Возможность авторизироваться и вносить правки через HTTP временно отключена до прояснения ситуации с РКН. Полнофункциональная HTTPS-версия сайта тут.

Сосок

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.
TrashBin.png
История предложена к удалению. Решение по этому вопросу принимается здесь. Не снимайте плашку до подведения итогов.

В нашем классе был колоритный персонаж со звучной кличкой Сосок. Насилие над ним происходило отчасти по той причине, что его убожество было прямо-таки кричащего свойства. За примером далеко идти не надо - кличка произошла после первого же урока физкультуры, едва лишь Сосок впервые показался перед нами без рубашки.

Второй раз мы увидели нечто подобное у профессора в фильме "Очень страшное кино 2". Потом стало заметно, что эти коровьи соски проступали даже сквозь кофту и тем самым шокировали одноклассниц. Также о Соске ходил слух (шёл у нас на правах правды), что он в третьем классе "сосал письку за домом у большого пацана".

В целом Сосок был тощим, но каким-то обрюзгшим губошлёпом с сутулой и ненормально длинной шеей, переходящей в рожу на манер кувшина. Физия как плохо проработанная текстура невзрачного пожилого человека. Чёрные не то веснушки, не то кучно расположенные гнойные стержни.

В общении - явная тупость и неприятные странности. Комплексов ноль. Он заговаривал с любым человеком как со старым повседневным другом. Сосок мог в присутствии чоткого пацана поделиться с ним своими текущими заботами: "Скрудж достал, прям болит. Ща мы его, хе-хе".

Скруджами он называл угри, которые появились у него задолго до полового созревания. Угри были сизовато-красными и обвисали как шапки гнома. Сосок кряхтел и с удовольствием обжимал края скруджа. С внятным хрустом безотказно вырывалась плотная и толстая струйка гноя. Сосок кряхтел ещё громче словно только что посрал. Иногда он забывался за этим занятием, и тогда вся его рожа оставалась в похожих на клопов приплющенных скруджах, потёках розовой крови, следах гноя и припухлостях.

Сосок всегда вонял мочой и немытым телом, а по мере взросления прибавился и резкий оттенок кислого пота. Ума же не прибавилось и скруджи продолжали усердно давиться на уроках и на досуге. Из вонючей пасти Соска постоянно лились потоки ужасной хуйни - детские дворовые легенды, несмешная тупая похабщина, рассказы о жратве, сранье и скруджах, а особенно часто - дебильный смех, которым Сосок заливался по поводу и без повода.

Само собой, его часто пиздили, хуярили страшным боем, ногами и подручными средствами, пытаясь заглушить дикий вой, который Сосок поднимал ещё на стадии первого замаха или фразы "всё, тебе пизда". Эффект пиздюлей - только отвести душу. Как в "Зелёном слонике" - поводы въебать Соску сразу же начинались по-новой. Вдобавок он делал страдальческое жалкое ебало и становилось настолько противно, что это ощущалось физически.

Со временем он стал нас прямо-таки экзекутировать своим хнычущим видом и сочной демонстрацией того, как ему плохо. Но я думаю, что это даже нам было хуже от его вида. Стоило отпустить суку - как он опять был в крайне хорошем настроении.

Как-то раз он особенно достал своей игривостью. Сосок хохотал как ебливая девка, припрыгивал, зачем-то делал руками трах-трах, а потом вдруг стал танцевать какой-то явно женский похабный танец, двигая сосками как тараканьими усами. Я не выдержал, схватил пенал и вскочил. Сосок мгновенно сморщился, словно сдувающаяся резиновая кукла. Меня сразу стало ломать и лихорадить.

Несмотря на мой вид Сосок продолжил хуёвиться. Кожа стала шипеть как раздавливаемый гнилой помидор. Рожа морщилась сверх человеческого предела. Вокруг ноздрей стала вылезать и закипать зеленовато-белая кашица. Под кожей переливалось гнилостными цветами что-то буро-синеватое. Глаза приобрели конусовидную форму.

Вдруг зрачки оказались чёрными гусеничками гноя, который медленно вылезал как резиновый стержень. За ним попёр стержень потолще - радужка глаза. Наконец стержни выпали, а за ними медленно закапала тёмная кровь с какими-то белыми затвердениями. На стержни разом рухнули все жидкие вьющиеся волосы Соска, а из пор на голове синхронно поползло бесчисленное количество тонких гусеничек жёлтого гноя.

Во рту у него в это время что-то кипело и шкворчало, а рыло стало втягиваться внутрь черепа. Он сжимался, корчился, морщился - и вдруг с треском взорвался, окатив меня какой-то жёлто-коричневой жижей, которая была у него внутри.

На полу лежал только уродливый мягкий скелет, а я лихорадочно сдёргивал с головы шкуру Соска и чувствовал боль и усталость. С тех пор я выгляжу как плешивый старик с детским телом, и единственная моя радость - знакомиться с пугливыми людьми в интернете, а потом включать веб-камеру.


Текущий рейтинг: 41/100 (На основе 31 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать