Якутия

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Kubok.png
Это одна из лучших историй за всё время существования Мракопедии. С остальными статьями, заслужившими этот статус, можно ознакомиться здесь.
Вообще, по части всякой крипоты Якутия — это просто Клондайк какой-то. Почти вся республика — сплошные лесные массивы, в 99 % которых никогда не ступала нога человека. Площадь у Якутии такая же, как целая Индия или шесть Франций. Когда едешь ёбаных шесть дней через нескончаемые леса, чтобы добраться из одного населённого пункта в другой, это поневоле доставляет. В общем, крипоте есть где развернуться, и в местном фольклоре крипипасты занимают одно из самых почётных мест.

Содержание

История первая. Неудавшееся гадание[править]

Первая история будет связана с гипотетическими местными подводными духами — «сюлюкюнами».

Коренная якутская вера — это классическое язычество: каждая местность и каждая важная область деятельности наделены духами, которые за них отвечают. Впрочем, после присоединения Якутии в состав России в XVII веке местная вера в какой-то мере ассимилировалась с православным христианством и претерпела значительные изменения, в ней появились элементы теизма. Тем не менее, духи природы никуда не делись. Одними из них и являются так называемые «сюлюкюны». Считается, что они почти всё время обитают под водой в разных водоёмах и никак не взаимодействуют с людьми. Традиции якутской веры не считают их злыми духами; тем не менее, особенно добрыми сюлюкюнов тоже не назовёшь. Их внешность подробно не описывается, но их, скорее, представляют как водяных чертов — антропоморфных, но обладающих кое-какими «рыбьими» признаками. Привет лавкрафтовскому Инсмуту.

Так вот, насчёт встречи с сюлюкюнами. Выбираются они из-под воды только раз в году — во время рождественских святок. Как водится, выходят только по ночам, собираются по всяким заброшенным домам да балаганам в отдалении от жилых поселений и там режутся друг с другом в карты, лол. Играют на собственные «подводные» деньги, выглядящие как золотые монеты. Особым смельчакам из числа людей предписано в святочные дни пойти в какой-нибудь пустой дом и затаиться под столом или ещё где, накрывшись тканью. Нужно только очень хорошо приодеться, ибо пустые дома, конечно, не отапливаются, а в Якутии январские морозы запросто достигают минус 50 градусов. Если повезёт, тусовка местных сюлюкюнов будет как раз в этом доме. Когда сюлюкюны соберутся и игровой кон возрастёт, следует заорать из о всех сил и перевернуть стол. Сюлюкюны должны испугаться, опять же лол, и разбежаться. Тогда уже можно собирать оставленные ими денежки. Только нужно всё это добро истратить в течение трёх дней — потом золото сюлюкюнов превратится в водоросли, коим оно изначально и являлось.

Но присутствовать на собрании сюлюкюнов можно не только для материального обогащения. Во время партии в карты сюлюкюны не молчат, а многословно обсуждают будущие события и судьбы живущего поблизости народа — так что, если не испортить их праздник и внимательно слушать, можно разжиться ценной информацией о своём будущем и о своих родных. Вообще, это один из видов местных святочных гаданий, но не представляю, как можно быть настолько упоротым, чтобы в минус 50 мороза потащиться ночью одному в пустой дом и там сидеть всю ночь в ожидании толпы сверхъестественных тварей.

А теперь собственно кулстори, который мне рассказывали в детстве и от которого я плохо спал зимними ночами. Парадокс: прямого отношения к сюлюкюнам он не имеет, но нужно было всё равно сначала объяснить их сущность, чтобы все въехали в смысл истории.

Итак, Центральная Якутия, январь, святки, лютые морозы. Два молодых крепких брата решают отправиться послушать сюлюкюнов, а если повезёт, то и денежки их себе прибрать. Так как отношение к увлечению «серьёзными» святочными гаданиями у народа настороженное (всякие девичьи гадания по воску, зеркалам и иглам, конечно, не в счёт), то они никому о своём плане не сообщили, даже родителям. Для вылазки выбрали пустой древний балаган в поляне, который находился недалеко от их деревни (таких построек в Якутии много, раньше-то люд жил семьями, рассредоточившись по отдельным полянам). Вечерком, укутавшись в самые тёплые одежды и прихватив с собой пару бутылок водки, братья вышли из дому и направились к месту назначения. Настроение хорошее, вдвоём не страшно, к холоду привыкши — в общем, всё окей.

Пришли на место, залезли под ветхий стол, как полагается, укрылись толстым покрывалом. Сидят, шёпотом разговаривают про всякое, время от времени хлебают из бутылок. Зажечь огонь нельзя — сюлюкюны испугаются и не придут, только лунный свет через окна. Тут, кстати, деталь: к старым якутским балаганам вплотную примыкает хлев — между балаганом и хлевом всего одна дверь, чтобы в морозы туда-сюда не бегать, отмораживая яйца. И вот братья сидят уже несколько часов, время за полночь, оба уже немногословные, сонные. И тут заскрипела дверь хлева. Братья поднапряглись, у обоих одна мысль: вот, начинается, сюлюкюны начинают собираться. Но некоторое время опять всё тихо, потом опять дверь хлева скрипит, на этот раз громче — по звуку понятно, что дверь медленно открывается. И из хлева доносится приглушённый звук, похожий на куриное кудахтанье. Тут младший брат заорал не своим голосом, отбросил покрывало, выскочил из-под стола и бросился к выходу. Старший, естественно, сразу за ним. Да только вот ему не повезло: младший выбежал на улицу, а старший споткнулся о порог и растянулся у входа. Начал звать на помощь и тут же словно поперхнулся, потом уже так заорал, как будто его живьём сжигают. Младший от такого побежал только быстрее, высирая тонны кирпичей. Пока он бежал до окраины поляны, брат всё кричал сзади, а потом замолк. Младший оглянулся только у опушки леса, но оттуда уже было очень плохо видно — стоит балаган, тихо, никакого движения возле него нет, а остальное в лунном свете не разберёшь.

В общем, он припустил со всех ног и через час где-то прибежал в деревню обратно с выпученными глазами, не помня себя. Сразу рассказал всё отцу, и тот едва не набросился на него с кулаками: мол, как такими дураками можно быть, хотя бы справки навели о том, куда идёте, перед тем как отправиться туда. Оказалось, именно в этом балагане давным-давно, ещё до революции, жила семья, все члены которой погибли друг за другом без видимых причин. Официальное тогдашнее объяснение — «злой дух сожрал». С тех пор на этой поляне никто не живёт, даже сено не косят, хотя она довольно-таки плодородная. Никакие сюлюкюны, конечно, в таком месте тусняк устраивать не будут, всё ж таки они не совсем демоны, а вот кое-кто «другой» вполне мог заинтересоваться двумя долбоебами, которые сами в самый тёмный час пожаловали в заброшенное место.

В общем, отец с младшим братом быстро собрались, сели в УАЗик и поехали на полном газе обратно к балагану. Добрались быстро, всю дорогу отец журил сына за то, что тот бросил старшего брата. Приехали, вроде всё было тихо. Остановили машину, причём у младшего брата начали стучать зубы, и он наотрез отказался выходить из машины. Пришлось отцу самому идти к проклятому месту. Старший брат лежал на снегу там же, где упал, лицом вниз. По следам на снегу видно, что он даже и не дёргался особо после падения — сразу умер. Тело уже окоченело — мороз же. Тут отец уже зарыдал в голос. Делать нечего, погрузили мертвеца в машину, поехали домой. Когда там сняли с него всю многослойную одежду, оказалось, что на спине под правой лопаткой здоровенный синяк, будто кто-то огромным кулачищем его туда ударил прямо через все слои одежды.

Позже младший брат рассказывал, что он видел до того, как стал убегать. Когда в очередной раз заскрипела дверь хлева, он украдкой приподнял покрывало и посмотрел туда, увидел при лунном свете в проёме идущий в их сторону огромный, под три метра ростом, чёрный человеческий силуэт и тут уж не выдержал — закричал и рванулся вон…

История вторая. Бутылочные люди[править]

Ещё одно якутское стори, которое пугало меня в детстве. По рассказам, произошло в советское время в Таттинском районе в небольшой деревушке средь бела дня. Рассказчик — назовём его Семёном — был местным колхозником и летним вечером возвращался от сенокоса в деревню. Грунтовая дорога шла по пустырю, было солнечно и жарко (между прочим, летняя жара в Якутии тоже нечеловеческая, редко опускается ниже 30 градусов, а временами доходит и до 40 — то есть абсюлютная разность температур в разные времена года приближается к 100 градусам). Семён идёт себе, настроение хорошее, напевает что-то под носом и в какой-то момент замечает, что навстречу ему по дороге идут трое. Тот, кто в центре — повыше, остальные ниже него. Семён тогда воспринял их как взрослого и двух его детей. Он думает, кто бы это мог быть. Пришёл к выводу, что это некий Никитин со своими сыновьями из его деревни и спокойно идёт дальше. Но когда те подошли ближе, он заметил, что тех, кто идёт по бокам, детьми не назовёшь — они были лишь чуток ниже центрального. Потом Семён обратил внимание, что очертания у идущих очень странные — они были в одинаковых серых одеждах, и грузные фигуры, скрытые под этими одеждами, спускались до земли, расширяясь книзу — то есть по форме «идущие» напоминали что-то вроде бутылки. Ног он у них так и не увидел и не понял, как им удаётся передвигаться.

Семён испугался не сразу. Сначала просто на автомате продолжал идти, потом внезапно различил их большие чёрные глаза на лицах, белых, как бумага, и его буквально перекосило от ужаса. Тут же вспомнил, что, по якутским поверьям, при встрече с «абахы», то есть всякими злыми духами, ни в коем случае нельзя убегать — иначе погонятся и могут убить на месте (см. предыдущую пасту, например). В двадцати шагах вперед от дороги отходила узкая тропинка, и он поставил себе целью дойти до развилки раньше «бутылочных» людей и разминуться с ними. Но страх настолько сковал его, что он буквально заставлял себя идти вперёд с мышиной скоростью. Смотреть на лица этих существ он боялся, но стоило ему опустить взгляд, так сразу казалось, что они вот-вот набросятся на него, и глаза автоматически возвращались к «идущим». Как он запомнил, все трое были практически одинаковые на вид — белые, без единой кровинки, с остановившимися большими чёрными глазами, которые смотрели только вперёд, и с грузными деформированными фигурами, которые становились шире в нижней части. Различались они только ростом.

Наконец, Семён добрался до развилки и свернул на тропинку. На тот момент между ним и существами оставался всего десяток метров. Стараясь не бежать, он шёл по тропинке, краем глаза наблюдая за «идущими». К его облегчению, те прошли мимо, даже не глядя в его сторону. Отойдя от них на приличное расстояние, Семён уже припустил бегом и бежал аж до своего дома. Оборачивался пару раз и замечал вдалеке на дороге тёмные силуэты «бутылочных» людей.

Как потом оказалось, в тот день не только он видел их. В деревне и в окрестностях несколько людей случайно тоже заметили эту троицу и смертельно перепугались. Сошлись все во мнении, что эти «люди» никакого интереса в их деревне не имели и были как бы «проездом», направляясь куда-то по своим «делам»… Как-то так.

История третья. Человек без головы[править]

Эта история, по легенде, произошла в одном из центральных районов Якутии.

В конце 70-х годов некий анон жил в небольшой деревне недалеко от райцентра. Было ему тогда лет десять, он дружил с соседским мальчиком Васей. Однажды утром проснулся и, как всегда, пошёл к нему домой поиграть, а его мать сказала, мол, Вася заболел, поэтому играть не будет. Анон пошёл к себе домой, а на следующее утром моя мать сообщила, что Вася умер. Как потом ему рассказали, у мальчика вдруг появилась страшная боль в голове. Родители Васи целый день пытались заниматься самолечением и лишь вечером послали за врачом в райцентр (в деревне была лишь одна женщина-врач, да и та могла заниматься только простудой и производственными травмами). К тому времени ребёнок уже был тяжёлом состоянии, местный врач запретила его в таком положении куда бы то ни было перевозить. Поэтому отец Васи выехал на своём «Жигули» в город, чтобы быстро привезти врача на своей машине, не дожидаясь, пока в райцентре освободится «скорая».

Приехали они поздно ночью — оба белые, как мел. Оказалось, что когда ехали обратно через лес (километрах в пяти от нашей деревни), то заметили в зеркале заднего вида в лунном свете, как в ста метрах от «Жигулей» за ними гонится человек без головы. Увидели его оба: и отец Васи, и врач. С такого расстояния, да ещё ночью, никаких особенных деталей, конечно, разглядеть не могли, только оба утверждали, что он был ненормально высоким — даже без головы его рост достигал двух с половиной метров. Отец Васи дал по газам, и жуткий преследователь вскоре отстал.

Успокоившись, врач поставил Васе какие-то уколы, капельницу, приказал соорудить носилки и на них очень осторожно отвезти его в райцентр. По пути мальчик скончался. Говорили, что на полпути к городу, перед тем, как умереть, он ненадолго пришёл в себя. Говорить не мог, но постоянно поднимал правую руку и указывал пальцем куда-то назад. Помня о недавнем видении, взрослые с опаской вглядывались в ночную дорогу за машиной, но ничего не увидели. Спустя несколько минут он умер.

История четвёртая. Лицо за деревом[править]

А вот это, анончики, нихуя не паста, ибо приключилась со мной лично, я был в составе школоты из того самого класса. Пожалуй, пока единственный реально крипотный случай в моей жизни.

После окончания 9-го класса, сдав государственные экзамены, мы всем классом отправились в поход за город. Место, куда мы направились, выбрали учителя — небольшая поляна километрах в пятнадцати от города, с речкой и небольшим чистым прудом. Время мы проводили весело — играли в волейбол, наедались до отвала, кое-кто из парней тайком употреблял привезённое с собой пиво. А под вечер, когда начало темнеть, собрались у костра и стали рассказывать друг другу страшные истории. Когда собрались после этого спать, то все уже были в таком состоянии, что нервно вскрикивали от каждого шороха. Несколько парней отправились к опушке леса, чтобы справить нужду вдалеке от всех. Я начал лезть в палатку, когда они прибежали обратно с выпученными глазами и переполошили всех.

По их рассказам, произошло вот что. Приближаясь к опушке, они вдруг увидели, что за одним из деревьев неподалеку прячется человек и осторожно выглядывает оттуда. В полутьме они не смогли отчётливо увидеть его лицо, но предположили, что кто-то из наших ребят решил их напугать после костровых баек. Стали ему кричать — мол, выходи, мы тебя засекли. Тот опять спрятался за деревом и выглянул с другой стороны. Так он повторил несколько раз, прежде чем парни заметили, что с каждым разом лицо поднимается всё выше и выше за стволом дерева — скоро оно уже мелькало на высоте четырёх-пяти метров. Причём на этом дереве до самой верхушки не было никаких веток или сучьев, о которые можно было опираться! Тут ребята, конечно, перепугались и побежали обратно к нам.

Мы поверили испуганным одноклассникам не сразу — кто знает, может, они решили над нами приколоться. В итоге всей толпой отправились осмотреть то самое дерево. К опушке близко не подходили, но мелькающее за стволом дерева белое пятно увидели все. И пятно действительно то поднималось выше, то опускалось почти до земли. Девочки начали плакать от страха. Учителя велели нам быстро рассесться в машины, и мы на ночь глядя уехали обратно в город.

История пятая. Кэрях[править]

Кстати говоря, несмотря на обилие духов всего и вся в природе, такого понятия, как «леший» или его аналога в якутских верованиях не существует. Есть Баянай — дух-покровитель охоты, и считается, что с ним можно столкнуться в лесу (есть куча кирпичных легенд о таких случаях), но на лешего он не сильно похож, да и рангом повыше. Словом «леший» («тыатаагы») в Якутии называли медведя. Возможно, леший просто не нужен в мифологии ввиду того, что и без него любая местность, всякий участок леса, любая гора, водоём и т. д. — всё имеет своего собственного духа-покровителя. Сущности эти, надо сказать, с малоприятным характером, и могут сильно наказать путника, если он не будет соблюдать местные правила. Иногда даже физически. Например, в Якутии строго запрещено, находясь на новой для себя безлюдной местности, вслух произносить ее название — считается, что это смертельно оскорбляет местного духа. Вам смешно, а автору в детстве во время поездки родители чуть не надавали по шее за обычай читать придорожные таблички с названием местности. Даже в наши дни это железное правило — если вы его нарушите, то все будут на вас коситься. Даже я сам тоже, наверное, стал бы коситься — одно дело сидеть в уютненькой квартире и посмеиваться над тупым быдлом, и совсем другое — если ты зимним вечером в трехста километрах от цивилизации в дремучем хтоническом лесу, и может случиться вообще всякое. Вот так вот.

Короче, дальше пара паст про случаи нарушения подобных правил.

При въездах в особо священные местности у дорог в Якути стоят деревья, сплошь обвешанные фантиками, монетками и даже купюрами побольше. Их довольно-таки много на дорогах, сам видел за свою жизнь пять разных таких деревьев. Это называется «кэрях» — священное дерево. Если ты хочешь, чтобы во время поездки через данную местность неведомые тебя не трогали, то должен платить при въезде дань — оставить на дереве любой фантик, монетку или купюру. Собственно, в наше время это правило не слишком строгое — даже если ты ничего не оставил, то при отсутствии прочих косяков ничего с тобой не станется. А вот если ты как-то оскорбил дерево или, того хуже, собрал с него "подарки", то всё, будь готов к массированной атаке местных неведомых.

Первый случай относится к поздним совковым временам — где-то, наверное, 80-е годы. Какой-то начальник из райцентра, назовём его Николай, поехал с визитом в другой район, расположенный по соседству, на служебном «ГАЗике» с водителем, назовём его Иван. Стояла зима, ехали долго, и пока они были в дороге, успело стемнеть. При въезде в какую-то поляну они вышли по малому и увидели такое украшенное дерево. Естественно, они знали, что это такое, но значения не придали, а водила ещё и почему-то сделал маленькое дело под корень этого дерева. Залезли обратно, едут дальше, болтают о том о сём, вокруг тьма, заснеженная дорога видна только круге света от фар. И вдруг водила замечает, что шум мотора «ГАЗика» резко изменился, и машина чуть осела и стала терять скорость. Он жмёт на газ, мотор ревёт, но «ГАЗик» всё равно ползёт еле-еле. Тут начальник Николай спросил его, а с чего это в кабине вдруг стало вонять какой-то тухлятиной. Иван пожимает плечами, потом оглядывается назад и видит, что на заднем сиденье расположился посередке какой-то тощий якут в ветхих шерстяных одеждах и неприятно так смотрит прямо на него. Тот от страха так и замер, вспомнил, что он сделал у дерева, и тут же снова посмотрел вперёд, на дорогу. Причём он продолжал водить машину на автомате вперёд. Начальник спросил у него, в чём дело, а он только кивнул назад, ни слова больше вымолвить не может. Начальник оглянулся и тут же заткнулся. Вонь усиливается, машина ползёт, как черепаха, будто пассажир на заднем сиденье весит как минимум несколько центнеров, оба человека в кабине белее мела, но останавливать машину посреди безлюдной поляны не хочется. Так и едут дальше. Водила бросает взгляд на зеркало внутри кабины, но там ничего не отражается — заднее сиденье. Но стоит ему повернуться назад, как в нос бьёт та же вонь, будто пассажир помер и разложился две недели назад, и водитель опять ловит на себя колючий взгляд впалых глаз. Страх все растет, водитель опять смотрит на дорогу и уже не пытается обернуться.

Ехали они так где-то час, пока не добрались до первого встречного населённого пункта. Когда огни домов уже были близко, водитель почувствовал, как машины поехала легче. Набравшись смелости, обернулся — на сиденье никого. Вздохнул с облегчением, дёрнул начальника, оба выдохнули. Но вонь исчезла не сразу, пришлось даже окна приоткрыть, чтобы запах выветрился сильнее. Потом оба долго сокрушались по поводу того, что надо бы всё-таки чтить традиции впредь, чтобы и снова в такой ужас не угодить.

История шестая. Легкие деньги[править]

Второй случай. По примерным прикидкам время действия — где-то 60-е годы. В Амгинский район из Якутска выезжает какой-то распиздяй — кстати, не якут, а русский. Сейчас, наверное, его назвали бы БОМРом. Ехал он в Амгу к своему корешу, который обещал его трудоустроить в местный колхоз, ибо в городе устроиться ему не удалось, а деньги все проиграл в азартных играх. Кто-то его подкинул по дороге до какого-то пункта, а дальше он пошёл пешком напрямик по какой-то мелкой дороге. Раннее лето, комаров ещё нет, вокруг тепло и светло, в рюкзаке с собою немного жрачки и водочки — в общем, жизнь хороша. Наш герой идёт себе, потом видит опять возле какой-то поляны у дороги большое ветвистое дерево, обвешанное разноцветными лоскутками. Естественно, не имеет понятия, что это такое. Сначала дерево просто его позабавило, потом пригляделся — мать моя женщина, под деревом и в его коре куча монеток, есть даже бумажные купюры! В общем, недолго думая, он всё собрал (набралась неплохая для его положени сумма), положил себе в карман и пошёл дальше в совсем хорошем настроении. К вечеру устроился в какой-то поляне, где был пустой летний домик — постелил на топчан собственную куртку, выпил водки и лёг спать.

Не успел заснуть, как чувствует, что кто-то дёргает его за ногу. Он пытается не обратить на это внимания и спать дальше, но дёргают всё сильнее. Он вскакивает, оглядывается — никого: светлая летняя ночь, пустой дом, пустая поляна. Ложится вновь. Как только его опять сморило, начинают дёргать, как раньше. На этот раз он сматерился, выскочил из дома и обежал строение кругом — никого нет. Спросонья страха особого наш герой не испытывал. Опять лёг спать, сменив положение. Сначала долго не мог уснуть, потом всё-таки провалился в сон. На этот раз дёрнули за ногу так сильно, что он свалился с топчана, так ещё и поволокли немного по полу. Но когда он открыл глаза, никого возле него опять не было…

Так продолжалось всю ночь — человек пытался заснуть, а кто-то не давал ему сделать этого. Наконец, под утро после очередного дёргания за ногу он привычно открыл глаза и приподнялся — и увидел над собой в полутьме чёрный силуэт крупного человека мощного телосложения, склонившегося над ним и держащего за ногу. Вот тут-то нервы не выдержали — вскочил с топчана, заорал, выбежал из дома и побежал куда глаза глядят. Потом только понял, что оставил в домике свой рюкзак, но вернуться смелости не хватило. Бежал всё утро, пока не вышел на деревню, постучался там в какой-то дом, рассказал про свою беду. Ему посоветовали вернуться и положить деньги обратно у дерева. Тут он вспомнил, что эти деньги всё ещё у него в кармане, пошарил — а там дырка, всё выпало, пока он убегал. Вернуться, конечно, не намеревался, отправился дальше с кем-то из местных в Амгу.

История седьмая. У безымянной речки[править]

Запилю ещё одну якутскую крипипасту. Она несколько нетипична для местного фольклора, ибо злые духи («абасы») обычно в пастах не описываются как вполне телесные существа — обычно они расплывчаты или предстают в виде силуэтов, прячутся во тьме или их лица не удаётся разглядеть, внезапно появляются и исчезают и т. д., ну как в предыдущих пастах. Тем не менее, вот эту историю очень любят пересказывать у костра, а некоторые местные писатели даже написали рассказы на её основе.

Дело опять касается двух братьев. Старшему около тридцати, младший лет на пять моложе. Оба были кадровыми охотниками и пошли ближ к осени поохотиться месяц-другой в дремучие ебеня, где дичь ещё не распугана человеком. У них это был не первый совместный дальний поход, так что уже привыкши, ни о чём не волнуются, всё схвачено, лес для них — дом родной. Устроились возле какой-то безымянной речки в лесу, быстро построили временную хижину, развели огонь, по железной местной традиции покормили дух огня (а через него все местные духи) едой и спиртным, чтобы они им покровительствовали, ну и приступили к охоте. Дичи было много, за пару-тройку дней настреляли нехуёво и уже радостно потирали руки, представляя, сколько бабла получат, когда сдадут всё в приёмку (дело, естественно, при совке происходит).

Где-то на четвёртый и пятый день пошёл первый снег. Вечером братья сидели в хижине после охоты, спокойно ужинают, говорят о том о сём, огонь горит, в хижине тепло и сытно и вдруг слышат — за стеной кто-то ходит. Звук шагов по свежему снегу отчётливо слышен. Сначала схватились за ружья — а вдруг медвед? Но нет, шаги вполне человеческие, звук подходит к двери хижины и женский голос говорит: «Бр-р, холодища-то какая!». Тут братья совсем зависли. Меж тем дверь открылась, и в хижину входит молодая женщина, вполне себе красивая, в хорошей одежде (правда, несколько старомодной для совка, но в лесу мода не закон — главное, чтобы тепло было). Увидев братьев, радостно заявляет, что она дочь жителя деревни неподалёку отсюда, вышла прогуляться по лесу, да заблудилась — весь день блуждала по лесам, уже подумала, что умрёт, но тут увидела хижину и огонь внутри неё, вот и пришла. Братья переглядываются — местность они неплохо знают, в радиусе трехста километров вокруг никакой деревни нету. Но женщина вполне себе настоящая, вся от холода дрожит, и они, как джентльмены, учтиво предоставляют ей место у стола, наливают чай и суп. Она с благодарностью всё это ест, рассказывает про себя, мол, как она напугана, как им благодарна и т. д. Страший брат кивает да поддакивает, а младший был по жизни хикки, и поглядывает на гостью с подозрением. Улучив момент, под предлогом поссать выходит из хижины. Там уже сумеречно, но различить что-то ещё можно. На свежему снегу видны следы женщины. Он следует по ним всё дальше, и в итоге следы обрываются у берега речки. А речка-то ещё не замёрзла — если бы женщина переправлялась через него вплавь, то она была бы вся мокрая. Подозрения младшего брата растут, он вспоминает про всякие непонятные древние легенды охотников о хтонических злых духах, которые живут в дремучих лесах, причём по легендам эти духи настолько невъебенно мощные, что по сравнению с ними всякие мелкие абасы — так, детская игра. В общем, решает по-тихой шепнуть о своих соображениях братану и дальше действовать по обстоятельствам.

Заходит обратно в хижину — а там уже бутылку открыли, флирт в самом разгаре, видно, что старший братец уже думает не головой, а хуем. Ну то и понятно — он не женат, а женщина весьма аппетитная, и к тому же по виду совсем не против. Младший пытается вклиниться в их разговор, мол, там наша охотничья экипировка мокнет под снегом, надо бы выйти убрать, на что получает со стороны брата выразительный взгляд: «Пошёл нахуй», а женщина на мгновение одаривает его таким колючим, неженским, даже нечеловеческим взглядом, что младший высирает кирпичи и отходит в сторонку. Сидит он мрачно у себя в углу, тем временем флирт всё ближе к постельной стадии. Но в итоге всё-таки ему удалось поймать своего брата, когда тот выходил на улицу перед тем, как отправиться в постель. Пытается рассказать ему про следы, про этот страшный взгляд женщины и о том, что её легенда вообще шита белыми нитками, но старший брат мало того, что парит на крыльях ожидания близкого секса, так ещё и сильно пьян и ничего не хочет слышать. Кончается дело тем, что старший припирает младшего к стенке хижины и обещает дать ему хорошую взбучку, если он обломает ему кайф. Младший от такого в ахуе — страший брат раньше никогда не позволял себе с ним так разговаривать, пусть даже трижды пьяный.

В общем, устроилась парочка в углу хижины и отгородилась ширмой. Свет потушили, младший брат лежит в другом углу, вслушивается в характерные звуки и тухнет. На всякий случай прямо под одеялом он держит свою двустволку с заряженными патронами в стволу. Лежит, процесс в том углу продолжается, вроде всё спокойно, и незаметно его сморил сон.

Проснулся ночью от какого-то скрежета. Судя по тому, что угли от огня ещё не потухли окончательно, прошло не так уж много времени. Странный скрежет явно доносится с угла, где лежат женщина и брат, и после каждого скрежета то ли стон, то ли тихое завывание его брата. Младший вскакивает с кровати и с ружьём наперевес бросается в тот угол. Отдёргивает ширму одной рукой, другой держа двустволку наготове — и видит в темноте, что его брата оседлал какой-то тёмный силуэт совсем не женских форм, с ярко горящими жёлтым огнём глазищами на пол-лица, и грызёт его шею — а звук, стало быть, раздаётся из-за скрежета зубов о позвонки. Брат только слабо стонет. Младший от такого зрелища чуть не потерял сознание, но всё же в упор выстрелил промеж глаз этого существа. Раздался визг, существо соскочило с брата и бросилось к выходу (иногда тут добавляется, что оно прошипело перед тем: «Надо было тебя прикончить первым»). Младший палит вслед из второго ствола, НЁХ опять орёт и выбегает из хижины, выдавив дверь. Младший срочно размешивет угли, добавляя света, и склоняется над своим братом — но уже поздно: глаза закатились, горло перегрызено, вся постель в крови. Ещё странно, что потом младший брат так и не нашёл следов крови на полу или у двери, да и снаружи на снегу тоже, хотя дважды попал из дробовика в это существо.

Как только рассвело, младший рванул обратно в населённый пункт. Потом вернулся с командой мужиков забрать тело брата и размонтировать хижину. С тех ту речку стали называть Абасы-Юрэгэ (Речка Злых Духов) и перестали шататься в окрестностях.

В нашей деревне, кстати, был мужик, тоже охотник, который утерждал, что этот Абасы-Юрэгэ есть в Алданском улусе, и что он бывал там проездом пару раз, а один раз даже заночевал у речки, и ничего не происходило. Наверное, брешил.

История восьмая. Невидимый сожитель[править]

Эту историю мне тоже рассказывали в детстве, она в Якутии практически архетипичная — в разных вариациях я слышал её не менее трёх раз. Говорят, ещё до революции в народе были распространены легенды о «невидимых сожителях» разной степени кирпичности. Вот этот вариант самый криповый.

Отправились как-то осенью один дед со своим зятем и внуками в лес привезти дров. Семья у них была большая — дед, бабка, старший сын с женой и двумя детьми, младший сын со своей невесткой (в деревнях Якутии, кстати, многие и сегодня живут большими семьями, не рассредотачиваясь по разным домам). Погода стояла хорошая, за день успели повалить немало деревьев. Но ближе к вечеру им попалось одна особенно крепкая большая лиственница, от которой топор отскакивал, как от камня. Даже бензопила (знаменитая «Дружба») не брала это дерево — цепь насмерть застревала каждую минуту. В общем-то, в лесу деревьев много, зять предложил оставить в покое дерево и заняться другими, но дед упёрся и заявил, что он будет не он, если не повалит сие дерево. Промучились весь вечер, но удалось в итоге всё-таки его повалить. На этом работа на тот день кончилась.

Через некоторое время настал день, когда они стали грузить деревья на прицеп трактора, чтобы повезти к себе в деревню. Тут то самое дерево тоже показало себя во всей красе: пока пытались загрузить его на прицеп, оно раз шесть скатывалось обратно, как бы само собой. По дороге обратно ещё оно хуй знает как свалилось с прицепа, хотя там со всех сторон были препятствия из прутьев. Завезли к себе, стали на следующий день заготавливать дрова. Один из внуков хватил топором по дереву, тот отскочил и ударил его самого в лоб. Видя такое, старик разозлился и велел в первую очередь заняться именно этим деревом. Потратили целый день, но всё-таки распилили и раскололи на дрова. Дед самолично занёс охапку дров из этого дерева в дом и запихнул в печь. Дальше, естественно, эти дрова нихуя не хотели гореть, но дед был тоже не лыком шит — облил бензином, насовал в печку газет и таки разжёг. Дрова загорелись, а старик вытер лоб и стал ржать, мол, значит, и тебе есть конец, чёртова деревяшка.

Тем вечером начались кирпичи, причём не мутно и постепенно в течение месяцев, как в американских фильмах, а сразу на полную мощь. Семья ужинала, и вдруг невестка младшего сына заорала в голос. Все посмотрели на неё, а она говорит, что только что её кто-то по лицу ударил. Думают, тян ёбнулась, но тут опять кто-то невидимый стал ей оплеухи отвешивать, да так, что голова из стороны в сторону моталась. Дед попытался закрыть ей лицо своими руками, и тут НЁХ принялся за него — ударил поддых, потом стал хлестать по лицу. Когда дед, оставив за собой кирпичный Кремль, выбежал из дома, невидимка опять принялся за невестку. Мучил её весь вечер, потом, когда у неё обе щёки стали красными, как раки, вроде отъебался. Но радоваться было рано — ночью оно залезло к ней в постель, скинуло одеяло на пол и стало давить всем нехуёвым весом и душить. Тут уж все переполошились, тян в слезах, мужики ничего не понимают, дед хватается за голову, уразумев, что ёбаное дерево-то непростое какое-то было… Пригласили местного батюшку. Тот с крестом, кадилом и святой водой едва вошёл, как НЁХ тут же расплескал ему всю воду, сосуд разбил, сорвал с шеи крест и швырнул куда-то нахуй в угол, а самого священника тоже стал по щекам хлестать. В общем, как батюшка пришёл, так и сбежал.

Потом началась весёлая жизнь. По утрам и днём НЁХ обычно затихал, но давал о себе знать мелкими пакостями: то коровьего говна в молоко положит, то тесто испортит, то чашки сами собой на полках бьются. По вечерам он каждый раз принимался за невестку — бил её, за одежду хватал, в её порцию еды всякую гадость клал, щупал по ночам (хотя насиловать вроде не пытался, и на том спасибо). Всех остальных, включая того самого деда, особо не трогал, если они не пытались защитить девушку. Если всё же пытались, то устраивал им рестлинг, причём намного жёстче, чем с девушкой — запросто мог синяков наставить и кости переломать. Сами мужики никогда ничего не смогли ни схватить, ни хотя бы почувствовать.

Дед обратился к местному шаману. Тот прийти к ним в дом отказался, мотивируя тем, что нечисть явно сильнее него. Так как все сошлись на мнении, что НЁХ прибыло к ним в дом вместе с деревом, в котором, видимо, раньше и обитало, шаман посоветовал отвезти дрова из того дерева обратно на то же самое место. Так и сделали, причём дровишки обратно ехали уже без всяких фокусов. Не помогло — «сожителю», видимо, в деревне показалось веселее. Так и жили целый месяц, попробовали все средства, от угольных кругов на полу до молитв и кошек, но ничего не действовало, а НЁХ после каждой попытки его вытурить шалил с особым рвением. В конце концов от такой жизни у невестки случилось помутнение рассудка, она начала сохнуть на глазах и бредить о всяком.

Кстати, в этот период к ним приходил чекист специально из другого села, который, услышав слухи, решил, что местные нарочно распространяют заразу мракобесия. Зашёл с возгласом: «Ну где это ваше чудовище?», и тут же пистолет, который висел у него на ремне, сам собой выстрелил — едва хуй не отстрелил чекисту. Тот схватился за ремень, и тут же из-за печи кто-то прицельно и очень метко стал швырять в него лошадиными какашками. Чекист в панике вытащил пистолет, заглянул за печь — а там никого. Тут НЁХ стал по-старому бить его по лицу. Чекист выбежал из дома вон и больше не возвращался.

В итоге решили отправить невестку к её родственникам в другое село. Пока ехали по деревне, она всё смотрела назад и плакала, говоря: «Мой бедный абасы не может угнаться за нами, отстаёт, манит меня назад», потом, на выезде из села: «Мой бедный абасы остался плакать у берёзы». И вдруг весь бред сошёл, и к ней вернулся разум. Естественно, после такого она не возвращалась в ту деревню, и брак распался сам собой. Впрочем, в деревне были не против — как только она уехала, НЁХ будто испарился, прекратились все его выходки и игры. Сначала шарахались от каждой тени, ожидая его возвращения, но этого так и не случилось. Видимо, без тян абасы стало скучно, и он вернулся обратно в свои ебеня. Хэппи-энд, как говорится.

История девятая. Кэритии[править]

Сегодня немного расскажу о таком явлении, как «кэритии» (обход) — аналог воздушных мытарств в христианстве. Считается, что после смерти человека в течение какого-то времени его дух не покидает землю, а посещает последовательно все места, в которых бывал при жизни (для 90 % жителей деревень все эти места, в принципе, ограничиваются родным селом и прилегающими местностями). Отличие обхода от мытарств в том, что происходит это не неслышно-невидимо: когда дух совершает такой «обход», некоторые люди могут слышать странные звуки и голоса, будто проносящиеся под небом, а особо чувствительные личности могут и узреть этот процесс. Причём само слово «кэритии» на якутском языке по смыслу содержит элемент принуждения: дух не по своей воле совершает обход, а его как бы заставляют.

Так вот, родная сестра моей бабушки в молодости тоже видела всякое. Годам к сорока зрение у неё ухудшилось, она перенесла пару операций, и в результате стала очень плохо видеть. Сама она объясняла это тем, что она была слишком зоркой, и «другие» не захотели, чтобы она слишком вникала в их дела. Она рассказывала мне в детстве довольно кирпичные истории. Вот история, которая касается того самого обхода.

Итак, в нашей деревне умер какой-то старый долгожитель, его похоронили, после этого прошла пара дней. Сестра бабушки вместе с остальными отправилась в поле на сенокос (покойник при жизни, естественно, тоже много времени проводил на сенокосе, так что посещение им при «обходе» этого места было вполне логично). И вот после обеда в разгар работы она вдруг услышала странные звуки — будто собачий вой вперемешку с плачем. Она остановилась, огляделась и увидела, что в отдалении вдоль дороге плывёт в воздухе какой-то предмет наподобие спортивных козлов, на нём кто-то восседает, а по обе стороны от него парят в воздухе два тёмных силуэта, напоминающих человеческие, и, кажется, бьют его — точнее, лупят какими-то палками. Избиваемый, в свою очередь, и испускает тот самый жалобный нечеловеческий вой. Сестра бабушки отложила кирпичей и посмотрела на других, но никто, кроме неё, этого не замечал. Она к тому времени уже привыкла к тому, что иногда она видит то, что другим недоступно, так что стала молча наблюдать. Вся эта странная процессия проплыла по дороге мимо (так как сестра бабушки находилась в поле далеко от дороги, она так и не смогла увидеть этих существ вблизи, да и не горела желанием). Просто в какой-то момент она как-то поняла — то ли по голосу, то ли по внешности, — что центральный человек «козлах», тот, кого бьют, и есть тот самый покойник, которого недавно похоронили. Это оставило у неё весьма тягостное впечатление — в якутской традиции не считается, что «обход» сопровождается таким жёстким BDSM, да и покойник был при жизни человек вполне приличный, чтобы обращаться с ним после смерти таким образом. В общем, она, рассказывая мне это, была уверена, что стала свидетельницей процесса «обхода». До и после этого после похорон в деревне она иногда вечерами смутно слышала нечёткие голоса и звуки, долетающие как будто из неба, но видеть ничего не видела. Вот такая муть.

История десятая. Деретник[править]

Паранормач, будем говорить сегодня о якутских зомби. Да-да, в якутских верованиях даже им местечко нашлось, причём зомби в Якутии даже бывают двух видов — юёр и деретник. В местных жёлтых газетках время от времени (особенно во время святок) появляются статейки типа «Юёр — якутский зомби!!!11», поэтому первый вид намного более известен, хотя под описание классического америкосовского зомби больше подходит деретник.

Итак, юёр — это по сути не живой мертвец, а неупокоенный дух мертвеца. Считается, что на каком-то этапе после смерти человека спрашивают: «Ну как, отправишься дальше, или хочешь в срединном мире ещё потусоваться?». 99 % соглашаются уходить, но некоторые особо горящие желанием не покидать этот мир личности отвечают отрицательно. Тогда с них сдирают всю кожу с лица (не спрашивайте, как это с духа можно кожу содрать — я ХЗ), разворачивают голову на 180 градусов и отправляют обратно на Землю-матушку. Кстати, в случае с самоубийцами такой фокус могут проделать и не спрашивая, ибо нехуй (к самоубийцам у якутской религии вообще отношение крайне отрицательное). Там этот изуродованный дух ютится по всяким абаддонам недалеко от места своей смерти. Света он боится, ему постоянно холодно и вообще хреново, и очень скоро он начинает желать о своём выборе и озлобляться. Как только градус его злости дойдёт до такой точки, что готов будет набрасываться на любого несчастного путника, пришедшего в обиталище, то всё — юёр готов. Но на зомби из фильмов он всё же не слишком похож, скорее это вполне обычный абасы — правда, юёру приписывают способность иногда чисто физически мочить человека, что с рядовыми злым духами нечасто бывает. Помните пасту про святки и балаган? Вполне возможно, что страшего брата там выпилил именно юёр, обстоятельства, по крайней мере, подходят.

Юёр не вечен. По прошествии довольно длительного времени (не меньше нескольких десятилетий, а то и веков) он как бы «рассеивается», теряет силу и всё-таки покидает планетку. Что происходит с заблудшей душой в дальнейшем, не совсем понятно — мифология в этом вопросе даёт невнятные ответы.

Деретник — это совсем другое. Это реально оживший труп, одержимый злыми духами. Деретником после смерти может стать злой шаман, который завещал своё тело всяким демонам на использование, некоторые самоубийцы и простые люди, пожранные особо мощными абасы. Деретники очень похожи на американских зомби: не имеют ничего общего со своей прижизненной личностью, разлагаются на ходу, часто не могут внятно говорить, двигаются судорожно и дёргано, нечеловечески сильные и быстрые, малочувствительны к увечьям и горят желанием убивать и жрать. Если человек становится деретником, то это обычно происходит в течение суток после смерти, если не успеть похоронить его по особым правилам. Если же этого не сделано, то, как говорится, держитесь, суки. Дальше запилю одну популярную на местах пасту про деретника.

Итак, два друга-охотника находились в глубокой тайге в малознакомой местности и немного заблудились. Тем временем наступил вечер. Было лето, поэтому ночью было не очень темно, и они решили не ложиться спать, а попытаться всё-таки выйти на дорогу. К полуночи забрели в какую-то особо глухую чащу. Один из охотников был из тех, кто «особо чувствителен» ко всякой херне, и он сказал, что надо бы поскорее убираться из этого места, что-то тут не так. Но не успели они и развернуться, как из-за дерева выскочил какой-то волосатый НЁХ, похожий на человека, и набросился на охотников. Прежде чем те пришли в себя, он повалил одного охотника (того самого экстрасенса) на землю и сильно покусал в плечо. Меж тем второй охотник опомнился и ёбнул существо палкой по голове, потом, когда тот отскочил, выстрелил почти в упор из дробовика. НЁХ завизжал и будто бы испарился в воздухе.

Охотник бросился к раненому другу, но тот закричал ему: «Не подходи!». Потом объяснил, что он чувствует, что всё равно помирает, и что после своей смерти наверняка станет деретником — мол, залезли мы в гнездо такой нечисти, что его уже не одолеешь. Друг попытался запротестовать, типа, я тебя как-нибудь выведу на дорогу, поймаем машину, поедем в больницу, но тот сказал: «Ничего не выйдет. Я уже мертвец. Теперь главное, чтобы после смерти со мной не было ничего непотребного». При этом он стал бледнеть на глазах, глаза выступили из орбит, вены вздулись — в общем, хреново человеку. Он сказал другу, чтобы после его смерти тот тут же отрезал ему голову и похоронил тело не отходя от места на достаточной глубине без всякого гроба и креста, причём животом вниз, а ноги развести и между ними положить отрезанную голову лицом вниз, затолкав в рот землю, самому убежать как можно быстрее и дальше. Друг охуел — спрашивает, ты ёбнулся, что ли, а тот — это древний обычай похорон для человека, который должен стать деретником. Если так похоронить, то деретник не сможет восстать. Пока говорили, ему становилось всё хуже, и в итоге изо рта пошла кровавая пена, и он умер.

И вот стоит второй охотник над телом друга в ночной полутьме в лесу и думает, что делать. И всё-таки рука у него не поднялась с телом друга так поступать — просто выкопал могилку, положил туда тело лицом вниз, закопал, на дерево повесил всякие ткани, чтобы потом хоть как-то можно было найти, и отправился искать дорогу, к тому же боясь, что тот самый НЁХ в любой момент выскочит из леса. Идёт час, два, три, уже и рассвет близко. И вдруг слышит, где-то за спиной далеко в лесу ветки под чьими-то ногами трещат. Ну он сразу насторожился, снял ружьё с плеча, ускорил шаг. Но звук быстро направляется аккурат к нему, как будто точно знает, где он. Охотник отложил кирпичей, развернулся и приготовился достойно встретить, кто бы это ни был. Звуки всё ближе, и наконец из кустов выпрыгивает покойный друг — весь в земле, волосы растрепаны, уже трупными пятнами покрыт, глаза не двигаются, одежда висит лохмотьями, а ещё изо рта и ушей свисают какие-то трубочки — то ли вены какие, то ли сопли, или ещё какая хуйня. Как деретник увидел его, сразу кинулся вперёд, как волк — рычит, дёргается, клацает зубами. Охотник выстрелил в него, промазал, между тем тот добрался до него и одним движением руки на добрые пять метров отбросил. Охотник, к счастью, ружья не выпустил, выстрелил снова и на этот раз разнёс мертвецу всю башку. Но даже это деретника — не остановило — почти безголовый труп продолжал бегать за ним, размахивая руками, каким-то образом безошибочно определяя его местонахождение. «Успокоился» только после нескольких попаданий картечью в грудь и конечности. Когда деретник упал, охотник быстро вырыл новую могилу, отрезал то, что осталось от головы и на этот раз похоронил точно так, как его раньше просил друг. Как закончил, сразу съебался. На этот раз никто его догонять не стал. Вскоре он вышел на дорогу.

Кстати, к этой истории обычно добавляют, что к нему позже во сне являлся этот друг и, с одной стороны, благодарил, что тот всё-таки сделал в итоге всё как следует, а с другой, упрекал, что он с самого начала сразу так не сделал — мол, из-за этого инцидента «там» у него ещё куча серьёзных проблем будет.

История одиннадцатая. Баянай[править]

Суп, паранормач. Якут-кун снова на связи. Буду продолжать пилить крипипасты из фольклора моей малой родины.

Кажется, в предыдущем треде я упоминал о духе-покровителе охоты, который именуется Баянай. Из пантеона якутских природных духов это один из самых почитаемых, почти наравне с покровителем коневодства, которого зовут Джесегей (кони у якутов весьма сакральные животные, почти как коровы в Индии), и лишь на пару очков пониже, чем дух огня Хатан Тэмиэрийэ (этот вообще почитается почти наравне с высшими божествами). Баянай, ясен пень, обитает в лесах, в которых недостатка в Якутии нет. Считается, что у него имеется реестр всех охотников в якутских краях, и он может по своему усмотрению облагодетельствовать или, наоборот, обездолить любого, кто с длинностволом выбрался в леса. То есть если ты ведёшь себя по местным правилам, не оскорбляешь духов, не алчный дохуя, ну и, конечно, подкован в охотничьем деле - можешь рассчитывать на покровительство Баяная, и дичь сама будет валить в твои руки. Лично являться перед жалкими людишками дух не любит, а если кто его иногда увидит IRL, то это к великой удаче. Спрашиваете, где же тут кирпичи откладывать?.. А были случаи.

Вот, например, легенда. Пошла группа охотников в очередные дремучие ебеня дичи настрелять. Основательный такой поход, состоящий в основном из седомудых старцев и профи-охотников. Расположились у какой-то безымянной речки, разбили лагерь, ну и начали охотиться. Только вот дичь им как-то вообще не попадалась. Вроде зверья в лесах много, тут и там мелькают, и мужики не нубы в своём деле - не везёт, ёпт, и всё тут. И на третий день самому молодому-зелёному парню из группы, которому недавно едва восемнадцать лет исполнилось, приснился сон: будто, пока они все спали в своём временном бараке, из речки вынырнула роскошная вся такая женщина и, какая есть, мокрая, в облегающей одежде подошла прямо к его кровати и стала ему улыбаться. Парень тоже ей улыбается, всё ок, но потом женщина недовольно покосилась на храпящих кругом старперов и ушла в лес. Парень проснулся, нихуя не понял и заснул дальше.

На следующую ночь опять во сне явилась та же тян. На этот раз она стала его обнимать-целовать, но когда парень хотел её к себе привлечь, как-то ускользала всё время и говорила, что, мол, "не время". Так и в последующие ночи не давала себя ебти, а между тем охотничий фейл продолжался, у группы уже пошла тоска во все поля. Стали поговаривать, мол, не стоит ли вернуться обратно и сменить местность. Парню лично похуй, он-то нуб в этих делах, что скажут, то и сделает. Только вот женщина из влажных снов не выходит из головы - думает он, как было бы классно с ней замутить. Няшка же!

И вот в очередную ночь женщина всё-таки раскололась. Мне, говорит, твоё общество по кайфу, да вот только наличие кругом кучи старых хрычей всё портит. Она заговорщицки улыбнулась парню и шепчет: через три дня твои старики съебутся отсюдова, ну а ты, мил человек, останься, вот тогда у нас всё и получится как надо. Парень проснулся и впал в уныние. Ходит с ружьём по лесу, как во сне, мучается внутренними раздорами. Что делать? С одной стороны, вроде сон, хуета. С другой стороны, женщина явно неспроста снится каждую ночь, и настолько она тёплая и ламповая, что парню кажется, что без неё у него жизнь ну никак не заладится. Но, опять же, хуй её знает, кто она - вдруг хтоническая НЁХ какая-нибудь прикидывается няшкой и заманивает его в ловушку, чтобы сожрать (см. одну из паст в предыдущем треде)... В общем, ангст и бугурт у парня.

Третий день настал, и старики общим консилиумом пришли к выводу, что не фартануло им тут на этот раз, пора уебывать домой. Стали собираться. Только наш герой не собирается - сидит себе, уставясь в одну точку, ничего не говорит. Они ему - чувак, ты что, рехнулся, решил остаться один в дремучем лесу? Он молчит. Стали расспрашивать, в чём дело. Молчит. В уме только женщина, но в то же время боязно ему. Старики с ним долго возились, но ничего не добились. Решили, что парень тронулся головой, и все накинулись на него, связали по рукам и ногам. Парень не стал протестовать. Так и увезли его в связанном виде домой.

А дома отец парню устроил разнос. Дед твой, говорит, великим охотником был, да и я сам имел отличные задатки, да только в городе родился, так что пошёл по иной стезе. Мол, это тебя сам Баянай приметил, это была его уловка, чтобы сделать Настоящим Якутским Охотником, он хотел, чтобы ты остался в лесу. Коли остался бы, то было бы ему счастье - дичь стала бы сама его преследовать, протяни руку да возьми. Но только не хватило отпрыску мужества, чтобы самому избрать себе путь и встретиться с духом охоты лицом к лицу. "Так и останешься лохом на всю свою жизнь", - заключил отец. Так и вышло. Парень жил долго и, в принципе, нормально, да только не имел счастья в жизни: чувствовал он, что для иного был рождён, но когда ходил в лес, не мог и самого паршивого зайца подстрелить. Всё зверьё съебывалось за пять километров от него, задетектив его каким-то образом. Вот так обиделся на него Баянай.

Такое стори, посоны. Потом буду ещё кидать, коли интересно.

История двенадцатая. Якутские шаманы[править]

Вообще, если говорить о шаманах, то это отдельная очень интересная тема. В дореволюционные времена шаманов в Якутии было довольно много - чуть ли не в каждом селе был свой шаман, потом, с приходом коммунистов к власти и связанным с этим форсингом атеизма и выпиливанием непролетарских элементов, поголовье шаманов сильно снизилось. Но всё-таки и по сей день есть почитаемые старцы, к которым со всех концов республики приезжают просить совета или лечиться, если медицина бессильна.

У якутских шаманов по "уровню силы" три касты - мелкий, средний и великий (зависит только от генетического фактора и врождённой способности, великих шаманов было очень мало, и каждый из них мог напрямую достучаться до высшего божества якутской религии - Юрюнг Аар Тойон). Также шаманы подразделяются на хищных ("чёрных") шаманов и не хищных ("белых"). Вообще, между ними особой разницы нет - просто хищный шаман не гнушается использовать свои скиллы против жалких людишек, потому его все ссут. Но обычно шаманы не стремились убивать простых людей, разве что только особо лютых врагов. Зато вот между собой конкурировали будь здоров. Великие шаманы всю жизнь вели войны между собой, насылая друг на друга проклятия и порчи, и не расслаблялись поэтому ни на миг.

Кстати, интересно, но женщины-шаманки, или "удаганши" (их во всей истории раз-два и обчёлся) считались на голову превосходящими шаманов-мужчин. Как правило, если женщина становилась шаманом, то великим или хотя бы средним. Лидер рейтинга - удаганша Алысардах, которая на своём довольно молодом веку перемочила чуть ли не половину остальных великих шаманов своего времени, а другую половину пожалела разве что джаст фор лулз.

Инициация шаманов, как говорят, происходила в раннем детстве, обычно совпадая с началом периода полового созревания (или раньше). Например, инициация Девятного (Тогустаах), великого шамана из Усть-Алданского района, произошла так. Мальчику было 9 лет, и он остался днём дома один, родители куда-то ушли. Он сидел в балагане и играл на полу, когда во дворе вдруг послышался топот целой армии коней. Мальчик, естественно, заочковал и спрятался под кровать. Кони остановились, потом послышались чьи-то тяжёлые шаги, идущие от коновязи в сторону балагана, причём не к входной двери, а напрямую в сторону стены, возле которой под кроватью лежал мальчик. У стены шаги затихли, и чей-то голос зычно произнёс прямо над мальчиком: "Вот где ты! Наконец-то девятилетние поиски окончены!". И вслед за тем мальчик сразу потерял сознание. Предки, вернувшись домой, нашли ребёнка лежащим в бреду и горячке на полу. Как водится, послали за лекарем и шаманом. Шаман, осмотрев мальчика, запретил его трогать - пусть валяется, только кормить не забывайте. Мол, душа паренька покинула тело и находится далеко в междудмирье на обряде инициации шамана...

Насчёт этого "междумирья". Чаще всего говорится, что дух-посланник доставляет душу избранника на одно из священных мест Якутии, и там начинается лютый пиздец, называемый "расчленением" (уже по одному названию понятно, что ничего приятного для терпилы в этом нет). Попытаюсь пересказать, как я запомнил, воспоминания одного среднего шамана, которые я читал в детстве:

"В тот день шла гроза, и я побежал в луг, чтобы найти корову с телёнком и загнать их в хлев... Загоняя скот обратно по лугу, я увидел во вспышках молний, как посреди луга появилось огромное дерево, на вершине которого сидела странная птица, неотрывно глядящая на меня.. От её тяжёлого взора мне стало плохо, и я словно куда-то провалился... (ОП: кстати, де-факто паренька нашли только следующим утром на опушке леса голым, залезшим на какое-то дерево и дрожащим всем телом. После этого его привезли домой, он валялся без сознания три месяца, лишь открывал рот во время кормежки. Поэтому субъективные события, описанные ниже, происходили именно во время этого трехмесячного беспамятства).

Очнулся я на вершине громадной горы, нависающей над широкой рекой с очень бурным потоком (ОП: судя по описанию, это безымянная священная гора на устье реки Лены - место, где, по их воспоминаниям, проходил обряд инициации многих якутских шаманов; кстати, интересно, что точное местоположение этой горы неизвестно, если этот вообще реальный географический объект). Я некоторое время лежал, глядя на бескрайнее небо надо мной, не в силах шевельнуться. Потом ко мне вразвалочку подошёл гигантский человек с медвежьей головой с пикой и большим топором. Первым делом он вонзил свою пику на землю рядом со мной, а потом своим топором отрубил мне голову. Больно не было. После этого он насадил на пику мою голову так, чтобы я мог видеть, что он делает с моим поникшим телом. Он методично расчленял моё тело на мелкие куски плоти в течение нескольких часов, а потом, когда он закончил, на гору с небес приземлились три существа, напоминающие больших птиц с человеческими лицами. Они стали сортировывать куски моей плоти по нескольким кучам, споря о чём-то между собой. Между делом они поругали медведеголового за то, что во время расчленения он умудрился потерять где-то один палец с моего тела. Потом они улетели, и я увидел на небе летящую с севера тучу металлического цвета. С тучи на гору спикировала орда демонических существ, которые тут же принялись пожирать мою плоть с левой кучи, явно наслаждаясь процессом. Что странно, после пожирания они тут же изрыгали плоть обратно или даже не глотали, а лишь облизывали. Потом они улетели, и с запада прилетела медная туча, оттуда спустились другие человекоподобные существа, подошли к центральной куче, и всё повторилось... Потом прилетела серая туча с юга, появились хихикающие бледные твари и стали жрать правую кучу плоти...

Наконец, когда все ушли, появились вновь птицеподобные и стали складывать моё тело вновь из кусочков, скрепляя их между собой собственной обильной слюной. Я со своей пики с удивлением смотрел, как срастается мясо, мышцы и кости. Этот процесс длился довольно долго... В конце концов медведеголовый сдёрнул мою голову с пики и положил на шею моего тела, и один из птицеподобных искусно облизал шею по кругу, и моя голова срослась с телом... Я упал, не удержавшись на ногах, и напоследок услышал, как они надо мной торжественно провозгласили: "Теперь ты свободен! Поднимись, созданный по высшему велению помазанный Севером средний шаман!". Вслед за этим я немедленно снова потерял сознание и очнулся у себя на кровати. Мне сказали, что прошло уже три месяца с тех пор, как я заболел...".

Переживания этого шамана надо понимать так, что его астральное тело расщепили на отдельные частицы и повязали их с духами-покровителями Севера, Запада и Юга, которые специально прибывали (а так как сама инициация происходила на священном месте Севера, то он стал шаманом, помазанным Севером). Считается, что дух, присутствовавший на инициации шамана и лакомившийся его телом, отныне будет положительно к нему настроен и будет слушаться его просьб. По этой же причине инициация великого шамана длится дольше, тело расчленяется на более мелкие куски, и "гостей", желающий его пожрать, бывает больше...

Потом ещё про шаманов накидаю инфы и паст, а пока устал.

История тринадцатая. Алысардах[править]

Есть много легенд о вышеупомянутой удаганше Алысардах - в основном про то, как она выпиливала враждующих с ней шаманов и про то, какие лулзы она ловила, обламывая всяких скептиков, которые во всеуслышанье объявляли, что не верят в её силу. Расскажу по одной характерной пасте из каждой категории. Кстати, по описанию современников, выглядела она как самая обычная тян - не выдалась ни ростом, ни какими-то демоническими особенностями внешности. Наоборот, по телосложению и чертам лица она казалась очень хрупкой и беспомощной. Многие упоминают, что в "обычное" время (не во время транса) её часто принимали за обыкновенную молодую и привлекательную девушку.

Первая история про то, как Алысардах убила шамана из соседнего района, которого звали Олесь (ничего общего с Белоруссией - просто случайное созвучие). Конфликт между шаманами протекал вяло, пока Алысардах из-за чего-то однажды не обиделась сильно на Олеся и обещала в течение лета выжить его из этого света. Олесь, услышав это, занял оборонительную позицию и всё лето очень редко вылезал из своего балагана и постоянно проводил какие-то свои обряды, чтобы защитить себя. Но всё же иногда он позволял себе расслабиться и как-то жарким июльским днём отправился вместе с родственниками в соседний алас (поляну), чтобы покосить сена и искупаться.

После обеда, плескаясь в озере во время очередного перекура, Олесь заметил на западной кромке неба странное одинокое облачко цвета ржавчины. Тут же над аласом, панически каркая, пролетел чёрный ворон. Шаман изменился в лице. Заявив всем присутствующим, что ворон был его зверем-покровителем и он сказал ему, что Алысардах двинулась в путь по его душу, он срочно покинул поляну и направился в свой балаган. Пока он дошёл до своего дома, облачко, всё ширясь и чернея, почти настигло его. Люди, которые попались на пути облака, рассказывали, что от него шёл проливной дождь и кружили очень сильные вихри, причём площадь, которую покрывало облако, непрерывно менялась. Олесь заперся в своём балагане, заткнул все окна заранее приготовленными им заколдованными "клапанами", а сам, одевшись в свою шаманскую одежду и взяв бубен, спустился в погреб под балаганом. Облако настигло его жилища, и от него спустился громадный чёрный вихрь, который видели люди с отдалённого края поляны (нечто вроде торнадо). Вихрь некоторое время кружил вокруг балагана, разнося в клочья все вещи во дворе, включая коновязь, словно не зная, как подступиться к балагану. Но потом вихрь перескочил на сам балаган и проник внутрь строения через дымоход, который злосчастный Олесь забыл прикрыть. Из балагана весь вечер доносились ужасные громкие шумы и крики, облако время от времени метало громы и молнии. Ближе к вечеру оно вновь тронулось с места и направилось обратно на запад, постепенно развеиваясь.

Люди боялись несколько дней подходить к балагану Олеся. Наконец, они поняли, что он не выйдет, и набрались храбрости войти. В балагане был страшный беспорядок - все вещи буквально разнесло в клочья. Шаман лежал, скрючившись в углу погреба, прижимая к груди свой бубен. Лицо его представляло собой сплошное кровавое месиво.

А Алысардах, которая в этих событий плясала в трансе в своём доме, приходя в себя, высказала сожаление, что во время похода мимоходом случайно убила двух мелких шаманов из того же района, которые "подвернулись под удар". И действительно, эти шаманы в тот же вечер оба сильно заболели и скончались в течение двух-трёх дней.

Вторая история скорее юмористическая, чем криповая, но показывает, что удаганше не чуждо было ловить лулзы. Как-то в село, где жила удаганша, из города проездом были какие-то чины (напоминаю, время было ещё царское), два человека. Услышав, что тут живёт "шаманка", они не особо поверили, но всё-таки заявились к ней с визитом, чтобы взглянуть. Увидев вместо грозной старухи молодую тян, они почувствовали себя вольготнее и стали вести себя довольно развязно: поели, попили, стали обсуждать её между собой вслух, а в конце концов в ультимативной форме потребовали, чтобы Алысардах показала им "фокус-покус". Та скромно согласилась и стала изображать транс. Мужчины смотрели на неё пять минут, десять, полчаса - им надоело это, и они, выругавшись, встали и пошли прочь. Но как только открыли дверь балагана, снаружи в дом хлынула толща воды, будто балаган был под водой. Мужчины моментально промокли насквозь, барахтаясь в ледяной воде, в которой плавали рыбы. А Алысардах только смеялась над ними. Они почувствовали, что этак они скоро утонут, и слёзно попросили её закончить представление. Она милостиво согласилась и велела мужчинам поймать по одной рыбе из воды. С трудом, но им это удалось. Вода меж тем всё прибывала. "Ну а теперь, если хотите прекратить это, - сказала удаганша, - сжимайте эти пойманные рыбы двумя руками изо всех сил!". Мужчины стали сжимать, а она кричала: "Сильнее! Сильнее!". От напряжения у мужиков аж вздулись вены на висках, а Алысардах, глядя на них, покатывалась со смеху. И вдруг... чуваки опомнились, и оказалось, что стоят в балагене перед целой толпой местных зрителей со спущенными штанами и, пыхтя, сжимают хуи друг другу. Народ, естественно, весь лежит от смеха. Мужчины бурно покраснели и бросились вон из балагана и больше к Алысардах не возвращались.

История четырнадцатая. Тунгусские шаманы[править]

Интересная шняга: якутские шаманы во все времена с удивительным единодушием признавали, что они дружно сосут перед тунгусскими шаманами, обитающими на северных районах Якутии. Даже великие шаманы побаивались туда соваться - мол, даже не особо сильный шаман-тунгус одной левой уделает наших выскочек. Есть легенда об одном из якутских великих шаманов (имя запамятовал), который ни с того ни с сего однажды ночью погрузился в летаргический сон и так провалялся три года. Потом очнулся, как ни в чём не бывало, и рассказал, что той ночью три года назад от нехуй делать он решил повидать свет, вселился в своего материнского зверя - орла и пошёл скитаться по просторам. Залетел он таким образом куда-то на север, и тут видит - летит на него охуенных размеров филин. Поймал орла, как мышонка, отнёс в своё гнездо и там, навалившись всем телом на него, держал три года, причём, как водится, срал и ссал прямо на него. И лишь через три года орлу удалось улучить момент, когда филин отвлёкся, и дух якутского шамана, наконец, смог съебаться. Как потом он сказал, филин был ОДНИМ ИЗ материнских зверей некого тунгусского шамана (т. е. если у якутских шаманов зверь один, то у тунгусских шаманов таковых могло быть хоть стопицот). Такие дела.

Вот ещё паста про встречу якутского и тунгусского шамана. Заехал как-то один средний якутский шаман в северные края. Стояла зима, он ехал по лесам и долам на телеге, в которую был запряжен бык. Вёз он с собой, помимо прочего, в мешках большие куски говяжьего мяса, которыми ему расплатились в очередной деревушке за то, что он вылечил какого-то больного. И вот где-то в середине дороги он пришёл в заснеженную поляну-алас, где стоял маленький ветхий балаган. Сразу видно - живёт тут бедный человек. А у нашего героя, который мнил себя волшебником высшей категории, было ЧСВ овер 9000. Вваливается, значит, внутрь, а там старик и старуха. Ну они им всё на пальцах объяснил - я типа шаман, который по своим архиважным делам куда-то едет, так что, милые люди, угощайте и вообще относитесь хорошо. Старик и старуха засуетились, сделали ему скудный, но вполне сносный ужин, и шаман, довольный, уснул.

Наутро встал, позавтракал и поехал дальше, даже словом не перекинувшись с хозяевами. Ехал весь день и вечером охуел - дорога привела его в тот же алас, откуда он утром выехал. Тот же балаган, те же старик со старухой... Шаман отложил кирпичей, проведал по своим каналам, что за хуйня творится, но так ничего и не понял. Что поделать - зашёл в балаган, сказал, что телега сломалась, и потому он потратил весь день на ремонт и решил заночевать у хозяев ещё раз. Старик и старуха отреагировали спокойно. Опять скудный ужин, то-сё. Шаман долго ворочался в постели в тревожных мыслях, но всё же уснул.

Утром опять уехал. День выдался ненастный, дорогу почти замело снегом, но бык упорно полз вперёд. Вечером впереди в аласе замелькал огонёк из печной трубы балагана. Естественно, того самого.

Тут уж шаман прочухал, что нечисто дело - попался он в ловушку более сильного колдуна. Но кого? Он по-прежнему не ощущал поблизости присутствия другого шамана. Пришлось войти в третий раз в один и тот же балаган на ночёвку. На этот раз он даже оправдаться не пытался - просто зашёл и ничего не сказал. Старик со старухой только переглянулись, потом старуха как бы между намекнула, что есть-то на ужин нечего - шаман за предыдущие дни всё съел. Мол, может, сегодня у дорогого гостя самого найдётся угощение для них?.. На то наш герой, думая о своих кусках говядины на телеге, только буркнул - не намеревался он делиться своей едой с простыми хуями.

Тогда поднялся старик, заявив: "Ну, негоже оставлять нашего гостя голодным, придётся тогда своё мясо сварить". Шаман в непонятках смотрел, как старуха принесла старику острый топор, а тот сел на пол, оголил себе правую ногу, потом взял топор и - ррраз себе по бедру!.. Кровища, торчащая кость, шаман в ахуе, а старик со старухой знай себе деловито продолжают рубить тому ногу. Отделили ногу, потом старик поднялся на одной ноге и стал разделять ногу на кусочки. Потом отдал сие добро старухе и велел ей приготовить суп. Та взяла мясо и ушла в сторону печи заниматься кулинарией.

Ну, тут уж приезжий шаман догадался, кто его троллил все эти три дня. Упав перед одноногим стариком на колени, он взмолился, чтобы тот его простил - мол, не знал, кто ты, не убивай, отпусти, признаю свою глупость. Старик, обвернув культю тканью, сел на свой стул и молчал. Шаман убивался всё больше, вымаливая прощение. Посулил ему всё добро, что он с собой вёз, и быка с телегой в придачу. Между тем суп был готов, и старуха призвала всех ужинать. Старик жестом велел шаману сесть за стол. Пришлось ему вместе с ними сидеть и жрать эту жуткую похлебку. Впрочем, суп был вполне себе вкусный, без всякого там мерзкого привкуса. Так и легли спать. Шаман, естественно, всю ночь не спал, но съебаться не пытался - знал, что ничего не выйдет.

Утром старик, наконец, разомкнул уста (кстати, нога его утром "приросла" обратно и выглядела целехонькой). Он разрешил гостю убираться вон из его дома, оставив все свои вещи и быка. Шаман молча с громадным облегчением выскочил из балагана. Прежде чем пойти по дороге, он посмотрел на свою телегу и увидел, что один из мешков с мясом открыт, и оттуда пропал приличный кусок доброй говядины - как раз такой, чтобы хватило на хороший суп...

Весь день он топал на своих двоих по снегу и в итоге добрался до какого-то аласа, где жила большая семья. Они-то ему и рассказали, что по пути к ним живёт шаман тунгусских кровей со своей женой.

История пятнадцатая. Пожиратель телят[править]

Ух ёпт, спасибо, что бампанули, аноны, а то я уже и забыл, что создавал такой тред.

Касательно шаманов и прочее-прочее - устрою небольшой перерывчик, потом как-нить ещё основательно распишу, что ещё знаю о них и сдобрю пастами. Пока не чувствую себя достаточно собранным, чтобы сочинять очередную простыню текста.

А пока маленькая крипипаста, тоже из классики местного фольклора. В тех или иных вариациях я слышал/читал её овердохуя.

У одно сельской семьи не стоял скот - либо коровы никак не могли забеременеть ("кулуннаабыт"), либо разрождались мёртвыми телятами ("торбостообут"). Если и рождался нормальный телёнок, он бывал пздц хиленьким и помирал максимум через неделю после рождения. В таких случаях местный фольклор задвигает две возможные причины: а) либо просто не фартит семье - духи скота им не покровительствуют, мб из-за каких-то былых или настоящих косяков; б) либо в их хлеве поселился "пожиратель телят" ("торбуйах абасыта"), мелкий злой дух, который питается как раз духами личинок скота, поэтому они и не могут выжить. Конечно, проблема имеется, но не такого масштаба, чтобы посыпать себе голову пеплом, тем более происходили события крипипасты не в древнее глухое время, а где-то в 60-е - 70-е годы XX века. Мрёт скот, это печально, но что поделаешь.

Но вот как-то вернулась женщина домой днём (а у них был ребёнок где-то пяти лет, который днём сидел дома, пока родители работали) и обнаружил своё дитя в хлеву играющим какими-то деревяшками. Причём ещё до того, как зайти в хлев, она явно расслышала, что ребёнок с кем-то разговаривает внутри - чётко выделялись два голоса. Устроила сыну допрос и узнала, что с некоторых пор у него появился "друг" - некий лохматый невзрачный паренёк, одетый весь в одежду из шкур. Обитал новый друг всегда только внутри хлева - выходил откуда-то из тёмного угла. Они часто вместе играли, причём лохматый паренёк был не промах и ловил профит с этого знакомства, подговаривая ребёнка тайком носить ему еду со своего стола. И настаивал, чтобы мальчик про него никому не говорил, особенно родителям - "иначе я больше с тобой играть не буду".

Женщина повысирала стройматериалов, рассказала вечером обо всём мужу. Семейный консилиум поставил диагноз - "пожиратель телят". Но что с ним поделаешь? Глава семьи посовещался со "знающими" личностями в селе и однажды утром дал своему сыну острый стальной якутский нож. "Спрячь в брюках, - сказал он. - Сделай вид, что всё нормально. Когда этот новый знакомый вновь подойдёт к тебе, въеби в щщи ударь его ножом в живот со всей силы!". Суровый якутский малыш без всяких эмо-страданий согласился замочить своего другана.

Наутро ребёнок вновь попёрся в хлев с большой порцией всякой вкусной еды. Уселся с центре хлева и начал играть один. На этот раз "друг" долго не появлялся, а когда, наконец, выглянул из своего угла, то был явно насторожен. "Я чувствую волнение в Силе" "Что-то не так", - подозрительно говорил он, на что малыш ответил: "Не гони, всё норм, давай иди сюда, я ништяковую еду принёс, поиграем". Поломавшись, парень в шкурах всё-таки подошёл к нему и начал уплетать лепёшку. Тут-то малыш и улучил момент, когда он отвлёкся, вытащил нож из-под штанины и уебал его острым лезвием прямо в живот.

Хлев наполнился пронзительным визгом, и ребёнок потерял сознание. Когда пришёл в себя, то увидел, что он лежит один в хлеву, рядом валяется недоеденная лепёшка, а нож всё ещё у него в руке, причём лезвие было запачкано очень тёмной и густой, почти чёрной кровью. От "другана" и след простыл.

Больше "друг" в шкурах не появлялся, а скот наконец начал нормально рожать. А паренёк вырос и стал альфачом. Хэппи-энд.

История шестнадцатая. Нехорошая квартира в Якутске[править]

Говорят, в нашем городе Якутске призраков пруд пруди. Периодически за столом рассказывают страшные истории про «абасы» (злых духов), не дающих людям спокойно жить. Я в привидения не верила. Категорически. И над такими историями лишь посмеивалась. Никакого впечатления они на меня не производили. Но однажды мой непробиваемый материализм не выдержал испытания жизнью и дал течь.

Дело было так: срочно надо было снять квартиру. И так удачно подвернулась одна малосемейка. Ну знаете, наверное, такие дома, похожие на муравейник: девять этажей, нашпигованных квартиренками. Лилипутского метража для одного человека вполне достаточно, а многолюдие меня, тогда еще студентку, не смущало. К тому же малосемейка эта была почти в центре города, из окна видна церковь — пасторальный такой пейзажик, и дешево, как в сказке. Сдавала ее молодая семья, которая по каким-то причинам предпочла жить не там, а с родителями, что само по себе странно. Тут-то мне бы насторожиться. К тому же знала ведь, что тот микрорайон выстроен на старом кладбище, от которого сохранилась только та самая церковь. Но, беспечная и довольная, я въехала в квартиру. Всего имущества было — раскладушка, стол да пара стульев. Обустроилась, на двери санузла нарисовала акварелью смешного зайца, шторки повесила. В общем, уют создать попыталась.

Выяснилась одна странная вещь: окна квартиры выходили на юг, то есть летом в ней должно быть просто пекло. А на самом деле даже в самый жаркий день было холодно, как в склепе. В первую же ночь проснулась от жуткого сопения под раскладушкой. Думаю: вот так слышимость, соседи за стенкой дышат! И только утром сообразила, что за этой стенкой нет соседей, а есть улица, ведь квартира угловая. А ближайшие соседи — через всю комнату, кухню и санузел. То есть их сопение слышно быть не могло.

Удивилась, но и только. Через несколько дней удивилась еще больше: услышала ночью дробный топот босых ножек, словно ребенок бегает. Проснулась. В ванной шумит вода, а на полу появляются мокрые детские следы. Появляются цепочкой и тут же исчезают. Сказать, что я была шокирована — ничего не сказать. Других объяснений, кроме того, что это сон, придумать не смогла. Поэтому отвернулась и уснула.

Когда к концу лета ночи стали темными, под вечер накатывала натуральная жуть. Просто по необъяснимой причине становилось страшно до дрожи. Я стала спать со включенным светом. Вскоре свет сломался. Вызвала электриков, они починили проводку. Назавтра она испортилась вновь. Я опять вызвала электриков. Вскоре они ходили ко мне раз пять в неделю. Я не преувеличиваю. Зло брало: что вы, говорю, за мастера такие, раз и навсегда починить не можете! «Да проводка каждый раз в другом месте ломается!» — оправдывались они.

А потом остановилась у меня на недельку знакомая. После первой же ночи говорит: «Надо бы квартиру святой водой побрызгать, что ли. А то всю ночь краны открывались-закрывались сами по себе и ребенок по квартире бегал. Страшно, и как ты здесь одна живешь?».

А под потолком лампочка висела. Голая, без люстр и абажуров. Так вот, стоило Женьке высказаться, как она упала. Шнур, на котором она висела, оборвался посередке, словно кто-то дернул изо всей силы и разорвал его. Электрики, когда пришли чинить, посмеивались, что мы с Женькой, аки обезьяны, видимо, на этом шнуре качались.

Мы тут же пошли в церковь, набрали святой воды и под «Отче наш» обрызгали всю квартиру, каждую стенку, каждый угол. И знаете что? Дышать стало свободнее. Дня на три. Три дня стояла тишина, свет не ломался, вода не открывалась, никто не сопел и не топал по ночам. А потом все началось с новой силой. А остаток святой воды в чисто вымытой баночке покрылся плесенью. Между прочим, проверено: у моей мамы святая вода, набранная в Крещенье из-под крана, стоит уже много лет, и хоть бы хны.

Когда Женька уехала, в квартире стало невозможно находиться ночью. Особенно на кухне. Без всяких видимых причин зайти туда в темноте было просто жутко.

В общем, закончилось все так: как-то раз я забыла вечером на кухне свою сумку. К ночи уже туда за ней не пошла. А утром обнаружила на ней отпечаток детской ладони без одного пальчика. Отпечаток не смывался никакими моющими средствами.

Больше я там ночевать не стала. По-быстрому сняла комнату, перевезла вещи, ключи отдала хозяевам. Они, между прочим, даже не стали спрашивать причину, по которой я так спешно сбежала из их квартиры.

История семнадцатая. Якутский поселок[править]

До переезда в Якутск я жила в маленьком поселке, в трехкомнатной квартире в относительно новом каменном доме. Подчеркиваю — каменный дом, а не деревянный, следовательно, странные звуки и голоса никак не могут «осесть» в его стенах, как это случается в деревянных зданиях.

Случаи, которые там произошли, не страшные, но пугающие и заставляют чувствовать себя неуютно.

Случай первый. Я училась в 4-м классе и спала с мамой в одной кровати, потому как она очень сильно болела. По ночам ее мучили кошмары, и я должна была исполнять роль «будильника», то бишь будить ее, потому как она редко просыпалась от таких кошмаров без помощи. В ту ночь все было, как прежде: мама спала, я тоже. Но неожиданно я проснулась. Ощущение было такое, будто меня выдернули из какого-то пространства, в котором нет времени — до того странно я себя чувствовала. Это совсем не было похоже на состояние сонного человека.

Так вот, едва я открыла глаза, как невольно посмотрела в сторону прихожей (комната родителей выходит на коридор). Словно что-то притягивало меня. Стояла зима, было очень темно, и в кромешной тьме я увидела, что на нас с мамой смотрят чьи-то глаза — ярко-красные, узкие, без зрачков, сплошные красные глаза. Просто глаза — никакого силуэта или тела я не увидела. Едва я взглянула на них, как они тут же исчезли.

Меня прошиб озноб. Стараясь себя успокоить, убеждая, что все это мне просто привиделось, я прижалась лбом к маминой руке и закрыла глаза, намереваясь уснуть. Сознание просто отказывалось принимать то, что я увидела, но, как только я закрыла глаза, как мне на лоб кто-то бросил шарик (я почему-то сразу поняла, что это был круглый маленький предмет, который кто-то бросил на меня). У меня чуть сердце из горла не выскочило. Более того, этот предмет отскочил от меня, и я ожидала услышать, как он упадет на пол, но ничего не произошло — никаких звуков или шорохов. Стояла абсолютная тишина. Как я тогда себя успокоила и, более того, уснула — сама не понимаю. Случись такое со мной сейчас, я бы подняла крик на весь дом.

Позднее я упала и сильно ударилась той стороной лба, на которую упал тот предмет, получила сотрясение мозга и повышение внутричерепного давления, последствие которого отразилось на моем зрении — поставили прогрессирующую миопию второй степени, то есть зрение мое ухудшается с каждым годом.

Понятия не имею, что это было, и, если быть честной, знать об этом особо не хочу. Позже, кстати, я видела эти глаза еще один раз — теперь уже они были прямо над нашей с мамой кроватью...

Случай второй, не такой страшный, как первый (хвала Господу Богу). Я очень любила слушать рок-музыку и в отсутствие родителей включала ее на полную громкость своих динамиков (благо, стены в нашем доме толстые). Так вот, однажды вечером я, как обычно, включила панк-рок и буквально через секунду услышала тяжелый, щемящий душу вздох совсем рядом со своей комнатой. Поначалу не обратила на него никакого внимания, но повторный вздох уже заставил меня насторожиться: дома-то я была одна. Выключила музыку и прислушалась — ни звука. Ладно, включила снова — и снова чьи-то вздохи. Я опять выключила музыку и проверила входные двери — вдруг забыла их запереть, и в коридоре вздыхает какой-то сосед? Но нет — двери были заперты, а на площадке никого не было.

Стало не по себе, я вернулась и снова включила музыку, на сей раз чисто ради эксперимента. И снова кто-то стал вздыхать. Вот тут мне действительно стало страшно, я выключила не только музыку, но и компьютер, включила свет и стала читать книгу. После этого больше не рисковала слушать громкую музыку.

Случай третий. Меня все чаще посещали мысли, что в квартире что-то неладное творится. Боковым зрением я видела черные фигуры, которые исчезали, едва я решалась взглянуть на них. Как-то раз, будучи, опять же, одна дома, я слушала музыку в наушниках и занималась уборкой комнаты, как вдруг боковым зрением заметила, что что-то черное и маленькое взметнулось за мой стул и затаилось там. Быстро поворачиваю голову — а там ничего. И так чуть ли не каждую неделю: то что-то бегало, то что-то пролетало, а бывало, и черная тень стояла... Потом я узнала, что боковым зрением люди чаще всего видят потусторонних существ.

Когда-то у меня была привычка вставать в пять часов часов утра и лежать так до рассвета. Так вот, проснувшись, как всегда, по биологическим часам, я услышала скрип стула из кухни (обычно такой звук бывает, когда передвигают мебель по полу). Удивилась, думаю — почему это родители в такую рань поднялись? Когда же утром я спросила у них, что они делали в пять часов утра на кухне, те хором заявили, что они спали и никто из них и близко к кухне не подходил. Единственная мысль у меня тогда была: «Надо же».

Еще такие же звуки слышала я со своей подругой, когда она приходила ко мне ночевать. Мы громко смеялись и шутили друг с другом, когда неожиданно из кухни раздался звон посуды.

Звуки слышал и мой брат. Однажды у нас гостила пятилетняя сестра, и мы стали пугать ее, мол, сейчас бабайка придет и заберет тебя. Вдобавок начали стучать по двери и говорить: «Вот, слышишь? Это он стучится». Ребенок, конечно, заплакал, и мы прекратили свой дурацкий розыгрыш, как вдруг в дверь действительно постучали. Боже мой, я так быстро никогда не бежала. Нас с братом и сестрой будто ветром сдуло — мы мигом выскочили на балкон и закрылись там, потому что знали, что в доме, опять-таки, никого, кроме нас, не было (а находились мы в тот момент в зале).

Случай четвёртый связан со спиритическим сеансом. Наверное, каждый знаком с гаданием по блюдцу. Нужно взять неглубокую тарелку без рисунка, обмазать ее дно сажей, нарисовать стрелку, зажечь свечи и так далее. Многие говорят, что в ходе этого гадания действуют законы физики, из-за чего тарелка и двигается сама собой. Так вот — это полная чушь. Мы с подругой вдвоем решили провести данный сеанс из чистого любопытства. Ни сажи, ни спичек, ни свечей у нас не было. Вместо этого мы использовали тени для век, которыми обмазали дно тарелки (кстати, тарелка была с золотой каемкой), простым карандашом нарисовали стрелку, а вместо свечей использовали свои мобильные телефоны — поставили подсветку дисплея на максимум. А теперь представьте себе наш ужас, когда тарелка действительно стала ходить сама, без посторонней помощи. Сначала я думала, что подруга меня разыгрывает, и попросила ее прекратить. Она убрала палец, и я с диким страхом поняла, что никто ни меня, ни ее не разыгрывал — гадание оказалось действительным. Тарелка двигалась сама по себе. Стоит также упомянуть здесь ряд ошибок, которые мы совершили: гадание должно было проводиться с нечетным количеством участников (а нас было двое); в спешке мы забыли написать якутский алфавит, и один дух давно умершего якута долго и сердито искал якутские буквы; такое гадание принято проводить только в так называемый период Танха — то бишь во время святок; гадающие не должны прикасаться к тарелке. Тем не менее, духи исправно приходили на наши призывы и разговаривали с нами. Мы все больше входили во вкус и совершенно перестали отдавать себе отчет, и в конце концов дело дошло до того, что нас стали посещать духи, которых мы не призывали.

С трудом с ними попрощавшись, мы выкинули злополучные предметы в канаву (кроме телефонов), и нам еще два-три дня казалось, будто за нами следят какие-то темные тени. Никак не могу забыть этот опрометчивый поступок, который мы свершили из-за простого любопытства и скуки, к тому же идея-то была моя...

Случай пятый. В том доме, да и вообще все время, когда я жила в этом поселке, чуть ли не каждую ночь меня посещали странные, страшные сны. Приведу несколько примеров. Когда мне было 8 лет, умерла моя бабушка. Годом или двумя годами позже она стала часто мне сниться и просила меня уйти с ней или позволить ей остаться со мной. Почему-то я категорически не хотела идти с ней, однако часто позволяла бабушке оставаться со мной. И так продолжалось до тех пор, пока один наш родственник не застрелился (из-за тяжелой болезни). В ночь его смерти мне приснилось, как бабушка хлопочет у плиты и жарит оладьи. Рядом со мной находилась моя старая собака Сокол.

— Поторопись, внученька, сегодня у нас гости! — сказала мне бабушка.

Зачем торопиться и что делать — я так и не поняла. Помню, как я бегала туда-сюда по ее поручениям, а рядом со мной был Сокол.

На следующий день я узнала, что Сокол умер год назад. Кстати, после этого бабушка перестала часто мне сниться и уж тем более звать с собой.

Однажды мне приснилось, будто я со своим другом ограбила чей-то дом, но нас быстро настигла милиция, и мы решили спастись бегством. Почему-то я прибежала домой, заперла дверь и стала молить отца, чтобы он не выдавал меня. Тот вяло что-то сказал и отмахнулся, мол, твои проблемы, ты и разбирайся (странно, в жизни отец болеет за меня душой и сердцем). И тут же раздался яростный стук в дверь. Я побежала к ней и украдкой взглянула в глазок — вся лестничная площадка была полна милиционеров. Помню свой испуг и мысль: «Мама родная, неужели я совершила так много преступлений?!».

Я подбежала к окну, намереваясь выпрыгнуть из него, но, едва открыв раму, поняла, что это бесполезно: за окном стояла полная темнота и бушевал ужасный холодный буран. Пока я соображала, что мне делать, милиционеры взломали дверь и арестовали меня. Потом я узнала, мой друг-соучастник тоже не избежал ареста, и нас приговорили к расстрелу. Последнее, что помню, это были черные дула автоматов, из которых грянули оглушительные выстрелы...

Тем же утром я узнала, что арестовали моего одноклассника, который вместе со своим другом ограбил дом. Вещи выносились через окно, и в самый разгар темного дела в дом заявился хозяин. Он сдал воришек в милицию, а так как одноклассник и раньше не отличался смирным поведением (избиение, угон машины, хулиганство, нанесение ущерба чужому имуществу, распитие алкоголя в неположенных местах и т. д.), ему припомнили все нарушения и преступления. Получился весьма большой срок, который он отбывает до сих пор...

Ну и конечно, дело никак не могло обойтись без нечистой силы. Стоило мне увидеть во сне большого черного человека (не знаю, можно ли называть его человеком — скорее, он был похож на тень), как в жизни случались неприятности и проблемы — ссоры, разлады, болезни...

Надеюсь, вы понимаете, почему я не люблю свой поселок и дом. Приехав в Якутск, я, пожалуй, впервые в жизни узнала, каково это — спать спокойно и крепко, без страха увидеть очередную чертовщину во сне. Кстати говоря, с момента моего переезда видения и странные сны меня больше не посещают, а стоит мне уехать обратно в поселок, как все начинается заново. Заметила также, что в столице у меня нормализовалось и здоровье, когда как в поселке я часто лежала дома из-за страшных головных болей (внутричерепное давление). Доходило до того, что я непрерывно спала 2-3 дня, вставая лишь затем, чтобы покушать и сходить в туалет.

Очень надеюсь, что тут у меня все будет хорошо и спокойно.

История восемнадцатая. Встреча на дороге[править]

Одно из самых жутких и загадочных событий в моей жизни произошло не так давно — всего два года назад, когда я ездил в родное село на летние каникулы. С малых лет я верил, что вокруг есть незримые силы, которые иногда каким-то непостижимым образом проявляются в нашем мире, и что далеко не все из них могут вызвать у нас приятные чувства. Но то, что я узрел летним вечером на пустынной дороге возле села, дало мне право заменить слово «верю» на более категорическое «знаю». Ну и, что греха таить, подарило несколько бессонных ночей и панический, безотчётный страх перед родными лесами.

Лето в якутском селе — особое время. В то время как в городе лето считается порой отдыха и веселья, в сёлах вовсю кипит работа. Сенокос — вот что занимает сердца и умы жителей, заставляя их подниматься вместе с первыми лучами солнца и проводить время до позднего вечера на плодородных полянах (их в Якутии именуют «аласами»). Северное лето скоротечно, нужно успеть накосить достаточно сена для рогатого хозяйства, сбить сено в стога и завезти в усадьбу. А там, глядишь, и осень в затылок дышит.

Но в то же время сенокос — это ещё и отдых. Если ты родился и вырос в селе, то твой свящённый долг каждое лето хотя бы пару недель провести в аласе, вдыхая сочный аромат свежескошенной травы, слушая щебет птиц и с наслаждением плескаясь в кристально чистых водоёмах, на которые богаты аласы. Поэтому, закрыв нудную сессию в университете, я без раздумий сел в автобус и поехал домой.

Первую неделю мы косили сено на речном островке, стойко выдерживая атаки комаров и мошек, которые тучами роились во влажном воздухе. Кожа при этом доходит до такого состояния, что уже перестаёт распухать и чесаться после укусов. Покончив с работой на острове, мы перебрались в один из тех самых аласов, расположенных примерно в десяти километрах от села. Ездили туда на стареньком «УАЗе» отчима, загрузив в тележку-прицеп всю необходимую экипировку — косы, грабли, вилы. Сенокос в аласе — дело несравненно более лёгкое, чем на острове, и не только из-за относительно малого количества насекомых. Главное — в аласах меньше неровностей земли, камней и корней, об которые можно сломать косу. Наловчившемуся человеку работа здесь может показаться синекурой. О себе сказать такого не могу, но, признаюсь, я тоже вздохнул с облегчением, когда мы покинули остров.

Обычно мы заканчивали часам к восьми вечера и возвращались в село на том же автомобиле. Но вскоре я заимел привычку брать с собой на тележке велосипед, который находится в моём владении со школьных лет, и катить домой в одиночку, наслаждаясь вечерней прохладой, ездой и чувством проделанной работы. Тем более что ехать было не более получаса — всё лучше, чем трястись в душном салоне «УАЗа» в компании не особо разговорчивого отчима.

Тот вечер не стал исключением. Мы поставили несколько десятков копен, которые потом нужно собрать в большой стог. Когда солнце начало заметно клониться в сторону запада, отчим собрал снаряжение и уехал. Думаю, это было в полдевятого. Я же остался в аласе и вдоволь наплавался в маленьком озере, которое находилось в центре поляны. Настроение было превосходное, омрачало ощущения разве что илистое, загрязняющее ноги дно озера. В реке купаться более приятно — течение создаёт своеобразные ощущения, и на дне чистый жёлтый песок.

Выйдя из озера, я оделся и сел на велосипед. Солнце тем временем приняло багрово-красный оттенок, что летом обычно предвещает дожди. Я неторопливо крутил педали, колесо мерно расшвыривало камешки, которые лежали на грунтовой дороге. По обе стороны дороги росли в основном хвойные деревья, но изредка я видел и берёзы с лиственницами. Такой тут смешанный лес. Обилие сосен затемняло дорогу. Вкупе с ярко-красным шаром солнца, который беспрестанно мелькал меж стволов, зрелище было потрясающе красивым и контрастным.

Роковая встреча состоялась, когда за спиной осталось примерно четыре километра. В этом месте лес с правой стороны расступался, открывая взору очередной алас с деревянным ограждением по периметру — так владельцы защищают сено от свободно бродящих возле сёл коров, лошадей и иных напастей. Сейчас в аласе не было ни души, но на дальней стороне я видел жёлтые остовы стогов. Слева протекала тоненькая речка, так что деревьев там тоже было немного. Впереди был крутой поворот, не позволяющий разглядеть, кто движется навстречу — одно из тех самых «мест повышенного риска ДТП», о которых говорят гаишники.

На грунтовках и шоссе Якутии полным-полно так называемых «нехороших» мест, где якобы происходят фантастические вещи: за машинами гоняется седая старуха с посохом, или у обочины голосует юная девушка, которая потом вдруг исчезает из кабины, не оставив никаких следов своего присутствия. Каждый такой рассказ, как правило, обосновывается какой-либо леденящей кровь историей из прошлого, которая приключилась возле того самого места — старушку здесь сбил грузовик, а девушка повесилась на суку возле дороги метрах в двадцати от места, где она останавливала машин. Но дорога, по которой я ехал, никогда не обладала дурной славой. Если бы кто-либо хоть раз замечал тут необычные явления, то об этом шепталось бы всё село в ближайшие сто лет. Так что мне, можно сказать, в некотором роде повезло...

Налюбовавшись видом пустого аласа, освещённого красными лучами заката, я перевёл взгляд на дорогу и увидел, что из-за поворота выехал всадник на коне. Конь был гнедым и двигался вперёд лёгкой рысью. Меня всадник ничем не удивил — живой транспорт популярен в Якутии и во многом более удобен, чем автомобили. Я уверенно направил велосипед навстречу всаднику. Сейчас, размышляя задним числом, я нахожу лишь один признак, который мог бы меня тогда встревожить: а именно, копыта коня не издавали характерного цоканья при касании с грунтом. Конь бежал совершенно бесшумно, но я тогда не обратил на это внимания. Животное показалось мне усталым, так как бежало с понуренной головой. Человек, который возвышался на седле, сидел прямо, не осматриваясь по сторонам. Издалека я различил, что он одет в тёмное, но, опять же, знал, что слишком яркая расцветка в тонах одежды здесь не приветствуется. Если на то пошло, я сам был в серой майке и коричневых шортах.

И вот я подъехал на достаточно близкое расстояние, чтобы всё же ощутить: что-то не так с этим одиноким всадником, ощутить пока на уровне интуиции, так как мозг ещё не полностью проанализировал показания органов чувств. А через пару мгновений я вдруг с ужасающей ясностью понял первую вещь, которой не должно было быть места, если бы всадник был обычным человеком — его ноги были чудовищно длинными, настолько длинными, что, несмотря на немалый рост коня, волочились по земле. Оканчивались ноги не ступнёй, а просто становились всё тоньше... и тоньше... пока просто не исчезали.

То были ноги. Второе наблюдение, которое заставило зашевелиться волосы на затылке, касалось коня. Ранее я видел его спереди и потому ничего необычного не замечал. Подъехав ближе, я смог рассмотреть животное сбоку, и до меня дошло ещё одно отвратительное нарушение пропорции — конь был длинным. Таким же, как ноги его хозяина. Ног у коня, насколько я помню, всё-таки было четыре, как обычно, но спина растянулась на долгие метры. Думаю, он бы побил по длине тройку нормальных коней, поставленных один перед другим.

Одних этих обстоятельств хватило бы, чтобы я потерял сознание от страха, но я имел несчастье этим не удовлетвориться и поднять глаза к лицу жуткого всадника. Едва я это сделал, далее уже не помню, как было; смутно вспоминается болезненное падение и смрадный, похожий на жжёную резину, запах, который заполнил нос. Должно быть, это просто проехало мимо, не обратив на меня внимания. В любом случае, очнувшись, я увидел, что валяюсь на дороге вместе с велосипедом, правая голень горит огнём (ничего особенного — как выяснилось, была просто содрана кожа), а дорога вновь пуста. Плохой запах тоже растворился, исчез в воздухе. Солнце сместилось на небе чуть-чуть — обморок длился недолго. От его кроваво-красного света меня еле не вытошнило. С армией мурашек, бегающих по спине, я кое-как встал и оседлал велосипед. О том, чтобы ехать неторопливо, более не могло быть и речи; я гнал что было сил, попеременно оглядываясь, чтобы убедиться, что всадник с длинными ногами не скачет за мной следом. Через пятнадцать минут, показавшихся мне часом, я въехал в село и вздохнул с облегчением. На дворах играла музыка из стереоколонок, где-то визжала бензопила, слышался гомон детей. Всё это успокаивало, развеивало воспоминания, от которых меня бросало в жар и холод.

Умолчать о происшествии я не смог и рассказал родителям. Сошлись на мнении, что это существо было так называемым «проходящим» призраком, который направлялся в другие края «по своим делам» (местный костровый фольклор даёт много примеров подобных встреч). Вреда мне такой призрак вроде причинить не мог даже теоретически, но это не очень помогло мне вернуть душевное спокойствие. Больше я, понятное дело, не катался на велосипеде мимо вечерних аласов. Даже выйти в наружную уборную ночью стало для меня немного проблематично. Впрочем, со временем яркие краски той встречи стали немного размываться, и я надеюсь, что этот страх мне удастся кое-как подавить. Но одну черту страшного всадника я не забуду никогда... я не рассказывал об этом ни родителям, ни друзьям, ограничившись длинными ногами и деформированным конём. Просто было слишком страшно вновь вызывать в памяти образ того, что отправило меня в обморок и, кажется, способно на это даже сейчас, ночами, когда я один дома — вытаращенные, резкие, будто вырезанные из бумаги глаза человека на коне, которые занимали большую половину лица.

История девятнадцатая. Дыхание за окном[править]

Якуты боятся мертвецов. Ну, типа, их все боятся, но по якутским поверьям если покойник в любом виде (во сне или IRL) привидится живым людям (в особенности родственникам), то можно быть уверенным, что его дух «тянет» душу живого человека на тот свет. Исключения, конечно, есть (например, если во сне недавно усопший родственник передаст какую-нибудь просьбу типа «скажите моей дочери, что под подушкой спрятано 9000 рублей»), но обычно видеть покойников — это не к добру. Паста связана именно с этим.

Жил в селе старик-пенсионер. Дом у него был большой, а у него никого не было, и он решил сдать комнату практикантке, которая проходила стажировку в местной больнице. Отношения между хозяином и девушкой были ровными, никто никому не мешал, иногда по вечерам болтали о том о сём.

Однажды зимним вечером тян возвращалась с больницы. Входя во двор, она услышала где-то в противоположной стороне двора хруст снега. Темнота не позволяла видеть, кто это, но она подумала, что это старик какие-то дела делает. Но её удивило, что человек очень сильно то лы пыхтел, то ли стонал, будто задыхался. Девушка громко спросила: «Кто это?» — и тут же шаги и странное дыхание стихли. Постояв немного, девушка почувствовала себя неуютно и вошла в дом. Старик сидел у печи, и она поняла, что это никак не мог быть он. Повысирав тихо стройматериалов, она решила ничего не говорить, чтобы не пугать старого человека. Сели ужинать, и она заметила, что старик был какой-то грустный. На её вопрос он ответил: «Лёг после обеда вздремнуть, и мне приснился мой младший брат, который умер двадцать лет назад. Всё звал меня пойти с собой, но я отказывался. Плохая это примета». Девушке стало ещё кирпичнее, но она промолчала.

Наступила ночь, и они разошлись по комнатам. Девушке не спалось, она всё ворочалась на постели. Может, и шликала, но история об этом умалчивает. Старик спал в соседней комнате, и она хорошо слышала его неровное дыхание. Вдруг на улице, прямо под окном девушки, опять захрустел снег, и раздалось то самое прерывистое, похожее на стон дыхание — будто кто-то только что пробежал ёбаный марафон и задыхается. Девушка накрылась одеялом с головой, чуть не умирая от страха. Прошла минута, и, хрустя снегом, невидимый гость переместился к окну в комнате старика. И тут же тян услышала, как характер сонного дыхания старика поменялся: он тоже начал пыхтеть и хрипеть, ворочаясь на постели. Девушка подумала, что надо бы его разбудить, но «гость» за окном тоже дышал почти в унисон со стариком, и она побоялась вылезать из-под одеяла. Не знала, сколько это продолжалось, и в итоге уснула.

Наутро, когда рассвело, первым делом она вышла в уборную и исследовала снег — никаких следов. С облегчением вздохнув, она зашла завтракать. Старик был ещё более мрачен, чем вчера — рассказал, что ему опять приснился брат, на этот раз злой и решительно настроенный силой унести его с собой. «Я боролся, как мог, но он всё равно меня сбил с ног и утащил силой», — вздохнул старик. Девушка тут наконец решилась рассказать о том, что она слышала. Услышав это, дед и вовсе впал в депрессняк: «Разбудила бы ты меня, пока он меня не одолел. Это точно был он — я помню, как он жутко хрипел, когда умирал от туберкулеза. Теперь я конченый человек».

И действительно, не прошло и недели, как старик слег с пневмонией, и так и не смог оправиться. Похоронили его рядом с братом. А тян пришлось переехать к другой семье.

История двадцатая. Сундучный вечер[править]

В продолжение темы об отношении якутов к мёртвым людям.

Есть такое поверье — «дьааhык киэhэ» (сундучный вечер). Так в деревнях называют вечер дня, когда кто-либо умер или кого-то похоронили. Считается, что в такие дни «с той стороны» приходят духи, чтобы сопроводить душу умершего на тот свет, и поэтому граница между зримым и незримым истончается. Могут повылазить и те, кого, как говорится, не звали — поэтому в сундучные вечера не принято громко шуметь на улице, веселиться и прочим образом привлекать к себе внимание. Иначе на шум могут собраться весьма нежелательные «товарищи». Для больших поселений и городов, где что ни день кто-то даёт дубу, это понятие, естественно, теряет свой смысал, но в деревнях и в наши дни очень сильно распространено это поверье. Анон самолично запрещал своим мелким братьям после смерти бабушки вечером играть на улице в догонялки — ну а мало ли что, Якутия, ебать. Далее идёт паста.

В одном селе помер древний старик, у которого было стопицот родни. Естественно, скорбящие родственники все съехались в село, чтобы подготовить достойные похороны. Приехали и мелкие детишки и, естественно, быстро успели закорефаниться друг с другом. Стояло лето, поэтому вечером новые друзья устроили игры на свежем воздухе (ну а хуле, не сидеть же в душных домах и смотреть на угрюмые лица людей, дети всё-таки). Конечно, совпровождалось всё криками, смехом, шумом-гамом. Из старых людей некоторые окрикивали их, мол, «дьааhык киэhэ», нехуй так резвиться, но в основном дети были предоставлены сами себе.

Когда салки надоели, дети начали играть в прятки во дворе. Вёл один приезжий малой лет десяти. Дети исчезли по всяким закоулкам, и он начал искать. Кое-кого быстро нашёл, а потом забрёл в зимний дом, который на летнее время пустовал и использовался как склад. Хотя и стояли летние ночи, внутри был сумрак. Парень заглянул в комнаты — нихуя. Уже выходя на улицу, он обратил внимание на большой шкаф-вешалку с закрытыми дверями — внутри вполне могли попрятаться мелкие родственнички. Проходя с покерфейсом мимо шкафа, он рывком открыл его, но внутри лишь висели зимние одежды — куртки, пальто… Он заподозрил, что за ними могут стоять дети, и стал щупать руками. Проводя рукой снизу вверх по рукаву большого пальто, парень вдруг нащупал что-то холодное. Посмотрел — а иза рукавом пальто блестит нож. Он удивился и стал на автомате щупать дальше. Оказалось, нож держала чья-то рука, холодная, как лёд. Парень отодвинул пальто и увидел, что за ним прячется без малого двухметровый человек, который смотрит на него сверху вниз. Полутьма не позволал разглядеть его лица, но зато в нос ударил смрадный запах. Заорав дурным голосом, паренёк выметнулся прочь из дома и рассказал всё детям. Те гурьбой зашли в дом и проверили шкаф — ничего, только одежда. Над парнем посмеялись, мол, трусишка. И продолжили играть.

Следующим вёл другой мальчик. Все, как обычно, попрятались, и мальчик отправился на поиски. После некоторых блужданий он вошёл в хлев в дальнем углу усадьбы. Так как в хлеву окна маленькие, то света тоже было немного, но мальчик отчётливо увидел, как в углу в тени прячется человек. «Ну всё, я нашёл тебя, — заявил мальчик. — Выходи». Тот, не двигаясь с места, прижал руку ко рту, словно игриво предлагая сохранять тишину, и стал тихонько посмеиваться, будто ему очень весело. Мальчик подошёл к нему со словами: «Выходи, я сказал!» — и вблизи увидел, что нихуя это не его друг, а какой-то лысый голый человечек с несоразмерно высоко расположенными (чуть ли не на лбу) блестящими круглыми глазами, пухлым бугристым животом и языком, свисающим изо рта до шеи. Пацан обосрался (причём в буквальном смысле) и в мгновение ока оказался на улице.

Когда ребёнок прибежал к родителям в истерике и пересказал им всё (да ещё и тот первый мальчик пересказом своего случая набросил крипоты), взрослые запретили детям в ближайшие дни играть на улице. Веселье кончилось.

Тут обычно присовокупляют мораль: «Всякому занятию есть своё подходящее время», но так как мы не моралфаги, то можно вывести урок, что не стоит шататься по тёмным закоулкам, когда в соседнем доме жмурик лежит.

История двадцать первая. Письмо[править]

История не о шаманах и язычестве, а случай произошедший в начале 21-го века. В общем, мои родственники жили в Таттинском районе, в селе Харбалах. Жили бедно, особо ничем не выделялись, но вели вполне здоровый образ жизни — пять детей, мать-свиноматка, отец-дрищ. Все вроде было у них хорошо… Прольское счастье.

Но однажды к ним пришло странное письмо о том, что якобы их родственник из Томпонского улуса скончался и их просят приехать на похороны. Письмо было адресовано им, обратный адресат — адрес того самого родственника. Подписано письмо было «родными». Присели, поплакали, решили поехать на похороны.

Когда доехали до места, то с удивлением обнаружили, что родственник жив-здоров, помирать не собирается и вообще сам сильно удивлен их приездом. Хапнули негатива, погостили несколько дней и обратно поехали в свою деревеньку. По дороге обратно заехали к нам и поведали эту историю. Лица были измученные, озабоченные, голос тихий и таинственный.

О чьей-то шутке говорить глупо, наверно. Ведь люди были непримечательные, обычные нищеброды, живущие в клоаке вселенной. Потом через пол-года тот родственник умирает по-настоящему. А жизнь родственников катиться по наклонной к самому дну. Мать с отцом начинают пить, средний сын становится инвалидом у которого вместо черепа — пластик. Проклятье распространяется на брата свиноматки — его находят сгнившим в собственной квартире через четыре дня после смерти в жуткую жару. Труп опух, весь в личинках мух…

В общем, что за письмо было и почему оно стало пророческим — я не знаю. Даже не догадываюсь. Просто чья-то шутка? Возможно. Но а что если это было какое-то проклятие?

История двадцать вторая. БЕЗНОГNМ[править]

В местности Хамыдал с. Курбусах Усть-Алданского улуса есть алаас Кытахай. летом 1940 года (рассказывала моя бабушка, она там жила недалеко, работала в совхозе) она вместе с другими женщинами ходила собирать скот на вечернюю дойку. Вдруг кто-то крикнул — смотрите, что это? все посмотрели туда куда указывали — по дороге алааса шло стадо скота, и среди них — БЕЗНОГИЕ ЛЮДИ в солдатской форме, ОПИРАЮЩИЕСЯ НА СПИНЫ КОРОВ — они так передвигались вместе со стадом. по якутски — суоhу cиhигэр тайанан иhэр ата5а суох дьоннор. она говрит, вообще страшно было, все с криками убежали. потом старые люди сказали что это были предвестники войны, Великой Отечественной, что с войны многие вернулись калеками. Я каждое лето в тех местах ягоды собираю одна, жутко так.

История двадцать третья. Звуки из ниоткуда[править]

Говорят, в деревнях, аласах и в лесу часто можно услышать разные звуки и голоса «из ниоткуда», источник которых невозможно определить. Это не считается особой крипотой — мало ли что прислышится. Но бывают и жутковатые случаи.

Некий анон жил в якутской деревне и как-то летом, искупавшись сверх меры, заболел пневмонией. Долго болел и наконец пошёл на поправку. Лежал, естественно, на больничном, поэтому не работал и днём валялся дома, пока никого не было. Надо отметить, что их дом находился на окраине деревни недалеко от лесной опушки.

И вот ясным солнечным днём, почувствовав себя годно, человек решил прогуляться на улице. Дыша свежим воздухом, он услышал странные резкие звуки. Сначала он никак не мог понять, откуда они доносятся, но, так как поблизости ничего такого шумного не наблюдалось, он решил, что звуки идут со стороны леса. Он пошёл к опушке — и действительно, звуки стали громче и отчётливее. Любопытный анон пошёл дальше, чтобы увидеть, что же там творится. Думал, мб, идёт в лесу стройка какая-нибудь. Звук был очень близко, но, тем не менее, ничего не было видно, и мужик поперся глубже в лес. Он, наконец, опредедил, что это звучит — звук был точь-в-точь, как если бы бросали деревянные доски друг на друга (довольно часто можно услышать во время строительства деревянного дома). Но он был как-то чересчур уж ритмичен и постоянно как будто отдалялся, сколько бы человек ни шёл. Он уже проник довольно глубоко в лес, а звук был всё равно на некотором расстоянии впереди. Анон начал откладывать кирпичи, поняв, что тут дело как-то нечисто — тем более что постепенно источник звуков переместился куда-то вниз, будто он доносился из прогалины или вообще из-под земли. Но в этой местности никакой прогалины не было. Тем не менее, мужик шёл вперёд, надеясь, что это просто его слух играет с ним в обманку. И шёл, пока не наткнулся на старое, заброшенное ещё в досовковые времена кладбище. Локация возникновения звука досок определилась чётко — из-под земли под древними могилами. Тут уж у человека пошли мурашки по коже, и он бросился бежать прочь.

Тем вечером он всё рассказал родным и впал в ангст, ибо в Якутии широко известно, что шум деревянных досок во сне ли, в галюнах ли — это не к добру для слышавшего их (ассоциации с созданием гроба, то есть терпила скоро умрёт). Так и вышло — уже наутро пневмония снова обострилась, и через пару дней мужик покинул сей мир. Unhappy End.

История двадцать четвёртая. В лесу[править]

Как-то раз мне отец рассказал историю случившуюся с ним лично. История связана с Духом охоты — Байанайем.

Мой отец со своими друзьями решили выбраться охотится в глухой лес. Пока ехали на уазике в точку дислокации, пару молодых парней начали пить водяру. Проезжая возле озера, один из них начал всячески обсирать это озеро. Мол че за лужа, рыбы явно — нет. Его быстро заткнули.

Вскоре они заехали достаточно глубоко в лес, выйдя из автомобиля второй из выпивох начал придираться к месту, где они собирались охотиться. И его тоже быстро заткнули.

Держа нелепую обиду в смешку с выпитой алкоголью, два друга решили охотиться отдельно от остальных. Первый пошел в лес якобы добывать «самую» крупную дичь, второй же вспоминая озеро ушел рыбачить.

Мой отец и остальные не нашли ни одну дичь. Все очень обламались.

Прошло достаточное количество времени. Вскоре из леса донесся выстрел с ружья. Охотники обрадовались, думая, что хоть молодым охотничья удача улыбнулась. Через некоторое время донесся ещё один выстрел, со стороны озера. Начали подшучивать, мол горе рыбак. Сидят охотники, ждут молодых, а они все не идут.

Наступил вечер. Решили, что молодые заблудились, все таки под водку бегают парни.

Вскоре в местных новостях сообщалось о двух жмуриках-самоубийцах. Самое интересное, то что экспертиза доказала, у них сперва снесло крышу. Такое в народе говорят «Мэйиитин баайбыт». Да, Байанай обиделся.

История двадцать пятая. Рассказ бабушки[править]

Сегодня бабушка рассказала стори.

Я и мой младший брат в детстве жили у бабушки с дедушкой. Дом находился возле местного кладбища, но все же район был вполне себе хорошим. (частный дом офк)

Участок был очень даже не маленьким. В нем было много всего: хотон, гараж, баня, старый дом, который построил наш прадедушка ну и дом в котором жили мы.

Мы с братом любили играть у себя во дворе. Как-то раз бабушка рассердилась на нас. Из-за того, что мы не убираем после себя игрушки, а оставляем их на улице раскиданными по всему двору.

Собрав все игрушки в мешок, она спрятала их в бане. На следующий день, рано утром через главный вход во двор зашел опрятный ребенок нашего возраста. Бабка спалила его через окно на кухне. Тот пацан спокойно прошел в прихожую. Бабка выходит в прихожую, а там никого. Так как бабушка у меня бывалая (и не такое видавшая), молча закрывает дверь и идет обратно готовить завтрак.

Той же ночью она слышала странные звуки. Как будто что-то бьёт стены избушки мокрой тряпкой.

После этого, говорит, никогда больше не оставляла детские вещи во дворе.

История двадцать шестая. Оборотень в Якутске[править]

Я в отличие от якут-кун-1 и якут-кун-2 не люблю пасторальные байки с буренками и бабками-повитухами и проявляю интерес к современным городским легендам. В общем, проживая в Якутске, услышал несколько довольно интересных историй, которые имели общественный резонанс и обсуждались в СМИ.

Дело было в 90-х и в городе прошелся слух, будто по ночам в городе в ночной тьме блуждает некий. То ли псих, то ли дикий человек, то ли зверь… то ли оборотень. Выдвигались теории, что это был человек, страдающий ликантропией. Редким психологическим отклонением.

История такова: ночью на редких прохожих нападал человек, бегающий на четвереньках и кусал, некоторых пытался затащить под дом (в Якутске дома строят на сваях, потому что фундамент рушится из-за мерзлоты, а под домом можно спокойно пройти, поссать, потрахаться, скрывшись от глаз, изнасиловать, прятать трупы, мусорить етс). Позже тот ликантроп исчез и с началом 00-х никто не вспоминал эти истории…

Но вот с недавних пор начали в сети появляться истории, что в районе Республиканского Медцентра по ночам бродит нечто большое и волосатое, напоминающее волка. Я, например, думаю, что история из 90-х и история о странном звероподобном человеке около медцентра взаимосвязаны.

Например, история из якутского форума «Психологический»:

мне становится жутко страшно когда вспоминаю, 25 января этого года между 5 и 6 утра в районе Медцентра я видел что то жуткое, это был человек похожий на волка, конечно все сочтут это выдумкой или каким нибудь расстройством, но я действительно видел! видел как это существо был огромным по сравнению с человеком, я сначала подумал что это высокого роста человек в черном пуховике, но когда приблизился я отчетливо понял что это не человек, оно с легкостью перепрыгивало расстояния где то 5 метров, я отчетливо знаю что человек в нашей Якутской зиме в такое время не может так прыгать, меня охватила паника, и запах был такой жуткий, я даже не успел ничего предпринять, помню только как оказался в квартире и стоял на кухне с ружьем. Рассказывать жене сначала не хотел, побоялся что подумает не то, но потом успокоившись решил сказать как всё есть, жена испугалась и я понимаю её поведение, твердо и решительно спросила не употребляю ли я чего. И даже теперь мне кажется что это было что то зловещее и не человечное, я хотед обратится к участковому, но что ему сказать? что видел волка на двух ногах или человека похожего на волка??? все прекрасно понимают что оборотней так таковых нету, я сам тоже не верю, но мне страшно от случившегося, так жутко что правду знаю только я. Хотел написать в Икс Файл форуме но там все фантазируют, может тут кто объяснит, в последнее время испытываю странную слабость, головокружение и безотчетное чувство страха

В основном, все начали смеяться и предлагать сходить к психотерапевту, но нашлись еще несколько свидетелей. Насколько правдивы их слова, я не знаю, но «интернет фольклор» на то и интернет-фольклор — кто-то верит, кто-то нет?

Мои двое сыновей тоже видели как это существо перепрыгнуло через наш забор. Это было где-то 3 года назад. Они тоже видели его четко вблизи. Я им верю. Кстати мы тоже живем недалеко от Медцентра. Я бв еще порассказала немало интересного по этому поводу но сейчас у меня времени нет. Зайду потом. Я бы даже согласилась пройти через детектор лжи .А, автор, вы успокойтесь то, что видели вы это, не плод больного воображения

Далее. В то же время в нашем районе стали пропадать собаки. Например нашу овчарку, огромного кобеля, который стоял на цепи тоже утащили. У соседей был кавказец его пытались тоже утащить, но он не дался .Правда потом еле выжил. Нашли также несколько трупов собак. Два трупа в страшном состоянии нашли недалеко от нас в куче ящиков, голову собаки на дороге и еще несколько таких случаев было. Обратились к участковому потом все как то заглохло. Но по специфике своей работы я обычно просыпалась в 5 утра .В 5.30 как по расписанию начиналась какафония собачьего воя. И начинался вой всегда с одной стороны и заканчивался в районе пустующих домов. Наша новая собака оказалась умнее .Она, как только начинался вой, сразу пряталась в конуру и лежала там дрожала до 6 з0.Год назад все както сразу прекратилось и сейчас тихо и испокойно. В одном я напутала, вот дети подсказали, оказывается видели они существо лет 6 назад .

— — —

Я никогда об этом не рассказывала, потому что боялась, да и кто поверит, но раз уж есть такая тема. Это было в 1995 году я еще училась в школе в 10 классе, однажды ночью, тайком от родителей, я вышла на балкон попробовать покурит обычный «опал». Посмотрела вниз, уже начинались белые ночи, все было прекрасно видно, вижу бежит собака, крупная дворняжка, серого окраса, но прямо под моим балконом она вдруг остановилась, посмотрела по сторонам, и как вскочит на задние лапы и бегом дальше, тут у меня весь дух перехватило, какое то оцепенение и чувство страха на меня нахлынуло, так я простояла без движения наверно минут пять-десять, не могла пошевелиться, потом немного пришла в себя и тихонечко зашла домой, такой страх от увиденного, а в голове почему то была мысль, если я расскажу об этом кому-нибудь, мне не сдобровать, поэтому об это я никому не рассказывала, да и не поверит же никто, а время было наверно где-то два часа ночи.

История двадцать седьмая. Старая школа[править]

Вспомнил на ночь глядя одну историю. Я жил в глухом якутском селе, где была своя старая школа 100 лет — деревянная, с удобствами на улице. Дерево почернело от сырости и старости, крыша покрылась плесенью, пол выглядел ровным, а стены прямыми. Казалось, что школа простоит еще 100 лет, вобрав в себя тьму. О школе ходило много слухов, что во времена революции убивали людей, во время второй мировой жили люди и умирали с голоду. В любом случае, атмосфера в здании была всегда мрачная — мало света, окна большие и пыльные, а в коридорах тесно. И часто даже взрослые говорили, будто там есть нечисть — по ночам чьи-то шаги или как-будто кто-то бегает. В общем, когда я учился, было много историй типа «повешенного пионера», «летающих шапок», «человека с цепями» и «безголового мужика».

Но эта история произошла со мной и я могу с 100 % уверенностью сказать, что не был под веществами и алкоголем.

А история такая: мне тогда, наверно, было 13 лет или около того. Я был инфантильным хикки, потому в 13 был еще совсем ребенком с детскими и чистыми мыслями. В школе работал мой дядя — женственный пидорастичный мужчина, но у которого была жена и дети. Но его пидорастичность роли в рассказе не играет. просто вспоминаю все до мельчайших подробностей. Дядя работал охранником и часто его младший сын — дрессированная и глупая обезьяна, приходил на смену вместе с отцом ночевать. Ему, наверно, было 11 лет.

В одну из смен дядечки я пошел вместе с ними в ту школу, как раз перед сменой он с сыном заглянули к нам подкрепиться, наверно, было начало 2000-х и в глухих якутских селах жрать особо нечего.

В общем, школа большая, двухэтажная. Было уже где-то 8 вечера. А в Якутии зимы черные, темные и всепоглощающе страшные. Дядя куда-то ушел, кажется, потрындеть с какими-то бабами, которые полы мыли. Мы остались в комнате в самой дальней части школы и играли — уже не помню во что. Но веселились как могли. Но потом насторожились — было очень, как-то по-особенному тихо. Как будто в здании никого нет. Разве что можно было услышать легкое жужжание люминесцентной лампы. И в этой тишине где-то вдалеке можно было услышать звук напоминающий, будто по кафельному полу катится пустое ведро. Ну, в 9 вечера еще могли быть уборщицы, потому мы не стали сильно пугаться и продолжили играть. Хотя в первые минуты, услышав этот странный звук, сжали очко.

Потом нам захотелось в туалет. Хоть поссать нужно было выйти на улицу, все же в здании был один действующий туалет, который работал с перебоями и закрывался на ключ. Оттуда постоянно воняло говном и прочими несвежестями, потому пользовались очень редко. Я взял ключ, нашел в куче барахла старый противогаз, напялил и открыл дверь каморки.

В коридоре было очень темно, я начал выходить и вдруг в самом дальнем углу увидел человека. Он стоял спиной ко мне, когда дверь открылась, яркий свет отрезал кусочек тьмы и бледно осветил противоположную стену. Я получше разглядел человека — на нем был черный халат, руки он держал за спиной, голова наклонена вперед. Сначала я не испугался — вроде обычный человек. Но странно, что стоит в кромешной темноте, да еще и в углу. Потом он повернулся — отчетливо помню, что это был молодой парень якут. Лицо было обычное — без злобы и вообще ничего не выражало. Он посмотрел на меня безучастно. Он не двигался, просто стоял и смотрел.

Но я тогда высрал кровавые кирпичи почему-то и забежал обратно в каморку. Мы с двоюродным братом спрятались за стол и лежали так, не двигаясь пока не пришел дядя. Рассказали ему, он сказал, что может быть показалось или трудовик через окно заходил, пьяный был. Пошли проверять комнату по труду — кабинет был закрыт, вошли внутрь, окна закрыты. Никто не мог выбраться через окно и закрыть изнутри. В общем, дядя положил хуй на это дело, а я ночью не мог заснуть. Было жутко. К тому же, двоюродный брат шел за мной и не видел того человека, так как находился непосредственно в каморке, а я выходил первый и соответственно увидел его.

В общем, в тот момент в школе кроме меня, дяди и двух уборщиц никого не было и что за якут-кун там стоял, я не знаю.

История двадцать восьмая. Длинный человек[править]

В далекие времена, когда еще не было Советского Союза, якуты жили по алаасам, затерявшись в непроходимой тайге. Обычно селились семьями и близкими родственниками — посереди поля строили два балагана для зимовки и чуть поодаль юрту на лето. Такие мини-поселения называли ага ууса — если грубо перевести, то получается отцовское родство или что-то в этом духе.

И где-то в 20-х годах прошлого столетия в одном затерянном среди непроходимых лесов алаасе жили две якутские семьи — дальние родственники. Было лето. Почти август. И взрослые каждый день уходили косить сено, оставляя двух отроков-мальчиков дома, чтобы те следили за телятами и к вечеру встречали их чаем. В основном, мальчики играли в заброшенном балагане весь день, время от времени присматривая за телятами. Взрослые перед тем, как уходить, обычно наказывали, чтобы те не шли за ограду в сторону древних могил. К слову, в якутских алаасах почти везде можно наткнуться на «киьи унуо5а» — старые, истлевшие могилы в виде маленьких, брусчатых домиков, которые, вероятно, стоят несколько столетий на возвышениях.

В одно прекрасное утро родители снова ушли на сенокос, а мальчики остались играть в заброшенном балагане. В те времена игрушек не было, и дети играли всякими растениями, деревяшками, камнями и прочими дарами природы — утром, придя в свою привычную площадку для игр, мальчики обнаружили, что семенные коробочки ириса, которые были «коровами» для их игр, завяли. Дети решили сорвать свежие коробочки, но оказалось, что рядом с балаганом уже все сорвано, а недалеко за оградой бурно и маняще росли ирисы.

Наплюнув на табу родителей, мальчики вышли сорвать семена ирисов и осмотреться. Сорвав достаточное количество необходимого, дети решили пойти обратно, но один из мальчиков обнаружил рядом с кочкой бруснику. Забыв об играх, они начали собирать неспелую бруснику и жадно есть. Вкусив ягод, им захотелось еще больше и дети решили пойти чуть дальше в сторону могил — солнце уже начинало садиться. Они медленно шли, разговаривая о том о сем, и вдруг посереди слова один из мальчиков резко замолчал, другой, ничего не замечая, шел вперед, а потом услышал пронзительный крик. Он оглянулся и увидел, как его друг стоял, подняв голову вверх, и истошно вопил. Мальчик посмотрел туда, куда смотрел его друг, и увидел длинного черного человека ростом с приличное дерево — глаза размером с чабычах (хз насколько они огромные) — человек сделал шаг навстречу, и пацаны побежали обратно домой. Тот, который первый увидел, был коренастее и сильнее своего друга и, соответственно, бегал быстрее, второй кричал ему, чтобы тот его подождал и не бросал. Он слышал, как за спиной всего за несколько метров гонится абаасы. Первый пацан споткнулся и упал, а тот, что помельче, рванул изо всех сил домой и слышал, как его зовет друг и вопит, будто его режут.

Забежав домой, мальчик упал в обморок, очнулся, только когда пришли его родители — те ничего не заметили и поругали за то, что он не вскипятил воду. Наутро мальчик вышел снова поиграть в привычное место, но его друга там не было. Он пошел в нему домой — дома были родители, которые сказали, что его друг сильно заболел со вчерашнего вечера. К обеду тот мальчик скончался.

История двадцать девятая. Проблема с прицепом[править]

Вот ещё паста из Якутии. Даже не совсем паста — когда мне было лет тринадцать, по нашей деревне она ходила как IRL-история, случившаяся той осенью с людьми из нашего селения, с конкретными именами и названиями местностей. Так что, ну хуй знает.

Накосила одна семья за лето один стог сена в поляне-аласе рядом с деревушкой под названием Сырдах (по-якутски — «холмистая»). И вот в один прекрасный день мужик со своим братом отправились на тракторе в этот алас, чтобы завезти стог к себе. Загрузили всё на прицеп, ну и под вечер двинулись домой. Вроде бы никаких косяков, связанных с религией и обычаями, не совершали, но абасы, как водится, у нас могут и просто так людей пугать.

В общем, доехали в сумерках до взгорья на выезде из аласа, и тут трактор остановился. Не то что сломался или заглох — просто не двигался дальше, стоял на месте. Мужики почесали головы, давят на газ, мотор ревёт — нет эффекта. Младший брат решил выйти посмотреть, что может быть не так, но не прошло и пары секунд, как влетел обратно в кабину, бледный, как смерть. На вопрос старшего он пролепетал, что на верхушке стога сена, загруженного на прицеп, сидит кто-то огромный. Старший не поверил и сам выглянул — действительно, на сене расположился охуенных размеров мужик, выглядящий в вечерних сумерках чёрным силуэтом. Спина прямая, ноги раскинул, руками упирается о сено. В кабину тут же вполз отвратительный запах (каноничный признак присутствия абасы). Естественно, старший брат сразу понял, что гость на сене нихуя не человек, но осмелился всё-таки окликнуть его. Тот не шелохнулся.

В общем, просидели так около получаса. Обе напуганы до усрачки, время от времени давят на газ, но трактор стоит, от вони в кабине глаза слезятся, солнце заходит, вокруг постепенно сгущается осенняя тьма (а в Якутии это неебически крипотно), на прицепе всё ещё восседает чёрный великан — весело, в общем. Мужики уже начали подумывать о том, чтобы выйти из трактора и неспешно топать до Сырдаха пешком (бежать нельзя — погонится ещё), когда внезапно шум мотора трактора изменился. Младший догадался попробовать тронуть махину, и тот спокойно поехал вперёд. Братья посмотрели назад — на сене никого. Облегченно выдохнули и побыстрее поехали домой, где всем всё рассказали.

Алсо, те, кто на следующий день бывал в этом аласе, говорили, что колеса прицепа погрузились в землю чуть ли не на пятнадцать сантиметров — словно восседавшее на нём существо весило десятки тонн.

История тридцатая. Неупокоенная[править]

Это было в 70-х годах прошлого столетия в Таттинском улусе. А началось все с того момента, как к нам домой, в Ытык-Кюеле, зашел наш дальний родственник Серафим. Попив чаю, сказал, что хочет ехать домой в Уолбу, но в связи с тем, что машин в то время было маловато (частных вообще не было), попросил у нас велосипед. В те времена на велике ездили практически все, стар и млад, мужики и бабы, почти как в Китае. У нас было два велика и родители ему одолжили «Урал».

Уолба находится от Ытык-Кюеля севернее 33 км. Тогда нынешней федеральной трассы не было, хотя основная траектория сейчас осталась старая, но заезд в Уолбу был другой. Сворачивали чуть раньше, и дорога шла через два поля, первый называется «Ен, ей алааhа». Дорога в поле заезжает с восточной стороны, спускается, идет под холмами (северная сторона) и выезжает с западной стороны с подъемом мимо небольшого кладбища и через лесок спускается в другое поле. Если кто читал о якутской топонимике у Горика, то там есть фотография такого поля. На каждом холмике по могиле. Так сказать у каждого свой холмик.

Серафим заехал в это поле вечером, в аккурат садилось солнце. Проехал под холмами, поднимается чтобы выехать из поля и видит, на одной из могил к нему спиной сидит женщина и расчесывает волосы. Серафим удивился, подумал, что за сумасшедшая нашла место для сиденья. Поднявшись наверх, остановился и и посмотрел кто такая. Когда он остановился и повернулся, солнце как раз светило женщину. Это была молодая женщина, звали ее Христина, которая не так давно повесилась и здесь похоронена. Серафим дальше не помнит как доехал до дому, а это примерно 3 км. Приехал домой никакой, совсем слег с сердцем. Его еле откачали. Но Христина начала появляться везде. В то лето помню, Уолба находилась как бы в осадном положении. Люди боялись вечером на улицу выходить. Постоянно со стороны поля, где она похоронена, приходил небольшой смерч и исчезал у дома, где она жила. После ее смерти, там жил один дед. Его, бедного каждую ночь выгоняла Христина, дед потом не выдержал, съехал. В то лето я с бабушкой приезжал в Уолбу, и она нас после ужина не выпускала на улицу играть. Помню, рассказывали, что Христину встретила ее же лучшая подруга, когда собирала коров. После этой встречи, подруга тоже долго пролежала в больнице. И самое интересное, ее видели русские шофера, привозившие в Уолбу груз, сидящей тоже на могиле и расчесывающей волосы. И рассказывали, что они интересовались у местных: «Что за чокнутая у вас сидит на могиле и волосы чешет?».

Помню как бабушка ворчала, что умершую плохой смертью похоронили на общем кладбище, да еще как нормально умершую. То есть на спине, не одев на голову глиняный горшок. Или лицом вниз. Еще и звезду с флажками прибили на столбе могильном.

Потом пришла зима. И в апреля следующего года отец Серафима Терентий, старый коммунист, купил несколько килограмм соли и ею обсыпал всю поверхность могилы, чтобы соль с расстаявшим снегом впитался в землю. С тех пор ее никто не видел.

Вот такая вот история. А велик тот вернулся, и был у нас до 80-х годов.

История тридцать первая. Всадники на небе[править]

Необычный, мистический случай произошел 27 июня 2012 года в селе Соттинцы Усть-Алданского улуса. Во время грозы по местности прошлись мини-смерчи и местные жители увидели внутри них силуэты 20 скачущих всадников с древним оружием. То же самое случилось и на следующий день, однако на этот раз всадников было всего трое.

Саша Павлов, ученик 8 класса школы № 2 города Якутска, очевидец:

— Мы с другом, как обычно, гуляли по деревне. Поначалу я не заметил, как небо окутали густые темные тучи. Ветер сильный поднялся и стал гонять пыль. Затем я краем глаза увидел надвигающийся смерч, внутри которого были какие-то темные фигуры. Мы с другом присмотрелись и поняли, что эти фигуры имеют очертания людей на лошадях. Их было около двадцати. Они будто двигались по очереди. Мы наблюдали его некоторое время, пока смерч не скрылся за магазином «Уйгулаах алаас». Мы побежали и рассказали все двоюродной сестре друга. Она сильно испугалась, и мы все побежали домой. Дома бабушка сказала, что это примета к чему-то плохому. Я сам не знаю, что и думать.

Алла Местникова, житель с. Соттинцы, очевидец:

— Я стояла около магазина. Ветер налетел и поднял пыль, все вокруг стало бурым. Рядом были мальчики, они-то и указали мне на смерч, внутри которого я разглядела две тени. Приглядевшись, можно было заметить, что это люди, скачущие верхом на лошадях… Никаких поверий и предсказаний на этот счет не знаю, поэтому не знаю даже, как реагировать.

История тридцать вторая. Шаманы в советские времена[править]

Как я писал раньше, при советской власти шаманов стали пидорить, поэтому их стало мало. Но это вовсе не означает, что они все выродились или что раньше все они были шарлатанами — просто ушли в подполье, стали скрывать свои способности, подавлять проявления своей силы и так далее. Кину две мини-пасты с шаманами в советские времена.

Первый случай имел место быть в сталинские времена. В небольшой деревне центрального района (кажется, Намского) жил один человек, который втихаря предоставлял местным «услуги шамана». Народ говаривал, что если бы он специально не ныкался, то в прежние времена мог бы стать большим шаманом. В конце концов, когда аж люди из других районов стали приезжать к этому человеку, НКВД решило взять за жабры «распространителя мракобесия». Приехали, значит, специально по его душу, ворвались в дом, навели шороху, арестовали. Повезли в Якутск на лошадях. Путь был неблизкий, ехали долго, пока не стемнело. А как стемнело, один из конвоиров внезапно обратил внимание, что лошадь шамана идёт без всадника. Деться он никуда не мог — только что был тут, никто не видел, как он убегал, да и руки в наручниках — однако пропал. Подняли ор, поехали обратно, приехали в полночь в деревню — а он там спокойно спит, сытно поужинав. В общем, связали по рукам и ногам, погрузили на телегу, повезли на ночь глядя. Где-то в середине пути конвоир в очередной раз заглядывает в телегу — авотхуй, пусто. Застремались, но щито поделать — пришлось опять назад переться. Начальник энкэвэдэшников поговорил наедине с шаманом, надавил на жалость — мол, я человек подневольный, и если я не привезу тебя в город, как мне приказано, то меня самого посадят. Сжалился шаман, сам поехал с ними без всяких наручников. Доехали до города под утро и сразу отправили его в тюрьму, да только опять вышла незадача: как только шаман входил во двор, с каждым шагом он начинал распухать, а к моменту, когда он таким макаром доходил до здания тюрьмы, уже становился таким большим и бесформенным, что ни в дверь, ни в окно залазить не мог. ЧСХ, с каждым шагом обратно он снова уменьшался. Тюремщики были в полном ахуе. Увидел это вызванный большая шишка из НКВД, велел привести шамана к нему. Неизвестно, о чём они там говорили, но после этого он приказал отпустить его с миром и даже велел за счет казны отвезти его обратно в село до дома. Больше НКВД его не трогало, да и сам он старался особо не светиться умениями, хотя втихаря по-прежнему продолжал помогать людям.

Второй случай тоже примерно тогда же произошёл. Этот шаман жил в Вилюйском улусе и был вполне себе таким зажиточным крестьянином. Когда коллективизация дошла до уровня «не идёшь в колхоз — гниешь в тюрьме» и стало ясно, что всё добро у него так и так отнимут, он послал всё нахуй, передал хозяйство в колхоз, а сам ушёл хикковать в леса, где построил себе хижину и промышлял охотой. И был у него один молодой родственник, который периодически навещал его, привозил бухло и рассказывал последние новости. Шаман настоятельно рекомендовал ему приходить по утрам или днём — мол, вечером у него там «свои дела». Так он и делал, но как-то раз сильно запоздал (то ли заблудился, то ли дела задержали) и пришёл к хижине в лесу после заката. Дело было летом, в Якутии в это время белые ночи, так что всё равно было довольно светло. Зашёл гость в хижину — никого. Удивляется, куда это делся мужик на ночь глядя. Вышел обратно, прислушался — а за хижиной в лесу чьи-то голоса. Вот тут ему стало не по себе. Лес, хикка-одиночка — какой тут нахуй разговор? Немного очкуя, он всё же пошёл посмотреть. Голоса всё ближе — не меньше трёх-четырёх разных людей, причём один из них отчётливо тот самый шаман. В основном он и говорит, а остальные время от времени что-то вставляют да поддакивают. Гость стал прислушиваться. Диалог шёл примерно следующий:

ШАМАН: … и не творил зла людям, так за что мне такое наказание? Скажите, разве это справедливо?

ДРУГИЕ ГОЛОСА: Нет!

ШАМАН: Отобрали всё добро, изгнали, как ненужного старого пса, в леса — скажите, терпеть ли мне такую злую обиду?

ДРУГИЕ ГОЛОСА: Нет! Нет! Нет!

ШАМАН: И что же мне делать, чтобы восстановить мне своё доброе имя и вернуть уважение? Есть ли способ?

ДРУГИЕ ГОЛОСА: Есть!

Голоса, естественно, не клонированным хором отвечали, а по-всякому, да и не так односложно выражались, но суть не в этом. В общем, молодой человек конкретно обосрался и не стал дальше слушать, о чём там речь. Уже отходя назад, он смутно увидел, как шаман сидит на пне среди деревьев, подпирая челюсть руками, а перед ним толпятся какие-то длинные тёмные существа. Разглядывать их он не стал и дал деру.

ЧСХ, когда он утром вернулся и рассказал шаману, что он слышал вечером, тот категорически всё стал отрицать: «Да ну нах, ты ебанутый, штоле? Я же тут один, с кем я могу тут разговаривать? Пить надо меньше!». Такие дела.

История неполна тем, что я не в курсе, удалось ли потом этому шаману действительно вернуть всё своё добро. Что-то мне подсказывает, что да.

История тридцать третья. «Экспедиция»[править]

В Якутии есть небольшая деревня, которая называется Ус Хатын («три берёзы»). Недалеко от деревни (километрах в пятнадцати) на поляне в лесу находится старый дом, где, по слухам, обитает «абасы», то есть нечисть. Все люди, которые живут в деревне, обходят этот дом стороной.

Как известно, во времена Советского Союза людям внушали, что ничего сверхъестественного не существует. И по каким-то известным только самим чиновникам причинам в Совете райцентра решили отправить «экспедицию» в тот дом, чтобы доказать, что в нём нет никаких потусторонних сил. В состав «экспедиции» вошло человек десять; почти все были партийными чиновниками из райцентра, среди них была только пара местных жителей, в том числе глава деревенского Совета, который очень не хотел ехать — он вырос в деревне и давно знал про этот дом, но пришлось ехать — как-никак глава, если откажется, то снимут с должности.

Поехали они на грузовике, взяли с собой ящик водки. Приехали на место, выгрузились, зашли в дом, который состоял из одной большой комнаты (в старину так строили). Внутри всё было относительно чисто, была печка, стоял стол. Наши герои сперва рассмотрели дом, все дыры и углы — ничего подозрительного не нашли. Затащили в дом ящик с водкой, начали пить и разговаривать. Скоро наступила ночь, люди застелили на полу свои спальные мешки и заснули.

И вот один из «гостей» вдруг почувствовал, как кто-то стягивает его одеяло. Потянул обратно к себе — и тут кто-то резко вырвал у него из рук одеяло. Человек быстро встал с кровати, посмотрел вокруг — все спят. «Перестаньте, не смешно!» — воскликнул он, думая, что это кто-то из людей балуется. Возле противоположной стены привстал другой парень: «Что такое? Не шуми — спать мешаешь». И тут на этого парня чайник, который стоял на печи, сам собой в голову полетел. «Ай! Кто кидается?» — воскликнул парень, схватил чайник и бросил обратно в сторону печки. Секунд через пять чайник прилетел опять.

Все проснулись, начался переполох. Включили фонари, успокоились — вроде в доме нет никого, кроме них. И тут за входной дверью послышались тяжелые шаги и кто-то громко воскликнул: «Убирайтесь!». Открылась входная дверь, и все с ужасом увидели, что за порогом стоит человек в два метра ростом...

Очнулись на дороге у деревни. Все шли гурьбой друг за другом, босиком, легко одетые. Было уже почти утро. Никто ничего не помнил, хотя они прошагали полтора десятка километров босиком, ступни все стерли в кровь.

Таким странным образом они вернулись в деревню, но вещи и оружие-то в том доме остались. Члены «экспедиции» стали просить местных вернуться туда и принести их вещи. Никто долго не соглашался, но потом всё-таки нашли трех охотников, которым обещали за этот подвиг деньги и ящик водки. Охотники приехали на поляну днём, быстро зашли, собрали, не глядя, вещи в охапку и выскочили обратно...

Мне это рассказал мой дядя, который слышал её от непосредственного участника этой истории. Говорит, у того руки тряслись, когда он вспоминал ту страшную ночь.

История тридцать четвёртая. Незваные гости[править]

Якутские "абасы" - это не какие-нибудь телесные монстры вроде чупакабры, а нечто вроде проекций из другого мира, и давать им в щщи с разворота часто бессмысленно, и даже опасно (как, например, в той пасте про сюлюкюнов, где абасы уебал парня в старом доме в спину). Хотя в фольклоре проскальзывали отдельные рекомендации - например, что абасы можно отогнать, если кинуть в него якутским ножом левой рукой наружу от ладони, но попробуйте сами так замоорочиться. А ещё холодного оружия боятся отдельные мелкие подвиды нечисти вроде того же "пожирателя телят", о котором писал раньше, но таких мало.

С огнестрелом, кстати, дело почему-то обстоит иначе - обычно, если охотники стреляют в абасы из своего мега-дробовика, они на некоторое время аннигилируются, но, как правило, только на время. Так что в случае встречи с абасы неясного происхождения вступать с ним в битву один на один не стоит, лучше просто удалиться (но не с криками БЛЯЯЯ МЫ ВСЕ СДОХНЕМ и не бегом, могут погнаться), чем боксировать с ним в пустом доме.

И раз уж я тут распизделся, расскажу одно кулстори (не связанное с тем текстом, что я написал выше - просто в голову пришло).

Время действия - 70-е годы. Была одна якутская деревенская семья с двумя детьми. Мальчик был младше сестры на несколько лет и рос очень болезненным - постоянно хворал, а те периоды, когда был здоров, получал всякие травмы. При этом девочка говорила, что эти травмы и болячки не просто так - мол, время от времени кним приходят какие-то "гости", которых взрослые не видят, и тогда с братиком и начинает всякое происходить. Никто ей особо не верил. Позврослев, девочка рассказала подробно о нескольких особо запомнившихся случаях.

Первый случай. Оба играли возле дома на песочнице, и вдруг девочка заметила, что возле амбара стоит и смотрит на её братика какая-то старушка в белой изорванной одежде. Она сначала не удивилась - может, к бабушке какая-то знакомая пришла? Но потом, когда эта старуха проторчала там без движения несколько минут, девочка стала подозревать неладное. И вдруг заметила, что у неё нет тени. У амбара рядом есть тень, а у неё нет. Испуганная девочка схватила братика и потащила в дом, а старуха так и осталась провожать мальчика взглядом. Тем же вечером мальчик тяжело заболел, долго поправлялся.

Второй случай. Семья обедала в доме, ели рыбу. Вдруг девочка заметила, что за окном по воздуху проплыла оторванная женская голова с длинными развевающимися волосами. Рот шевелился, будто она что-то напевала. Не успела девочка испугаться, как братик поперхнулся рыбьей костью. Дело дошло до госпитализации.

Третий случай. Взрослых дома не было, дети играли вместе. Вдруг, кинув взгляд в окно, девочка увидела, как с той стороны у окна стоит какой-то незнакомец высокого роста с очень широким и красным, как помидор, лицом и неотрывно смотрит на её брата. Она испугалась, посмотрела на брата - а тот, до этого спокойно игравший в игрушками, вдруг встал, подбежал к большой бочке с водой (дело было зимой, в деревнях в это время года обычно набирают воды в больших сосудах в доме на несколько дней вперёд), залез на стул, который стоял недалеко от бочки и - хуякс головой вниз в бочку, полную воды! Сам, естественно, выбраться не мог - был бы один, так и утоп бы. Девочка вся измучилась, вытаскивая его оттуда. Мальчик успел напиться воды, но умная девочка позвонила соседям, и те быстро откачали и отвезли злополучного парня в больницу. В который раз...

Мальчик дожил до окончания школы, но во время очередного приступа то ли гриппа, то ли чего ещё отдал концы. А девочка жила ещё долго, она-то и рассказывала о своих странных видениях.

История тридцать пятая. Арангас[править]

Группа студентов-археологов Якутского государственного университета в 60-е годы на практику отправилась летом в экспедицию в один из удалённых северных районов республики. Они там раскапывали и изучали могилы на каком-то древнем кладбище. Сначала было очково, потом ничего, пообвыклись. Затем кто-то из них предложил на денёк сгонять в какой-то алас (сиречь поляну), где есть озерцо и можно искупаться втайне от глаз деревенских жителей. Фишка была в том, что на окраине этого аласа была могила какого-то местного шамана, которого жители деревни весьма почитали. Некоторые студенты отговаривали друзей от затеи, но всё-таки время было советское - атеизм и прочий ололо-материализм во все поля, - в итоге нашлось около десятка человек (большая часть группы), которые изъявили желание пойти на поход. Пришли, расположились возле озера, поиграли в мяч, искупались, выпили... После энной порции алкоголя поперли искать ту самую могилу шамана и даже нашли, т. к. она была на самом виду - древняя такая могилка, причём труп находился в деревянном закрытом "одиночном склепе" на поверхности (именно так у якутов было принято хоронить умерших до принятия христианства - такое сооружение называется "арангас"). Кое-кто из долбоебов загорелся идеей вскрыть арангас и посмотреть на останки - в конце концов, археологи мы или кто? Девушки, которые выпили меньше, всё же отговорили парней от этой затеи, но те всё равно совершили у могилы кучу действий, которые не стоило делать - поорали, помусорили и т. д. Особенно отличились двое пьяных парней, которые просто поссали у основания арангаса. С тем и вернулись в большую общую палатку, разбитую у озера, где легли спать.

Ночью проснулись из-за того, что снаружи началась настоящая буря. Вылезти в такую погоду не решились, просто лежали, петросянили и слушали жутковатый шум ветра. И вдруг все ясно услышали за этим шумом, что кто-то отчётливо ходит вокруг палатки кругами. Тут уж все обосрались, ибо все члены "экспедиции" были внутри палатки, а алас был удалён от деревни на многие километры. Самые смелые поорали, мол, кто там, но ответа не добились. Вдруг кто-то стал со страшной силой долбить по палатке снаружи. Девушки стали кричать, и тут зычный мужской голос по-якутски велел выйти из палатки тем двоим парням, которые обоссали могилу шамана, причём назвал их поименно. Те, естественно, стали упираться, но напуганные друзья буквально силой вытолкнули их наружу, несмотря на протесты. Парни встали, осмотрелись - нихуя не видать, темно, ветер беснуется, всякий мусор летает по воздуху... Постояли пару минут, продрогли и залезли обратно в палатку. Все их друзья и подруги лежали на своих местах, мёртвые, с искажёнными от ужаса лицами. От такого зрелища парни несколько тронулись умом, стали кричать и бегать кругами. Наконец, кое-как пришли в себя, сели в автомобиль и поехали обратно в деревню, где сообщили в сельсовет об инциденте.

Дальнейшая судьба этих двоих неизвестна. Известно лишь, что никакой бури в округе в ту ночь не было, и следствие изрядно потрепало парней, но в итоге их отпустили, так как выяснилось, что их друзья ВСЕ погибли от сердечного приступа.

История тридцать шестая. Вечер олонхо[править]

Якут-кун на проводе. Эта произошла, по легенде, в конце XIX века, когда Якутия уже вошла в состав России и была, соответственно, разделена на всякие районы, уезды и т. д. Районами правили князья-тойоны из числа богатых якутов. Вот об одном таком князе из центрального улуса пойдёт речь.

Князь этот был охуевшим даже по меркам тех времён - захапал в своём районе всё народное добро себе, отгрохал себе невиданные в якутских селах хоромы, высасывал все соки из бедняков, устраивал суд по собственным ущербным понятиям. Однако же, дань с населения исправно собирал и отправлял в центр, так что власти им были довольны и не собирались менять на другого - чай, не демократия.

Однажды осенним вечером в дом пришёл бродячий бедняк ("кумалаан") и попросился на ужин и ночёвку - обычное явление для тех времён. Как правило, платили за эту услугу бродяги тем, что выполняли работу по хозяйству, которую поручит им хозяин. Но этот бродяга выглядел настолько хилым и оборванным, что князь, бросив на него издалека надменный взгляд, велел выгнать его нахрен из двора (что совсем не по якутским понятиям - обычно тойоны хотя бы в хлеву место уделяли таким беднякам). Так и сделали. Но потом князь заметил, что бродяга снова ошивается у крыльца и рассердился - велел его поймать и привести к нему, чтобы наказать. Бродягу приволокли, и князь спросил у него, почему он его не слушается.

- Негде ночевать, - жалобно ответил бродяга. - И есть хочется, а пойти больше некуда.

- Если я дам тебе пищу и кров, то чем ты, оборванец этакий, сможешь мне отплатить? - насмешливо спросил князь, уже раздумывая, как поиздеваться над бедняком.

- Ну... - замялся тот. - Я немного умею рассказывать олонхо.

Поясняю: олонхо - это вид устного якутского народного эпоса, длиннющее (в десятки и сотни тысяч строк) песенное эпическое сказание о борьбе сил добра и тьмы. Мастера олонхо, способные сутками напролёт безостановочно импровизировать и увлекать слушателей, сильно почитались в дореволюционной Якутии, где не было книг, телевизора и интернета. Сейчас олонхо занесено в список ЮНЕСКО как шедевр, этим местные власти гордятся так, что в каждой речи упоминают об этом.

- Да ну? - не поверил князь. - Правда? Ты? Мастер олонхо?

- Ну, людям вроде нравилось, - неуверенно ответил бродяга.

Князь, конечно, не очень поверил ему, но вечером всё равно делать было нечего, и он решил дать шанс человеку. Олонхо послушать хотелось, а если бедняк тут лапшу на уши вешает, то потом можно ему за это устроить страшную кару типа публичной порки.

- Ну, тогда оставайся, - разрешил он. - Будешь мне перед сном рассказывать олонхо, пока я не засну. И горе тебе, если твоё олонхо мне не понравится!

На том и решили. Князь опять показал себя с хреновой стороны и дал гостю в качестве места для ночлега самый дальний и холодный угол дома, где просто постелили жесткую шкуру на пол. Хотя ужин для семьи князя был сытный и много чего осталось, бродяге всё равно дали лишь крохотную порцию творога и кусочек черствого хлеба. Тот ничем не выразил своё недовольство.

Наступил вечер. В печи горел огонь, князь устроился на своей большой кровати с женой, оба накрылись одеялом и стали слушать олонхо от бродяги. На удивление князя, тот очень неплохо читал олонхо, да и сюжет был интересный и неизбитый. Время от времени издавая одобрительные возгласы, он послушал где-то полчаса, но потом ему захотелось поссать. Велев бродяге прерваться, он вышел из дома и пошёл в отхожее место. Небо было в тучах, накрапывал холодный дождь. Когда князь начал справлять нужду в темноте, вдруг что-то схватило его за плечи и оторвало от земли. Он посмотрел вверх - мать моя женщина! Огромный чёрный стервятник зажал его плечи и уносил его куда-то в небо. Князь стал брыкаться, но потом понял, что если птица его отпустит, то он разобьется, и застыл в ахуе. Летели долго - холодный воздух успел чуть ли не покрыть инеем кожу князя, - а потом стервятник сбросил князя вниз на какой-то пустырь, где горел огромный костёр, а рядом танцевали голые женщины. Когда князь поднялся, одна из женщин подошла к нему и стала совать сосок пышной груди в рот. Тот пытался отвернуться, но его как бы парализовало, и молоко полилось ему в рот, только это оказалась на поверку кровь, а не молоко. Чтобы не захлебнуться, князь стал глотать кровь. Напоив его, женщина рассмеялась и сказала ему:

- Теперь ты отведал человеческой крови и отделился от света, ты стал одним из нас!

Князь оглядел себя и охуел: его тело преобразилось, покрылось гнойниками и буграми и вообще стало походить на мертвяка. Женщина сказала ему:

- Вот, теперь ты обрёл свою истинную сущность! Не зря, не зря я отправила к тебе своего верного посланника под видом бродячего певца, чтобы он вырвал твою душу и отправил к нам в нижний мир. Теперь ты сможешь отбросить человеческие условности и творить истинное зло!

- А как? - робко поинтересовался князь.

- Мы отправим тебя обратно в срединный мир (то есть Землю), и ты сможешь там делать всё плохое, что захочешь!

С этими словами женщина щелкнула пальцами, появились какие-то полулюди-полузвери и схватили князя со всех сторон. С него содрали кожу (бедняге было пиздец как больно), сломали шею и повернули голову на 180 градусов, отрезали нос, губы, уши и сняли скальп. Потом стервятник опять унёс его, корчащегося, куда-то вверх и сбросил на безлюдной поляне. Князь понял, что он оказался в одном из аласов недалеко от своей деревни. Но свет причинял ему боль, а при виде людей у него начиналась паника, и он не мог вернуться в деревню и показываться в глаза людей. Ютился долгие месяцы по замерзшим заброшенным домам и всё больше озлоблялся на весь мир. Когда в одну какой-либо из его пустых обителей приходили люди, чтобы переночевать, по ночам он подкрадывался к ним, душил и потом пожирал их плоть. Но от этого его голод становился только мучительнее. Наконец, в один прекрасный день на поляну пришёл шаман и стал проводить обряд изгнания нечистой силы. Князь почувствовал себя так, как будто горит заживо, и вдруг увидел, что его тело действительно охватывают языки пламени, идущие изнутри. Он заорал от ужаса, понимая, что это конец, и...

... и очнулся на своей кровати. Оказывается, задремал, слушая олонхо. Жена уже спала, огонь в печи почти потух, а бродячий олонхо-мастер смотрел на него с полуулыбкой:

- Ну как, понравилось вам моё олонхо? - спросил он. - Вам достаточно? Или мне продолжать?

Очнувшись от ступора, князь тут же велел разжечь печь снова, велел приготовить большой ужин и переселить гостя в лучшую спальню, стал чуть ли не жопу лизать. Домашние смотрели на князя с удивлением - что это на него нашло?.. В общем, переночевал бродяга по-королевски, а утром князь подарил ему одного из своих лучших коней и дал солидную сумму денег. Тепло распрощавшись с ним, бродяга выехал из двора и уехал из деревни.

И лишь потом князь узнал, что недавно через его район куда-то на север по своим делам проезжал один из великих шаманов.

История тридцать седьмая. Далёкий осуохай[править]

Очередную архетипичную страшилку из Якутии, как правило, связывают не со злыми силами, а с вполне нейтральными и даже благожелательными духами природы, которых иногда при особых обстоятельствах человек может узреть. Впрочем, для неподготовленного человека подобная встреча всё равно может оказаться довольно жуткой.

Молодая девушка проводила лето в якутской деревне. Начиная с июня в средней полосе Якутии стоят белые ночи, и заснуть летом иногда становится проблемой, особенно когда погода душная. Вот и девушке как-то раз вечером не спалось совершенно. Ворочалась она в постели несколько часов, перепробовала все способы погрузить себя в сон: читала книгу, считала овец, переворачивала подушку — всё без толку. Когда время перевалило далеко за полночь, она сдалась и решила выйти на улицу, чтобы проветриться.

Дом, в котором жила девушка, находился на окраине деревни. Дальше было только поле, а за ним — лес. И вот, стоя на крыльце, она услышала, как со стороны поля доносятся отзвуки какого-то большого хора — как будто собрался народ и поёт. Девушка заинтересовалась и выглянула за калитку. Действительно, на поле были люди, танцующие осуохай (так называется национальный якутский танец, напоминающий хоровод с напевом). Одеты все собравшиеся были очень нарядно. Напев был хорошо слышен, но девушка, как бы она ни прислушивалась, не смогла разобрать ни слова. Заинтригованная, она вышла за забор и направилась в поле. Никакой тревоги или страха не испытывала — тёплая белая ночь, вокруг светло, как днём, да и впереди целая толпа народу, которые что-то празднуют — чего тут бояться?

Впрочем, пройдя где-то треть поля, девушка стала замечать неладное. У калитки она видела, что осуохай ведётся в центре поля, а пока она шла, люди каким-то образом сместились дальше, оказавшись ближе к опушке леса, хотя вроде и не отодвигались специально. Напев не стал громче, несмотря на близкое расстояние. Слов по-прежнему было не разобрать, зато хор стал распадаться на отдельные голоса, которые звучали как-то по-особенному нестройно, будто каждый поющий выводил свой особенный мотив, не обращая внимания на других.

Впрочем, целеустремлённая девушка продолжала идти вперёд, особенно не задумываясь над этими странностями. Чем дольше она шла, тем дальше от неё оказывался осуохай — теперь танец вёлся буквально на границе поля и леса. Хотя на поле было светло, девушка никак не могла различить лиц танцоров, только видела их яркие одежды. В конце концов, пройдя больше половины поля, она вдруг поняла, что никакого осуохая больше нет: люди как-то незаметно растворились в лесу, но отзвуки их бессвязного напева по-прежнему продолжали доноситься из-за гущи деревьев.

Вот тут-то девушку и охватила жуть — она поняла, что стоит совершенно одна ночью в поле. Развернувшись, она побежала обратно. Когда она добралась до своего дома, напев уже умолк, и поле вновь стало пустым.

Утром девушка рассказала домашним о своём ночном видении. На родственников рассказ особого впечатления не произвёл: они только заметили, что если она видела танец духов природы, то это к добру и удаче. Ну и немного пожурили ночную путешественницу за то, что она долго не могла взять в толк, что видит ненастоящих людей — мол, ты бы ещё в лес средь ночи ушла в поисках осуохая.

История тридцать восьмая. Бубен[править]

Случилась эта история с моим другом, которого зовут Сеня. В августе прошлого года он со своими знакомыми решил съездить на природу. Взяли с собой пиво, мангал, плавки. Место, куда они направлялись, находилось рядом с селом Тулагино. Там за рекой располагается небольшая деревня, чуть дальше за деревней стоят заброшенные дома и хлевы, а за ними поля, и вот у этих самых полей среди местных жителей ходит дурная слава. Навеселе, в хорошем настроении, друзья приехали на одно из полей. Расположились, громко включили музыку в машине, смеялись, занялись костром и шашлыками.

Ближе к ночи, когда лишь тусклый свет луны освещал широкое поле, Сеня решил отойти облегчиться. В поле под холмом стояла якутская коновязь, и Сеня решил ее пометить (что, между прочим, считается тяжким оскорблением местных духов по якутскому верованию). Стоял, делал своё дело, наслаждался тишиной. Вдруг его охватило странное чуство беспокойства, как будто на него кто-то смотрит. Через минуту он услышал вдалеке звук бубна (в Якутии бубнами пользовались древние шаманы во время своих камланий). Звук сначала был тихим, но со временем приближался к Сене. Моему другу было тревожно, но в то же время его раздирало любопытство, он стоял и слушал. Звук бубна становился ближе — казалось, будто в него бьют прямо за холмом, в пятидесяти шагах от Сени. Сеня с удивлением пытался рассмотреть в темноте источник этого звука, и вдруг на него напал животный страх — ему показалось, что прямо за ним кто-то стоит и дышит в затылок. Тогда он со всех ног он побежал к машине. Вернувшись к друзьям, он рассказал им о том, что слышал. Все прислушались — действительно, тяжёлые звуки бубна разливались по окрестностям, словно доносясь со всех сторон сразу. Перепуганные друзья сели в машину и уехали обратно. Больше Сеня не возвращался в те поля.

История тридцать девятая. В кустах смородины[править]

Произошло это со мной 12 лет назад, когда я был еще ребенком. Каждый месяц ко мне приезжал мой двоюродный брат Боря. Он был старше меня и любил меня пугать — надевал маски, халаты, даже брал мамину шубу, чтобы прикинуться чудовищем. У меня сердце в пятки уходило, а он все хохотал.

Однажды, как обычно, его родители приехали к нам на дачу. К вечеру все собрались за столом, а нас отправили играть на улицу. Августовские ночи в Якутии темные, и мы с моим братом играли во дворе, освещавшемся яркой луной. Мы играли в прятки, в тот раз водил я. Мой брат спрятался хорошо. Я долго искал его и вдруг услышал в кустах смородины странный звук, как будто кто-то тяжело и печально вздохнул. Я сразу сообразил, что это Боря, как всегда, меня решил напугать, и крикнул:

— Боря вылезай, я знаю, что ты там!

Боря действительно отозвался — но за моей спиной, в совершенно другом месте. Заинтригованный, я взял палку, подошел к кусту и ткнул слегка в него палкой. Из-за куста при свете луны выглянуло овальное морщинистое лицо бело-желтого оттенка. Оно выглядело отвратительно: глазницы пустые, рот мокрый, без зубов, губы потрескавшиеся, как у старого человека. Меня охватил ужас. Это было настолько дико и жутко, что даже спустя 12 лет при одной мысли о том существе у меня ползут мурашки по коже.

Опомнившись, я убежал домой со всех ног, заходясь в рыданиях. Потом долго отходил от случившегося. Родители решили, что это работа моего брата и наругали Борю. Но я точно знал, что это был не он.

Той ночью, когда все уснули, я долго ворочался на кровати без сна. Лежа в своей комнате, которая находилась на втором этаже, я слышал под окном тяжелые вздохи той твари.

История сороковая. Под дождём[править]

Случилось сие с моим родным дядей из Якутии. Живёт он в сельской местности, работает учителем. Как-то раз осенью он с другом решили поохотиться на уток. Место выбрали дальнее, примерно в 50 километрах от села. Преподав свои учебные часы, он после обеда пешком потопал до условленного озера.

Осеннее небо быстро темнеет и холодеет. Друга все не было (как позже выяснилось, его срочно вызвали по работе в соседнее село, и ему пришлось уехать, не предупредив дядю). В азарте охоты дядя не заметил, как уже настал вечер, к тому же начал моросить мелкий дождь. Дядя решил зайти в стоящую на опушке старинную заброшенную избушку. Решил заночевать там и утром отправиться обратно. Разжег огонь в печке, поел, потом залез в спальный мешок и стал готовиться ко сну, как вдруг ни с того ни с сего в его сознание стал проникать страх. Лежа в мешке, дядя не заметил, как провалился в сон...

Проснулся оттого, что ему на лицо падали капли воды и отсырел спальник. Открыв глаза, дядя увидел, что лежит не внутри избушки, а снаружи под дождем. Сильно продрогший, он забежал внутрь избушки. Сообразив, что над ним подшучивает какая-то чертовщина, он выпил залпом для храбрости полбутылки водки и лёг спать, предварительно подперев хлипкую дверь избы поленом. И опять же провалился в объятия Морфея.

Очнулся снова насквозь промокшим под дождем на улице. Сматерился и упрямо зашел внутрь строения, зажег повторно огонь в печке, выпил остаток водки, вынул нож и залез в мокрый спальный мешок. Решил подождать нечисть, притворившись спящим. Где-то через час из темного угла отсвете тлеющих угольков вырисовалась почти двухметровая фигура женщины, одетой в старинную якутскую одежду. Волосы были распущены, черт лица не было видно, но в свете угольков были видны нечеловеческие глаза, отливающие желтым цветом. Дядя лежал с полузакрытыми глазами ни жив ни мертв. Женщина подошла к нему, взялась за спальник и стала тащить на улицу. Дядя так и лежал прикинувшись спящим. Когда нечисть исчезла, собрал все свои вещи ретировался домой, несмотря на слякоть и ночь.

Позже, через несколько лет, дядя снова побывал у того озера и заглянул в избу. На стенах с внутренней стороны были видны следы выстрелов из ружья. «Видимо, на какого-то охотника напала эта нечисть, и охотник решил не церемониться», — закончил свой рассказ дядя.

История сорок первая. Шаман-дерево[править]

Возвращаясь к теме якутских шаманов. Как известно, в якутской религии мистическая сила шаманов ассоциируется с многочисленными внешними элементами. Про родительского зверя и священное место расчленения я уже говорил. Кроме этого, есть ещё и довольно мутное понятие "ойуун маhа" (шаман-дерево) - то есть обычное дерево, которое как-то связано с шаманом. Однозначно сказать, что это такое, не могу, потому что каждый источник толкает свою версию. То ли это дерево, куда шаман заключает часть своей силы, чтобы в случае чего "восстановить энергию" от него, как от бэкапа, то ли это просто дерево, где гнездится родительский зверь шамана (в том случае, если он является птицей), то ли это какая-то особая ачивка, присущая только хищным шаманам, а белые шаманы смотрят на это как на говно. В общем, ХЗ. Известно только, что обычно шаман-дерево не является каким-то особенным деревом - то есть оно не достигает ояебу каких размеров и не покрывается чёрной коростой, да и вообще располагается далеко в дремучих ебенях, а не стоит отдельно от леса. В общем, такое ощущение, что шаманы пытались своё дерево как можно лучше скрыть и сделать неприметным, а не понтоваться им перед кем бы то ни было. Такой себе чисто утилитарный артефакт. Причём считается, что шаман-дерево сохраняет мистические свойства даже после смерти самого шамана.

Кстати, не следует путать шаман-дерево и "кэрях", описанный мной в предыдущих пастах. Кэрях - это просто почитаемое дерево, посредством которого путники выражают своё уважение местным духам, т. е. он никак не связан с шаманами.

Далее будет собственно история.

Дело было в советское время, где-то в 70-е годы. Была осень, и одна семья выдвинулась в лес за ягодами (брусникой). Так как окрестные места все уже были разработаны деревенскими, наши герои решили углубиться куда подальше в лес в надежде наткнуться на плодородное место. В общем, приехали на своём "ГАЗике" в какие-то ебеня по грунтовке, вышли и стали разбредаться. Глава семейства, Алексей, тоже с вёдрами и ковшом пошёл искать ягоды. Время от времени люди перекрикивались, чтобы не потеряться. По выкрикам скоро стало понятно, что место хреновенькое в плане ягод, нужно ехать, дальше искать. Уже собираясь вернуться к машине, Алексей всё-таки решил ещё парочку шагов сделать внутрь леса. Прошёл буквально десяток метров и охуел от радости: под ногами земля просто краснела от ягод, причём не простых, а крупных, чуть ли не как сливы. Алексей присел, провёл ковшом с "когтями" пару раз по ягодным кустам, и ковш сразу стал наполовину полон. Крикнув своим, чтобы поскорее шли к нему, он стал увлечённо собирать ягоды. Ведро наполнилось до края буквально через пяток минут. Довольный хмырь сел закурить, ещё раз выкрикнув что-то типа: "Ну бля, куда вы там пропали?". Сидит, курит, радуется удаче и вдруг видит, что рядом, в самой сердцевине плодородного местечка, растёт лиственница. Ну, дерево как дерево, большое, старое, ветвистое. Заинтересовало Алексея в нём то, что на дереве было дупло, и оттуда выглядывала голова какой-то птицы. Алексей смотрит-сморит - а птицы не движется. Встал, присмотрелся - а оказалось, что это не живая птица, а поделка из дерева в форме птички. Алексей ещё удивился, откуда в дремучем лесу взялась такая штука. "Ну да похуй", - подумал он и тут понял, что хочет ссать. Портить ягоды не хотелось, и он помочился на ту самую лиственницу. Потом присел на корточки и стал дальше ждать своих. Ждёт-ждёт - никто не приходит. Он опять закричал: "Ма-а-аш!" - жену зовёт. На этот раз ему ответили, причём голос был совсем близко, но понять, что говорит жена, он не смог. "Чего?" - спросил Алексей. Жена что-то опять сказала буквально из-за ближайших деревьев, но опять неразборчиво, да и не видно было её. Алексей позвал сына: "Вале-е-ера!". Не успел замолкнуть, как прямо над ухом сзади голос сына буркнул: "Да я тут, обернись". Алексей обернулся - никого, только деревянная птица вроде изменила положение и теперь смотрит прямо на него. Вот тут-то наш герой и обосрался. Забыв о ведре и ковше, он бросился бежать. Долго блуждал по лесу, едва не заблудился, но наконец услышал крики своих и вышел к ним. Сходу предъвил им, схуя ли они не отвечали на его зов. Жена, сын и дочь сказали, что никаких криков не слышали - мол, он просто в какой-то момент перестал отвечать, они уж сами забеспокоились и начали его искать. Алексей устыдился своей паники и не стал им говорить про чертовщину - просто сказал, что нашёл охуенно плодородное место. Все очень заинтересовались и пошли искать то самое сказочное место. Ходили целый час туда-сюда, только не нашли нихуя. Немного поплакали о проебанном ведре и ковше, но что поделать - поехали в другое место.

Вскоре после этого случая на Алексея напала сыпь. Красная, покрывающая всё тело от лица до пяток, вызывающая мучительный зуд. Он ходил по больницам, врачам, знахарям - всё без толку. К зиме к сыпи прибавилась общая слабость - Алексей едва мог встать с постели самостоятельно. В конце концов, по совету друзей он вызвал к себе (за неплохой гешефт, разумеется) из соседнего села человека, который слыл кем-то типа шамана. Человек приехал, осмотрел его и сказал буквально следующее: "Ты где-то нарушил линию - побывал там, где быть не следовало, сделал то, чего делать не стоило". Стал расспрашивать о том, что с ним происходило за последний год. Вот тут-то Алексей вспомнил о странном случае в лесу. И. о. шамана очень заинтересовался этим инцидентом и выдвинул предположение, что Алексей наткнулся на шаман-дерево и оскорбил его - может быть, тем, что сразу начал хапать всё добро, выросшее под ним, может быть, тем, что нассал на него, а может быть, просто само дерево попалось по дефолту злобное. "В любом случае, - сказал он, - тебе нужно поехать в то место, найти то дерево и извиниться перед ним, поднести дары". Только вот следовало Алексею это ивел-дерево одному искать: если он попрётся туда в компании, то никогда его не найдёт.

И вот в январские морозы хворающий Алексей сповадился по несколько раз в неделю ездить в далёкие ебеня и бродить там посреди зимнего леса. Беда была в том, что место он не помнил точно, да и сам факт того, что шаман-дерево может вообще уйти в астрал и стать невидимым, тоже оптимизма не прибавлял. Но Алексей не забрасывал попытки до самой весны, исходил лес у дороги вдоль и поперёк. А весной он скончался от своей странной болезни, так и не найдя то загадочное место. Шаман-дерево не явилось ему во второй раз. Не простило.

История сорок вторая. Невыполненный завет[править]

В XVII веке в Якутии жил-был шаман (как-то его звали, только вот я забыл, так что обойдёмся без имени). И не простой, а великий. Согласно свидетельствам современников и даже более поздних шаманов - практически величайший за всю истории Якутии. Много он эпических дел при жизни сотворил, творил добро, пиздил зло - в общем, оставил большой след в памяти народа. Но к старости лет он сказал, что пришло время ему умереть - точнее, вернуться к истоку, улететь в свой астрал ("дьабынна кётёр"). И завещание его было такое: "Я чувствую, что столетия спустя после сегодняшнего дня придёт время великих испытаний и свершений. И к тому времени я буду готов вернуться в срединный мир ещё более могущественным. Вы узнаете, что время пришло - как-нибудь, но узнаете. И тогда пусть к моей могиле придёт одна смелая женщина и оседлает её в полночь. Из-под могилы вылезет большой чёрный паук. Ей будет надобно забрать его с собой, кинуть в чашу с молоком и всё выпить. Тогда эта женщина станет беременна моим новым воплощением, и я урожусь снова - и приведу род якутский к величайшим вершинам". С такими словами шаман умер. Ему соорудили подобающую могилу, похоронили и, естественно, вскоре забыли.

В конце XIX века по деревушке, рядом с которым была ветхая шаманская могила, прошёлся слух - мол, по ночам люди стали со стороны могилы слышать тяжёлые удары шаманского бубна и видеть мутные блуждающие огни. "Старик камлает, зовёт к себе, пришло время ему переродиться", - шептались люди. Вспомнили о легенде с завещанием, посудачили... и нихуя не сделали. То ли за прошедшие 300 лет смелые женщины в якутских селах выродились, то ли шаманские заветы перестали восприниматься так уж железобетонно серьёзно, но не нашлось ни одной тян, которая поперлась бы ночью на могилу и стала жрать паука. Долгое десятилетие, вплоть до наступления ХХ века, могила шамана оставалась беспокойной - он всё зазывал к себе хотя бы распоследнюю шлюху, но так и не дождался. Потом всё прекратилось. Вот такой вот эпик фейл всего якутского народа и шамана лично.

См. также[править]

Другие якутские кулстори:

Текущий рейтинг: 92/100 (На основе 277 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать