Автопилот

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была переведена на русский язык участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Вы когда-нибудь забывали свой телефон?

В какой момент вы понимали, что забыли его? Я предполагаю, что вы не хлопали себя по лбу и не говорили «черт, забыл». Осознание этого, вероятно, не возникало у вас спонтанно. Скорее всего, вы, открывая карман или сумочку, тянулись за телефоном, и на мгновение становились обескуражены тем, что там его нет. А затем вы мысленно проворачивали в голове все предыдущие события.

Чёрт.

Этим утром будильник в моём телефоне разбудил меня как обычно. Однако, глянув на него, я кое-что понял: уровень заряда был гораздо ниже, чем я ожидал. К слову, телефон был недавно куплен, и у него была такая назойливая привычка оставлять в памяти приложения, которые разряжали батарею ну просто в одночасье. Итак, пока я принимал утренний душ, телефон стоял на зарядке, а не был в сумке как обычно. Да, мелочь вопреки обыденности, но в данный момент это было просто необходимо. Но как только моё сознание переключилось на так называемую «обыденность», всё вернулось на круги своя.

Забыл.

Да, как оказалось, я всё же был жутко невнимателен; человеческий фактор как-никак. Заранее добавлю, ваш мозг обрабатывает не что-то лишь одно, а всё в совокупности. Например, когда вы идете куда-то, вы думаете о пути и избегаете опасностей, но в то же время вам не нужно думать о том, как переставлять ноги. Если бы это было именно так, весь мир превратился бы в один сплошной спортивный симулятор. Я не думал о том, сколько раз мне вдохнуть и выдохнуть, я думал о том, чтобы перед работой купить себе стаканчик кофе (что я и сделал). Я не думал о прохождении съеденного мною завтрака через мой желудок, меня волновало больше, успею ли я забрать свою дочь из детского сада после работы или же нет, и кому тогда придётся сделать это вместо меня. Именно это и было тем, что нужно; Есть часть вашего разума, имеющая дело с обыденностью, в то время, как другая часть разума независимо от всего остального занимается вещами, связанными с организмом. И это в порядке вещей.

Поразмыслите. Вспомните о том, как вы последний раз ездили на работу. Что на самом деле вы сможете вспомнить? Наверное, не многое, если задуматься. Воспоминания обо всех этих однообразных поездках со временем фактически размываются в одну сплошную картину обобщённой поездки. И с этим трудно поспорить. Даже научно доказано, что удержание в голове всего подобного действительно сложно и характерно далеко не для всех. Стоит вам достаточно часто проделывать что-либо на протяжении продолжительного времени, и это станет вполне себе обыденностью. А стоит вам и дальше продолжить делать это, и вскоре вы сможете заметить (или же нет), как всё это перестанет осмысляться, и попадёт, грубо говоря, в ту часть разума, отвечающего за обыденность на грани автоматизма. Ваш разум продолжит делать это на автомате, причём вне вашего ведения. И потому вскоре вам в голову начнёт закрадываться мысль о том, а не соответствует ли дистанция пройденного вами пути количеству движений ног при ходьбе, ну и так далее.

Большинство людей называют всё примерно оговоренное выше автопилотом или автоматом. Но тем не менее в этом и скрывается вся опасность. Если ваша обыденность вдруг резко сменяется чем-то, ваша способность запоминать и учитывать данный перерыв будет настолько же эффективна, ровно как и ваша способность, грубо говоря, мешать вашему разуму входу в ту самую обыденность. Моя способность запоминать место, где я оставил свой телефон, столь же надежна, как и способность полноценного осознания действительности, в том числе и во время входа в «обыденность» утром, собственно, из-за чего и происходит осознание того, что мой телефон на самом деле в сумке. Но несмотря на всё вышесказанное, переключиться на обычный режим для моего разума не помеха. Тем утром я как обычно принял душ. Собственно, далее и началась та самая обыденность. Мелкие детали в данный момент времени для меня были незначительны. Большинство людей назвало бы это автопилотом. Но, как я уже упомянул выше, здесь и скрывается опасность. Если ваша обыденность вдруг резко сменяется чем-то, ваша способность запоминать и учитывать данный перерыв будет настолько эффективна, как и ваша способность, грубо говоря, мешать вашему разуму входу в ту самую обыденность. Моя способность запоминать место, где я оставил свой телефон, столь же надежна, как и способность полноценного осознания того, что мой телефон на самом деле в сумке. Тем утром я как обычно принял душ. Собственно, далее и началась та самая обыденность.

Я вошёл в автопилот.

Мой разум вернулся в обыденность. Я принял душ, побрился, а в это время синоптики по радио сообщили о предстоящей солнечной погоде в течение всего дня. Затем я покормил Эмили, а после усадил её в машину (к слову тем утром: она жаловалась на жару и ослепляющее солнце, сказав также о том, что чувствует себя не важно и хочет спать), после чего уехал на работу. Это и была та самая обыденность. И то, что мой телефон на самом деле стоял на зарядке, вообще не имело значения. Мой разум пребывал в обыденности, и в исходя из этого мой телефон был именно в сумке и нигде иначе. Вот так я и забыл свой телефон. Не из-за невнимательности. Не из-за рассеянности. Просто из-за того, что мой разум переключился на обыденность, и грубо говоря, убрал ненужные ему детали.

Я вошёл в автопилот.

Тем временем я ушел на работу. К слову, сегодня был жаркий-жаркий день. С тех пор, как мой ныне на самом деле отсутствующий телефон меня разбудил, было то самое жаркое и ослепляющее солнце. Настолько, что нагревшийся руль обжигал руки в тот момент, когда я сел в машину. Кажется, я заметил, как Эмили пересела на заднее сидение лишь чтобы солнце чересчур не пекло. Но мне было нужно на работу. К слову, тем днём я предоставлял отчет. И к тому же присутствовал на утреннем заседании. И лишь когда мне выдался момент сделать быстрый перерыв, я и потянулся за телефоном. Именно в тот самый момент мои представления буквально треснули по швам. Я погрузился в раздумье. Я вспомнил про чуть ли не полностью разряженную батарею. Я вспомнил, что оставлял свой телефон на зарядке. Я вспомнил, что забыл его дома.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Я вышел из автопилота.

Опять же, здесь, как я уже неоднократно говорил, во всём этом и скрывалась опасность. А пока вы не обнаружите, что вашего телефона в сумке нет, и ваши представления буквально не треснут по швам, та самая часть разума и будет, грубо говоря, пребывать в обыденности. У неё не будет причин подвергать сомнению действительность обыденности; Вот поэтому всё это и называется обыденностью. Акт повторения. Бесконечный акт повторения. И в этот момент внезапно взявшийся из ниоткуда голос в вашей голове не сообщит вам: «Почему ты не вспомнил о телефоне? Как это тебе вдруг не пришло в голову? Как ты вообще мог об этом забыть? Похоже ты полностью рассеян»; собственно, это и есть тот самый миг, когда и пришло осознание. Казалось, мой разум был вне всей этой обыденности, несмотря на то, что на самом деле это было вовсе не так. Я не забыл свой телефон. Согласно моему разуму в состоянии обыденности, мой телефон был в сумке. Почему я задал себе этот вопрос? С какого перепугу мне вдруг понадобилось перепроверить? Почему я вдруг фактически из ниоткуда вспомнил, что мой телефон остался дома на зарядке?

Мой разум был по-прежнему в обыденности, и вся суть этой самой обыденности была в том, что мой телефон находился в сумке.

В течение дня продолжалась жуткая жара. Утренняя облачность сменилась беспощадным жарким днём. Настолько жарким, что асфальт начал покрываться пузырями. Настолько жарким, что из-за температуры чуть ли не плавился асфальт. Настолько жарким, что окружавшие меня в тот момент люди вместо кофе покупали напитки со льдом. Настолько жарким, что все сбрасывали пиджаки, засучивали рукава, чуть ли не снимали свои галстуки, а лоб и брови протирали от выступившего на коже пота. Настолько жарким, что уже те самые уже снятые пиджаки чуть ли не плавились. Настолько жарким, что аж чуть ли не плавились сами оконные рамы. А показатели термометра росли и росли. Слава богу, в офисах был кондиционер.

Но, как всегда, беспощадное дневное пекло сменилось более прохладным вечером. Еще один день, ещё одна денежка на счёт. Всё ещё ругая себя за то, что я так тупо забыл свой телефон, я поехал домой. Из-за пекла и жары, стоявшей на протяжении всего дня, в машине был ну просто невыносимый запах. Когда я подъехал к дому, под тяжестью машины хрустнули камни. Но тем не менее жена как и обычно встретила меня у двери.

«А где Эмили?»

Блять!

Как будто забытого телефона было недостаточно. Получается, я забыл Эмили в грёбаном детском саду. Именно туда я тотчас же и вернулся. Подходя к двери, я вовсю прокручивал в голове слова оправдания перед воспитательницей по поводу своей рассеянности, при этом тщетно гадая, возымеют ли они какой-либо на неё эффект. И тут я заметил, что ко входной двери был приклеен клочок бумаги.

«Из-за хулиганства, произошедшего этой ночью, пожалуйста, воспользуйтесь для входа запасной дверью.»

Ночью? Как? Ведь утром всё было нормально с двер...

Я замер. Мои колени задрожали.

Хулиганы. Снова переключение с обыденности.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Сегодня утром меня здесь не было.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Я проехал мимо, а после заказал кофе. Я не высадил Эмили.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Она пересела на заднее сидение. Я не видел её в отражении зеркала.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Из-за жары она стала засыпать. Когда я проезжал мимо ее детсада, она не промолвила ни слова.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Она исказила ход обыденности.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Она исказила ход обыденности, и я забыл её высадить.

Мой телефон остался дома на зарядке.

Девять часов. В машине. С обжигающим снаружи солнцем. Без воздуха. Без воды. Без сил. Безо всякой надежды на помощь. Этот жар. Слишком горячий на ощупь руль.

И этот запах.

Я подошел к двери машины. Оцепенение. Шок.

Я открыл дверь.

Мой телефон остался дома на зарядке. Моя дочь была мертва.

Я вышел из автопилота.

В последний раз.


Оригинал
Перевел: Dematerium


Текущий рейтинг: 72/100 (На основе 52 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать