Возможность авторизироваться и вносить правки через HTTP временно отключена до прояснения ситуации с РКН. Полнофункциональная HTTPS-версия сайта тут.

В коме

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Мы часто приходили сюда в детстве, это было, что-то вроде секретной базы. Сюда мало кто ходил, еще бы, кому интересны “Руины”? Мы прозвали это место так, потому что, когда-то здесь, возле леса, находился огромный, непонятно почему заброшенный фонтан. В начале 2000 года, какие-то вандалы разрушили его. Из-за этого, от фонтана осталась только память и то, что не уничтожило время. Люди не собирались убирать это, ведь их это не касалось. Потом через некоторое время, приехали рабочие, почистили все и притащили бетонные блоки, начали, что-то строить, но прораб или кто-то там еще, взял и уехал непонятно куда с деньгами. Теперь эти многотонные блоки, в количестве 35 штук, никто не может убрать уже из-за проблем с законом. Дело в том, что формально стройка идет до сих пор, и никто не может ни убрать этот хлам, ни продолжить стройку, поскольку прораб спер деньги. Теперь это место напоминало только руины, память о том, что здесь, когда то, что то было.

Вот, стою я тут, часа два назад прошел небольшой дождик, от того небо пасмурно, а земля сырая. Ветер колышет пока еще зеленую траву, попутно обдувая меня, я слышу, как он сзади завывает, подбрасывая опавшие, желтые листья, которые приятно шуршат. Мой бело-красный шарф в полоску, вместе с пальто развевается на ветру. Сидя на одном из бетонных блоков, я сквозь очки наблюдаю за машинами, мчащихся куда-то на большой скорости. На улице довольно пусто, видимо в такую погоду никто не любит ходить пешком. Я жду.

Я не виделся со своими друзьями два года, после одиннадцатого класса мы разъехались по разным городам, в разные институты, но все они были медицинские. И вот мы договорились встретится на выходных именно сегодня, именно здесь. Мне пришлось ехать сюда довольно долго. Ну и пусть, ничего страшного, если я пропущу один день в институте. Я специально пришел раньше на полчаса, чтобы еще раз все вспомнить.

Подошли они примерно через 5 минут. Посидев некоторое время, мы поняли, что нам холодно и хорошо бы купить, что ни будь выпить. Спустя некоторое время мы сидели на лавочке, возле старой хрущевки, примерно в 70 метрах от какого-то заброшенного, шестиэтажного дома, огороженного лишь в некоторых местах кустами колючего шиповника. Где конкретно мы находились, я так и не понял, вероятно из-за длительного отсутствия в городе

Непонятно, как, но речь у нас зашла о кондиционерах. Пока Кирилл объяснял Мише, чем один кондер отличается от другого, я разглядывал заброшенное здание, размышляя, как бы я туда залез, в детстве мы любили лазать в таких местах.

-Ты куда смотришь? Тебе, что неинтересно, что я тут говорю? - Повернул ко мне голову Кирюха

-Да не, интересно, вон видишь заброшку? Думаю, как бы было бы хорошо, как в старые добрые, залезть туда…

-Какая заброшка? Вон та, через дорогу?

-Да, вон та, через дорогу.

-Пойду пройдусь, посмотрю, что там, да как. Достал ты меня со своими кондиционерами, если и там будет, приклеено что-то про эти гребанные кондеры, я застрелюсь! – Сказал Миха.

В это время, как Миша отошел примерно на 15 шагов, из подъезда вышла бабка с авоськой, в старой, темно вишневой куртке, на которой местами, была заметна пыль. Сначала она просто на нас посмотрела сквозь толстые стекла в своих очках, обдумывая, что же ей делать с нами, потом все-таки пошла, но пройдя пару шагов развернулась и решила начать читать свою лекцию.

-Вы что творите? Это общественное место! Развелось алкашей-наркоманов, жить людям не даете! Опять, что ли эта шалава Алина кого-то пригласила? Какой позор, целое поколение просрали! А ну пошли вон со двора!

-Ну, на улице же никого нет, да и мы ничего такого не делаем. – Пытался, что-то доказать ей я.

-Пошла прочь, от сюда! Ведьма старая, еще, что ни будь скажешь, чесноком кину, или чего вы, нечистая сила боитесь? – Крикнул какой-то мужик со второго этажа.

Старушка отвернувшись пошагала прочь, что-то обиженно бубня под нос. К тому времени Миха уже сидел рядом с нами на лавочке, пытаясь пьяным голосом, что-то объяснить.

-А все почему? Потому что у нее наверно нет кондиционера! – Завел старую пластинку Кирилл.

-Так вот, там забора вообще нет, только крыжовник растет и, что-то на подобии рва глубиной в метр, крокодилов не хватает. А чего к вам бабка доебалась? Вы что ей сделали? – Обратился ко мне Миша.

-Да не знаю, просто пришла и начала! Не понимаю таких людей. Ну ладно. Кстати, видишь то окно? Оттуда должен не плохой видок открываться

-Где? – Спросил Кирилл.

-Вон, в заброшке, с последнего окна. – Естественно, я подразумевал, с последнего этажа, но пьяный язык немного изменил пою реплику. Я протянул руку, чтобы указать пальцем, на тот оконный проем.

В этот момент подъездная дверь раскрылась и из нее вышел тот самый мужик, что немного ранее прогнал со двора ту злую бабку. Он был одет в старую тельняшку, потертые треники «Abibas», и наброшенный на верх ватник. На лице была двухнедельная, не ухоженная щетина. -Молодежь, извините за мою супругу, достала эта карга старая. Не дадите денег? Буквально 75 рублей. Трубы горят, прям пиздец! – Увидев, что я показываю пальцем на заброшку, его лицо изменилось. – Вы, что туда собрались? Делать вам больше нечего. Не ходите туда!

-Это еще почему?

-Нельзя я говорю туда. Вы, что не знаете про Петра, с четвертого этажа, что пропал?

-Чего?

-Как, что? Вы не в курсе? Он же месяц назад пропал! Зашел туда и с концами!

-Вот, что ты нам говоришь? Может «Петр» уехал куда? Иди давай от сюда! Хотя нет, не иди, вот держи 50 рублей. И все. – Непонятно зачем, даже не глядя, Кирилл протянул смятую, бумажную купюру алкашу.

-Спасибо, большое, но вы все равно, не ходите туда. – Сказал нам мужик, и пошел куда то, оглядываясь, будто мы передумаем и заберем деньги обратно.

-Ты зачем это сделал? Он же просто напьется. – Спросил я у друга, когда алкаш скрылся за углом

-А мы что делаем? Ой, да ладно тебе, может его жена достала, почему бы не выпить?

-Ну… Ну это… Ох, ладно, твои деньги – ты решаешь.

-Да ладно, он бы не отстал, а у меня в зимней куртке, как раз завалялось.

После того, как пьяное тело ушло со двора, вокруг сделалось совсем тихо, было слышно лишь, как ветер гонит опавшую, желтую листву. Обнаружив, что последняя бутылка пива пустая, Кирюха вздохнул и оповестил нас об этом. -И что делать будем? – Я осмелился разорвать тишину.

-Как, что? Ты, что ему поверил? Давайте сходим туда, или вы чего, зассали? -Мишка посмотрел на меня, будто хотел взять на слабо.

-Не, я ему не поверил. Но я не про то, что с пивом то делать будем? Денег у меня мало осталось, я их хочу на что ни будь другое потратить.

-Ладно, куплю тебе, нищеброд. Тут у меня, как раз завалялись 500 рублей. – С этими словами он полез в карман куртки и достал 50 рублей. Его лицо мгновенно изменилось. Такого лица вы никогда не увидите в кино, гримаса на его роже просто замерла. С окаменевшей мордой, смотря в сторону купюры, шевеля только губами он спросил. – Я ему, что пятьсот рублей отдал?

Мы переглянулись, не сговариваясь встали и побежали в сторону пивного ларька. Удивительно, но мы даже не заметили, какую купюру Кирюха дал мужику. Стоило нам завернуть за угол мы увидели того самого мужика, идущего к нам. Подбежав к нему, мужчина в тельняшке сказал следующее:

-Пацаны, ларек закрыт, вот ваши деньги, Степан умеет отдавать деньги! – Мы стояли, как вкопанные, провожая взглядом «Степана». Уже заходя в подъезд, он будто на прощание нам сказал – Вы если встретите эту кикимору, передайте ей, чтоб в дом не заходила! После этого, мы не заметили, как ветер пригнал к нашим ногам листву и тот самый промокший, серый лист бумаги.

-Слушайте, давайте сходим туда, я хочу на крышу залезть и сфоткаться, там. Должно классно получиться, я стоящий на краю крыши спиной к камере, смотрящий на серое небо… потом, так уж и быть куплю вам выпить, за свой счет. - Предложил Миша.

-Ага! И встретить пару-тройку бомжей? – Вмешался Кирилл

-Да ладно тебе, нас трое, на улице не темно, что может произойти?

-Действительно. – Усмехнулся я.

-Да, пошли, заодно, может найдем этого «Петра», или, что ни будь ценное. Забыли, что ли, как мы буквально 5 лет назад ехали на другой конец города, ради очередной заброшки? – Не смотря, на одинаковое количество выпитого алкоголя, как пьяный себя вел только Миха. – На крайний случай у меня вот, есть! – Он показал стеклянную бутылку.

-Дурак, убери! А если убьешь кого?

-Ой, ну, как хотите, тогда стойте здесь, а я быстро схожу, проверю, потом вы хорошо?

Мы согласились, и он пошел! Видимо алкоголь, не дал понять, что он идет один в темное здание, в котором он ни разу не был. Мы хотели помочь, но также хотели доказать другу, что не пойдем туда (по сути мы его бросили, видимо два года разлуки сыграли свою роль). Пару минут ничего не происходило, но потом, в окне второго этажа, мы увидели силуэт, который приближаясь выходил из тени принимал черты нашего друга. Он подошел к окну и нагнувшись положил локти на подоконник и ухмыляясь спросил, у нас, что он такого должен был здесь встретить. На это Кирилл съязвил, сказав, что подоконник вероятно грязный, в следующую секунду Миха поднял локти и посмотрев на них, с матерился, после чего протер, и позвал нас.

Возможно мы колебались бы, заходи мы внутрь первые, но в этот раз этого ощущения не было. Возможно дело в пиве, возможно в том, что первый прошел и все проверил Миха. Внутри было очень холодно, и довольно темно, изредка свет из оконных проемов разрезал тьму, так же была пустая лифтовая шахта, из которой изредка доносился звук ветра. На стенах были граффити, на одной из колонн была трещина, похожая на молнию. В некоторых местах были небольшие лужи. Наши шаги раздавались по всюду. Мы аккуратно поднялись наверх. Что меня удивило, так это недописанный номер на одной из стен - 896020132, две цифры были не дописаны, но похоже это был номер Ксюши, по крайней мере, те цифры, что я помнил в ее номере, были тут. Я удивился, но стараясь отогнать воспоминания, даже не задался вопросом, откуда тут это осведомил друзей, что тут нечего искать и после сделанной Мишей фотки, на фоне окна мы начали уходить. Возможно из-за привычки, выработанной в детстве, но поднимаясь мы издавали минимум звуков. Поднявшись на верх, мы ничего не обнаружили, ни призраков, ни бомжей – пустота. Как и собирались мы начали искать способ подняться на крышу, но мы его не нашли. Разочарованные мы пошли вниз. По приколу, проходя мимо пустой шахты я нажал на кнопку, которая непонятно зачем там находилась. В следующее мгновение оттуда послышался звук приближения чего-то большого. Все разом остановились, поскольку я шел сзади, я увидел, как волосы Мишки и Кирюхи не медленно, а весьма быстро поднимаются вверх. Мы все знали, что шахта пустая, и что бы там сейчас не приближалось к нам, было большое. Спустя мгновение мы втроем бежали вниз по лестнице. Вот пробежали первый этаж, второй, пятый, десятый, я уже сбился со счета, нас больше волновало, что за нами по лестнице несется какая-то хрень иногда улюлюкая, а иногда прося голосом Ксюши остановится, а не то, что в шестиэтажной постройке не может быть более 15 этажей. В какой-то момент, на этажах начали появляться телевизоры, на которых шла, какая-то передача. Ведущий выглядел, как человек без лица, который вырезал ножом рот и глаза, и цветными мелками дорисовал губы, нос, волосы, брови, причем так, как будто раскрашивал ребенок. Что бы говорить, мы обычно слегка приоткрываем нижнюю челюсть и для произношения слов шевелим губами и языком, ведущий же шевелил только нижней челюстью, будто не знал, как надо говорить. Он говорил, что-то про шиповник, про кондиционеры и много еще про что. Через какое-то время на лестничных проемах начала появляется старая мебель, причем стоящая довольно странно. Например, 6 кресел, стоящих друг на друге, а сверху на одной ножке балансировал стол. На одном этаже мой взгляд успел зацепить тот самый фонтан, который давно разрушили. Я думаю вы уже поняли, что потолки тоже выросли. Наверно на сотом пролете, я влетел в такую постройку и меня накрыло с головой, а ведущий посмеялся над этим.

∗ ∗ ∗

Когда я выбрался, я был уже в другом месте. Пропал этот гребаный дом, пропало вообще все – хрущевка, лавочка, мусор, стулья, ведущий, черт побери пропал даже «Степан»! Осталась лишь бескрайняя, сырая земля, тянущаяся до горизонта и кусты очень острого шиповника. Иногда встречались деревья, но все с опавшими листьями. Чаще можно встретить разбросанные тут и там бетонные блоки, лежащие без дела, напоминающие мне «руины». Я здесь нахожусь очень давно, настолько давно, что я мало, что помню. Здесь всегда холодно. Иногда мне кажется, что за мной наблюдают, разговаривают за спиной, но я не понимаю смысл фраз, когда поворачиваюсь всегда одно и тоже – безжизненный пейзаж и больше ничего. Небо тут всегда пасмурное, иногда моросит дождь. Я здесь не могу умереть, мне не надо есть, мне не надо пить, мне не надо спать, последствия – голод, жажду, усталость я испытываю, но помереть не могу. Наверно год назад пробовал повесится на дереве с помощью шарфа, но сорвался, упал на острую ветку она сломалась, насадив меня на себя так, чтобы выходила через ключицу, потом я упал и сломал ноги. Заживало все это очень долго, может месяц, может два. Все это время я лежал под деревом смотря в пасмурное небо не в силах пошевелится. Я так и не знаю, что случилось с моими друзьями, надеюсь они в порядке. Кажется, я вспомнил о ком-то. О ком то, кто мне был дорог. О ком то, кого я потерял.

Кажется, я понял. Это место – моя тюрьма. Тюрьма без стен. Тюрьма, в которой я нахожусь из-за пьяной ошибки. Если бы я приехал в город на день позже или раньше, если бы мы пошли на другую лавочку, если бы Кирилл не перепутал и не дал бы алкашу пятьсот рублей, если бы мы не полезли отнимать купюру обратно, возможно, он не ударил бы меня несколько раз ножом, и я не находился бы тут, не лежал бы в медицинской палате в коме, под звуки кардиографа отмеряющих звуки ударов моего сердца. Кажется, он замолчал.

Прощайте.


Автор Бутерброд

Другой рассказ автора

Забытая история


Текущий рейтинг: 40/100 (На основе 39 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать