Тонкий человек

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pipe-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии в рамках литературного турнира. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


- Патрик, тебе не кажется, что мы занимаемся ерундой?

Джесс плотнее запахнулась в толстовку на молнии. На чердаке старого здания, которое представляло собой почти расселенный муниципальный дом, гуляли сквозняки. Дрожь от холода примешивалась к нервному мандражу, который девочка всеми силами старалась подавить.

Патрик достал из кармана пачку «Лаки Страйк» и кинул ей.

- На, успокойся. Это не ерунда, я уже делал это. Он правда приходил ко мне.

Джесс поежилась и подкурила сигарету. Именно этого она и боялась. Что он придет.

А еще она боялась вполне реальных обитателей этого дома. Правда, сейчас тут царила тишина – в три часа ночи спят уже даже самые отъявленные гуляки. Мертвое время. Час быка. Час дьявола.

Джесс почувствовала, как спина задеревенела от ужаса, и повела плечами. Дура, зачем еще и самой растравлять себя подобными мыслями?

Патрик же, кажется, чувствовал себя в этой странной остановке, как рыба в воде. Он уверенным жестом откинул с глаз светлую челку и скосил на нее взгляд. Снисходительно улыбнулся.

- Джесси, если ты так боишься, могла бы и не соглашаться. Я мог пойти один. Ты сама этого захотела.

Джесс вздохнула. Да, она хотела этого. Но вовсе не потому, что ей хотелось пощекотать нервы, и действительно вызвать легендарного интернет-монстра, Тонкого человека. А потому, что она влюбилась в Патрика, и предложение «интересно провести время, если не боишься, конечно» было для нее желанным приглашением на свидание. Как выяснилось, она жестоко ошибалась. Патрика интересовала совсем не романтика. Похоже, он просто получает удовольствие от ее страха.

Они познакомились две недели назад. Джесс, сделав уроки, шла к подруге. В вечер понедельника на улицах их небольшого городка было довольно пустынно. Путь ее лежал мимо спортплощадки, что располагалась на окраине местного парка. Площадка когда-то была огорожена сеткой, но сейчас она сохранилась только по углам. От секций со стороны дороги остались только металлические столбы с остатками закрученной на них проволоки – остальное было постепенно уничтожено несколькими поколениями подростков, которые ленились искать вход, и шли напрямую. Спортплощадка была излюбленным местом тусовок местной молодежи. Джесс и сама не раз проводила тут время с одноклассниками.

Джесс шла, уткнувшись взглядом в свои кеды, в ее ушах звучала музыка. Внезапный толчок в икру заставил ее вздрогнуть. От ее ноги отскочил потертый баскетбольный мяч. Джесс вытащила наушник и повернула голову. На площадке стоял парень. Джесс улыбнулась и послала ногой мяч в его сторону. Парень легко поймал его и улыбнулся в ответ. Джесс уже хотела продолжить свой путь, но вместо этого свернула на площадку, убирая на ходу наушники в карман.

- Привет, я раньше тебя тут не видела.

- Я тоже тебя тут раньше не видел.

Они одновременно засмеялись. Парень кинул мяч Джесс, и она умудрилась довольно легко поймать его, мысленно похвалив себя.

- Сыграем? Надоело одному.

- Я не очень хорошо играю, если честно.

- Я тоже.

- Почему я не видела тебя в школе? Ты давно в городе?

Парень пожал плечами.

- Не знаю, я тоже тебя не видел. Давно, я тут родился.

- А мы переехали три года назад. Кстати, я Джесс.

- Патрик.

- Ты ирландец?

- Ну, разве что немного.

В тот вечер Джесс так и не попала к подруге, лишь скинула ей смс, чтобы та не волновалась. До самой ночи они просидели с Патриком на площадке, болтая обо всем на свете. Придя домой и плюхнувшись в постель, Джесс сразу поняла, что влюбилась. Чувство было не новым, но как никогда острым.

На следующий день Джесс безуспешно искала Патрика в школе. Никто из ее знакомых не слышал про него. Джесс это удивило, но не слишком. В эпоху интернета люди вообще мало обращают внимания на окружающих. Джесс и сама с трудом помнила фамилии всех одноклассников, а имена некоторых так и не удосужилась запомнить.

Вечером она отправилась на площадку. Патрик уже ждал ее там.

- Ты был сегодня в школе? Я не смогла найти тебя.

Патрик смущенно отвел взгляд.

- Ладно, буду честным. Меня отстранили на две недели. Первая неделя уже почти подошла к концу.

- И что ты натворил? Подрался?

- Ага. Не знаю, правда, как его зовут. Его, вроде бы, тоже отстранили.

Патрик не слишком охотно говорил об этом, и Джесс перевела тему. Все мальчишки дерутся, подумаешь.

Так начались их странные отношения. Патрик, вроде бы, с удовольствием проводил время с ней, но ни разу не попытался поцеловать ее или хотя бы взять за руку. Каждый вечер Джесс подолгу рассматривала себя в зеркале, выискивая недостатки, которые могли отпугнуть его, находила их – и, в то же время, не находила. Джесс знала, что нравится многим мальчикам, и никогда не считала себя дурнушкой. Но Патрик, похоже, чем-то отличался от всех остальных. Именно поэтому Джесс без раздумий согласилась, когда он позвонил ей и пригласил ее «интересно провести время». Конечно, время встречи – 2 часа ночи, весьма смутило ее, но у матери как раз была ночная смена в больнице, и Джесс не удержалась.

Они встретились с Патриком на площадке. Когда она услышала, куда им предстоит пойти, Джесс сначала решила, что ослышалась. Муниципальные многоэтажки на окраине вызывали у нее ужас. Там жило много наркоманов, а в некоторых квартирах были настоящие притоны. Это место все обходили десятой дорогой, даже полиция выезжала туда неохотно. А теперь Патрик предлагает ей идти туда среди ночи.

- Патрик, ты сошел с ума? Я не пойду туда!

- Нам обязательно нужно здание как минимум в пять этажей. Там как раз пять. У тебя есть другие варианты?

Вариантов у Джесс не было. Их маленький городок, затерянный в Техасе, практически весь был застроен частными одно- и двухэтажными домами. Исключение составляли только эти две пятиэтажки на окраине.

- А что мы будем там делать?

- Увидишь.

Увидела. Честно говоря, когда Патрик объявил, что они будут вызывать Тонкого человека, о котором Джесс пару раз читала в интернете, ей показалось, что она уже так не влюблена в него. Ну что за ребячество! Но, поймав взгляд его темных, почти черных глаз, Джесс поняла, что этого слишком мало, чтобы разлюбить.

Кодовый замок на двери подъезда был сломан, и ребята беспрепятственно проникли внутрь. Внутри было именно так, как Джесс и представляла – холодно, грязно и захламлено. С ужасом она увидела пару шприцов, которые валялись в углу. Стены были разрисованы безыскусными граффити. Откуда-то из глубины дома доносились приглушенные женские крики. Джесс испугалась, но, прислушавшись, расслабилась – голос не взывал о помощи, это явно были крики гнева.

- Эй! – Патрик взял ее за руку и открыл дверь в пустующую будку консьержа. Джесс прошла туда следом за ним и прикрыла дверь. Там было на удивление чисто.

- Я заранее немного тут прибрался. – Патрик скинул рюкзак и вытащил оттуда пару белых парафиновых свеч, чиркнул зажигалкой. Через секунду каморку освещал теплый трепещущий свет.

Джесс благодарно посмотрела на него и улыбнулась уголками губ. Обстановка стала довольно интимной и приятной. Неужели она ошибалась? Наверное, это все-таки свидание. Даже если это и не так, можно пофантазировать.

Патрик прервал ее мысли.

- Джесси, нам нужно это сделать. Ты должна это сделать.

Джесс нахмурилась и сделала шаг назад. Она уже успела забыть, зачем именно он ее сюда пригласил.

- Патрик, что за ерунда происходит? Я думала, ты пригласил меня просто потусоваться, что это дурацкое гадание только прикрытие. Ну и вот я здесь. Зачем эти фокусы с Тонким человеком?

Патрик улыбнулся уголками губ и покачал головой.

- Нет, мы должны его вызвать. Я потом все тебе объясню. Это не развлечение.

Джесс поежилась. Она уже начинала сомневаться в адекватности Патрика, уж больно всерьез он воспринимал интернет-пугалки.

Понимая, что выбора у нее нет, Джесс кивнула и уселась на шерстяной плед, который Патрик постелил на пол. Следом за пледом он начал доставать из рюкзака все необходимое и раскладывать перед ней. Тоненькая бумажная стопка. Скотч. Клей в стике. Дешевая колода карт. Карандаш. Патрик достал мобильник и посмотрел на дисплей.

- Так, без двадцати три. Самое время начинать. Рисовать будешь ты, я уже вызывал его. Дважды нельзя.

- А что рисовать?

Патрик все ей объяснил.

Чувствуя странную дрожь в пальцах, Джесс начала.

На первом листе она изобразила дерево. Рисовала девушка так себе, но Патрик сказал, что это неважно.

На втором листе появилось примитивное лицо – глаза, нос, рот, уши, челка штрихами.

На третий Джесс приклеила пиковый туз.

С четвертым возникли сложности. Патрик велел изобразить себя, обозначить какие-то яркие черты, но Джесс казалось, что особых черт у нее нет. Тем более, карандаш у нее был только одного цвета. Наконец, она нарисовала худенький силуэт в толстовке и джинсах, с длинными вьющимися волосами. В качестве характерной черты выступили ромашки на кедах. Джесс надеялась, что этого достаточно.

На пятом листе девушка схематично изобразила пятиэтажку, в которой они находились. Это оказалось несложно.

- Отлично. – Патрик улыбнулся и собрал листы в стопку. – Идем.

- Куда?

- Нам нужно расклеить эти листы по этажам.

Джесс поежилась. Меньше всего ей хотелось покидать уютное убежище каморки и выходить в страшный недружелюбный подъезд. Но выбора, опять же, не было.

Первый лист Патрик приклеил в начале лестничного пролета. Второй – практически на том же месте на втором этаже. Каждый раз, когда они останавливались по пути на пятый этаж, Джесс внутренне сжималась, ожидая, что сейчас из одной из обшарпанных дверей вывалится какой-нибудь наркоман, мечущийся в поисках мета.

Наконец, последний лист был приклеен на пятом этаже. Патрик взял Джесс за руку и подвел ее к люку на чердак. Ему довольно легко удалось открыть люк, и Джесс убедилась, что Патрик бывал здесь и раньше. С его помощью Джесс забралась на чердак, где Патрик так же установил свои свечи и расстелил плед. Усевшись на него, Патрик похлопал по месту возле себя, и Джесс опустилась рядом. Они оба молчали.

…- Пат, тебе не кажется, что мы занимаемся ерундой? – не выдержала Джесс после нескольких минут напряженной тишины.

Патрик достал из кармана пачку «Лаки Страйк» и кинул ей.

- На, успокойся. Это не ерунда, я уже делал это. Тонкий человек правда приходил ко мне.

Джесс поежилась и подкурила сигарету. В глубине души именно этого она и боялась. Что он придет. Что страшилка окажется правдой.

Патрик уверенным жестом откинул с глаз светлую челку и скосил на нее взгляд. Снисходительно улыбнулся.

- Джесси, если ты так боишься, могла бы и не соглашаться. Я мог пойти один. Ты сама этого захотела.

Джесс промолчала и затянулась сигаретой. Да уж, не стоило соглашаться на это приглашение. Внезапно Патрик наклонился к ней.

- Ты знаешь, кого мы вызываем, Джесс? – его шепот защекотал ухо, и она поежилась.

- Знаю. Тонкого человека, интернет-легенду. Господи, как глупо звучит. Как можно вызвать что-то, что придумано в интернете?

Патрик как-то странно посмотрел на нее. В свете свечей его темные глаза казались абсолютно черными, что на фоне светлых волос смотрелось довольно необычно. Его губы изогнулись в улыбке.

- Ты веришь всему, что написано в интернете?

Джесс пожала плечами. Конечно, в интернете много бреда. Но одно дело – параноидальные теории насчет одиннадцатого сентября, и совсем другое – крипи-мемы.

- Патрик, Тонкого человека придумал какой-то чувак для какого-то конкурса. В интернете даже указано его имя.

- Это все вранье. Тонкий человек существует. Впрочем, ты сама это увидишь. Хочешь, я расскажу тебе его настоящую историю? В любом случае, нам нужно ждать еще около двадцати минут.

Джесс кивнула, чувствуя, как холодеют ее колени. Страх снова заползал в ее позвоночник. Но больше всего теперь она боялась не мифическое чудовище, и даже не обитателей дома, а Патрика. У Джесс уже не оставалось сомнений, что перед ней если не безумец, то, во всяком случае, очень странный человек. А мать всегда говорила ей, что бояться нужно живых, а не мертвых. Одна, на окраине города, в доме, который наполовину пуст, а наполовину населен людьми, которые, услышав ее крики, даже не откроют дверь. Только через пару часов поищут ее труп, чтобы обыскать на предмет каких-то ценностей.

Патрик уселся напротив, поставив свечу между ними. Его лицо, подсвеченное снизу, в один миг стало страшным и потусторонним.

- Ну что же, слушай.

***

- Все началось в первой половине восьмидесятых, и началось с одного мальчика, назовем его Джон. Маленький Джонни был странным ребенком, родители несколько раз возили его к специалисту, но диагноз «аутизм» так и не был поставлен. Просто Джонни был молчаливым, ему не слишком нравилось общаться со сверстниками. Он жил в своем мире. Родители не очень волновались на этот счет, ведь все люди разные, а Джонни, несмотря ни на что, был очень талантливым мальчиком. В четыре года он рисовал на уровне шестиклассника, прекрасно лепил, вырезал по дереву. Мама ради эксперимента решила поучить его вышивать – и он освоил это в один день. В общем, это был очень талантливый и необычный ребенок.

Все изменилось, когда Джонни пошел в школу. Нелюдимость и молчаливость не давали Джонни нормально отвечать на уроках, и от этого начались серьезные проблемы. Его успеваемость хромала. Школьный психолог посоветовал родителям курс психотерапии, но и он не дал плодов – Джонни упорно молчал, лишь иногда односложно отвечая на вопросы, что приводило психолога в совершенно непедагогическое раздражение.

Лишь на уроке рисования Джонни был звездой. Стены были увешаны его картинками, а на полках стояли чудесные пластилиновые фигурки, вышедшие из-под его рук. Так лепить не умела даже учительница.

- Ты рассказываешь так, будто сам это видел. – перебила Джесс. Рассказ очень увлек ее, но она вовремя одернула себя. Чтобы ни придумывал Патрик, все это вранье.

Но парень, казалось, даже не услышал ее замечание. Он размеренно продолжал.

- Прошло время, Джонни уже заканчивал второй класс. Одним весенним днем Джонни сидел на уроке рисования и лепил, когда к нему подошел его главный враг, хулиган и задира Джим, который никогда не упускал возможности зацепить Джонни.

- Эй, что это ты лепишь?

Он вырвал из рук Джонни его поделку и принялся рассматривать. Это был пластилиновый человечек. Слепить лицо Джонни не успел, но в остальном фигурка была сделана довольно тщательно. Черный костюм и ботинки, белые кисти рук и белая же гладкая голова.

Несколько дней назад Джонни с родителями побывал на похоронах двоюродного брата отца, дяди Мика. Джонни еще не знал, что значит слово «лейкемия», но вид лысого и белого, как бумага, человека, лежащего в гробу, потряс его и поразил воображение.

- Отдай. – Джонни попытался вырвать фигурку из рук Джима, но тот легко увернулся.

- Ух ты! Смотрите, кто заговорил! Я уж думал, ты немой. Такой же уродец, как этот.

Джим поставил фигурку на соседнюю парту и принялся передвигать ее ноги, как будто фигурка идет.

Джонни беспомощно посмотрел на учительское место, но оно пустовало. Мисс Маккензи вышла.

Мальчик рванулся к Джиму в бесплодной попытке отобрать свою поделку обратно, но Джим просто оттолкнул его одной рукой.

- Надо же, как ты переживаешь. Ты же у нас талант, - Джим довольно похоже передразнил интонацию учительницы. – Новых налепишь!

- Нет! - Джонни почувствовал, что вот-вот заплачет. Джим только этого и ждал.

- Смотри, что я могу сделать. – Джим сжал пальцами голову и ноги фигурку и принялся тянуть. Мягкий пластилин не порвался, он растягивался, как жвачка.

- Ух ты, классно получилось! Теперь он еще уродливее! – Джим небрежно бросил фигурку на стол Джонни и пошел на свое место. То, чего он хотел, он получил сполна.

Джонни, всхлипывая, схватил человечка и прижал его к груди. Кое-как ему удалось восстановить форму головы, но тело, ноги и прижатые к торсу руки так и остались гротескно-длинными и тонкими. Джонни спрятал фигурку в рюкзак. До конца школьного дня он кидал взгляды, полные ненависти, на своего обидчика, но ничего поделать не мог. Джим был второгодником, старше на год, выше на голову и тяжелее Джонни в полтора раза.

До самой ночи Джонни был еще угрюмее, чем обычно. Он никак не реагировал на вопросы родителей. В его голове возникла новая фантазия. С чувством сладкой свирепой ярости он представлял, как его фигурка оживает, и из нее выходит он – защитник Джонни, его всемогущий слуга, тот, кто восстановит справедливость и покарает всех обидчиков мальчика.

Тот, кого Джонни прозвал про себя Тонким человеком.

Патрик перевел дыхание и замолчал. Джесс облегченно вздохнула.

- Это все? Ты красиво рассказываешь, тебе надо книги писать.

- Ты не веришь? – верхняя губа Патрика приподнялась, приоткрыв ряд ровных белых зубов.

- Извини, но нет. Как можно угадать, Тонкий человек материализовался, наказал Джима, и с тех пор убивает всех плохих детей. Так?

- Не совсем. Но да, в чем-то ты права. Через неделю после того, как Джонни создал Тонкого человека, Джим был найден мертвым.

- И как его убили? Выпотрошили? Выпустили кишки?

- Именно так. Выпотрошили, выпустили кишки. А знаешь, что самое интересное? Это все произошло в нашем городе. Стерлинг Сити – родина Тонкого человека.

Джесс зажала уши руками и вскочила на ноги. Ее сердцу, казалось, стало тесно в грудной клетке.

- Так, все! Ты хотел напугать меня? Молодец, тебе это удалось! Я перепугана так, что готова наложить в штаны! Ты доволен? Ты этого добивался?

Патрик невозмутимо посмотрел на экран мобильника.

- Так, осталось три минуты. Ты вовремя встала. Нам надо идти.

- Куда?! – Джесс была уже на грани истерики.

- На первый этаж. Нам нужно проверить рисунки. – Патрик будничным движением свернул плед и сунул его в рюкзак. Джесс тяжело дышала. По сути, ничто не мешало ей развернуться и уйти, но что-то держало ее, несмотря на испуг.

- А что с рисунками?

- Вот сейчас и посмотрим, что.

Патрик спустился по лесенке первым и поддержал Джесс снизу, когда она полезла с чердака следом.

- Идем. Нам надо спуститься на лифте.

- Ты уверен, что он работает?

- Сегодня утром работал.

С трудом раздвинув ржавые створки, Патрик зашел в кабину и втянул Джесс следом. Она поморщилась, увидев лужу мочи на полу, и встала на цыпочки. Когда она вернется домой, перестирает все вещи, включая кеды. Патрик нажал на кнопку, и медленно, с жутким дребезжанием лифт поехал вниз. Джесс молилась, чтобы они не застряли. Когда загорелась кнопка первого этажа, она первой принялась открывать створки и выскочила наружу раньше Патрика. Он снова схватил ее за руку.

- Так, а теперь потише. Не суетись.

Держась за руки, они медленно пошли туда, где Патрик повесил первый листок бумаги. Подойдя к нему, он сорвал рисунок, бросил взгляд на него и расплылся в улыбке.

- Сработало. Он здесь, Джесс!

Девушка выхватила у него лист и тупо уставилась на рисунок. Сначала она ничего не поняла. Дерево, которое она нарисовала, вот оно. А потом девушка вдруг почувствовала, как желудок провалился куда-то в пятки, а мир дрогнул перед глазами.

Под нижней веткой был пририсован человечек, висящий в петле. Джесс скомкала лист и со всей силы ткнула его в грудь Патрика.

- Я так и знала, что ты что-то подстроишь! Придурок! Где твои дружки? Где они прячутся? Кто это сделал?

Патрик невозмутимо смотрел на нее.

- Никаких моих дружков тут нет. Есть только тот, кого ты согласилась вызвать. Он ждет тебя.

Джесс почувствовала, что у нее кружится голова.

- Я ухожу отсюда! Ты психопат! Идиот!

- Иди, только он все равно найдет тебя. Дело сделано. Ты уже вызвала его. Со мной тебе будет безопаснее.

Внезапно плечи Джесс бессильно поникли. Вдруг навалилась апатия, и ей даже стало как-то стыдно за этот взрыв эмоций. Ее разводят, как девчонку, а она и рада вестись на эту ерунду. Джесс подняла глаза на Патрика.

- Ладно, что надо делать дальше?

- Идем.

Они поднялись по лестнице на второй этаж. Джесс уже не удивилась, увидев, что с нарисованной ею рожицы стерты все черты, и остался только контур овала. Правда, подсознание моментально стрельнуло наблюдением, что рисовала она, положив лист на пол, и из-за неудобной позы довольно сильно давила на карандаш, а на рисунке нет следов, которые неизбежно было бы видно после ластика. Но Джесс ответила подсознанию, что дружки Патрика, которые, несомненно, где-то поблизости, запросто могли подменить рисунки, лишь обозначив на чистом листе овал, и удивляться тут нечему.

На третьем листе вместо пикового туза оказалась приклеена пиковая же девятка.

Четвертый лист, где Джесс рисовала себя, был абсолютно пуст.

Перед тем, как подняться на пятый этаж, Патрик вдруг повернулся к ней и сжал ее руки.

- Джесс, не бойся ничего. Ты правильно сказала, что он наказывает плохих. Тебе зла он не причинит, я не позволю. Ты хорошая. Я хочу, чтобы ты была со мной.

Джесс смотрела в его глаза и не могла понять, верит ли он сам в то, что говорит. Ей показалось, что верит, и от этого было страшнее всего.

Пятый лист белел в полумраке лестничной клетки. Джесс почувствовала, как у нее задеревенели колени, и остановилась на ступеньках в нескольких метрах от рисунка. Патрик потянул ее за руку.

- Ты должна его взять. Не бойся. Нам будет хорошо вместе. Ты никогда не умрешь, Джесс.

Девушке казалось, что все происходящее с ней это просто ночной кошмар. Сейчас, вот сейчас она проснется в своей постели, и услышит, как мать внизу включает телевизор и напевает, вернувшись с ночной смены. Ей почти всегда удавалось поспать на работе.

Внезапно Джесс поняла, что не уверена, увидит ли еще когда-нибудь свою маму. Она сморгнула слезы и решительно двинулась к приклеенному к стене кусочком скотча листу бумаги. Если ей не удается проснуться, значит, нужно довести это все до логического финала.

Закончить это странное гадание, в реальности которого она уже сомневалась.

Сняв лист со стены, она увидела, что в одном окошке на пятом этаже нарисованного здания чернеет жирный крест. Патрик обнял ее.

- Обернись.

Его шепот, казалось, заползал прямо в мозг. Патрик разжал руки и отпустил ее. Будто в тумане Джесс повернулась.

Тонкий человек стоял за ее спиной. Он был именно таким, как на картинках в интернете – высоким, безликим, его лысая голова почти касалась облупленного потолка. Он просто стоял и смотрел на нее. Глаз не было, но Джесс знала, что он смотрит.

И не только смотрит, но и видит.

Патрик взял ее за руку и подвел к Тонкому человеку. Он, казалось, совсем не боялся.

- Я не стал рассказывать тебе всю историю сразу. Ты бы испугалась и могла убежать. А зачем нам лишние трудности? Я ушел с ним туда, где никто не стареет и не умирает, когда мне было четырнадцать. Все эти годы он приводил мне друзей. Тех, кто мне понравился. И они счастливы, ты знаешь это? Ты тоже будешь счастлива, Джесс. Ты очень сильно мне нравишься. Ты первая, кому я рассказал свою историю. Я люблю тебя.

Патрик слегка сжал ее руку и погладил большим пальцем тыльную сторону ладони. Джесс почувствовала, что внутренняя анестезия понемногу отпускает ее. Чувства просыпались. Бабочки вернулись в ее живот, вытеснив оттуда страх. Тонкий человек взял ее другую руку. Джесс подняла голову и посмотрела на него уже без ужаса. И увидела не монстра, а того, кто всего лишь защищал маленького мальчика по имени Патрик.

Как жаль, что в свое время у нее не было такого защитника. Тогда, когда их бросил отец, уйдя от матери к своей секретарше. Когда два года назад Синтия Никс в столовой вслух прочитала украденную у Джесс записку, где та признавалась в любви Майклу Питерсу. Когда Джесс больше всего хотела умереть и выла как волк, запершись в ванне, а мать кричала, чтобы она выходила и перестала звонить отцу и унижаться перед ним, ведь она нужна ему, «как телеге пятое колесо».

Джесс жалела только о том, что у нее не было своего Тонкого человека, а больше она не жалела ни о чем.

Джесс сжала руки своих спутников, и они стали спускаться по лестнице.

До рассвета оставалось еще несколько часов.



Текущий рейтинг: 58/100 (На основе 70 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать