Возможность авторизироваться и вносить правки через HTTP временно отключена до прояснения ситуации с РКН. Полнофункциональная HTTPS-версия сайта тут.

Школьный палач

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Из года в год, самый грустный день для детей – это 1 сентября. Подходит к концу время летних каникул – время свободы. Кто гуляет круглые сутки, а кто целыми днями сидит дома и втыкает в монитор – так или иначе, подросткам каникулы всегда нравятся больше, чем учебное время. Вообще, осень всегда ассоциируется с тремя вещами: с первым сентября, с пожелтевшими деревьями, и с осенним обострением. Увы, но последнее очень часто приносит лишние хлопоты некоторым нашим согражданам, чья профессиональная деятельность связана с теми, кто этим обострениям подвержен (учителей это тоже касается). Всегда найдётся кто-то, кто сможет извлечь выгоду из чего бы то ни было: ростовщики современности, наживающиеся на микрокредитах для сбора ребёнка в школу, продавцы канцтоваров и портретов текущего главы государства, заводы штор… Но выгода – это далеко не всегда нечто материальное. Есть на свете и люди, для которых главная цель – добиться морального удовлетворения. Это, поверьте мне, тоже многого стоит. Сейчас, пожалуй, уже никто и не вспомнит историю про «Синего кита»: она так же быстро забылась, как и обрела популярность. До сих пор неизвестно, были ли самоубийства связаны с ним на самом деле; была ли опасность от него на самом деле, или это очередная раздутая сенсация… Но надо уяснить одно: ничего не проходит бесследно. Идея, высказанная однажды, может быть подхвачена кем угодно, и может вылиться во что угодно.


Только-только условно-досрочно освободившийся из мест лишения свободы молодой человек по имени Антон был настолько обозлён на мир, что решил во что бы то ни стало повторить историю Синего Кита на качественно новом уровне. В его больной голове план созрел моментально, а посему он немедленно приступил к его выполнению, как только вновь получил доступ к компьютеру и интернету. За пару дней до начала учебного года он создал типичный паблик с мемами во «Вконтакте», коих тысячи и десятки тысяч. Тематика мемов была соответствующая – типично сэдбоевская. Шутки про суицид, никчёмность жизни и прочая упрощённая донельзя экзистенциальная муть стала остовом для его странички. Рекламу он закупил у других групп для школьников и принялся ждать. У него не было цели как бы то ни было монетизировать страницу, и поэтому он решил поддерживать всё время плюс-минус одинаковую тематику постов, и, самое главное – присматриваться к своей потенциальной жертве. 1 сентября на его страничке был самый настоящий наплыв подписчиков, но уже через неделю число подписчиков упало наполовину. Под постами часто оставлял комментарии только один человек, подписанный как Влад Рейх, и именно на него Антон и решил нацелиться. На странице у «серийного комментатора», главным образом, были гневные посты про школу, «опять идти в школу к этим дебилам, когда же они сдохнут, а особенно Зинаида Павловна…» Антон понял, что этот парень будет для него идеальной жертвой, и, выждав какое-то время, начал его окучивать в личных сообщениях. Из переписки он понял, что мальчик действительно не любит школу, и «с радостью бы в неё не ходил, но тогда мамка надаёт люлей…» Антон был студентом психологического факультета (но окончить его помешало тюремное заключение) и сразу же принялся «делиться знаниями» с окучиваемым парнем.


Обыкновенный урок математики начинался с уже всем привычного рёва Дениски. Он совсем не выглядел на 14 лет из-за задержки умственного развития, но всё равно ходил со всеми в 8 класс обыкновенной общеобразовательной школы, потому что его болезнь была не настолько сильно выражена, чтобы отдавать его в специализированное учреждение. Впрочем, родители не раз жалели о таком решении: они и подумать не могли, что дети – настолько жестокие существа, что могут дать Дениске стулом по голове, подлить ему чернил в суп, подтереться его дневником… Но они были непреклонны: Денису нельзя в интернат, после него никуда не возьмут! Самого ребёнка, разумеется, никто не спрашивал. Это и выливалось в постоянные «разборы полётов», которые они время от времени устраивали в школе. На этот раз его горе-одноклассники решили в очередной раз над ним подшутить и положили кнопку на стул. Как только начался урок, Дениска опрометчиво сел на свой стул, не ожидая никакого подвоха. Результатом такой беспечности стали порванные штаны, маленькая ранка на пятой его точке и тонна слёз, которые он выплакал во время урока. Престарелая учительница математики Зинаида Павловна уже устала денискиных мансов, и поэтому каждый раз, когда он закатывал истерики, вне зависимости от того, на пустом месте или от обиды – она ударяла своей указкой по его пальцам, из-за чего он стабильно пару раз в неделю приходил с зарёванным от боли лицом и красными, как и страницы его дневника, руками. Для Дениски класс делился на врагов и тех, кто к нему относился нейтрально. Увы, но его соседом по парте был именно «враг», из-за чего все его вещи стабильно оказывались на полу по несколько раз за урок. Его сосед по парте обладал относительным авторитетом в их классе, а посему учителя очень редко обращали внимание на его пакости. Но том был не самый простой день. Сразу после этого урока математики, к Дениске подошёл Влад и впервые заговорил с ним на равных. Дениска поначалу не поверил, что это не очередная подстава, но уже через очень короткое время обрадовался, что его наконец-то кто-то воспринял как человека, а не как мальчика для битья! Они долго говорили на отрешённые темы, потому что Дениске очень хотелось хотя бы кому-нибудь рассказать о своих переживаниях, но никто ими прежде не интересовался. Ещё через урок Влад попросил классного руководителя пересадить его к Дениске, и уже со следующего дня они были не разлей вода. Знал бы Дениска, что Влад просто «прощупывает почву» для исполнения своего первого задания… Шло время, за школьным окном уже были видны костры рябин, а небо основательно поменяло свой цвет с лазурного на грязно-серый. Это был самый обычный день для конца сентября, и Влад обратился к Дениске со странным, провокационным вопросом:

- Ты никак не планируешь решать свои проблемы? Тебя постоянно бьют, унижают – тебе это что, нравится, что ли?

- Их что, можно как-то решить?! - ответил ему Дениска.

- Есть один вариант, - сказал Влад и вырвал из черновика пустой листок. На нём он быстро нарисовал петлю и брусок мыла.

- Что это значит? – лёгкая умственная отсталость помешала Дениске выстроить ассоциативный ряд.

- После уроков расскажу, - сказал Влад и принялся выполнять задание, потому что он уже успел нахватать 3 двойки по этому предмету.

Влад всё же сдержал своё слово, и в подробностях описал все шаги для успешного суицида. Дениска внимательно дослушал, ничего не сказал и ушёл – его забирали родители, потому что не были уверены в том, что он сможет самостоятельно дойти до дома. На следующий день Дениска начал разговор с Владом с вопроса, где ему достать всё необходимое, потому что все передвижения Дениса отслеживались его родителями, которые не позволяли ему уходить из дому никуда, кроме школы. Влад взял дело в свои руки, и на большой перемене забрал мыло из школьного туалета, а верёвку украл из какой-то каморки, коих в его большой школе было предостаточно. В тот день Дениска не вернулся домой. Его родители каждые 5 минут звонили в отдел полиции, но им всё время отвечали одно и то же: «гражданочка, успокойтесь, мы начинаем поиски только на третьи сутки после пропажи. Выпейте валерьянки и ждите – может, гуляет сейчас где, а вы нас тут зря дёргаете.»


Нашли его тогда, когда на первом этаже откровенно завоняло мертвечиной. Мёртвого Дениску в петле нашёл дворник, который хранил свой инвентарь в подвале за тяжёлой железной дверью, но иногда забывал закрыть туда дверь. Этим Дениска и воспользовался: после уроков он незаметно, по чуть-чуть открывал дверь, чтобы не привлечь внимание скрипом, поскольку это было единственное легкодоступное непроходное место в его школе. Никаких предсмертных записок он не оставлял. Следствие было недолгим: стражи правопорядка просто взяли характеристику на него и опросили одноклассников. Владу было не по себе, когда он видел людей со значками в кабинете: он дрожал, потому что боялся, что его обвинят в его смерти. Но его пронесло: классный руководитель отметила, что в последнее время у Дениски был только один друг, а Влад во время беседы со следователем честно ответил, что Дениску часто травили. Отношение учителей к их классу резко ухудшилось, но к Владу стали относиться чуть лучше, как раз из-за того, что все считали, что именно благодаря ему Дениска ушёл из жизни позже, чем мог бы. В принципе, Влада не гнобили, но и особым авторитетом он не обладал. Кто-то его бесил, с кем-то он часто общался, но в целом его отношение к школе было достаточно негативным – это и было видно в постах на его стене. Как только закончилась школа, он, уже по привычке, сразу же открыл Контакт, где и отчитался перед Антоном об успешном выполнении испытания. Антон хотел удостовериться в способностях Влада и поручил ему убить человека так, чтобы ему всё сошло с рук. После непродолжительной переписки его по-настоящему «накрыло»: сердце бешено колотилось, всё тело покрылось испариной, а дыхание было прерывистым. В старой аптечке он нарыл всё успокаивающее, что увидел, и принял за один присест. Уже через несколько минут он заснул, и проснулся только утром следующего дня. Он вышел из дому, сказал родителям, что идёт в школу, но на самом деле он просто бесцельно бродил по городским улицам. Он много думал, и всё же решился рассказать своим родителям о своих переживаниях. «Не волнуйся, твоей вины в этом уж точно нет», - отвечали ему родители. Стоит ли говорить о том, что про момент, когда он нарисовал петлю на листке, и когда принёс Дениске всё необходимое, он не сказал ни слова? Влад не отличался особой совестливостью, но он, похоже, основательно тронулся рассудком. Всё чаще он просыпался посреди ночи от того, что во сне ему являлся Дениска и рассказывал, как ему плохо жилось и как ему теперь хорошо в загробной жизни. День ото дня его состояние ухудшалось, и доходило до того, что он уходил посреди урока в туалет и ревел без остановки. Своим знакомым он говорил, что у него часто стали ссориться родители, из-за чего он испытывает большой стресс. Рано или поздно это должно было случиться, и Антон повысил ставки. Он увидел, что Влад способен лишить человека жизни, и приступил к организации гораздо более грандиозного «мероприятия»: он договорился со старым знакомым, который отсидел уже не один срок по двести двадцать второй, заимел пистолет и патроны к нему, после чего поехал в город Влада и оставил оружие в тайнике. В переписке он оставил координаты этого места и посоветовал Владу начать вести огонь в месте массового скопления людей, потому что он никогда в своей жизни не держал в руках оружия и вряд ли смог бы попасть по отдельно стоящей цели. Влад, тем временем, ещё сильнее поехал, и уже вряд ли мог кого-то убить. Всё чаще он задумывался о том, какое наказание его ждёт за доведение Дениса до самоубийства, но каждый раз успокаивал себя тем, что в его смерти, на самом деле, виноват весь его класс, а он просто предложил способ избавиться от проблем раз и навсегда. Впрочем, его сны становились всё более фантасмагоричными и вызывали всё больше тревоги у Влада, из-за чего он уже почти не спал, и каждый день приходил в школу уставшим. Единственной его возможностью отдохнуть был сон на уроках, но он понимал, что так продолжаться не может. И вот, одной ночью Владу приснилось то, что Денис его «благословляет» на «окончательное решение всех своих проблем» и заодно рекомендует «решить проблемы» ещё нескольким людям.


Тем октябрьским утром Влад проснулся на час раньше. Было ещё темно, и до школы оставалось ещё несколько часов. Он забрал оружие из тайника и положил его в свой рюкзак, после чего зарядил его, следуя инструкциям, которые Антон предусмотрительно отправил Владу. Весь первый урок Влад никак не мог сосредоточиться, и когда прозвенел звонок, он начал видеть галлюцинации. Увидел он, конечно же, Дениску, который уже месяц как преследовал Влада во снах. Тогда же Влад понял: пора. Он пошёл в столовую, где толпа его однокашников набросилась на бедную буфетчицу, чтобы успеть купить свою сосиску в тесте. Воспользовавшись неразберихой, он достал из рюкзака пистолет и начал хаотично палить по толпе. Людей было так много, что образовавшаяся после первых выстрелов давка вполне могла убить даже больше людей, чем пистолет. Ещё немного постреляв в сторону выхода, где столпилась вся столовая, он быстро побежал в сторону аварийного выхода и выбежал из школы. Он положил пистолет обратно в рюкзак, и спрятался в ближайших кустах. От стресса он уже мало что соображал, и тогда ему ещё раз в галлюцинациях явился Дениска, нарисовавший на черновом листке пистолет. Влад решил, что он больше не может так жить, и пошёл сдаваться полиции. По пути он видел кареты скорой помощи и полицейские машины, которые мчались в сторону его школы. Отчего-то у него вновь была уверенность, что никто и не подумает, что это он устроил стрельбу, пока он сам в этом не признается. Он знал, что в дежурной части его отделения обычно сидит два сотрудника. Поэтому в его пистолете оставалось ещё три патрона.

Текущий рейтинг: 18/100 (На основе 10 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать