С неё открывался самый незабываемый вид, какой я видел в своей жизни! Словно под капотом мегалитической машины, моему взору открылась картина из гигантских движущихся деталей, соединённых в колоссальный механизм. Там были немыслимых размеров вращающиеся и ревущие турбины, соединённые между собой такими же гигантскими шестернями и, похожими на поезда, передаточными цепями... Над ними нависали устройства, напоминающие кузнечные меха. Они приводились в движение большими светящимися красными колоннами, которые сжимались и разжималась подобно мышцам. Эти колонны излучали свет и казались живыми.

- Ма-ши-на! – сказала Эш и показала пальцем на стену сзади меня. Обернувшись я увидел подробную план-схему этой «машины», изображённую жёлтыми и белыми светящимися прожилками на большой стене. Схема тянулось вдоль стены, она была более трёх метров в высоту и несколько десятков метров в длину.

- Ты можешь показать, где мы вошли в «машину» и где мы сейчас? - Спросил я.

- Та, вхот тут, - Сказала Эш, сделав пару шагов в сторону и ткнув мизинцем в схему.

Затем, не отрывая мизинца она прижала к схеме указательный палец той же руки и сказала, что это место, где мы сейчас находимся. Я был поражён, мы шли несколько часов и прошли расстояние, которое на этой огромной схеме можно закрыть одной ладонью. Значит, размеры этой «машины» сопоставимы с размерами небольшой страны!

Тем временем Эш захотела рассказать мне о местных жителях и о их территориях. Она тыкала пальцем в разные участки схемы и называла их.

- Тут шивут Морчи, а тут Курушмары, тут Войяки, они не люти, тут Крамаш и Ларимат, а тут шес-токие Исихимы...

От этой лекции, полной новых слов, я потерял последние силы, лёг на пол, закрыл глаза и погрузился в очередной кошмар...


Пробуждение третье (последнее)[править]

Мне снилось, что под моей спиной задыхается младенец. Я в ужасе встал, но под моими ногами раздался хруст костей и пронзительный детский визг. Мои ступни превратились в младенцев, раздавленных, переломанных моим весом, но ещё живых и кричащих. Я тут же попытался сесть, но облокотившись на руки обнаружил, что мои кисти превратились в стонущих младенцев. Тоже самое было с моими ягодицами, моими лопатками и бёдрами. Я превратился в комок из орущих покалеченных детей, слепленных в кошмарное подобие человеческой фигуры. Сгибая колени, я ломал крохотные спинки, катаясь по земле я давил им рёбра и внутренние органы. В неописуемом ужасе я не знал, как мне прекратить причинять им увечья.

Внезапно, на фоне какофонии детского плача, я стал слышать смешанный хор голосов: «Баал-Ра-Мол! Баал-Ра-Мол! Баал-Ра-Мол!»

Эти голоса вырвали меня на поверхность из пучины ночного кошмара. Я вижу их обожжённые изуродованные лица. Все, все кто толпятся вокруг меня имеют бесформенные комки плоти вместо лиц. Их острозубые рты лишены губ и разрезаны, вернее выжжены огнём или кислотой, до самых ушей. На меня устремлены их белые глаза. Они несут меня за руки и за ноги. Моё тело парализовано.

Меня несут к одной из живых светящихся красных колонн. Вблизи я вижу, что она, как трос сплетена из множества светящихся змей. Они синхронно сокращаются, как единый организм.

Рядом с колонной стоит жрец их культа боли. На его теле нет живого места, на каждом сантиметре его кожи глубокие рубцы. Поодаль от жреца, в низине сидит какое-то существо, похожее на гигантскую коричневую жабу. Мерзкое водянистое создание, всё в каких-то бородавках, с огромным ртом.

- Асуну ае! Эз грофу аэт! – провозглашает жрец хриплым голосом.

- Таа тус тэдэгэнта! Таа тус тэдэгэнта! Таа тус тэдэгэнта! – отвечает толпа.

- Баал-Ра-Мол! – кричит жрец.

- Баал-Ра-Мол! Баал-Ра-Мол! Баал-Ра-Мол! – скандирует толпа.

Под эти возгласы от меня начинают кривыми, серповидными ножами отрезать куски мяса. Странно, но я не чувствую боли.

- Не бойся, это не твое мясо! – слышу я знакомый голос Эш.

Она стоит рядом и смотрит на меня своими изумительными глазами, так выделяясь приятным лицом из уродливой толпы. Мне даже полегчало, и я кажется улыбнулся.

Тем временем из моих ног вырывали куски мяса и бросали их этой огромной жабе. Она жадно набрасывается на них и, если не ловит в воздухе, то сразу слизывает с пола своим толстым липким языком. Мои кости отделяют специальным топориком и вскоре у меня уже нет ног. Затем они принялись за мои руки. Всё делается примерно также, как и с ногами. Я ничего не чувствую. Затем мне вспарывают живот и вынимают внутренности, бросая их жабе.

Что это? Среди моих внутренностей красный светящийся хвостик около метра длинной. Он тянется из моей головы вместо пищевода. И я... И я могу им двигать!

- Баал-Ра-Мол! Баал-Ра-Мол!... – радостно скандирует толпа.

Эш улыбается и смеётся.

Всё что я есть – это этот извивающийся хвостик. Вот оно что! Я оказывается молодая змея! Мне так нравится!

Меня осторожно извлекают из останков человеческого тела и подносят к колонне из других змей. Я чувствую такое родство с этой колонной! Я испытываю к ней непреодолимое влечение! Я люблю её! Я счастлив, когда моё красное тельце прикасается к телам других змей, и они принимают меня в свой клубок. Я нежусь в них! Я хочу прикасаться к ним ещё и ещё! По мне проходят словно электрические волны оргазма! Я блаженствую! Теперь я счастлив! Я дома! Я свой среди своих! Я Баал-Ра-Мол!

Текущий рейтинг: 65/100 (На основе 59 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать